Вторник, 28 маяИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ
Shadow

Поликодовый текст в диджитал-коммуникациях вуза: контент, графика, иллюстрации

Постановка проблемы

Поста­нов­ка про­бле­мы в насто­я­щей ста­тье свя­за­на с мади­а­тек­стом как поли­ко­до­вой струк­ту­рой в циф­ро­вой науч­ной ком­му­ни­ка­ции. Диджи­тал-ком­му­ни­ка­ции вуза отно­сят­ся к науч­ным ком­му­ни­ка­ци­ям. На сего­дня поня­тие науч­ная ком­му­ни­ка­ция не име­ет одно­знач­но­го опре­де­ле­ния и дефи­ни­ру­ет­ся от само­го узко­го (ком­му­ни­ка­ция меж­ду уче­ны­ми) [Чер­но­зуб 2013; Чер­ни­ко­ва 2017; и др.] до само­го широ­ко­го (ком­му­ни­ка­ция меж­ду нау­кой и широ­кой обще­ствен­но­стью: от ака­де­ми­че­ской нау­ки до Twitter storms) [Calsamiglia, van Dijk 2004; Davies, Horst 2016; Starling, Tanswell 2018; Неустро­е­ва 2018; Мед­ве­де­ва, Аза­ро­ва 2021; и др.] объ­е­ма понятия.

Целе­со­об­раз­ным явля­ет­ся выде­ле­ние внут­рен­ней (ком­му­ни­ка­ция меж­ду уче­ны­ми) и внеш­ней (ком­му­ни­ка­ция уче­ных с обще­ством, направ­лен­ная на попу­ля­ри­за­цию нау­ки для неспе­ци­а­ли­стов) науч­ной ком­му­ни­ка­ции [Поко­ты­ло 2019; Чер­няв­ская 2017; и др.], к кото­рым в англо­языч­ном дис­кур­се при­бли­жа­ют­ся тер­ми­ны science communication и scientific communication соответственно.

Один из эффек­тив­ных инстру­мен­тов науч­ной ком­му­ни­ка­ции вуза — сайт, кото­рый явля­ет­ся плат­фор­мой для науч­ной ком­му­ни­ка­ции, инстру­мен­том попу­ля­ри­за­ции науч­ных дости­же­ний, в кото­ром выде­ля­ет­ся осо­бая роль новост­ных раз­де­лов [Мед­ве­де­ва, Аза­ро­ва 2021]. Новост­ной раз­дел уни­вер­си­тет­ско­го сай­та состо­ит из меди­а­тек­ста, кото­рый носит инте­гри­ро­ван­ный харак­тер (текст и визу­а­ли­за­ция любых типов: гра­фи­ка, инфо­гра­фи­ка, видео) [Шили­на 2017: 17].

Уни­вер­си­тет­ские сай­ты так­же рас­смат­ри­ва­ют­ся в ряду дру­гих науч­но-попу­ляр­ных ресур­сов наравне с сай­та­ми элек­трон­ных вер­сий тра­ди­ци­он­ных СМИ (печат­ных и теле­пе­ре­дач), сай­та­ми попу­ля­ри­за­то­ров нау­ки [Мака­ро­ва 2013].

Цель иссле­до­ва­ния — ана­лиз меди­а­то­пи­ки поли­ко­до­во­го тек­ста в циф­ро­вых науч­ных ком­му­ни­ка­ци­ях вуза. Для дости­же­ния цели про­во­дил­ся ана­лиз вер­баль­но­го (вер­баль­ная меди­а­то­пи­ка, тема­ти­ка) и невер­баль­но­го (гра­фи­ка, иллю­стра­ции, визу­аль­ная меди­а­то­пи­ка) ком­по­нен­тов поли­ко­до­во­го текста.

История вопроса

Неко­то­рые линг­ви­сты гово­рят о линг­ви­сти­че­ском (вер­баль­ном), экс­тра­линг­ви­сти­че­ском (невер­баль­ном) и сме­шан­ном видах тек­ста в совре­мен­ной линг­ви­сти­ке [Оме­лья­нен­ко, Рем­чу­ко­ва 2018]. В сме­шан­ном тек­сте отме­ча­ют­ся тен­ден­ции к визу­а­ли­за­ции инфор­ма­ции, уве­ли­че­нию эффек­тив­но­сти воз­дей­ствия тек­ста на чита­тель­скую ауди­то­рию с помо­щью двой­но­го коди­ро­ва­ния, ком­пакт­но­сти пред­став­ле­ния мате­ри­а­ла, наблю­да­е­мые в сред­ствах мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции [Хри­сто­фо­ро­ва 2021].

В науч­ном дис­кур­се суще­ству­ет мно­же­ство тер­ми­нов для обо­зна­че­ния сме­шан­ных тек­стов: кре­о­ли­зо­ван­ный,поли­ко­до­вый, кон­та­ми­ни­ро­ван­ный, изо­вер­баль­ный, поли­се­ми­че­ский, линг­во­ви­зу­аль­ный, видео­вер­баль­ный, визу­аль­ный и др. [Оме­лья­нен­ко, Рем­чу­ко­ва 2018].

Наи­боль­шее рас­про­стра­не­ние полу­чи­ли тер­ми­ны поли­ко­до­вый (два и более кода в коди­ро­ва­нии инфор­ма­ции) и муль­ти­мо­даль­ный текст (две и более модаль­но­сти в вос­при­я­тии и деко­ди­ро­ва­нии тек­ста). Сре­ди спе­ци­фи­че­ских черт поли­ко­до­во­го тек­ста выде­ля­ют симуль­та­тив­ную мно­го­ка­наль­ность транс­ля­ции сооб­ще­ния, слож­ность рецеп­ции сооб­ще­ния, ком­му­ни­ка­тив­ную ком­би­на­тор­ность [Коже­мя­кин 2019]. В семан­ти­че­ском про­стран­стве тако­го тек­ста про­ис­хо­дит кон­стру­и­ро­ва­ние ком­плекс­ных смыс­лов, извле­че­ние кото­рых рас­смат­ри­ва­ет­ся как твор­че­ский про­цесс [Гусе­ва 2019]. Обзор иссле­до­ва­ний поли­ко­до­во­го тек­ста в кон­тек­сте муль­ти­мо­даль­но­сти в рос­сий­ской и зару­беж­ной линг­ви­сти­ке пред­став­лен в [Оме­лья­нен­ко, Рем­чу­ко­ва 2018].

Муль­ти­мо­даль­ный под­ход не пред­по­ла­га­ет, что важ­ность язы­ка пре­умень­ша­ет­ся: «любое исполь­зо­ва­ние язы­ка неиз­беж­но явля­ет­ся муль­ти­мо­даль­ным». Язык все еще важ­ный канал ком­му­ни­ка­ции, но его роль в ана­ли­зе дис­кур­са меня­ет­ся [Kress, van Leeuwen 2001].

Соот­но­ше­ние вер­баль­ных и невер­баль­ных ком­по­нен­тов поли­ко­до­во­го тек­ста так­же име­ет весо­мую исто­рию иссле­до­ва­ний, одна­ко дис­кус­сии в науч­ном дис­кур­се продолжаются.

Одни иссле­до­ва­те­ли отме­ча­ют при­о­ри­тет вер­баль­но­го ряда над невер­баль­ным: неязы­ко­вые объ­ек­ты ста­но­вят­ся по-насто­я­ще­му зна­ча­щи­ми лишь постоль­ку, посколь­ку они дуб­ли­ру­ют­ся или ретранс­ли­ру­ют­ся язы­ком; при­о­ри­тет нахо­дит­ся у вер­баль­но­го кана­ла (39 %) в срав­не­нии с визу­аль­ным (33 %) и про­со­ди­че­ским (28 %) [Киб­рик 2010]; интер­пре­та­ция визу­аль­ных объ­ек­тов моти­ви­ро­ва­на вер­баль­ным ком­мен­та­ри­ем: он тема­ти­зи­ру­ет и кон­тек­сту­а­ли­зи­ру­ет визу­аль­ную рецеп­цию и интер­пре­та­цию исход­но­го сооб­ще­ния [Бело­едо­ва и др. 2020]; осо­бая зна­чи­мость вер­баль­но­го ком­по­нен­та про­яв­ля­ет­ся, напри­мер, в реги­о­наль­ных теле­ви­зи­он­ных ново­стях, когда два кана­ла с про­ти­во­по­лож­ной редак­ци­он­ной поли­ти­кой интер­пре­ти­ру­ют одно собы­тие, т. е. исполь­зу­ют оди­на­ко­вый или похо­жий видео­ряд: в таком слу­чае вер­баль­ный ком­по­нент будет являть­ся основ­ным смыс­ло­об­ра­зу­ю­щим эле­мен­том [Колес­ни­ко­ва 2018] и пр.

Дру­гие, наобо­рот, отме­ча­ют при­о­ри­тет невер­баль­но­го над вер­баль­ным: око­ло 70 % всей инфор­ма­ции доно­сит­ся до адре­са­та при помо­щи невер­баль­ной или пара­линг­ви­сти­че­ской инфор­ма­ции [Пред­те­чен­ская 2000]; инфор­ма­ция, содер­жа­ща­я­ся в тек­сто­вом сооб­ще­нии, усва­и­ва­ет­ся на 7 %, голо­со­вые харак­те­ри­сти­ки спо­соб­ству­ют усво­е­нию на 38 %, тогда как нали­чие визу­аль­но­го обра­за замет­но повы­ша­ет вос­при­я­тие — до 55 % [Воро­ши­ло­ва 2007]; вли­я­ние вер­баль­ной состав­ля­ю­щей на пони­ма­ние поли­ко­до­во­го тек­ста рас­смат­ри­ва­ет­ся как моду­ли­ру­ю­щее, а опре­де­ля­ю­щая роль в его пони­ма­нии при­зна­ет­ся за изоб­ра­зи­тель­ным рядом [Сонин 2006] и пр.

Целе­со­об­раз­ным пред­став­ля­ет­ся учет раз­лич­ных фак­то­ров при опре­де­ле­нии зна­чи­мо­сти вер­баль­но­го и невер­баль­но­го ком­по­нен­тов поли­ко­до­во­го тек­ста в кон­тек­сте его муль­ти­мо­даль­но­сти: один ком­по­нент высту­па­ет в роли «деко­ра­тив­но­го обрам­ле­ния» дру­го­го или оба ком­по­нен­та дей­ству­ют на рав­ных пози­ци­ях, и при уда­ле­нии одно­го из них про­ис­хо­дит поте­ря обще­го смыс­ла [Чер­няв­ская 2009]; вер­баль­ная инфор­ма­ция воз­дей­ству­ет на созна­ние чита­те­ля раци­о­наль­ным путем, а исполь­зо­ва­ние невер­баль­ных средств пере­во­дит вос­при­я­тие на уро­вень под­со­зна­ния; невер­баль­ный ком­по­нент уси­ли­ва­ет вос­при­я­тие вер­баль­но­го тек­ста и созда­ет опре­де­лен­ный эмо­ци­о­наль­ный настрой [Воль­ская 2016], пере­да­ет отно­ше­ние к вер­баль­ной инфор­ма­ции, чув­ства [Куни­цы­на 2020]; луч­шим спо­со­бом для иллю­стра­ции какой-либо про­це­ду­ры может быть изоб­ра­же­ние, а вот в юри­ди­че­ском доку­мен­те, наобо­рот, язык явля­ет­ся наи­бо­лее важ­ным спо­со­бом пере­да­чи инфор­ма­ции [Kress 1997].

В любом слу­чае вопро­сы вер­баль­ной и невер­баль­ной струк­ту­ры поли­ко­до­во­го тек­ста, в том чис­ле в кон­тек­сте муль­ти­мо­даль­но­сти, име­ют целый веер науч­ных интер­пре­та­ций. Менее иссле­до­ван­ны­ми явля­ют­ся роль иллю­стра­ций и их вза­и­мо­дей­ствие с вер­баль­ной состав­ля­ю­щей в науч­ном тек­сте. Визу­а­ли­за­ция науч­но­го зна­ния на сего­дня — весь­ма акту­аль­ная и мало­изу­чен­ная проблема.

Тео­рия иллю­стра­ции как тако­вой (не толь­ко науч­ной) нахо­дит­ся на тео­ре­ти­че­ской пери­фе­рии: «Одно­вре­мен­но с раз­но­об­ра­зи­ем и мно­же­ствен­но­стью тек­стов мож­но кон­ста­ти­ро­вать раз­об­щен­ность иссле­до­ва­ний… что отра­жа­ет­ся на всем кор­пу­се рос­сий­ско­го сег­мен­та illustration studies как систем­но­го тео­ре­ти­че­ско­го осмыс­ле­ния иллю­стра­ции… Рабо­ты, посвя­щен­ные ана­ли­зу совре­мен­ной книж­ной иллю­стра­ции и веб-гра­фи­ки, появ­ля­ют­ся, но на общем фоне науч­ных иссле­до­ва­ний их пока очень мало» [Уман­ская 2021].

Как пока­зы­ва­ет прак­ти­ка науч­ной иллю­стра­ции, важ­ней­ши­ми функ­ци­я­ми визу­а­ли­за­ции науч­но­го зна­ния явля­ют­ся аттрак­тив­ная (при­вле­че­ние вни­ма­ния), экс­прес­сив­ная (воз­дей­ствие на чув­ства и эмо­ции) и эсте­ти­че­ская функ­ции, что свя­за­но с таки­ми трен­да­ми в ком­му­ни­ка­ции, как Science Art и меди­а­ти­за­ция нау­ки. Науч­ная иллю­стра­ция иссле­ду­ет­ся как Science Art в кон­тек­сте попу­ля­ри­за­ции науч­но­го зна­ния [Ross 2017; Гай­си­на и др. 2019; Лисов­ский 2020; и др.].

Меди­а­ти­за­ция нау­ки обла­да­ет сво­ей спе­ци­фи­кой: все боль­шее сбли­же­ние нау­ки и поли­ти­ки, когда поли­ти­ки леги­ти­ми­ру­ют при­ни­ма­е­мые реше­ния на осно­ва­нии науч­ной экс­пер­ти­зы [Рыса­ко­ва 2022]; меди­а­ти­за­ция как репу­та­ци­он­ный и ими­д­же­вый капи­тал нау­ки и кон­вер­та­ция медий­ной извест­но­сти в ака­де­ми­че­ское при­зна­ние [Väliverronen 2021]; слу­чай­ное [Kümpel 2019; Kligler-Vilenchik et al. 2020; Mueller-Herbst et al. 2020] и раз­вле­ка­ю­щее [Martin, Dwyer 2019] потреб­ле­ние науч­но­го кон­тен­та в соц­се­тях и др.

Отдель­ные рабо­ты посвя­ще­ны вос­при­я­тию [Скал­ка 2021; и др.], семи­о­ти­ке [Шеста­ко­ва 2019; Таю­по­ва, Поля­ко­ва 2022; и др.], поли­субъ­ект­но­сти (про­ект реа­ли­зу­ет твор­че­ско-тех­ни­че­ский кол­лек­тив — жур­на­лист, фото­граф, инфо­граф, веб­ди­зай­нер, SMM-мене­джер, ста­ти­стик, ана­ли­тик, про­грам­мист, спе­ци­а­ли­сты data science, про­дю­сер) [Шили­на 2017; и др.] науч­ной визуализации.

Актив­но иссле­ду­ют­ся науч­ные визу­а­ли­за­ции в кон­тек­сте муль­ти­ме­дий­но­сти и IT-тех­но­ло­гий [Гор­бу­нов-Поса­дов и др. 2015; Шили­на 2017; Perkel 2020; Заку­ти­е­ва 2022; Chen et al. 2022; и др.].

Про­фес­си­о­на­ли­за­ция scientific illustration эво­лю­ци­о­ни­ро­ва­ла от про­фес­си­о­наль­ных и обу­ча­ю­щих целей до мар­ке­тин­га и биз­не­са, что не вли­я­ет на раз­ви­тие науч­ной визу­а­ли­за­ции как тако­вой. В целом мож­но гово­рить о сла­бом раз­ви­тии scientific illustration в рос­сий­ской тео­рии и прак­ти­ке и акти­ви­за­ции это­го направ­ле­ния в послед­нее время.

Суще­ству­ю­щая сего­дня миро­вая «высо­кая мода» science art науч­ной иллю­стра­ции оста­ет­ся недо­ступ­ной для «мас­со­вой мар­ки» сай­та обра­зо­ва­тель­ной орга­ни­за­ции. В цен­тре наше­го иссле­до­ва­ния — ана­лиз повсе­днев­ной визу­аль­ной прак­ти­ки в науч­ной ком­му­ни­ка­ции университетов.

Описание методики исследования

Эмпи­ри­че­ским мате­ри­а­лом высту­пи­ли 500 новост­ных мате­ри­а­лов (по 100 для каж­до­го уни­вер­си­те­та), опуб­ли­ко­ван­ных вуза­ми в пери­од с янва­ря 2022 г. по январь 2023 г. в новост­ной лен­те сай­тов, на кото­рых ука­зы­ва­ет­ся коли­че­ство про­смот­ров пуб­ли­ка­ций. Тек­сты отби­ра­лись мето­дом сплош­ной выбор­ки с офи­ци­аль­ных сай­тов уни­вер­си­те­тов из рей­тин­га луч­ших вузов Рос­сии (по вер­сии RAEX-100): Наци­о­наль­ный иссле­до­ва­тель­ский ядер­ный уни­вер­си­тет «МИФИ»; Санкт-Петер­бург­ский поли­тех­ни­че­ский уни­вер­си­тет Пет­ра Вели­ко­го (СПб­ПУ); Наци­о­наль­ный иссле­до­ва­тель­ский уни­вер­си­тет ИТМО; Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный элек­тро­тех­ни­че­ский уни­вер­си­тет «ЛЭТИ» им. В. И. Улья­но­ва (Лени­на); Перм­ский наци­о­наль­ный иссле­до­ва­тель­ский поли­тех­ни­че­ский уни­вер­си­тет (ПНИПУ).

Выбор в каче­стве мате­ри­а­ла иссле­до­ва­ния дан­ных с сай­тов тех­ни­че­ских уни­вер­си­те­тов обу­слов­лен в том чис­ле и тем, что тех­ни­че­ская инфор­ма­ция зна­чи­тель­но слож­нее для вос­при­я­тия, чем гума­ни­тар­ная, что ослож­ня­ет струк­ту­ри­ро­ва­ние инфор­ма­ции в ком­му­ни­ка­ци­ях для непод­го­тов­лен­ной аудитории.

Ана­лиз мате­ри­а­ла про­во­дил­ся в кон­тек­сте дис­кур­сив­но­го под­хо­да к ана­ли­зу меди­а­тек­ста [Попо­ва 2018; и др.]. Мето­да­ми иссле­до­ва­ния яви­лись эле­мен­ты дис­кур­сив­но­го ана­ли­за: вер­баль­ная меди­а­то­пи­ка, тема­ти­ка (кон­тент-ана­лиз); медий­ные тех­но­ло­гии: визу­аль­ные сред­ства — шрифт, гра­фи­ка, иллю­стра­ции, визу­аль­ная меди­а­то­пи­ка (гра­фи­че­ский и семи­о­ти­че­ский ана­лиз), а так­же коли­че­ствен­ный анализ.

Мето­ди­ка иссле­до­ва­ния вклю­ча­ет сле­ду­ю­щие эта­пы ана­ли­за поли­ко­до­во­го тек­ста в науч­ной ком­му­ни­ка­ции вузов.

  1. Кон­тент. Коли­че­ствен­ный ана­лиз: 1) сред­нее коли­че­ство новост­ных мате­ри­а­лов на науч­но-попу­ляр­ные темы на сай­тах вузов в месяц; 2) доля науч­но-попу­ляр­но­го кон­тен­та в общей ком­му­ни­ка­ци­он­ной поли­ти­ке уни­вер­си­те­та в месяц; 3) доля «быто­вой» нау­ки (коли­че­ство пуб­ли­ка­ций об иссле­до­ва­ни­ях и раз­ра­бот­ках на темы, близ­кие обще­ству, или мате­ри­а­лы разъ­яс­ня­ю­ще­го харак­те­ра об окру­жа­ю­щей дей­стви­тель­но­сти). Каче­ствен­ный ана­лиз: 1) основ­ные инфор­ма­ци­он­ные пово­ды науч­но-попу­ляр­но­го кон­тен­та; 2) основ­ные науч­ные обла­сти инфор­ма­ци­он­ных пово­дов (тема­ти­ка) науч­но-попу­ляр­но­го кон­тен­та вузов; 3) вер­баль­ная медиатопика.
  2. Гра­фи­ка: 1) раз­де­ле­ние на абза­цы; 2) нали­чие под­за­го­лов­ков; 3) нали­чие мар­ки­ро­воч­но­го спис­ка; 4) нали­чие визу­аль­ных эле­мен­тов внут­ри тек­ста; 5) нали­чие начер­та­ний (курсивное/жирное выделение).
  3. Иллю­стра­ции: 1) сред­нее коли­че­ство иллю­стра­ций в пуб­ли­ка­ции; 2) виды иллю­стра­ций; 3) отно­ше­ние иллю­стра­ций к инфор­ма­ци­он­но­му пово­ду; 4) кон­тент иллю­стра­ций; 5) функ­ции иллю­стра­ции; 6) визу­аль­ная медиатопика.

Анализ материала и результаты исследования

Контент

Меди­а­то­пи­ка — еди­ная тема­ти­че­ская доми­нан­та, объ­еди­ня­ю­щая ряд меди­а­тек­стов. «Меди­а­то­пи­ка явля­ет­ся суще­ствен­ным пара­мет­ром типо­ло­ги­че­ско­го опи­са­ния меди­а­тек­стов, кото­рая поз­во­ля­ет выде­лить его тема­ти­че­скую доми­нан­ту. Меди­а­то­пи­ка (устой­чи­вые тема­ти­че­ские струк­ту­ры) есте­ствен­ным обра­зом орга­ни­зу­ет меди­а­кон­тент, кото­рый упо­ря­до­чи­ва­ет дина­мич­ную кар­ти­ну мира с помо­щью устой­чи­вой систе­мы меди­а­то­пи­ков» (регу­ляр­но вос­про­из­во­ди­мых тем) [Доб­рос­клон­ская 2008: 43].

Таким обра­зом, орга­ни­за­ция меди­а­то­пи­ков в науч­ных ком­му­ни­ка­ци­ях поз­во­лит не толь­ко уста­но­вить повест­ку дня в меди­а­тек­сте, но и дает воз­мож­ность моде­ли­ро­вать науч­ное созна­ние и науч­ную конъ­юнк­ту­ру в сту­ден­че­ской среде.

Количественный анализ

Сред­нее коли­че­ство новост­ных мате­ри­а­лов на науч­но-попу­ляр­ные темы в месяц. По дан­но­му кри­те­рию лиди­ру­ет реги­о­наль­ный вуз (ПНИПУ): в сред­нем еже­днев­но пуб­ли­ку­ют­ся ново­сти, посвя­щен­ные попу­ля­ри­за­ции нау­ки (33,71 пуб­ли­ка­ций в месяц). Уни­вер­си­те­ты Моск­вы и Санкт-Петер­бур­га пред­ла­га­ют мень­ше науч­но-попу­ляр­но­го кон­тен­та: МИФИ (19,61), СПб­ПУ (15,08), ЛЭТИ (15,38 пуб­ли­ка­ций в месяц). Несмот­ря на то что ИТМО — пио­нер науч­ной ком­му­ни­ка­ции в Рос­сии, дан­ный вуз пуб­ли­ку­ет наи­мень­шее коли­че­ство науч­но-попу­ляр­ных тек­стов на сво­ем сай­те (11,24 мате­ри­а­ла в месяц).

Доля науч­но-попу­ляр­но­го кон­тен­та в общей ком­му­ни­ка­ци­он­ной поли­ти­ке уни­вер­си­те­та в месяц. Наи­боль­шее коли­че­ство ново­стей в месяц пуб­ли­ку­ют ПНИПУ (86) и СПб­ПУ (81). В сред­нем они еже­днев­но выпус­ка­ют по 2,8 и 2,7 инфор­ма­ци­он­ных мате­ри­а­ла на сво­их сай­тах. МИФИ (46) и ЛЭТИ (45) в месяц созда­ют в два раза мень­ше кон­тен­та. ИТМО пуб­ли­ку­ет одну, реже две ново­сти в день (32 ново­сти в месяц).

Доля науч­но-попу­ляр­но­го кон­тен­та в общей ком­му­ни­ка­ци­он­ной поли­ти­ке при­бли­зи­тель­но оди­на­ко­ва. Наи­бо­лее актив­но науч­ная ком­му­ни­ка­ция выстро­е­на у МИФИ. На сай­те МИФИ попу­ля­ри­за­ции нау­ки посвя­ще­ны более 40 % пуб­ли­ка­ций. Немно­го мень­ше доля науч­но-попу­ляр­но­го кон­тен­та у ПНИПУ — 38,91 %. У ИТМО и ЛЭТИ про­цент пуб­ли­ка­ций 34,84 и 33,56 % соот­вет­ствен­но; в новост­ной лен­те СПб­ПУ — 18,59 %.

Доля «быто­вой» нау­ки в науч­ной ком­му­ни­ка­ции уни­вер­си­те­тов. К этой груп­пе отно­сят­ся пуб­ли­ка­ции об иссле­до­ва­ни­ях и раз­ра­бот­ках на темы, кото­рые каса­ют­ся каж­до­го чело­ве­ка (био­тех­но­ло­гии, меди­цин­ские тех­но­ло­гии, вак­ци­ны и пр.), или мате­ри­а­лы разъ­яс­ня­ю­ще­го харак­те­ра об окру­жа­ю­щей действительности.

Наи­боль­шее коли­че­ство соот­вет­ству­ю­щих новост­ных сооб­ще­ний опуб­ли­ко­ва­но в новост­ной лен­те ИТМО (34 %). Вуз регу­ляр­но пуб­ли­ку­ет (в сред­нем прак­ти­че­ски каж­дую неде­лю) инфор­ма­цию тако­го харак­те­ра. В рав­ных долях мате­ри­а­лы о «быто­вой» нау­ке раз­ме­ща­ют СПб­ПУ (19 %) и МИФИ (17 %). Отста­ют в этом плане ПНИПУ (2 %) и ЛЭТИ (2 %).

Качественный анализ

Инфор­ма­ци­он­ная повест­ка (вер­баль­ная меди­а­то­пи­ка) науч­ных ком­му­ни­ка­ций вузов. Были выяв­ле­ны сле­ду­ю­щие основ­ные меди­а­то­пи­ки науч­но-попу­ляр­но­го кон­тен­та вузов (в поряд­ке убы­ва­ния): 1) исследование/разработка — 46,8 %; 2) внут­рен­нее меро­при­я­тие (собы­тия на пло­щад­ке уни­вер­си­те­та: кон­фе­рен­ция, круг­лый стол, семи­нар, выстав­ка, форум, фести­валь и др.) — 12,4 %; 3) внеш­нее меро­при­я­тие (собы­тие на внеш­ней пло­щад­ке с уча­сти­ем уни­вер­си­те­та) — 7 %; 4) объ­яс­не­ние (попу­ляр­ное объ­яс­не­ние от лица вуза или уче­но­го каких-либо про­цес­сов, собы­тий или явле­ний) — 7 %; 5) лич­ность (рас­сказ о лич­но­сти и дея­тель­но­сти кон­крет­но­го уче­но­го) — 6,6 %; 6) гранты/конкурсы/премии — 5,6 %; 7) про­ект (уча­стие вуза в феде­раль­ных про­грам­мах, коопе­ра­ци­ях с пред­при­я­ти­я­ми для про­ве­де­ния науч­но-иссле­до­ва­тель­ских и опыт­но-кон­струк­тор­ских работ) — 4,4 %; 8) инфра­струк­ту­ра (раз­ви­тие инфра­струк­тур­ной базы — откры­тие лабо­ра­то­рий, цен­тров, кафедр, закуп­ка или созда­ние ново­го лабо­ра­тор­но­го обо­ру­до­ва­ния) — 3,4 %; 9) дру­гие дости­же­ния (защи­та кан­ди­дат­ских и док­тор­ских дис­сер­та­ций и др.) — 3,2 %; 10) лек­ции (про­ве­де­ние откры­тых онлайн- или офлайн-лек­ций или уча­стие в них) — 1,6 %; 11) экс­перт­ное мне­ние (мне­ние уче­ных отно­си­тель­но каких-либо про­ис­хо­дя­щих собы­тий или про­цес­сов) — 1,6 %; 12) рей­тинг (вхож­де­ние уни­вер­си­те­та в рей­тин­ги) — 0,8 %;

В ходе иссле­до­ва­ния кон­тен­та были выяв­ле­ны наи­бо­лее часто встре­ча­ю­щи­е­ся меди­а­то­пи­ки. В боль­шей сте­пе­ни вузы пуб­ли­ку­ют инфор­ма­цию об иссле­до­ва­ни­ях и раз­ра­бот­ках (46,8 %). На вто­ром месте по часто­те — новост­ные мате­ри­а­лы о внут­рен­них меро­при­я­ти­ях: кон­фе­рен­ции, круг­лые сто­лы, выстав­ки, кото­рые про­хо­дят на пло­щад­ке уни­вер­си­те­тов (12,4 %). Инфор­ма­ция о внеш­них меро­при­я­ти­ях пуб­ли­ку­ет­ся вуза­ми реже (7 %). С такой же часто­той уни­вер­си­те­ты гото­вят мате­ри­а­лы, разъ­яс­ня­ю­щие при­ро­ду како­го-либо про­цес­са, явле­ния, собы­тия (7 %), посвя­щен­ные дея­тель­но­сти и дости­же­ни­ям кон­крет­но­го уче­но­го (6,6 %). Побе­дам в кон­кур­сах, гран­тах, пре­ми­ях посвя­ще­но 5,6 % всех пуб­ли­ка­ций. Реже в новост­ной лен­те уни­вер­си­те­та пуб­ли­ку­ют­ся мате­ри­а­лы с таки­ми инфор­ма­ци­он­ны­ми пово­да­ми, как уча­стие вузов в про­ек­тах (феде­раль­ных про­грам­мах, коопе­ра­ци­ях с пред­при­я­ти­я­ми, уни­вер­си­те­та­ми) (4,4 %), инфра­струк­тур­ные про­ек­ты (откры­тии лабо­ра­то­рии, иссле­до­ва­тель­ских цен­тров и др.) (3,4 %), дру­гие дости­же­ния (защи­ты дис­сер­та­ций, бла­го­дар­ствен­ные пись­ма) (3,2 %), откры­тые лек­ции (1,6 %), мне­ние уче­ных о каком-либо про­цес­се или собы­тии (1,2 %), при­сут­ствие в рей­тин­гах (0,8 %).

Наи­бо­лее раз­но­об­раз­ный кон­тент пред­став­лен в новост­ной лен­те сай­та МИФИ (12 тем), при­чем уни­вер­си­тет чаще осталь­ных пуб­ли­ку­ет инфор­ма­цию про внут­рен­ние меро­при­я­тия вуза (18 %), про­ек­ты (9 %), побе­ды в грантах/конкурсах/ пре­ми­ях (9 %) и явля­ет­ся един­ствен­ным вузом, кото­рый раз­ме­ща­ет мате­ри­а­лы с мне­ни­ем уче­ных отно­си­тель­но каких-либо про­цес­сов и собы­тий (6 %).

Наи­мень­шее коли­че­ство инфор­ма­ци­он­ных пово­дов в науч­ной ком­му­ни­ка­ции исполь­зу­ет ПНИПУ (6 тем). В новост­ной лен­те уни­вер­си­те­та в боль­шем коли­че­стве, чем у дру­гих вузов, раз­ме­ще­ны мате­ри­а­лы об иссле­до­ва­ни­ях и раз­ра­бот­ках (66 %). Кро­ме того, толь­ко в лен­те реги­о­наль­но­го вуза были заме­че­ны пуб­ли­ка­ции про защи­ты кан­ди­дат­ских и док­тор­ских дис­сер­та­ций уче­ных (12 %).

СПб­ПУ реже осталь­ных пуб­ли­ку­ет науч­но-попу­ляр­ные мате­ри­а­лы про свои иссле­до­ва­ния и раз­ра­бот­ки уче­ных (26 %), но чаще дру­гих рас­ска­зы­ва­ет о внеш­них меро­при­я­ти­ях, в кото­рых участ­ву­ет уни­вер­си­тет (14 %), и о дея­тель­но­сти сво­их уче­ных (19 %). В ИТМО актив­нее, чем в дру­гих иссле­ду­е­мых вузах, раз­ме­ща­ют­ся пуб­ли­ка­ции с объ­яс­не­ни­я­ми уче­ных каких-либо про­ис­хо­дя­щих в мире про­цесс­сов, явле­ний или собы­тий (17 %).

Пуб­ли­ка­ции на науч­но-попу­ляр­ные темы по гума­ни­тар­ным нау­кам раз­ме­ща­ют­ся крайне ред­ко (4,2 %). Это вполне объ­яс­ня­ет­ся тем, что иссле­ду­е­мые вузы пре­иму­ще­ствен­но тех­ни­че­ские, и гума­ни­тар­ные нау­ки, хотя и пред­став­ле­ны в струк­ту­ре уни­вер­си­те­тов в виде соот­вет­ству­ю­щих факуль­те­тов и цен­тров, состав­ля­ют неболь­шую долю в общей науч­ной дея­тель­но­сти вузов.

Основ­ные науч­ные обла­сти инфор­ма­ци­он­ных пово­дов (тема­ти­ка) науч­но­по­пу­ляр­но­го кон­тен­та вузов. В ходе иссле­до­ва­ния кон­тен­та были выяв­ле­ны наи­бо­лее часто встре­ча­ю­щи­е­ся науч­ные обла­сти, пред­став­лен­ные в публикациях.

В боль­шин­стве пуб­ли­ка­ций уни­вер­си­те­ты осве­ща­ют сра­зу несколь­ко науч­ных тем, то есть посвя­ща­ют мате­ри­ал не одно­му кон­крет­но­му иссле­до­ва­нию, а их ком­плек­су (20 %). Напри­мер, когда речь идет о меж­дис­ци­пли­нар­ном науч­ном про­ек­те или про­во­ди­мой кон­фе­рен­ции на пло­щад­ке вуза.

На тему физи­ки при­хо­дит­ся 19,8 % инфор­ма­ци­он­ных мате­ри­а­лов, что ожи­да­е­мо, так как лабо­ра­то­рии, цен­тры, инсти­ту­ты, направ­лен­ные на выпол­не­ние науч­но-иссле­до­ва­тель­ских работ в обла­сти физи­ки, есть в каж­дом из рас­смат­ри­ва­е­мых университетов.

Тре­тья по часто­те тема пуб­ли­ка­ций — циф­ро­вые тех­но­ло­гии, искус­ствен­ный интел­лект, вир­ту­аль­ная реаль­ность (13,4 %). Вре­мя инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий, от кото­рых зави­сит все наше суще­ство­ва­ние, а так­же санк­ции, тре­бу­ю­щие обес­пе­че­ние инфор­ма­ци­он­ной без­опас­но­сти стра­ны, акту­а­ли­зи­ру­ют иссле­до­ва­ния, свя­зан­ные с новы­ми тех­но­ло­ги­че­ски­ми реше­ни­я­ми в IT-сфере.

Теме меди­ци­ны и био­ин­же­не­рии посвя­ще­но 10,8 % пуб­ли­ка­ций вузов — при­ме­не­нию инже­нер­ных реше­ний в меди­цине, напри­мер про­те­зи­ро­ва­нию, иску­ствен­но­му выра­щи­ва­нию орга­нов и др. Часто­ту пуб­ли­ка­ций мож­но объ­яс­нить стрем­ле­ни­ем чело­ве­че­ства к дол­го­ле­тию, бес­смер­тию, моло­до­сти, поэто­му заказ на такие иссле­до­ва­ния, ско­рее все­го, исхо­дит как от госу­дар­ства, так и от веду­щих меди­цин­ских и фар­ма­ко­ло­ги­че­ских институтов.

Осталь­ные темы осве­ща­ют­ся гораз­до реже: энер­ге­ти­ка — 6 %, эко­ло­гия — 4,5 %, мате­ри­а­ло­ве­де­ние — 4 %, химия — 3 %, маши­но­стро­е­ние — 2 %. В кате­го­рию «дру­гое» отне­се­ны темы, кото­рые встре­ча­ют­ся еди­нич­но и в рам­ках одно­го университета.

Инфор­ма­ци­он­ная повест­ка МИФИ. Наи­бо­лее частот­ны­ми тема­ми в науч­ной ком­му­ни­ка­ции вуза в новост­ной лен­те сай­та явля­ют­ся физи­ка (27 %) и ядер­ная эне­ге­ти­ка (23 %). Это мож­но объ­яс­нить спе­ци­фи­кой науч­ной дея­тель­но­сти уни­вер­си­те­та, посколь­ку энер­ге­ти­ка и физи­ка — две при­о­ри­тет­ные обла­сти, кото­рые отра­жа­ют­ся в струк­ту­ре уни­вер­си­те­та и его назва­нии: Наци­о­наль­ный иссле­до­ва­тель­ский ядер­ный уни­вер­си­тет «МИФИ» (Мос­ков­ский инже­нер­но-физи­че­ский институт).

Сле­ду­ю­щая по часто­те тема — меди­ци­на, био­ин­же­не­рия (9 %). Для вуза это направ­ле­ние так­же явля­ет­ся про­филь­ным, посколь­ку в его струк­ту­ре нахо­дит­ся инже­нер­но-физи­че­ский инсти­тут био­ме­ди­ци­ны. Отдель­ны­ми направ­ле­ни­я­ми от физи­ки было реше­но выде­лить аст­ро­фи­зи­ку и кос­ми­че­скую тех­ни­ку, кото­рые в сово­куп­но­сти состав­ля­ют 7 % пуб­ли­ка­ций. Эта область акту­аль­на для уни­вер­си­те­та, посколь­ку вуз явля­ет­ся опор­ным вузом ракет­но-кос­ми­че­ской отрас­ли, в част­но­сти изго­тав­ли­ва­ет ракет­ные дви­га­те­ли, что явля­ет­ся крайне важ­ным направ­ле­ни­ем для госу­дар­ствен­ной поли­ти­ки стра­ны. Осталь­ные направ­ле­ния осве­ща­ют­ся в мень­шей сте­пе­ни. Неоправ­дан­ным кажет­ся незна­чи­тель­ное коли­че­ство пуб­ли­ка­ций по циф­ро­вым тех­но­ло­ги­ям, искус­ствен­но­му интел­лек­ту и вир­ту­аль­ной реаль­но­сти (2 %), элек­тро­ни­ка (2 %), пол­ное отсут­ствие пуб­ли­ка­ций по кибер­без­опас­но­сти, учи­ты­вая, что в уни­вер­си­те­те раз­ви­ва­ют­ся Инсти­тут интел­лек­ту­аль­ных кибер­не­ти­че­ских систем и Инсти­тут бизнес-информатики.

Инфор­ма­ци­он­ная повест­ка ИТМО. В уни­вер­си­те­те суще­ству­ет мега­фа­куль­тет наук о жиз­ни, на осве­ще­ние дея­тель­но­сти кото­ро­го при­хо­дит­ся 29 % пуб­ли­ка­ций: меди­ци­на и био­ин­же­не­рия (16 %), ней­ро­био­ло­гия, пси­хо­ло­гия (5 %), химия (5 %), био­ло­гия (2 %), эко­ло­гия (1 %). Так­же уни­вер­си­тет актив­но попу­ля­ри­зи­ру­ет дея­тель­ность физи­ко-тех­ни­че­ско­го мега­фа­куль­те­та (25 %), в рам­ках кото­ро­го функ­ци­о­ни­ру­ют про­филь­ные инсти­ту­ты и лабо­ра­то­рии. Основ­ные науч­но-попу­ляр­ные пуб­ли­ка­ции при­хо­дят­ся на тему физи­ки (21 %), далее — робо­то­тех­ни­ка (2 %), аст­ро­фи­зи­ка (1 %), 3D-печать (1 %). 21 % отве­ден инфор­ма­ци­он­ным мате­ри­а­лам, кото­рые посвя­ще­ны не кон­крет­но­му иссле­до­ва­нию или раз­ра­бот­ке, а ком­плек­су науч­ных дости­же­ний или меро­при­я­тий. Так­же в струк­ту­ре уни­вер­си­те­та доста­точ­но мно­го под­раз­де­ле­ний — мега­фа­куль­те­ты, лабо­ра­то­рии, инсти­ту­ты, зани­ма­ю­щи­е­ся иссле­до­ва­ни­я­ми в обла­сти циф­ро­вых тех­но­ло­гий, искус­ствен­но­го интел­лек­та. В повест­ке науч­ной ком­му­ни­ка­ции это­му направ­ле­нию посвя­ще­ны 17 % пуб­ли­ка­ций: циф­ро­вые тех­но­ло­гии, искус­ствен­ный интел­лект — 14 %, вир­ту­аль­ная реаль­ность — 3 %. Совсем не осве­ща­ют­ся гума­ни­тар­ные нау­ки, несмот­ря на то, что в уни­вер­си­те­те раз­ви­ва­ет­ся факуль­тет тех­но­ло­ги­че­ско­го менедж­мен­та и инноваций.

Инфор­ма­ци­он­ная повест­ка СПб­ПУ. Самой попу­ляр­ной темой для науч­ной ком­му­ни­ка­ции в уни­вер­си­те­те явля­ют­ся циф­ро­вые тех­но­ло­гии, искус­ствен­ный интел­лект (17 %). Соглас­но струк­ту­ре уни­вер­си­те­та и инфор­ма­ции, раз­ме­щен­ной на сай­те, IT-тех­но­ло­гии ста­ли веду­щи­ми в науч­ной дея­тель­но­сти вуза. Пуб­ли­ка­ции о био­ме­ди­цин­ских систе­мах и био­тех­но­ло­ги­ях состав­ля­ют 14 %: меди­ци­на, био­ин­же­не­рия (12 %), химия (2 %). СПб­ПУ уде­ля­ет наи­боль­шее вни­ма­ние попу­ля­ри­за­ции гума­ни­тар­ных наук: 12 % в общей науч­но-попу­ляр­ной ком­му­ни­ка­ци­он­ной повест­ке уни­вер­си­те­та. Дея­тель­но­сти инсти­ту­та элек­тро­ни­ки и теле­ком­му­ни­ка­ций посвя­ще­но 7 % пуб­ли­ка­ций: кос­мо­тех­ни­ка (3 %), элек­тро­ни­ка (3 %), кос­ми­че­ские теле­си­сте­мы (1 %). Осталь­ные темы (мате­ри­а­ло­ве­де­ние, Арк­ти­ка, без­опас­ность жиз­не­де­я­тель­но­сти, эко­ло­гия, робо­то­тех­ни­ка, неф­тя­ные тех­но­ло­гии), как и соот­вет­ству­ю­щие под­раз­де­ле­ния вуза, осве­ща­ют­ся незначительно.

Инфор­ма­ци­он­ная повест­ка ЛЭТИ. Наи­бо­лее актив­но уни­вер­си­тет осве­ща­ет дея­тель­ность в обла­сти циф­ро­вых тех­но­ло­гий, искус­ствен­но­го интел­лек­та (16 %).

Физи­че­ским про­цес­сам и явле­ни­ям в новост­ной лен­те сай­та посвя­ще­но 10 % пуб­ли­ка­ций. В дан­ном слу­чае мы выде­ли­ли направ­ле­ние рент­ге­но­гра­фии, посколь­ку доста­точ­но мно­го новост­ных сооб­ще­ний посвя­ще­ны этой теме (8 %). Это объ­яс­ня­ет­ся тем, что в уни­вер­си­те­те созда­но струк­тур­ное под­раз­де­ле­ние, кото­рое зани­ма­ет­ся раз­ра­бот­кой соот­вет­ству­ю­ще­го обо­ру­до­ва­ния и про­ве­де­ния на нем испы­та­ний. Пуб­ли­ка­ции, посвя­щен­ные меди­цине и био­ин­же­не­рии, состав­ля­ют 9 %, энер­ге­ти­ке — 6 %, маши­но­стро­е­нию — 5 %. Незна­чи­тель­ное коли­че­ство пуб­ли­ка­ций посвя­ще­но дви­га­те­ле­стро­е­нию (1 %), робо­то­тех­ни­ке и кибер­без­опас­но­сти (по 2 %). Неожи­дан­но мало мате­ри­а­лов посвя­ще­но про­филь­но­му для вуза направ­ле­нию — элек­тро­ни­ке (3 %), кото­рую мы наме­рен­но не вклю­чи­ли в раз­дел физики.

Инфор­ма­ци­он­ная повест­ка ПНИПУ. В мате­ри­а­ле ПНИПУ нет науч­ной обла­сти, кото­рая бы с явным пре­иму­ще­ством осве­ща­лась на сай­те уни­вер­си­те­та. Так, 11 % пуб­ли­ка­ций посвя­ще­но мате­ри­а­ло­ве­де­нию, созда­нию новых мате­ри­а­лов, меха­ни­ке мате­ри­а­лов, посколь­ку в ПНИПУ функ­ци­о­ни­ру­ют соот­вет­ству­ю­щие науч­ные цен­тры и лабо­ра­то­рии. Неф­тя­ные тех­но­ло­гии, раз­ра­бот­ки в обла­сти добы­чи неф­ти и газа осве­ща­ют 10 % новост­ных сооб­ще­ний. ПНИПУ — един­ствен­ный вуз из пред­став­лен­ных, кото­рый актив­но осве­ща­ет дан­ную сфе­ру. Это во мно­гом объ­яс­ня­ет­ся мно­го­лет­ним пло­до­твор­ным раз­ви­ти­ем дан­ной отрас­ли с момен­та ста­нов­ле­ния вуза как гор­но­го инсти­ту­та. Об иссле­до­ва­ни­ях и раз­ра­бот­ках в обла­сти инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий, искус­ствен­но­го интел­лек­та в новост­ной лен­те вуза раз­ме­ще­но 10 % мате­ри­а­лов. Теме меди­ци­ны и био­ин­жи­ни­рин­га посвя­ще­но 8 % пуб­ли­ка­ций, несмот­ря на то что, в отли­чие от иссле­ду­е­мых вузов, в рас­смат­ри­ва­е­мом уни­вер­си­те­те нет круп­ных под­раз­де­ле­ний, отве­ча­ю­щих за раз­ви­тие дан­ных направ­ле­ний. В отдель­ную кате­го­рию была выде­ле­на тема дорож­но­го покры­тия, кото­рой посвя­ще­но 6 % инфор­ма­ци­он­ных мате­ри­а­лов. Столь­ко же мате­ри­а­лов посвя­ще­ны физи­ке, 5 % — маши­но­стро­е­нию, эко­ло­гии, тех­но­ло­гии 3D-печа­ти, а так­же авиа­дви­га­те­ле­стро­е­нию. Уни­вер­си­тет, как и МИФИ, явля­ет­ся опор­ным вузом ракет­но-кос­ми­че­ской отрасли.

Таким обра­зом, науч­ные обла­сти, кото­рые осве­ща­ют­ся в новост­ной повест­ке вузов, варьи­ру­ют­ся в зави­си­мо­сти от спе­ци­фи­ки вузов.

Вер­баль­ная меди­а­то­пи­ка инфор­ма­ци­он­ной повест­ки уни­вер­си­тет­ских сай­тов. Устой­чи­вая систе­ма меди­а­то­пи­ков фор­ми­ру­ет сле­ду­ю­щую смыс­ло­вую пара­диг­му, кон­стру­и­ру­ю­щую образ уни­вер­си­те­та в обще­ствен­ном созна­нии: тех­ни­че­ский уни­вер­си­тет — это струк­ту­ра, на осно­ве кото­рой регу­ляр­но про­во­дят­ся раз­лич­ные ком­плекс­ные (20 %) и спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ные иссле­до­ва­ния и раз­ра­бот­ки (46,8 %) в обла­сти физи­ки (19,8 %), циф­ро­вых тех­но­ло­гий, искус­ствен­но­го интел­лек­та и вир­ту­аль­ной реаль­но­сти (13,4 %), меди­ци­ны и био­ин­же­не­рии (10,8 %), энер­ге­ти­ки (6 %), эко­ло­гии (4,5 %), мате­ри­а­ло­ве­де­ния (4 %), химии (3 %) и маши­но­стро­е­ния (2 %); при этом раз­ви­тие инфра­струк­тур­ной базы (откры­тие лабо­ра­то­рий, цен­тров, кафедр, закуп­ка или созда­ние ново­го лабо­ра­тор­но­го обо­ру­до­ва­ния) про­ис­хо­дит не так часто (3,4 %). Ино­гда уни­вер­си­тет полу­ча­ет гран­ты и пре­мии, а так­же выиг­ры­ва­ет кон­кур­сы (5,6 %).

Уни­вер­си­тет доста­точ­но регу­ляр­но про­во­дит меро­при­я­тия на сво­ей пло­щад­ке: кон­фе­рен­ции, круг­лые сто­лы, семи­на­ры, выстав­ки, фору­мы, фести­ва­ли и др. (12,4 %); реже участ­ву­ет в меро­при­я­ти­ях на внеш­них пло­щад­ках (7 %), а так­же в про­ек­тах и кол­ла­бо­ра­ци­ях (в феде­раль­ных про­грам­мах, с пред­при­я­ти­я­ми для про­ве­де­ния науч­но-иссле­до­ва­тель­ских и опыт­но-кон­струк­тор­ских работ) (4,4 %). Миро­вые и рос­сий­ские рей­тин­ги уни­вер­си­те­ту либо недо­ступ­ны, либо неин­те­рес­ны (0,8 %).

В уни­вер­си­те­те рабо­та­ют отдель­ные уче­ные (6,6 %), кото­рые ино­гда защи­ща­ют кан­ди­дат­ские и док­тор­ские дис­сер­та­ции (3,2 %), в два раза реже чита­ют лек­ции (1,6 %), но доволь­но часто высту­па­ют в роли экс­пер­тов, пояс­няя слож­ные науч­ные про­цес­сы и их послед­ствия для жиз­ни обще­ства для непод­го­тов­лен­ной ауди­то­рии (8,6 %).

Таким обра­зом, вер­баль­ная меди­а­то­пи­ка фор­ми­ру­ет образ тех­ни­че­ско­го уни­вер­си­те­та как науч­но-иссле­до­ва­тель­ской струк­ту­ры, про­во­дя­щей иссле­до­ва­ния в акту­аль­ных обла­стях совре­мен­ной нау­ки и про­из­вод­ства. В этой струк­ту­ре уче­ный (лич­ность) нахо­дит­ся на пери­фе­рии, но обес­пе­чи­ва­ет науч­но-иссле­до­ва­тель­ский процесс.

Графика

Нема­ло­важ­ным пара­линг­ви­сти­че­ским сред­ством эффек­тив­ной ком­му­ни­ка­ции явля­ет­ся шриф­то­вое оформ­ле­ние тек­ста, кото­рое под­раз­де­ля­ет­ся на топо­гра­фе­ми­ку (про­стран­ствен­ное рас­по­ло­же­ние кон­фи­гу­ра­ций гра­фем на плос­ко­сти или в про­стран­стве: реги­стро­вые выде­ле­ния слов и букв, про­стран­ствен­ное рас­по­ло­же­ние тек­ста, исполь­зо­ва­ние пере­вер­ну­тых букв, постро­е­ние фигур из вер­баль­но­го тек­ста), супра­гра­фе­ми­ку (изме­не­ние гар­ни­ту­ры шриф­та: по харак­те­ру начер­та­ния (пря­мой, наклон­ный кур­сив­ный); по насы­щен­но­сти (свет­лый, полу­жир­ный, жир­ный); цве­то­вое выде­ле­ние шриф­та и тона; нестан­дарт­ная орфо­гра­фия, чле­не­ние сло­ва дефи­са­ми) [Чига­ев 2010; Бара­нов, Пар­шин 2018] и син­гра­фе­ми­ку (варьи­ро­ва­ние пунк­ту­а­ци­он­но­го оформ­ле­ния) [Бара­нов, Пар­шин 2018].

Шриф­ты могут выпол­нять как дено­та­тив­ную, так и кон­но­та­тив­ную функ­цию. Выде­ля­ют­ся сле­ду­ю­щие функ­ции шриф­та: аттрак­тив­ная, содер­жа­тель­ная, экс­прес­сив­ная, харак­те­ро­ло­ги­че­ская (функ­ция сти­ли­за­ции), сим­во­ли­че­ская, сати­ри­че­ская, эсте­ти­че­ская, функ­ция мимик­рии [Ани­си­мо­ва 2003]. Шриф­то­вое варьи­ро­ва­ние мож­но рас­смат­ри­вать как воз­мож­ность 1) пси­хо­ло­ги­че­ско­го воз­дей­ствия на чита­те­ля; 2) постро­е­ния услов­но­го «вто­ро­го» тек­ста, пред­став­ля­ю­ще­го вто­рую точ­ку зре­ния; 3) созда­ния иллю­зию диа­ло­га [Хри­сто­фо­ро­ва 2021], что, на наш взгляд, более харак­тер­но для эсте­ти­че­ски ори­ен­ти­ро­ван­ных или мани­пу­ля­тив­ных, но не для неху­до­же­ствен­ных тек­стов. Неху­до­же­ствен­ный инфор­ма­ци­он­ный новост­ной текст не допус­ка­ет суще­ство­ва­ния «вто­рой» реаль­но­сти. В инфор­ма­тив­ном тек­сте шрифт дол­жен выпол­нять функ­ции упро­ще­ния вос­при­я­тия, чита­бель­но­сти и запо­ми­на­е­мо­сти текста.

Гра­фи­ка основ­но­го тек­ста пуб­ли­ка­ции. В целом в пуб­ли­ка­ци­ях вузов наблю­дют­ся раз­де­ле­ние тек­ста на абза­цы (100 %); начер­та­ния: жирное/курсивное выде­ле­ние шриф­том (93,4 %); выде­ле­ние цве­том (74,8 %); визу­аль­ные эле­мен­ты внут­ри тек­ста: фото­гра­фии, изоб­ра­же­ния, схе­мы и др. (48,4 %); под­за­го­лов­ки (18,4 %); мар­ки­ро­ван­ный спи­сок (8 %); раз­де­ли­тель­ные линии (36 %). Выде­ле­ние вер­баль­ной состав­ля­ю­щей пуб­ли­ка­ции цве­том исполь­зу­ет­ся в боль­шин­стве мате­ри­а­лов ЛЭТИ (97 %) и ИТМО (95 %). Толь­ко дан­ные вузы исполь­зу­ют линии для струк­ту­ри­ро­ва­ния вер­баль­ной состав­ля­ю­щей тек­ста. Наи­ме­нее актив­но невер­баль­ные сред­ства в текстах исполь­зу­ют ПНИПУ и МИФИ.

Гра­фи­ка ИТМО. Уни­вер­си­тет чаще дру­гих исполь­зу­ет под­за­го­лов­ки (77 %), мар­ки­ро­ван­ный спи­сок (19 %), а так­же раз­де­ля­ет текст визу­аль­ны­ми эле­мен­та­ми (91 %). Широ­ко исполь­зу­ют­ся раз­де­ле­ние на абза­цы (100 %), шриф­то­вые начер­та­ния (96 %), выде­ле­ние цве­том (95 %), раз­де­ли­тель­ные линии (86 %). В целом ИТМО мак­си­маль­но раз­но­об­раз­но и актив­но исполь­зу­ет невер­баль­ные эле­мен­ты оформ­ле­ния текста.

Гра­фи­ка МИФИ. Уни­вер­си­тет актив­но исполь­зу­ет раз­де­ле­ние на абза­цы (100 %), шриф­то­вые начер­та­ния (81 %), выде­ле­ние цве­том (44 %), раз­де­ле­ние тек­ста визу­аль­ны­ми эле­мен­та­ми (19 %). Ред­ко — под­за­го­лов­ки (9 %), мар­ки­ро­ван­ный спи­сок (8 %); раз­де­ли­тель­ные линии не исполь­зу­ют­ся. В целом МИФИ не отли­ча­ет­ся актив­но­стью исполь­зо­ва­ния и раз­но­об­ра­зи­ем невер­баль­ных эле­мен­тов оформ­ле­ния текста.

Гра­фи­ка СПб­ПУ. Уни­вер­си­тет актив­но исполь­зу­ет раз­де­ле­ние на абза­цы (100 %), шриф­то­вые начер­та­ния (90 %), выде­ле­ние цве­том (62 %), раз­де­ле­ние тек­ста визу­аль­ны­ми эле­мен­та­ми (69 %). Ред­ко — под­за­го­лов­ки (3 %), мар­ки­ро­ван­ный спи­сок (2 %); раз­де­ли­тель­ные линии не исполь­зу­ют­ся. В целом СПб­ПУ по актив­но­сти исполь­зо­ва­ния и раз­но­об­ра­зию невер­баль­ных эле­мен­тов струк­ту­ри­ро­ва­ния тек­ста зани­ма­ет тре­тью пози­цию после ИТМО и ЛЭТИ.

Гра­фи­ка ЛЭТИ. Уни­вер­си­тет актив­но исполь­зу­ет раз­де­ле­ние на абза­цы (100 %), шриф­то­вые начер­та­ния (100 %), выде­ле­ние цве­том (97 %), раз­де­ли­тель­ные линии (94 %), раз­де­ле­ние тек­ста визу­аль­ны­ми эле­мен­та­ми (63 %). Ред­ко — мар­ки­ро­ван­ный спи­сок (2 %); под­за­го­лов­ки не исполь­зу­ют­ся. В целом ЛЭТИ по актив­но­сти исполь­зо­ва­ния гра­фи­ки зани­ма­ет вто­рую пози­цию после ИТМО.

Гра­фи­ка ПНИПУ. Уни­вер­си­тет актив­но исполь­зу­ет раз­де­ле­ние на абза­цы (100 %), шриф­то­вые начер­та­ния (100 %), выде­ле­ние цве­том (76 %), раз­де­ли­тель­ные линии (94 %). Ред­ко — мар­ки­ро­ван­ный спи­сок (9 %), под­за­го­лов­ки (3 %); раз­де­ле­ние тек­ста визу­аль­ны­ми эле­мен­та­ми не встре­ча­ет­ся. В целом ПНИПУ не отли­ча­ет­ся актив­но­стью исполь­зо­ва­ния и раз­но­об­ра­зи­ем невер­баль­ных эле­мен­тов струк­ту­ри­ро­ва­ния текста.

Гра­фи­ка заго­ло­воч­ной части. Гра­фи­ка в заго­лов­ке на стра­ни­це ново­стей / глав­ной стра­ни­це: МИФИ — жир­ное и цвет­ное выде­ле­ние, шрифт круп­нее шриф­та лида, заглав­ное напи­са­ние (Capital Letters) / шрифт круп­нее шриф­та лида; ИТМО — шрифт круп­нее шриф­та лида / жир­ное выде­ле­ние; СПб­ПУ — шрифт круп­нее шриф­та лида и жир­ное выде­ле­ние / жир­ное выде­ле­ние; ЛЭТИ — шрифт круп­нее шриф­та лида, шрифт с засеч­ка­ми / под­чер­ки­ва­ние, цвет­ное выде­ле­ние, шрифт круп­нее шриф­та лида; ПНИПУ — жир­ное и цвет­ное выде­ле­ние, шрифт круп­нее шриф­та лида, заглав­ное напи­са­ние (Capital Letters) / жир­ное и цвет­ное выде­ле­ние, шрифт круп­нее шриф­та лида, заглав­ное напи­са­ние (Capital Letters).

МИФИ и СПб­ПУ уде­ля­ют боль­ше вни­ма­ния заго­лов­кам непо­сред­ствен­но на стра­ни­це ново­сти, тогда как ЛЭТИ исполь­зу­ет боль­ше невер­баль­ных гра­фи­че­ских средств в заго­лов­ках в новост­ной лен­те сайта.

Толь­ко ПНИПУ исполь­зу­ет одни и те же сред­ства выде­ле­ния в заго­лов­ках, тогда как у осталь­ных вузов они замет­но отли­ча­ют­ся в заго­лов­ках на глав­ной стра­ни­це (в новост­ной лен­те сай­та) и на стра­ни­цах науч­но-попу­ляр­ных новост­ных пуб­ли­ка­ций, в том чис­ле и по количеству.

Все уни­вер­си­те­ты, кро­ме СПб­ПУ, при­дер­жи­ва­ют­ся в сво­их пуб­ли­ка­ци­ях еди­но­го вида оформ­ле­ния лида, при­чем чаще все­го вузы исполь­зу­ют жир­ное выде­ле­ние тек­ста в этой части тек­ста. ЛЭТИ — един­ствен­ный вуз, кото­рый исполь­зу­ет шрифт с засеч­ка­ми в заго­лов­ке и лиде, а так­же боль­ший раз­мер шриф­та в лиде по срав­не­нию с телом новости.

Боль­шин­ство тек­стов СПб­ПУ не содер­жат в лиде ника­ко­го оформ­ле­ния, но при пере­хо­де на дру­гой сайт с медиа­ма­те­ри­а­ла­ми вуза наблю­дет­ся 18 % мате­ри­а­лов с жир­ным и кур­сив­ным выде­ле­ни­ем тек­ста в лиде, 17 % из кото­рых толь­ко с жирным.

Таким обра­зом, уни­вер­си­те­ты исполь­зу­ют про­стей­шие при­е­мы супра­гра­фе­ми­ки (изме­не­ние гар­ни­ту­ры шриф­та по харак­те­ру начер­та­ния, по насы­щен­но­сти, цве­то­вое выде­ле­ние шриф­та). Топо­гра­фе­ми­ка и син­гра­фе­ми­ка в орга­ни­за­ции поли­ко­до­во­го тек­ста на сай­тах вуза не используется.

Подоб­ная гра­фи­че­ская бед­ность едва ли может пси­хо­ло­ги­че­ски воз­дей­ство­вать на чита­те­ля или создать иллю­зию диа­ло­га, что, впро­чем, тре­бу­ет допол­ни­тель­но­го иссле­до­ва­ния. Здесь целе­со­об­раз­нее гово­рить о чита­бель­но­сти — лег­ко­сти и удоб­стве вос­при­я­тия тек­ста в про­цес­се чтения.

Иллюстрации

Вос­тре­бо­ван­ность поли­ко­до­вых тек­стов в науч­но-попу­ляр­ном дис­кур­се объ­яс­ня­ет­ся слож­но­стью вос­при­я­тия широ­кой ауди­то­ри­ей вер­баль­но­го науч­но-попу­ляр­но­го кон­тен­та. Науч­ная иллю­стра­ция облег­ча­ет пони­ма­ние вер­баль­ной науч­ной информации.

Е. Е. Ани­си­мо­ва выде­ля­ет сле­ду­ю­щие функ­ции изоб­ра­же­ния в поли­ко­до­вом тек­сте: 1) аттрак­тив­ную (изоб­ра­же­ние долж­но при­вле­кать вни­ма­ние адре­са­та); 2) инфор­ма­тив­ную (изоб­ра­же­ние долж­но пере­да­вать опре­де­лен­ную инфор­ма­цию); 3) экс­прес­сив­ную (изоб­ра­же­ние долж­но воз­дей­ство­вать на эмо­ции и чув­ства реци­пи­ен­та); 4) эсте­ти­че­скую (изоб­ра­же­ние долж­но реа­ли­зо­вы­вать худо­же­ствен­ный замы­сел авто­ра); 5) сим­во­ли­че­скую (выра­же­ние абстракт­ных поня­тий и идей); 6) иллю­стра­тив­ную (вос­про­из­ве­де­ние вер­баль­ной инфор­ма­ции в виде нагляд­ных, чув­ствен­но вос­при­ни­ма­е­мых обра­зов); 7) аргу­мен­ти­ру­ю­щую (нагляд­ное под­твер­жде­ние вер­баль­ной инфор­ма­ции) [Ани­си­мо­ва 2003].

На пер­вый взгляд для науч­ной иллю­стра­ции доми­ни­ру­ю­щи­ми долж­ны являть­ся инфор­ма­тив­ная, сим­во­ли­че­ская, иллю­стра­тив­ная и аргу­мен­ти­ру­ю­щая функ­ции, одна­ко прак­ти­ка науч­ной иллю­стра­ции акту­а­ли­зи­ру­ет аттрак­тив­ную, экс­прес­сив­ную и эсте­ти­че­скую функции.

Основ­ная зада­ча науч­но­го иллю­стра­то­ра — под­го­то­вить точ­ные изоб­ра­же­ния науч­ных пред­ме­тов. Тра­ди­ци­он­ные и циф­ро­вые науч­ные иллю­стра­ции обес­пе­чи­ва­ют визу­аль­ное объ­яс­не­ние и помо­га­ют зри­те­лю про­яс­нить слож­ную вер­баль­ную инфор­ма­цию. Науч­ная иллю­стра­ция оце­ни­ва­ет­ся за ее эсте­ти­че­ские каче­ства и за точ­ность [Christiansen 2018].

Тех­ни­че­ские иллю­стра­то­ры спе­ци­а­ли­зи­ру­ют­ся на созда­нии изоб­ра­же­ний, кото­рые доно­сят слож­ную тех­ни­че­скую инфор­ма­цию до нетех­ни­че­ской ауди­то­рии инту­и­тив­но понят­ным и увле­ка­тель­ным способом.

Функ­ции науч­но­го иллю­стра­то­ра раз­но­об­раз­ны: отри­сов­ка ред­ких, хруп­ких или мик­ро­ско­пи­че­ских объ­ек­тов; нагляд­ные рас­ска­зы о жиз­нен­ных цик­лах; после­до­ва­тель­ное отоб­ра­же­ние ряда науч­ных про­це­дур; состав­ле­ние гра­фи­ков науч­ных дан­ных и карт, отра­жа­ю­щих рас­пре­де­ле­ние видов; пла­ни­ро­ва­ние маке­тов стра­ниц для иллю­стра­ций; раз­ра­бот­ка дизай­на обло­жек для науч­ных пуб­ли­ка­ций; раз­ра­бот­ка трех­мер­ных моде­лей и изоб­ра­же­ний для выста­вок и пре­зен­та­ций; созда­ние изоб­ра­же­ний и фото для веб-сай­тов и интер­ак­тив­ных медиа и пр. [Christiansen 2018].

Таким обра­зом, функ­ции науч­ной иллю­стра­ции заклю­ча­ют­ся не толь­ко в инфор­ми­ро­ва­нии чита­те­ля. С ее помо­щью мож­но вызвать инте­рес, при­влечь вни­ма­ние (неосо­знан­но), струк­ту­ри­ро­вать инфор­ма­цию в созна­нии бла­го­да­ря нагляд­но­му вос­про­из­ве­де­нию, спо­соб­ство­вать луч­ше­му пони­ма­нию, побу­дить сде­лать опре­де­лен­ное дей­ствие, сфор­ми­ро­вать опре­де­лен­ное мне­ние, воз­дей­ство­вать на эмо­ции чело­ве­ка [Хри­сто­фо­ро­ва 2021]. Невер­баль­ный ком­по­нент вли­я­ет на созда­ние впе­чат­ле­ния и порож­да­ет оце­ноч­ный ком­по­нент: по тому, насколь­ко инфор­ма­ти­вен науч­но-попу­ляр­ный текст с невер­баль­ной состав­ля­ю­щей, насколь­ко он при­вле­ка­те­лен и кра­со­чен, чита­тель фор­ми­ру­ет свое пер­вое впе­чат­ле­ние о пред­ме­те повест­во­ва­ния [Вол­ко­ва 2018].

Изоб­ра­же­ния и фото­гра­фии, репре­зен­та­тив­ные гра­фи­ки и кар­ты, аудио- и видео­за­пи­си при­вле­ка­ют вни­ма­ние и могут спо­соб­ство­вать выпол­не­нию цели науч­но-попу­ляр­но­го дискурса.

Коли­че­ство иллю­стра­ций. Сред­нее коли­че­ство иллю­стра­ций в пуб­ли­ка­ции пред­став­ле­но в мате­ри­а­лах ИТМО (4,79) и ЛЭТИ (4,85). В сред­нем по три иллю­стра­ции — в пуб­ли­ка­ци­ях СПб­ПУ (3,33). Мень­ше все­го в ново­стях МИФИ (1,8) и ПНИПУ (1,05).

Виды иллю­стра­ций. Далее был про­ве­ден ана­лиз часто­ты исполь­зо­ва­ния раз­лич­ных видов иллю­стра­ций: фото­гра­фия; гале­рея фото­гра­фий (нали­чие более одной фото­гра­фии); изоб­ра­же­ние (кар­тин­ка); видео; схе­ма; гра­фик; комикс; постер; кари­ка­ту­ра; карта.

В целом наи­бо­лее частот­ны иллю­стра­ции в виде фото­гра­фии (39,6 %) и гале­реи фото­гра­фий (42,8 %). Реже исполь­зу­ют­ся изоб­ра­же­ние (15 %), схе­ма (6,6 %), постер (5 %) и видео (4,6 %). Гра­фик и комикс встре­ча­ют­ся ред­ко, не исполь­зу­ют­ся вовсе кари­ка­ту­ра и карта.

Наи­бо­лее раз­но­об­ра­зен в видах иллю­стра­ций ИТМО: гале­рея фото­гра­фий (70 %), изоб­ра­же­ние (31 %), схе­ма (20 %), видео (14 %), комик­сы (9 %), гра­фик и постер (по 2 %). Комикс исполь­зу­ет толь­ко ИТМО. Гале­рея фото­гра­фий так­же лиди­ру­ет по часто­те у СПб­ПУ (60 %) и ЛЭТИ (59 %). ПНИПУ (76 %) и МИФИ (51 %) чаще осталь­ных исполь­зу­ют одну фото­гра­фию. Постер (афи­ша) чаще все­го встре­ча­ет­ся в ново­стях МИФИ (13 %) и ЛЭТИ (7 %); у ИТМО — 2 %; у ПНИПУ и СПб­ПУ — по 1 %. Схе­му исполь­зу­ют ИТМО (20 %), ПНИПУ (10 %), ЛЭТИ (2 %), МИФИ (1 %). Видео при­сут­ству­ет в мате­ри­а­лах ИТМО (14 %), СПб­ПУ (8 %) и МИФИ (1 %); гра­фик толь­ко у ПНИПУ (3 %) и ИТМО (2 %). Менее раз­но­об­раз­ны иллю­стра­ции в пуб­ли­ка­ци­ях ПНИПУ (76 % — одна фотография).

Отно­ше­ние иллю­стра­ций к инфор­ма­ци­он­но­му пово­ду. Этот пока­за­тель ана­ли­зи­ро­вал­ся по нали­чию, во-пер­вых, пря­мой свя­зи (иллю­стра­ция пере­да­ет инфор­ма­цию о кон­крет­ном инфор­ма­ци­он­ном пово­де пуб­ли­ка­ции). Напри­мер, если пуб­ли­ка­ция посвя­ще­на про­ве­де­нию кон­фе­рен­ции на пло­щад­ке вуза, то в дан­ной иллю­стра­ции может быть изоб­ра­же­ны эта­пы кон­фе­рен­ции, обсуж­де­ние участ­ни­ка­ми докла­да и т. п. Во-вто­рых, ассо­ци­а­тив­ной свя­зи (иллю­стра­ция не име­ет пря­мо­го отно­ше­ния к дан­но­му инфор­ма­ци­он­но­му пово­ду). Напри­мер, если в пуб­ли­ка­ции речь идет об уче­ных-побе­ди­те­лях науч­но-тех­ни­че­ско­го кон­кур­са Роса­то­ма, а на иллю­стра­ции изоб­ра­жен лого­тип Роса­то­ма. В‑третьих, отсут­ствию свя­зи (иллю­стра­ция никак не свя­за­на с инфор­ма­ци­он­ным пово­дом). Напри­мер, если в пуб­ли­ка­ции идет речь о запус­ке ново­го стар­та­па, а в каче­стве иллю­стра­ции поме­ще­но изоб­ра­же­ние доллара.

У всех вузов подав­ля­ю­щий про­цент иллю­стра­ций напря­мую отно­сит­ся к сооб­ща­е­мо­му в тек­сте: ЛЭТИ (96 %), СПб­ПУ (94 %), ИТМО (92 %), МИФИ (86 %), ПНИПУ (76 %). Ассо­ци­а­тив­ная связь — ЛЭТИ (4 %), СПб­ПУ (6 %), ИТМО (8 %), МИФИ (14 %), ПНИПУ (20 %). Одна­ко в 4 % пуб­ли­ка­ций ПНИПУ и в 2 % пуб­ли­ка­ций ИТМО изоб­ра­же­ния никак не свя­за­ны с темой новост­но­го сообщения.

Функ­ции иллю­стра­ции. В нашем мате­ри­а­ле иллю­стра­ции выпол­ня­ют пре­иму­ще­ствен­но две функ­ции: допол­не­ния (пере­да­ча инфор­ма­ции, отсут­ству­ю­щей в вер­баль­ной части) — в сред­нем 96,6 % — и дуб­ли­ро­ва­ния (повтор инфор­ма­ции вер­баль­ной части публикации).

В боль­шей сте­пе­ни иллю­стра­ции, исполь­зу­е­мые вуза­ми, допол­ня­ют тек­сто­вую часть ново­сти, то есть дают новую инфор­ма­цию, неот­ра­жен­ную в вер­баль­ных сред­ствах ком­му­ни­ка­ции: ЛЭТИ (100 %), ПНИПУ (100 %), ИТМО (99 %), СПб­ПУ (97 %), МИФИ (87 %). Функ­ция допол­не­ния не озна­ча­ет, что иллю­стра­ции подо­бра­ны эффек­тив­но, посколь­ку они могут сооб­щать чита­те­лю инфор­ма­цию, кото­рая напря­мую не отно­сит­ся к инфор­ма­ци­он­но­му поводу.

Одна­ко если в иллю­стра­тив­ном мате­ри­а­ле отра­жа­ет­ся клю­че­вая мысль, сооб­ща­е­мая в тек­сте (функ­ция дуб­ли­ро­ва­ния), то двой­ное повто­ре­ние может спо­соб­ство­вать вос­при­я­тию и запо­ми­на­нию инфор­ма­ции. Иллю­стра­ции МИФИ (13 %) чаще осталь­ных выпол­ня­ют функ­цию дуб­ли­ро­ва­ния; у СПб­ПУ — 3 %, у ИТМО — 1 % иллю­стра­ций дуб­ли­ру­ют вер­баль­ную часть сообщения.

Кон­тент иллю­стра­ций (визу­аль­ная меди­а­то­пи­ка) в основ­ном тек­сте. В целом в подав­ля­ю­щем боль­шин­стве мате­ри­а­лов пред­став­ле­ны участ­ни­ки, фигу­ри­ру­ю­щие в пуб­ли­ка­ци­ях (69 %). Нау­ке (науч­ным про­цес­сам, раз­ра­бот­кам, изоб­ре­те­ни­ям, при­бо­рам и пр.) отве­де­но вдвое мень­ше вни­ма­ния (35 %). Это мож­но объ­яс­нить тем, что фото­гра­фии науч­ных раз­ра­бо­ток и иссле­до­ва­ний создать или полу­чить, как пра­ви­ло, труд­нее, одна­ко такие мате­ри­а­лы спо­соб­ству­ют луч­ше­му пони­ма­нию науч­но­го тек­ста. 21 % пуб­ли­ка­ций рас­кры­ва­ет для чита­те­лей и науч­ный про­цесс, и участ­ни­ков. В 17 % мате­ри­а­лов не пред­став­лен ни один из рас­смат­ри­ва­е­мых вариантов.

Наи­боль­шее коли­че­ство мате­ри­а­лов, демон­стри­ру­ю­щих и науч­ный про­цесс, и участ­ни­ков собы­тия, содер­жит­ся у ИТМО (49 %); в этой же пози­ции ЛЭТИ — 25 %, СПб­ПУ — 19 %, МИФИ — 9 %, ПНИПУ — 2 %.

С дру­гой сто­ро­ны, у ИТМО доста­точ­но боль­шое коли­че­ство пуб­ли­ка­ций (16 %), кото­рые не демон­стри­ру­ют ни то ни дру­гое. Наи­боль­ший про­цент таких пуб­ли­ка­ций содер­жит­ся так­же у МИФИ (28 %) и ПНИПУ (24 %); у ЛЭТИ — 8 %, у СПб­ПУ — 7 %. Это может быть свя­за­но с осо­бен­но­стя­ми инфор­ма­ци­он­но­го пово­да либо с недо­ста­точ­ной про­ра­бот­кой иллю­стра­тив­но­го мате­ри­а­ла. Кро­ме того, иллю­стра­ции, кото­рые, напри­мер, демон­стри­ру­ют раз­ра­бот­ку или про­цесс иссле­до­ва­ния, часто не под­пи­сы­ва­ют­ся и оста­ют­ся непо­нят­ны­ми для непод­го­тов­лен­но­го читателя.

Кон­тент иллю­стра­ций (визу­аль­ная меди­а­то­пи­ка) на глав­ной стра­ни­це сай­та. Ана­лиз визу­аль­но­го кон­тен­та, кото­рый сопро­вож­да­ет новост­ные сооб­ще­ния вузов на глав­ной стра­ни­це, пока­зал, что 59,4 % иллю­стра­ций содер­жат изоб­ра­же­ния людей (порт­рет­ные фото­гра­фии); 40,6 % — тех­ни­че­ские устрой­ства, при­бо­ры, схе­мы и про­чее без людей.

На глав­ной стра­ни­це сай­та ЛЭТИ 82 % новост­ных сооб­ще­ний вклю­ча­ют изоб­ра­же­ния людей. Далее в поряд­ке убы­ва­ния: СПб­ПУ — 70 %, ПНИПУ — 57 %, МИФИ и ИТМО — 44 %. В боль­шин­стве пуб­ли­ка­ций ЛЭТИ (36 %) при­сут­ству­ет фото­гра­фия с одним уче­ным. Такая же ситу­а­ция у ПНИПУ (31 %). У МИФИ прак­ти­че­ски в рав­ной сте­пе­ни при­сут­ству­ют уче­ный (18 %) и груп­па уче­ных (17 %). Изоб­ра­же­ние уче­ных по часто­те на вто­ром месте у ЛЭТИ.

Фото­гра­фия жен­щи­ны-уче­но­го исполь­зу­ет­ся вуза­ми ред­ко (обыч­но 1 %). Доста­точ­но ред­ко все уни­вер­си­те­ты выби­ра­ют фото со сту­ден­та­ми (2–5 %). Изоб­ра­же­ние дру­гих людей (не сту­ден­тов и не уче­ных) чаще выби­ра­ют СПб­ПУ (31 %) и ИТМО (20 %).

Визу­аль­ная меди­а­то­пи­ка порт­рет­ной фото­гра­фии МИФИ: груп­па уче­ных (17 %), уче­ный (18 %), жен­щи­на-уче­ный (0 %), сту­дент (1 %), сту­дент­ка (1 %), груп­па сту­ден­тов (1 %), дру­гие люди (6 %).

Визу­аль­ная меди­а­то­пи­ка порт­рет­ной фото­гра­фии ИТМО: груп­па уче­ных (8 %), уче­ный (13 %), жен­щи­на-уче­ный (1 %), сту­дент (0 %), сту­дент­ка (0 %), груп­па сту­ден­тов (2 %), дру­гие люди (20 %).

Визу­аль­ная меди­а­то­пи­ка порт­рет­ной фото­гра­фии СПб­ПУ: груп­па уче­ных (11 %), уче­ный (22 %), жен­щи­на-уче­ный (1 %), сту­дент (4 %), сту­дент­ка (0 %), груп­па сту­ден­тов (1 %), дру­гие люди (31 %).

Визу­аль­ная меди­а­то­пи­ка порт­рет­ной фото­гра­фии ЛЭТИ: груп­па уче­ных (20 %), уче­ный (36 %), жен­щи­на-уче­ный (10 %), сту­дент (2 %), сту­дент­ка (0 %), груп­па сту­ден­тов (3 %), дру­гие люди (11 %).

Визу­аль­ная меди­а­то­пи­ка порт­рет­ной фото­гра­фии ПНИПУ: груп­па уче­ных (6 %), уче­ный (31 %), жен­щи­на-уче­ный (8 %), сту­дент (0 %), сту­дент­ка (1 %), груп­па сту­ден­тов (3 %), дру­гие люди (8 %).

Визу­аль­ная меди­а­то­пи­ка порт­рет­ной фото­гра­фии. Порт­рет­ная фото­гра­фия (участ­ни­ки, фигу­ри­ру­ю­щие в пуб­ли­ка­ци­ях) в сред­нем по всем пуб­ли­ка­ци­ям состав­ля­ет 69 %. Нау­ка (науч­ные про­цесс, раз­ра­бот­ки, изоб­ре­те­ния, при­бо­ры и пр.) пред­став­ле­на почти в два раза реже — 35 %.

Ген­дер­ная меди­а­то­пи­ка: муж­чи­ны (25,4 %) vs жен­щи­ны (4,4 %). Мас­ку­лин­ность уче­но­го тех­ни­че­ско­го уни­вер­си­те­та встре­ча­ет­ся в порт­рет­ной фото­гра­фии в 6 раз чаще, чем феминность.

Функ­ци­о­наль­ная меди­а­то­пи­ка (роль в уни­вер­си­те­те): уче­ные (40,4 %) vs сту­ден­ты (3,6 %). В порт­рет­ной фото­гра­фии роль уни­вер­си­тет­ско­го уче­но­го в 11 раз боль­ше, чем студента.

Соци­аль­но-цен­ност­ная меди­а­то­пи­ка: инди­ви­ду­ум (29,8 %) vs кол­лек­тив (14,4 %). В порт­рет­ной фото­гра­фии зна­чи­мость инди­ви­ду­у­ма в науч­ном про­цес­се в 2 раза выше, чем науч­но­го сообщества.

Таким обра­зом, визу­аль­ная меди­а­то­пи­ка фор­ми­ру­ет образ лич­но­сти — пред­ста­ви­те­ля тех­ни­че­ско­го уни­вер­си­те­та — как муж­чи­ны-уче­но­го, кото­рый в струк­ту­ре науч­но­го про­цес­са явля­ет­ся более зна­чи­мой состав­ля­ю­щей, чем сам про­цесс и науч­ное сооб­ще­ство. В этой струк­ту­ре сту­дент и жен­щи­на-уче­ный нахо­дят­ся на пери­фе­рии науч­но-иссле­до­ва­тель­ско­го процесса.

Визу­аль­ная меди­а­то­пи­ка инфор­ма­ци­он­ной повест­ки уни­вер­си­тет­ских сай­тов. Устой­чи­вая систе­ма меди­а­то­пи­ков фор­ми­ру­ет сле­ду­ю­щую смыс­ло­вую пара­диг­му, кон­стру­и­ру­ю­щую образ уни­вер­си­те­та в обще­ствен­ном созна­нии: в науч­но­ис­сле­до­ва­тель­ском про­цес­се глав­ную роль игра­ет чело­век (69 %), а не инстру­мен­ты и резуль­та­ты науч­ных иссле­до­ва­ний (35 %). Это уче­ный-инди­ви­ду­а­лист (29,8 %) муж­ско­го пола (25,4 %), кото­рый сла­бо зави­сит от науч­но­го сооб­ще­ства (14,4 %). Сту­ден­ты (3,6 %) и жен­щи­ны (4,4 %) игра­ют незна­чи­тель­ную роль в науч­но-иссле­до­ва­тель­ской дея­тель­но­сти университета.

Выводы

Ана­лиз вер­баль­но­го (вер­баль­ная меди­а­то­пи­ка, тема­ти­ка) и невер­баль­но­го (гра­фи­ка, иллю­стра­ции, визу­аль­ная меди­а­то­пи­ка) ком­по­нен­тов поли­ко­до­во­го тек­ста поз­во­ля­ет уви­деть меж­се­ми­о­ти­че­ские отно­ше­ния, кото­рые отра­жа­ют рас­пре­де­ле­ние смыс­ла на уровне вер­баль­но­го и визу­аль­но­го кода. Соче­та­ние вер­баль­но­го тек­ста и иллю­стра­ции как син­тез коди­ро­вок в струк­ту­ре поли­ко­до­во­го тек­ста орга­ни­зу­ет, допол­ня­ет, уточ­ня­ет общий смысл текста.

Иссле­до­ва­ние вер­баль­ной меди­а­то­пи­ки и тема­ти­ки пока­зы­ва­ет, что основ­ное вни­ма­ние в диджи­тал-ком­му­ни­ка­ци­ях тех­ни­че­ско­го вуза уде­ля­ет­ся иссле­до­ва­ни­ям и раз­ра­бот­кам (46,8 % всех пуб­ли­ка­ций), а так­же уни­вер­си­тет­ским науч­ным меро­при­я­ти­ям (12,4 %). Реже пуб­ли­ку­ет­ся инфор­ма­ция об уча­стии вуза в науч­ных меро­при­я­ти­ях и кол­ла­бо­ра­ци­ях с дру­ги­ми вуза­ми и НПО (11,4 %), успе­хах вуза (кон­кур­сы, гран­ты, пре­мии, защи­ты дис­сер­та­ций, бла­го­дар­ствен­ные пись­ма) (8,8 %), экс­перт­ном мне­нии про­фес­су­ры (8,2 %), исто­рии кон­крет­но­го уче­но­го (6,6 %), раз­ви­тии инфра­струк­ту­ры (откры­тии лабо­ра­то­рии, иссле­до­ва­тель­ских цен­тров и др.) (3,4 %), откры­тых лек­ци­ях (1,6 %), рей­тин­гах вуза (0,8 %).

Крайне ред­ко осве­ща­ют­ся темы, свя­зан­ные с гума­ни­тар­ны­ми нау­ка­ми (4,2 %). Вполне обос­но­ван­ный для тех­ни­че­ско­го вуза «тех­нар­ский сно­бизм» свя­зан с дале­ко не празд­ным вопро­сом «Нуж­ны ли гума­ни­тар­ные нау­ки тех­на­рям?», посколь­ку сего­дня имен­но спе­ци­а­ли­сты в сфе­ре нано‑, био- и IT-тех­но­ло­гий реша­ют не про­сто судь­бу, но и саму воз­мож­ность суще­ство­ва­ния человечества.

Ана­лиз вер­баль­ной и визу­аль­ной меди­а­то­пи­ки поли­ко­до­во­го тек­ста в циф­ро­вых науч­ных ком­му­ни­ка­ци­ях вуза в оппо­зи­ции «уче­ный — нау­ка» пока­зал логи­че­скую инвер­сию — пере­во­ра­чи­ва­ние смыс­ла, заме­на вер­баль­но­го визу­аль­ным: вер­баль­ная меди­а­то­пи­ка — нау­ка 66,8 %, уче­ный 18,4 %; визу­аль­ная меди­а­то­пи­ка — нау­ка 35 %, уче­ный 69 %.

Эти пози­ции под­твер­жда­ют полу­чен­ные нами дан­ные по функ­ци­ям иллю­стра­ций в поли­ко­до­вом тек­сте: в сред­нем 96,6 % выпол­ня­ют функ­цию допол­не­ния. В вер­баль­ной меди­а­то­пи­ке доми­ни­ру­ет образ тех­ни­че­ско­го уни­вер­си­те­та как науч­но-иссле­до­ва­тель­ской струк­ту­ры в акту­аль­ных обла­стях совре­мен­ной нау­ки и про­из­вод­ства, где уче­ный (лич­ность) нахо­дит­ся на пери­фе­рии, но обес­пе­чи­ва­ет науч­но-иссле­до­ва­тель­ский про­цесс. В визу­аль­ной меди­а­то­пи­ке доми­ни­ру­ет образ муж­чи­ны-уче­но­го (лич­но­сти), кото­рый в струк­ту­ре науч­но­го про­цес­са явля­ет­ся более зна­чи­мой состав­ля­ю­щей, чем сам про­цесс и науч­ное сооб­ще­ство. Сту­дент и жен­щи­на-уче­ный нахо­дят­ся на пери­фе­рии науч­но­го про­цес­са, что мож­но рас­смат­ри­вать как кос­вен­ную визу­аль­ную дискриминацию.

Сила фото­гра­фии вели­ка: «Имен­но в оста­нов­ке интер­пре­та­ции и заклю­че­на досто­вер­ность Фото: я до изне­мо­же­ния кон­ста­ти­рую, что это было. Для любо­го, кто дер­жит в руке фото­гра­фию, в этом состо­ит “фун­да­мен­таль­ное веро­ва­ние”, “Urdoxa” (пер­вич­ная док­три­на. — С. Ш., А. К.), кото­рое ничто не в силах поко­ле­бать» [Барт 1997: 37]. Обна­ру­жен­ные «науч­ный эйджизм» и «мас­ку­лин­ный сно­бизм» визу­а­ли­за­ции ново­стей уни­вер­си­тет­ских сай­тов, с одной сто­ро­ны, не соот­вет­ству­ют реаль­но­сти (мно­гие вели­кие откры­тия совер­ша­лись в моло­дом воз­расте; сего­дня жен­щи­ны весь­ма актив­ны в тех­ни­че­ских нау­ках и уни­вер­си­те­тах), с дру­гой — под­со­зна­тель­но фор­ми­ру­ют у моло­де­жи «фун­да­мен­таль­ное веро­ва­ние» о том, что нау­ка — «дело взрос­лых дядей».

Про­ана­ли­зи­ро­ван­ные визу­аль­ные ком­по­нен­ты поли­ко­до­во­го тек­ста (гра­фи­ка и иллю­стра­ции) отли­ча­ют­ся узким репер­ту­а­ром при­е­мов и одно­об­ра­зи­ем иллюстраций.

«Фото­гра­фия тира­ни­че­ски подав­ля­ет дру­гие виды изоб­ра­же­ния» [Барт 1997: 37] и в сред­нем состав­ля­ет 82,4 % иллю­стра­ций. Фото­гра­фии на стра­ни­цах сай­та уни­вер­си­те­тов амби­ва­лент­ны: с одной сто­ро­ны, «голо­са баналь­но­сти», с дру­гой — «сер­ти­фи­кат при­сут­ствия», так как «ничто напи­сан­ное не в силах срав­нить­ся по досто­вер­но­сти с фото» [Барт 1997: 24, 28]. Оче­вид­но, что «высо­кая» науч­ная иллю­стра­ция (science art) мало­до­ступ­на еже­днев­ным ново­стям уни­вер­си­те­тов, одна­ко совре­мен­ная инфо­гра­фи­ка дает бога­тый инстру­мен­та­рий для иллю­стра­ции попу­ляр­но­го науч­но­го текста.

Ста­тья посту­пи­ла в редак­цию 10 сен­тяб­ря 2023 г.;
реко­мен­до­ва­на к печа­ти 18 декаб­ря 2023 г. г.

© Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, 2024

Received: September 10, 2023
Accepted: December 18, 2023