Пятница, Март 22Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

ПЕРСУАЗИВНЫЕ ПРОГНОЗЫ И СЦЕНАРИИ В МАССМЕДИЙНОМ ПОЛИТИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ (ФУНКЦИИ И СРЕДСТВА ВЫРАЖЕНИЯ)

В статье на материале традиционных и электронных СМИ рассматриваются персуазивные высказывания, прогнозы и сценарии (ПП и ПС), которые можно считать важнейшим элементом инструментария воздействия, эффективно используемым современными политиками и транслируемым через массмедиа. Анализ политического дискурса (интервью известных политиков) позволил выявить основные функции ПП и ПC: прогнозирование, планирование, создание образа времени, аргументация; самопрезентация и формирование имиджа говорящего / пишущего; дистанцирование; критическое осмысление позиции оппонентов и др. 

Степень эффективности воздействия ПП и ПС усиливается, если дополнительно используются такие средства выразительности, как метафора, гипербола, ирония, иногда доходящая до сарказма, разговорность со свойственной ей диалогичностью. В статье показана роль персуазивных высказываний в судьбе политиков и в судьбе страны.

PERSUASIVENESS FORECASTS AND SCENARIOS OF THE MASS MEDIA IN THE POLITICAL DISCOURSE (FUNCTIONS AND MEANS OF EXPRESSION)

The article analyzes the material of traditional and electronic media, and studies persuasive statements, in particular forecasts (PP) and scenarios (PS), which can be considered as essential elements of instruments effectively used by modern politicians and broadcast through the media. Analysis of political discourse (interviews of famous politicians) revealed the basic functions of the PP and PS: forecasting, planning, creating an image of the time, the argument; self-presentation and formation of the speaker / writer image; distancing; critical analysis of the opponent ets.

Level of impact of PP and PS is enhanced by using additional means of expression such as a metaphor, hyperbole, irony and sarcasm, dialogism. The article shows the role of persuasive discourse in the fate of the politicians and the country’s fate.

Алла Николаевна Байкулова, доктор филологических наук, профессор кафедры русского языка и речевой коммуникации Саратовского национального исследовательского государственного университета имени Н. Г. Чернышевского

E-mail: allabay15@mail.ru

Alla Nikolaevna Baikulova, Doctor of Philology, Professor of the Chair of Russian language and Speech Communication of the Saratov National Research State University named after N. G. Chernyshevsky

E-mail: allabay15@mail.ru

Байкулова А. Н. Персуазивные прогнозы и сценарии в массмедийном политическом дискурсе (функции и средства выражения) // Медиалингвистика. 2017. № 1 (16). С. 31–39. URL: https://medialing.ru/persuazivnye-prognozy-i-scenarii-v-massmedijnom-politicheskom-diskurse-funkcii-i-sredstva-vyrazheniya/ (дата обращения: 22.03.2019).

Baikulova A. N. Persuasiveness forecasts and scenarios of the mass media in the political discourse (functions and means of expression). Media Linguistics, 2017, No. 1 (16), pp. 31–39. Available at: https://medialing.ru/persuazivnye-prognozy-i-scenarii-v-massmedijnom-politicheskom-diskurse-funkcii-i-sredstva-vyrazheniya/ (accessed: 22.03.2019). (In Russian)

УДК 811.161.1’271.12 + 811.161.1’271.16 
ББК 81.2 Рус 
ГРНТИ 16.28 
КОД ВАК 10.02.01

Поста­нов­ка про­бле­мы. Потреб­ность чело­ве­ка регу­ли­ро­вать про­ис­хо­дя­щие в жиз­ни про­цес­сы, ока­зы­вать вли­я­ние на то, что его окру­жа­ет, будь то дру­гой чело­век, живот­ное, вещь или при­род­ное явле­ние, нераз­рыв­но свя­за­на с рече­вым воз­дей­стви­ем. Спо­со­бы рече­во­го воз­дей­ствия выра­ба­ты­ва­ют­ся в раз­лич­ных повсе­днев­ных прак­ти­ках. Отта­чи­ва­ясь в пер­вич­ной ком­му­ни­ка­ции, при­е­мы воз­дей­ствия начи­на­ют созна­тель­но исполь­зо­вать­ся людь­ми в каче­стве инстру­мен­та для дости­же­ния любых соб­ствен­но ком­му­ни­ка­тив­ных или прак­ти­че­ских целей во вто­рич­ной ком­му­ни­ка­ции, к кото­рой, без­услов­но, отно­сит­ся и обще­ние, опо­сре­до­ван­ное сред­ства­ми мас­со­вой инфор­ма­ции. При помо­щи раз­лич­ных СМИ осу­ществ­ля­ет­ся меди­а­ти­за­ция — гло­баль­ное воз­дей­ствие на мыш­ле­ние инди­ви­дов [см.: Рого­зи­на 2003: 121; Боб­ров­ская 2011: 14].

Сре­ди раз­но­об­ра­зия спо­со­бов рече­во­го воз­дей­ствия мож­но выде­лить пер­су­а­зив­ные выска­зы­ва­ния (ПВ), реа­ли­зу­е­мые в фор­ме про­гно­зов и сце­на­ри­ев. Как функ­ци­о­ни­ру­ют эти еди­ни­цы, каков их ком­му­ни­ка­тив­но-праг­ма­ти­че­ский потен­ци­ал и сред­ства выра­же­ния? Эти вопро­сы и состав­ля­ют суть рас­смат­ри­ва­е­мой про­бле­мы.

Исто­рия вопро­са. И. А. Стер­нин опре­де­лил рече­вое воз­дей­ствие как «воз­дей­ствие чело­ве­ка на дру­го­го чело­ве­ка или груп­пу лиц (допол­ним — на мас­сы людей. — А. Б.) при помо­щи речи и сопро­вож­да­ю­щих речь невер­баль­ных средств для дости­же­ния постав­лен­ной гово­ря­щим цели»; рас­смот­рел его ста­нов­ле­ние как нау­ки, тео­рии; выявил спо­со­бы рече­во­го воз­дей­ствия на дру­гую лич­ность (дока­зы­ва­ние, убеж­де­ние, уго­ва­ри­ва­ние, клян­ча­нье, вну­ше­ние, при­каз, прось­ба, при­нуж­де­ние) [Стер­нин 2001: 54–66].

В оте­че­ствен­ной линг­ви­сти­ке исполь­зу­ет­ся и широ­ко рас­про­стра­нен­ный за рубе­жом тер­мин пер­су­а­зив­ная ком­му­ни­ка­ция (поня­тие пер­су­а­зив­ность извест­но еще из антич­ной рито­ри­ки). А. В. Голод­но­вым пер­су­а­зив­ная ком­му­ни­ка­ция опре­де­ля­ет­ся как «мен­таль­но-рече­вое вза­и­мо­дей­ствие ком­му­ни­кан­тов, реа­ли­зу­ю­щее попыт­ку воз­дей­ствия адре­сан­та на мен­таль­ную сфе­ру реци­пи­ен­та с целью изме­не­ния его пове­де­ния (побуж­де­ния к совер­ше­нию / отка­зу от совер­ше­ния опре­де­лен­ных дей­ствий)» [Голод­нов 2003; 2011]. На наш взгляд, стра­те­гия пер­су­а­зив­но­сти — это попыт­ка изме­не­ния не толь­ко пове­де­ния, но и обра­за мыс­лей адре­са­та.

Пер­су­а­зив­ные выска­зы­ва­ния, про­гно­зы и сце­на­рии, как эффек­тив­ный (но ино­гда и риско­ген­ный) [Риско­ген­ность… 2015] спо­соб воз­дей­ствия рас­смат­ри­ва­лись нами на мате­ри­а­ле неофи­ци­аль­ной (пер­вич­ной) ком­му­ни­ка­ции — семей­но­го и дру­же­ско­го обще­ния [см.: Бай­ку­ло­ва 2014; 2015]. Пер­су­а­зив­ный про­гноз (ПП), в нашем пони­ма­нии,  «крат­кое пред­ска­за­ние, сде­лан­ное на осно­ве уста­нов­ле­ния при­чин­но-след­ствен­ных свя­зей меж­ду каки­ми-либо собы­ти­я­ми»; пер­су­а­зив­ный сце­на­рий (ПС) «раз­вер­ну­тое выска­зы­ва­ние воз­дей­ству­ю­ще­го харак­те­ра, в кото­ром экс­пли­ци­ру­ет­ся чере­да пред­по­ла­га­е­мых или выстра­и­ва­е­мых гово­ря­щим собы­тий» [Бай­ку­ло­ва 2015: 60].

В семей­ной ком­му­ни­ка­ции спе­ци­фи­ка функ­ци­о­ни­ро­ва­ния ПП и ПС обу­слов­ле­на иерар­хи­ей семей­но­го быта и преж­де все­го свя­за­на с забо­той ком­му­ни­кан­тов друг о дру­ге. Обыч­но такие спо­со­бы воз­дей­ствия сопут­ству­ют предо­сте­ре­же­нию, уте­ше­нию, запре­ту, реко­мен­да­ции, инструк­ции и дру­гим жан­рам. В дру­же­ской ком­му­ни­ка­ции пре­об­ла­да­ет иная осо­бен­ность исполь­зо­ва­ния ПП и ПС — они явля­ют­ся спо­со­ба­ми выра­же­ния стра­те­гий ком­му­ни­кан­тов, направ­лен­ных на само­вы­ра­же­ние, само­пре­зен­та­цию, само­утвер­жде­ние. Боль­шую роль они игра­ют и как сред­ство созда­ния коми­че­ско­го, фор­ми­руя осо­бую атмо­сфе­ру дру­же­ско­го обще­ния, в том чис­ле и иро­нии. В пер­су­а­зив­ных про­гно­зах и сце­на­ри­ях вопло­ща­ют­ся пла­ны, меч­ты и фан­та­зии дру­зей.

В дан­ной рабо­те мы реша­ем про­бле­му функ­ци­о­ни­ро­ва­ния пер­су­а­зив­ных про­гно­зов и сце­на­ри­ев во вто­рич­ной ком­му­ни­ка­ции — в СМИ, кото­рые транс­ли­ру­ют речь не толь­ко жур­на­ли­стов, но и тех, с кем жур­на­ли­стам при­хо­дит­ся общать­ся в медий­ном про­стран­стве. Осо­бое зна­че­ние име­ют выступ­ле­ния поли­ти­ков, обще­ствен­ных дея­те­лей, руко­во­ди­те­лей стра­ны, посколь­ку их речь вли­я­ет на речь масс и фак­ти­че­ски фор­ми­ру­ет пред­став­ле­ние о нор­мах как опо­сре­до­ван­но­го обще­ния в СМИ, так и вооб­ще любо­го дру­го­го вида обще­ния [см.: Риско­ген­ность 2015].

Поли­ти­че­ский дис­курс в совре­мен­ных СМИ пред­став­лен очень широ­ко, и в дан­ной ста­тье имен­но на функ­ци­о­ни­ро­ва­ние ПВ поли­ти­ков в СМИ обра­ще­но наше вни­ма­ние. «Поли­ти­че­ский дис­курс скло­нен к про­ви­ден­ци­аль­но­сти и про­гно­зи­ро­ва­нию», — отме­ча­ет Е. В. Быко­ва [Быко­ва 2016: 94]; спо­соб­ность к про­гно­зи­ро­ва­нию явля­ет­ся одним из глав­ных качеств поли­ти­ков, и, веро­ят­но, поэто­му пер­су­а­зи­вы осо­бен­но замет­ны в поли­ти­че­ском дис­кур­се. И это глав­ная при­чи­на того, что имен­но речь госу­дар­ствен­ных дея­те­лей, извест­ных поли­ти­ков, вклю­ча­ю­щая в себя про­гно­зи­ро­ва­ние как одну из важ­ней­ших состав­ля­ю­щих полит­тех­но­ло­гии, ста­ла пред­ме­том иссле­до­ва­ния. Полит­тех­но­ло­гия пред­по­ла­га­ет раз­ные мето­ды про­гно­зи­ро­ва­ния, но осо­бую зна­чи­мость при­об­ре­та­ет сце­на­рио­тех­ни­ка, явля­ю­ща­я­ся основ­ным тех­но­ло­ги­че­ским инстру­мен­та­ри­ем поша­го­во­го опи­са­ния гипо­те­ти­че­ско­го раз­ви­тия собы­тий [Соло­вьев 2006]. Сце­на­рии могут быть пред­став­ле­ны в виде крат­ких опи­са­ний ситу­а­ций и тен­ден­ций их раз­ви­тия, сооб­ще­ний на осно­ве ста­ти­сти­че­ско­го ана­ли­за, зна­чи­тель­ных по объ­е­му ана­ли­ти­че­ских иссле­до­ва­ний, эссе и др. Логи­ка про­гно­зи­ро­ва­ния пред­по­ла­га­ет «после­до­ва­тель­ный пере­ход от уточ­не­ния харак­те­ра и мас­шта­бов целей и постро­е­ния рабо­чих гипо­тез к постро­е­нию базо­вой гипо­те­ти­че­ской моде­ли», а затем и «к оцен­ке досто­вер­но­сти и точ­но­сти про­гно­за» [Там же]. В зави­си­мо­сти от поли­ти­че­ских целей воз­мож­ны про­гно­зы раз­но­го мас­шта­ба (напри­мер, мак­ро­эко­но­ми­че­ский про­гноз и про­гноз, свя­зан­ный с выпус­ком той или иной про­дук­ции), есть клас­си­фи­ка­ции, уста­нав­ли­ва­ю­щие связь про­гно­зи­ро­ва­ния со вре­ме­нем (дол­го­сроч­ные, крат­ко­сроч­ные и т. п.) [Там же].

Мате­ри­ал иссле­до­ва­ния. В каче­стве мате­ри­а­ла иссле­до­ва­ния исполь­зо­ва­лись выступ­ле­ния вид­ных поли­ти­че­ских дея­те­лей, транс­ли­ру­е­мые тра­ди­ци­он­ны­ми и элек­трон­ны­ми СМИ: феде­раль­ны­ми и реги­о­наль­ны­ми газе­та­ми («Аргу­мен­ты и фак­ты», «АиФ.ru», «Рос­сий­ская газе­та», «Мос­ков­ский ком­со­мо­лец», «Домо­вой совет»); теле­пе­ре­да­чей «Пра­во голо­са»; радио­стан­ци­ей «Радио Рос­сии»; теле­ка­на­лом Euronews и др. (все­го 200 выска­зы­ва­ний с ПП и ПС).

Опи­са­ние мето­ди­ки иссле­до­ва­ния. В рабо­те при­ме­нен инте­гри­ро­ван­ный под­ход к иссле­до­ва­нию меди­а­тек­стов. Исполь­зо­ва­лись: метод линг­ви­сти­че­ско­го дис­кур­сив­но­го ана­ли­за (в том чис­ле метод поли­ти­че­ской линг­ви­сти­ки, вскры­ва­ю­щий оце­ноч­ные, идео­ло­ги­че­ские уста­нов­ки, заклю­чен­ные в текстах СМИ); метод когни­тив­но­го ана­ли­за, пред­по­ла­га­ю­щий выяв­ле­ние осо­бен­но­стей отра­же­ния реаль­ных собы­тий в сред­ствах мас­со­вой инфор­ма­ции; соб­ствен­но медиа­линг­ви­сти­че­ский метод [Доб­рос­клон­ская 2016].

Ана­лиз мате­ри­а­ла. Основ­ная функ­ция ПВ в поли­ти­че­ском дис­кур­се, на наш взгляд, — это про­гно­зи­ро­ва­ние собы­тий как один из спо­со­бов аргу­мен­та­ции. Такое про­гно­зи­ро­ва­ние в поли­ти­че­ском дис­кур­се игра­ет огром­ную роль и может ока­зы­вать суще­ствен­ное вли­я­ние на ход исто­ри­че­ско­го раз­ви­тия как отдель­ной стра­ны, так и все­го миро­во­го сооб­ще­ства. Напри­мер, при обсуж­де­нии вопро­са о воз­мож­ных путях раз­ви­тия Рос­сии в пере­да­че «Пра­во голо­са» (ТВЦ, 7 апре­ля 2016 г.) гене­раль­ным дирек­то­ром «Агент­ства поли­ти­че­ских и эко­но­ми­че­ских ком­му­ни­ка­ций» Д. Орло­вым была выска­за­на точ­ка зре­ния, что одной из при­чин пора­же­ния Г. А. Зюга­но­ва на выбо­рах 1996 г. ста­ло то, что он не сфор­ми­ро­вал у изби­ра­те­лей, в отли­чие от коман­ды Б. Н. Ель­ци­на, образ буду­ще­го: Зюга­нов / на мой взгляд / про­иг­рал из-за двух прин­ци­пи­аль­ных вещей пер­вое / он не сфор­му­ли­ро­вал образ буду­ще­го / он был чело­ве­ком вче­раш­ним // Ель­цин / и его коман­да / преж­де все­го Чубайс / они это сде­ла­ли. Из это­го мож­но сде­лать вывод, что спо­соб­ность отдель­но­го поли­ти­ка или поли­ти­че­ской пар­тии «фор­му­ли­ро­вать образ буду­ще­го» ока­зы­ва­ет­ся важ­ней­шим спо­со­бом воз­дей­ствия на мас­сы.

Веро­ят­ност­ные про­гно­зы и сце­на­рии, вклю­чен­ные в поли­ти­че­скую речь, могут быть наце­ле­ны не толь­ко на буду­щее — они поз­во­ля­ют поли­ти­кам созда­вать обра­зы про­шло­го и насто­я­ще­го. Пока­жем это на при­ме­ре интер­вью Р. И. Хас­бу­ла­то­ва «АиФ.ru».

Образ про­шло­го. Рус­лан Хас­бу­ла­тов: За 13–14 лет в казне ока­за­лись мил­ли­ар­ды, сот­ни мил­ли­ар­дов дол­ла­ров. По рас­че­там нашей лабо­ра­то­рии — это 3,5 трил­ли­о­на дол­ла­ров. За эти день­ги мож­но было бы выстро­ить стра­ну до уров­ня Фран­ции, и по уров­ню жиз­ни насе­ле­ния, и по тех­но­ло­ги­че­ской зре­ло­сти, и по инфра­струк­ту­ре, и по куль­ту­ре и так далее. — Жур­на­лист: Поче­му раз­го­во­ры о при­ва­ти­за­ции не под­ни­ма­лись, когда акти­вы были доро­ги­ми, когда у нас были нор­маль­ные отно­ше­ния с Запа­дом? — Рус­лан Хас­бу­ла­тов: Может и хоро­шо, что это не было сде­ла­но. Уже бы про­пи­ли, про­ели и про­во­ро­ва­ли, и «усту­пи­ли» бы ино­стран­цам эти день­ги, полу­чен­ные тогда. Зна­че­ние веро­ят­но­сти обу­слов­ле­но исполь­зо­ва­ни­ем пре­ди­ка­ти­ва мож­но и наре­чия уже с гла­го­ла­ми в услов­ном накло­не­нии.

Образ насто­я­ще­го. В том же интер­вью Р. И. Хас­бу­ла­тов (о при­ва­ти­за­ции): Чего это вы вдруг зато­ро­пи­лись сей­час? Ну подо­жди­те до луч­ших вре­мён. Нет, вот им надо ско­рее кому-то пере­дать. Види­мо, кто-то там очень чего-то жела­ет полу­чить, в том чис­ле проф­со­юз про­мыш­лен­ни­ков (РСПП), кото­рый все вре­мя тре­бу­ет сни­же­ния нало­гов. Путем про­ти­во­по­став­ле­ния буду­ще­го насто­я­ще­му (нет, вот им надо ско­рее) и с помо­щью гла­го­ла-связ­ки жела­ет в насто­я­щем вре­ме­ни (жела­ет полу­чить) фор­ми­ру­ет­ся нуж­ный образ. Гипо­те­тич­ность экс­пли­ци­ру­ет­ся исполь­зо­ва­ни­ем модаль­но­го сло­ва види­мо. Выска­зы­ва­ние мож­но рас­це­ни­вать как намек на некие неодоб­ря­е­мые Р. И. Хас­бу­ла­то­вым дей­ствия.

Образ буду­ще­го неред­ко сопря­жен с пла­ни­ро­ва­ни­ем, когда поли­тик пред­ла­га­ет свою про­грам­му дей­ствий. Хас­бу­ла­тов: Вооб­ще-то все круп­ные пред­при­ни­ма­те­ли мира доби­ва­ют­ся сни­же­ния нало­гов. Надо менять управ­ля­ю­щую эли­ту. Я уже ранее выдви­гал идею, 100–150 тыс. чинов­ни­ков управ­лен­че­ской систе­мы надо менять. При­чём не надо их репрес­си­ро­вать. Надо их спо­кой­но, с поче­том отпра­вить в отстав­ку. Буду­щее пред­став­ле­но через модаль­ность дол­жен­ство­ва­ния (надо менять, надо отправ­лять, не надо репрес­си­ро­вать) и с помо­щью буду­ще­го вре­ме­ни гла­го­ла быть (Хас­бу­ла­тов: Если в стране про­изой­дет какая-то соци­аль­ная рево­лю­ция, то она будет порож­де­на воз­му­ще­ни­ем людей по вопро­сам ЖКХ).

Неред­ко в ПВ крат­ким про­гно­зам пред­ше­ству­ет ретро­спек­тив­ный ана­лиз дей­ствий (образ про­шло­го) тех или иных поли­ти­че­ских струк­тур или кон­крет­ных лиц. Д. А. Мед­ве­дев (из интер­вью теле­ка­на­лу Euronews): Ска­жу пря­мо: мы мно­го чего вынуж­де­ны были отре­зать в бюд­же­те, но мы не тро­ну­ли соци­аль­ные рас­хо­ды, мы не тро­ну­ли зар­пла­ты бюд­жет­ни­кам, посо­бия. Более того, мы даже про­ин­дек­си­ро­ва­ли пен­сии и в про­шлом году, и в этом году, может быть, не пол­но­стью, но про­ин­дек­си­ро­ва­ли. Будем ста­рать­ся это делать и даль­ше. Про­гноз-обе­ща­ние Будем ста­рать­ся это делать и даль­ше носит обоб­ща­ю­щий харак­тер и высту­па­ет в роли зве­на, соеди­ня­ю­ще­го сце­на­рий про­шло­го со сце­на­ри­ем буду­ще­го. Это сво­е­го рода выра­же­ние поли­ти­че­ской про­грам­мы дей­ствий, заве­ре­ние граж­дан Рос­сии в сохра­не­нии соци­аль­но ори­ен­ти­ро­ван­ной поли­ти­ки. Имен­но этот про­гноз обра­ща­ет ретро­спек­цию в пер­спек­ти­ву — сце­на­рий про­шло­го может вос­при­ни­мать­ся мас­со­вым адре­са­том и как сце­на­рий буду­ще­го.

Пер­су­а­зив­ные про­гно­зы и сце­на­рии могут вклю­чать­ся в эти­кет­ные жан­ры, напри­мер в при­вет­ствие поли­ти­че­ско­го лиде­ра или его заклю­чи­тель­ное сло­во во вре­мя того или ино­го поли­ти­че­ско­го собы­тия. В этих ситу­а­ци­ях ПП и ПС выпол­ня­ют одно­вре­мен­но эти­кет­ную и регу­ля­тив­ную функ­ции. В. В. Путин (из при­вет­ствия деле­га­там и гостям VIII съез­да поли­ти­че­ской пар­тии «Спра­вед­ли­вая Рос­сия»): Убеж­дён, что съезд прой­дёт в кон­струк­тив­ном, сози­да­тель­ном клю­че, а его реше­ния будут спо­соб­ство­вать укреп­ле­нию пар­тии, при­вле­че­нию в её ряды новых сто­рон­ни­ков (Домо­вой совет. 2016. № 5(91)).

Регу­ля­тив­ная функ­ция экс­пли­ци­ру­ет­ся и во фраг­мен­те интер­вью Д. А. Мед­ве­де­ва теле­ка­на­лу Euronews: Нас все вре­мя пуга­ли санк­ци­я­ми, эти санк­ции вво­ди­ли в совет­ский пери­од мно­го­крат­но. Нико­гда ни к чему это не при­во­ди­ло, толь­ко день­ги теря­ли. И сей­час будет то же самое. Надо набрать­ся муже­ства и ска­зать: зна­е­те, ребя­та, все, мы это завер­ша­ем вот с тако­го-то чис­ла, про­сим и вас тоже ответ­ные меры при­оста­но­вить. Вот это будет пра­виль­ный под­ход. Крат­кий про­гноз И сей­час будет то же самое пред­ва­ря­ет пред­ло­жен­ный Д. А. Мед­ве­де­вым сце­на­рий-реко­мен­да­цию к воз­мож­ным поли­ти­че­ским дей­стви­ям, свя­зан­ным с реа­ли­за­ци­ей ком­му­ни­ка­тив­но­го про­цес­са — пере­го­во­ра­ми (надо набрать­ся муже­ства и ска­зать). Вклю­че­ние эле­мен­тов раз­го­вор­но­сти (зна­е­те, ребя­та), несоб­ствен­но-пря­мая речь, исполь­зу­е­мые в этом интер­вью, смяг­ча­ют кате­го­рич­ность.

Попут­но отме­тим, что пер­су­а­зив­ные про­гно­зы и сце­на­рии поли­ти­ков неред­ко выно­сят­ся в заго­ло­воч­ный ком­плекс ста­тей как эффек­тив­ное сред­ство при­вле­че­ния вни­ма­ния: про­гно­зи­ро­ва­ние все­гда вол­ну­ет людей. Напри­мер, заго­ло­вок «Поль­ша нач­нет раз­дел Укра­и­ны», лид — Амби­ции и ста­рые оби­ды исто­ри­че­ских про­тив­ни­ков Рос­сии помо­гут решить укра­ин­ский вопрос (URL: http://​rusplt​.ru/​s​o​c​i​e​t​y​/​p​o​l​s​h​a​-​n​a​c​h​n​e​t​-​r​a​z​d​e​l​-​u​k​r​a​i​n​y​i​-​2​0​5​4​1​.​h​tml) или: «Если будут опус­кать желез­ный зана­вес, нена­ро­ком могут себе что-нибудь при­ще­мить» (URL: https://​news​.mail​.ru/​p​o​l​i​t​i​c​s​/​2​4​0​1​6​8​30/); Хас­бу­ла­тов «Если в РФ будет рево­лю­ция, ее спро­во­ци­ру­ют тари­фы ЖКХ». Подоб­но­го рода заго­лов­кам при­су­ща эпа­таж­ность, «брос­кость», в них гипо­те­тич­ность выда­ет­ся за реаль­ность. Таким обра­зом СМИ мани­пу­ли­ру­ют созна­ни­ем чита­те­ля: ухо­дит модаль­ность воз­мож­но­сти, и заго­ло­вок при­об­ре­та­ет импли­цит­ную кате­го­рич­ность. В резуль­та­те чита­тель может вос­при­нять раз­дел Укра­и­ны Поль­шей как уже окон­ча­тель­но решён­ный вопрос и утвер­дить­ся во мне­нии, что имен­но тари­фы ЖКХ при­ве­дут к новой рево­лю­ции. А это пря­мой путь к созда­нию мифов. Миф — один из основ­ных типов медиа­пре­зен­та­ций реаль­ных собы­тий, кото­рый наря­ду с отра­же­ни­ем и рекон­струк­ци­ей фор­ми­ру­ет меха­низм пода­чи инфор­ма­ции в СМИ [об этом см.: Доб­рос­клон­ская 2008].

Пер­су­а­зив­ные про­гно­зы и сце­на­рии могут функ­ци­о­ни­ро­вать и как эле­мент само­пре­зен­та­ции, фор­ми­ро­ва­ния ими­джа поли­ти­ка. Без­услов­ным воз­дей­ству­ю­щим эффек­том обла­да­ет выра­же­ние кри­ти­че­ско­го отно­ше­ния к чужим про­гно­зам. Р. И. Хаз­бу­ла­тов (из интер­вью «АиФ.ru»): Я все­гда скеп­ти­че­ски отно­сил­ся к выска­зы­ва­ни­ям, что в КНР вот-вот лоп­нет «пузырь». Китай­ская эко­но­ми­ка набра­ла колос­саль­ную мощь, такой раз­гон и такую авто­ном­ную силу, что она уже, навер­ное, по край­ней мере, на бли­жай­шие годы ста­ла веду­щим фак­то­ром миро­вой эко­но­ми­ки. Выде­лен­ная фра­за, вклю­ча­ю­щая в себя рефлек­сию на суще­ству­ю­щие про­гно­зы отно­си­тель­но эко­но­ми­ки Китая, слу­жит само­ха­рак­те­ри­сти­кой Хас­бу­ла­то­ва как хоро­шо раз­би­ра­ю­ще­го­ся в вопро­сах эко­но­ми­ки чело­ве­ка, спо­соб­но­го пред­ви­деть раз­ви­тие собы­тий.

Реа­ли­за­ци­ей стра­те­гии фор­ми­ро­ва­ния ими­джа может быть и так­ти­ка дистан­ци­ро­ва­ния: Когда я слы­шу, как неко­то­рые наши люди пере­во­дят всю жест­кость на язык, то лич­но я и мно­го людей нашей пар­тии таким жест­ким забор­ным язы­ком нико­гда не будут гово­рить (РТР, «Зер­ка­ло» 8 апре­ля 2002 г. [см.: Пар­ши­на 2003: 82]). Кате­го­рич­ность про­гно­за (нико­гда не будут гово­рить) уси­ли­ва­ет оппо­зи­цию наши людилич­но я и мно­го людей нашей пар­тии.

Пер­су­а­зив­ные про­гно­зы и сце­на­рии игра­ют боль­шую роль в поли­ти­че­ской борь­бе, явля­ясь эффек­тив­ным при­е­мом воз­дей­ствия вызван­ной ими рефлек­сии. С. В. Лав­ров (из интер­вью «Радио Рос­сии» 19 нояб­ря 2015 г.): И то, что уда­лось при­нять два доку­мен­та кото­рые изла­га­ют те прин­ци­пы, кото­рые Рос­сия после­до­ва­тель­но про­дви­га­ла на про­тя­же­нии все­го сирий­ско­го кри­зи­са, гово­рит о том, что наши запад­ные парт­не­ры поня­ли бес­пер­спек­тив­ность той линии, кото­рую мно­гие из них зани­ма­ли, и кото­рая заклю­ча­лась в уль­ти­ма­ту­ме: вот уйдет Б. Асад, и тогда все про­бле­мы решат­ся;

Запад гово­рил, что без ухо­да Б. Аса­да от вла­сти лишь будут мно­жить­ся стра­да­ния сирий­ско­го наро­да, до это­го гово­ри­ли, что дни его сочте­ны. Эти дни уже счи­та­ют пятый год. И все про­гно­зы, кото­рые выдви­га­ли наши запад­ные и дру­гие кол­ле­ги в отно­ше­нии того, что народ вос­ста­нет и его сверг­нет, они не сбы­ва­ют­ся. Мож­но ска­зать, что С. В. Лав­ров при­ме­нил в сво­ей речи так­ти­че­ский при­ем: дал ана­лиз про­гно­зов запад­ных поли­ти­ков с явной нега­тив­ной оцен­кой (бес­пер­спек­тив­ность, не сбы­ва­ют­ся; иро­нич­ное эти дни уже счи­та­ют пятый год), что ста­ло силь­ным аргу­мен­том в дока­за­тель­стве соб­ствен­ной право­ты. Таким обра­зом, ПП и ПС вклю­ча­ют­ся в инстру­мен­та­рий раз­об­ла­че­ния чужих поли­ти­че­ских идей, кри­ти­че­ско­го осмыс­ле­ния речи оппо­нен­тов, т. е. исполь­зу­ют­ся в функ­ции дис­кре­ди­та­ции.

Воз­дей­ству­ю­щая сила про­гно­сти­че­ских выска­зы­ва­ний уси­ли­ва­ет­ся, если поли­тик исполь­зу­ет еще и раз­лич­ные выра­зи­тель­ные сред­ства, такие, напри­мер, как мета­фо­ра. С. В. Лав­ров (из того же интер­вью «Радио Рос­сии») «Назло маме отмо­ро­жу уши»мно­го уже было таких мета­фо­ри­че­ских опи­са­ний ситу­а­ции. Поэто­му глав­ное это то, что про­ис­хо­дит в жиз­ни, а не то, что гово­рят поли­ти­ки, пыта­ясь дока­зать эффек­тив­ность сво­ей той или иной одно­сто­рон­ней линии).

Мета­фо­ра, несо­мнен­но, дела­ет речь запо­ми­на­ю­щей­ся, что в поли­ти­че­ском дис­кур­се име­ет очень боль­шое зна­че­ние: «образ­ное вос­при­я­тие лег­че про­ни­ка­ет в созна­ние и проч­нее в нем застре­ва­ет» [Кор­ми­ли­цы­на, Сиро­ти­ни­на 2011: 31]. Так, напри­мер, в выступ­ле­нии В. В. Пути­на перед участ­ни­ка­ми засе­да­ния меж­ду­на­род­но­го дис­кус­си­он­но­го клу­ба «Вал­дай» в 2014 г. и затем на ито­го­вой пресс-кон­фе­рен­ции 18 декаб­ря 2014 г. воз­ник образ рус­ско­го мед­ве­дя: Помни­те заме­ча­тель­ную фра­зу: что поз­во­ле­но Юпи­те­ру, не доз­во­ле­но быку. Мы не можем согла­сить­ся с таки­ми фор­му­ли­ров­ка­ми. Может быть, быку не поз­во­ле­но, но хочу вам ска­зать, что мед­ведь ни у кого раз­ре­ше­ния спра­ши­вать не будет. Вооб­ще, он счи­та­ет­ся у нас хозя­и­ном тай­ги и не соби­ра­ет­ся, я знаю это точ­но, куда-то пере­ез­жать в дру­гие кли­ма­ти­че­ские зоны, ему там неуют­но. Но тай­ги он сво­ей нико­му не отдаст. Я думаю, что это долж­но быть понят­но… мне само­му ино­гда при­хо­дит в голо­ву мысль: может быть, миш­ке наше­му надо поси­деть спо­кой­нень­ко, не гонять поро­сят и под­свин­ков по тай­ге, а питать­ся ягод­ка­ми, мед­ком. Может быть, его в покое оста­вят? Не оста­вят, пото­му что будут все­гда стре­мить­ся к тому, что­бы поса­дить его на цепь. А как толь­ко удаст­ся поса­дить на цепь, вырвут и зубы, и ког­ти. В сего­дняш­нем пони­ма­нии это силы ядер­но­го сдер­жи­ва­ния. Как толь­ко, не дай бог, это про­изой­дёт, и миш­ка не нужен, так тай­гу будут сра­зу при­би­рать. <…> А потом, после это­го, как толь­ко вырвут ког­ти и зубы, тогда миш­ка вооб­ще не нужен. Чуче­ло из него сде­ла­ют, и всё. Поэто­му дело не в Кры­ме. Дело в том, что мы защи­ща­ем свою само­сто­я­тель­ность, свой суве­ре­ни­тет и пра­во на суще­ство­ва­ние. Вот это мы все долж­ны понять.

Веро­ят­ност­ный харак­тер пред­став­лен­ных сце­на­ри­ев про­яв­ля­ет­ся в исполь­зо­ва­нии дис­кур­си­вов может быть, не дай бог (выра­же­ние Как толь­ко, не дай бог, это про­изой­дёт), в диа­ло­гич­но­сти речи: Может быть, его в покое оста­вят? — Не оста­вят… Начи­ная очень осто­рож­но, пре­зи­дент Рос­сии посте­пен­но меня­ет тональ­ность: пере­хо­дит к лако­нич­ным, уве­рен­ным и кате­го­рич­ным про­гно­зам (Но тай­ги он сво­ей нико­му не отдаст; Чуче­ло из него сде­ла­ют, и всё), содер­жа­щим чет­ко выра­жен­ную лич­ную пози­цию посред­ством дис­кур­си­ва я думаю [о дис­кур­си­вах см.: Вик­то­ро­ва 2015] с уста­нов­кой на пони­ма­ние; это долж­но быть понят­но; Вот это мы все долж­ны понять. Завер­ша­ет­ся сце­на­рий выво­дом, помо­га­ю­щим вер­но понять смысл мета­фо­ры: Поэто­му дело не в Кры­ме. Дело в том, что мы защи­ща­ем свою само­сто­я­тель­ность, свой суве­ре­ни­тет и пра­во на суще­ство­ва­ние. 

Одним из спо­со­бов уси­лить сте­пень воз­дей­ствия про­гно­за или сце­на­рия явля­ет­ся иро­ния, кос­вен­но выра­жа­ю­щая нега­тив­ную оцен­ку. Неред­ко иро­нич­ность пер­су­а­зив­ных про­гно­зов гра­ни­чит с сар­каз­мом. Из интер­вью С. В. Лав­ро­ва: Но сей­час такая ситу­а­ция в мире в эпо­ху гло­ба­ли­за­ции, в эпо­ху вза­и­мо­за­ви­си­мо­сти, если будут опус­кать «желез­ный зана­вес», нена­ро­ком могут себе что-нибудь при­ще­мить. И на при­ме­ре санк­ций и наших ответ­ных мер это очень хоро­шо вид­но.

Силь­ным воз­дей­ству­ю­щим эффек­том обла­да­ет стра­те­гия запу­ги­ва­ния людей ката­стро­фи­че­ски­ми послед­стви­я­ми. Осо­бую роль при этом игра­ет гипер­бо­ла: Если она (эпо­ха Ель­ци­на) не пре­кра­тит­ся, уже летом будет финан­со­вый обвал, обес­це­нят­ся день­ги, люди меся­ца­ми не уви­дят зар­пла­ты, под­ско­чат цены. Это­го кра­ха Рос­сия в целом уже не пере­жи­вёт (Г. А. Зюга­нов. РТР, «Теле­де­ба­ты», 7 мар­та 2000 г. [см.: Пар­ши­на 2003: 78]). Пере­чис­ле­ние нега­тив­ных фак­то­ров (при­ем гра­да­ции) при­да­ет речи убеж­да­ю­щий харак­тер [об этом см.: Боб­ров­ская 2011: 15].

Поли­ти­че­ской поле­ми­ке свой­ствен­на харак­тер­ная для раз­го­вор­ной речи диа­ло­гич­ность, вклю­ча­ю­щая в себя вопро­си­тель­ные кон­струк­ции. И. Из интер­вью Р. И. Хаз­бу­ла­то­ва «АиФ.ru». Жур­на­лист: Послед­нее вре­мя эко­но­ми­сты пре­ду­пре­жда­ют о рис­ках дефля­ции в Рос­сии. Насколь­ко воз­мо­жен такой сце­на­рий? — Р. И. Хас­бу­ла­тов: Да ну, вы что, сме­е­тесь? Какая дефля­ция? Это для Япо­нии, для Аме­ри­ки. Даже для Китая! Но не для нас, конеч­но. Для такой эко­но­ми­ки, как наша, совер­шен­но не сба­лан­си­ро­ван­ной, это невоз­мож­но. У нас все­гда будет инфля­ция [см.: Кор­ми­ли­цы­на 2007: 65]; Какой подъ­ём? Мы же пони­ма­ем, что сей­час всё дер­жит­ся на неф­те­дол­ла­рах (Наша роди­на. 2006. 9 июля); Да вы что! Кто же пой­дёт «под Миро­но­ва?» (Моск. комс. 2006. 7 июля). При­ве­ден­ные при­ме­ры содер­жат модаль­ность про­гно­за или сце­на­рия; диа­ло­гич­ность выска­зы­ва­ний повы­ша­ет сте­пень про­яв­ле­ния эмо­ци­о­наль­но­сти, кате­го­рич­но­сти и выра­зи­тель­но­сти.

Резуль­та­ты иссле­до­ва­ния. В поли­ти­че­ском дис­кур­се про­гно­зы и сце­на­рии игра­ют осо­бую роль в созда­нии обра­за вре­ме­ни, в пла­ни­ро­ва­нии и регу­ли­ро­ва­нии поли­ти­че­ско­го про­цес­са (они функ­ци­о­ни­ру­ют в про­грам­мах, в обе­ща­ни­ях, реко­мен­да­ци­ях, сове­тах, пре­ду­пре­жде­ни­ях и дру­гих жан­рах поли­ти­че­ско­го дис­кур­са.). Неред­ко они зву­чат в при­вет­стви­ях перед нача­лом раз­лич­ных поли­ти­че­ских меро­при­я­тий или по завер­ше­нии их в каче­стве напут­ствий.

Через СМИ поли­тик осу­ществ­ля­ет само­пре­зен­та­цию, и ПВ ока­зы­ва­ют суще­ствен­ное вли­я­ние на фор­ми­ро­ва­ние его ими­джа, посколь­ку в них отра­жа­ет­ся спо­соб­ность или неспо­соб­ность поли­ти­че­ско­го дея­те­ля к про­гно­зи­ро­ва­нию и аргу­мен­та­ции. Рефлек­сию на чужие пер­су­а­зив­ные выска­зы­ва­ния мож­но счи­тать фак­том поли­ти­че­ско­го про­ти­во­сто­я­ния, когда медий­ная лич­ность рабо­та­ет не толь­ко на укреп­ле­ние соб­ствен­но­го ими­джа, но и на раз­ру­ше­ние ими­джа оппо­нен­та, его дис­кре­ди­та­цию.

Неред­ко про­гно­зы поли­ти­ков исполь­зу­ют­ся в заго­ло­воч­ных ком­плек­сах ста­тей с целью при­вле­че­ния вни­ма­ния, мани­пу­ля­ции созна­ни­ем граж­дан и (наме­рен­ной или нена­ме­рен­ной) их дез­ин­фор­ма­ции.

Уси­ли­ва­ют воз­дей­ствие такие сред­ства выра­же­ния, как мета­фо­ра, гипер­бо­ла, иро­ния, ино­гда дохо­дя­щая до сар­каз­ма (воз­мож­ны пери­фра­зы, язы­ко­вая игра и др.). При­бли­зить­ся к адре­са­ту с целью вну­ше­ния ему тех или иных идей помо­га­ет рито­ри­че­ская кате­го­рия раз­го­вор­но­сти со свой­ствен­ной ей диа­ло­гич­но­стью.

Выво­ды. Таким обра­зом, пер­су­а­зив­ные про­гно­зы и сце­на­рии исполь­зу­ют­ся не толь­ко в реа­ли­за­ции инфор­ма­тив­ной функ­ции СМИ и функ­ции убеж­да­ю­ще­го воз­дей­ствия, но и в функ­ции мани­пу­ля­тив­но­го воз­дей­ствия. Тем самым они игра­ют огром­ную роль в меди­а­ти­за­ции мас­со­во­го адре­са­та.

Зарож­да­ясь в спон­тан­ной пер­вич­ной ком­му­ни­ка­ции, в СМИ пер­су­а­зив­ные выска­зы­ва­ния ста­но­вят­ся эле­мен­том созна­тель­но при­ме­ня­е­мо­го инстру­мен­та­рия инфор­ми­ро­ва­ния / дез­ин­фор­ми­ро­ва­ния и аргу­мен­та­ции.

© Бай­ку­ло­ва А. Н., 2017

Байкулова А. Н. Персуазивные прогнозы и сценарии в дружеской коммуникации и их коммуникативно-прагматические функции // Проблемы речевой коммуникации: межвуз. сб. науч. трудов / под ред. М. А. Кормилицыной. Вып 15. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2015. С. 59–70. 

Байкулова А. Н. Устное неофициальное общение и его разновидности: повседневная речь горожан / под ред. О. Б. Сиротининой. Саратов: Наука, 2014. 

Бобровская Г. В. Когнитивно-элокутивный потенциал газетного дискурса. Волгоград: Перемена, 2011. 

Быкова Е. В. Речевые тактики спиндокторинга в политическом медиадискурсе // Медиалингвистика. 2016. № 2(12). P. 92–100. URL: http://medialing.spbu.ru/upload/files/file_1464991424_2113.pdf. 

Викторова Е. Ю. Вспомогательная система дискурса. Саратов: Наука, 2015.

Голоднов А. В. Лингвопрагматические особенности персуазивной коммуникации: на примере современной немецкоязычной рекламы: автореф. дис. … канд. филол. наук. СПб., 2003. URL: http://www.dissercat.com/content/lingvopragmaticheskie-osobennosti-persuazivnoi-kommunikatsii-na-primere-sovremennoi-nemetsko. 

Голоднов А. В. Персуазивность как универсальная стратегия текстообразования в риторическом метадискурсе: на матер. нем. яз.: автореф. дис. … д-ра филол. наук. СПб., 2011. URL: http://www.dissercat.com/content/persuazivnost-kak-universalnaya-strategiya-tekstoobrazovaniya-v-ritoricheskom-metadiskurse-n. 

Добросклонская Т. Г. Медиалингвистика: системный подход к изучению языка СМИ. М.: Флинта; Наука, 2008. 

Добросклонская Т. Г. Методы анализа видео-вербальных тесктов // Медиалингвистика. 2016. № 2 (12). P. 13–26. URL: http://medialing.spbu.ru/upload/files/file_1464991424_2113.pdf. 

Кормилицына М. А. Категоричность и способы ее смягчения в текстах современной прессы // Проблемы речевой коммуникации: межвуз. сб. науч. статей / под ред. М. А. Кормилицыной и О. Б. Сиротининой. Вып. 7. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2007. С. 62–72. 

Кормилицына М. А., Сиротинина О. Б. Язык СМИ: учеб. пособие. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2011. 

Паршина О. Н. Стратегии борьбы за власть в речевом поведении современных российских политиков // Проблемы речевой коммуникации: межвуз. сб. науч. статей / под ред. М. А. Кормилицыной. Вып. 3. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2003. С. 75–83. 

Рискогенность современной коммуникации и роль коммуникативной компетентности в ее преодолении / под ред. О. Б. Сиротининой и М. А. Кормилицыной. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2015. 

Рогозина И. В. Медиакартина мира: когнитивно-семиологический аспект: автореф. дис. … д-ра филол. наук. Барнаул, 2003. 

Соловьев А. И. Политология: политическая теория, политические технологии: учебник для студентов вузов. М.: Аспект Пресс, 2006. URL: http://yanko.lib.ru/books/politologiya/politology-solovyev-2006-a.htm.

Стернин ИА. Введение в речевое воздействие. Воронеж: Полиграф, 2001. 

Bajkulova A. N. Oral informal communication and its varieties: everyday speech of citizens [Ustnoe neoficial’noe obshchenie i ego raznovidnosti: povsednevnaya rech’ gorozhan] / ed. by O. B. Sirotinina. Saratov, 2014. 

Bajkulova A. N. Persuasiveness forecasts and scenarios in a friendly communication and communicative-pragmatic function [Persuazivnye prognozy i scenarii v druzheskoj kommunikacii i ih kommunikativno-pragmaticheskie funkcii] // Speech communication problems [Problemy rechevoj kommunikacii] / ed. by M. A. Kormilicyna. Vol. 15. Saratov, 2015. P. 59–70. 

Bobrovskaya G. V. Cognitive illocutionary potential of the newspaper discourse [Kognitivno-ehlokutivnyj potencial gazetnogo diskursa]. Volgograd, 2011. 

Byikova E. V. Speech spindoktoringa tactics in the political media discourse [Rechevyie taktiki spindoktoringa v politicheskom mediadiskurse] // Media Linguistics [Medialingvistika]. 2016. No. 2(12). P. 92–100. 

Golodnov A. V. Lingvopragmaticheskij particularly persuasive communication: the example of modern German-speaking advertising [Lingvopragmaticheskie osobennosti persuazivnoj kommunikacii: na primere sovremennoj nemeckoyazychnoj reklamy: dis. … kand. filol. nauk]. St Petersburg, 2003. URL: http://www.dissercat.com/content/lingvopragmaticheskie-osobennosti-persuazivnoi-kommunikatsii-na-primere-sovremennoi-nemetsko. 

Golodnov A. V. Persuasiveness as a universal strategy tekstoobrazovanija rhetorically metadiskurse: on a material of German language [Persuazivnost’ kak universal’naya strategiya tekstoobrazovaniya v ritoricheskommetadiskurse: na mater. nem. yazyka): dis… dokt. filol. nauk]. St Petersburg, 2011. URL: http://www.dissercat.com/content/persuazivnost-kak-universalnaya-strategiya-tekstoobrazovaniya-v-ritoricheskom-metadiskurse-n. 

Dobrosklonskaya T. G. Media linguistics: a sysyematic approach to the study of media language [Medialingvistika: sistemniy podhod k izucheniuy yazyka SMI]. Moscow: Flinta; Nauka, 2008. 

Dobrosklonskaya T. G. Methods of analysis of video-verbal teskts [Metodyi analiza video-verbalnyih tesktov] // Media Linguistics [Medialingvistika]. 2016. No. 2(12). P. 13–26. URL: http://medialing.spbu.ru/upload/files/file_1464991424_2113.pdf. 

Kormilicyna M. A. Categorical and ways to mitigate it in contemporary media texts [Kategorichnost’ i sposoby ey osmyagcheniya v tekstah sovremennoj pressy] // Speech communication problems [Problemy rechevoj kommunikacii] / ed. by M. A. Kormilicyna, O. B. Sirotinina. Vol. 7. Saratov, 2007. P. 62–72. 

Kormilicyna M. A., Sirotinina O. B. Media Language [Yazyk SMI]. Saratov, 2011. 

Parshina O. N. Strategies for the struggle for power in the speech behavior of modern Russian politicians [Strategii bor’by za vlast’ v rechevom povedenii sovremennyh rossijskih politikov] // Speech communication problems [Problemy rechevoj kommunikacii] / ed. by M. A. Kormilicyna. Vol. 3. Saratov, 2003. P. 75–83. 

Risk-taking modern communication and the role of communicative competence in its overcoming [Riskogennost’ sovremennoj kommunikacii i rol’ kommunikativnoj kompetentnosti v ey opreodolenii] / ed. by. O. B. Sirotinina, M. A. Kormilicyna. Saratov, 2015. 

Rogozina I. V. Mediakartina world: cognitive-semiological aspect [Mediakartina mira: kognitivno-semiologicheskij aspekt: dis. … d-ra filol. nauk]. Barnaul, 2003. 

Solov’ev A. I. Politics: political theory, political technologies: a textbook for university students [Politologiya: politicheskaya teoriya, politicheskie tekhnologii: uchebnik dlya studentov vuzov]. Moscow, 2006. URL: http://yanko.lib.ru/books/politologiya/politology-solovyev-2006-a.htm. 

Sternin I. A. Introduction speech influence [Vvedenie v rechevoe vozdejstvie]. Voronezh, 2001. 

Viktorova E. Yu. Discourse Auxiliary system [Vspomogatel‘naya sistema diskursa]. Saratov, 2015.