Четверг, 21 январяИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

О некоторых тенденциях в грамматике текста на электронных новостных порталах: «растворение» субъекта

В статье рассматриваются некоторые общие особенности грамматики новостных текстов на самом крупном новостном агрегаторе Рунета портале «Яндекс», которые, по мнению автора, отражают современные тенденции в указанной области. Автор вслед за ван Дейком рассматривает текст как макроструктуру, имеющую определенный набор последовательности предложений. Современный новостной текст являет собой гетерогенную структуру, образованную соединением голосов автора текста и обладателей «чужого слова» как непосредственных участников описываемой ситуации. В статье отмечается изменение пунктуации при оформлении чужой речи в русских текстах, происшедшее, возможно, под влиянием английской пунктуации. Это изменение создает новый шаблон передачи чужой речи, при котором размываются границы между «своим» и «чужим» словом, роль автора текста при таком построении понижается. Доминирующим в новостном тексте становится чужой голос, оформляемый разными формами передачи, — через прямую речь, косвенную речь в ее различных модификациях и авторскую интерпретацию сказанного Другим. В силу повторения одной и той же мысли разными способами новостной текст как структура перестает быть информативно полноценным. Автор полагает, что можно говорить об изменении доминирующих шаблонов передачи чужой речи в современных новостных текстах и знаках препинания при них. Анализируя синтаксическую структуру заголовков новостных текстов, автор отмечает частоту неопределенно-личных предложений в этой позиции. Их структура с «синтаксическим нулем» в позиции субъекта позволяет усмотреть корреляцию с понижением личностного начала в новостном тексте, что может говорить о «растворении субъекта» в современном мироощущении, отраженном на уровне грамматики текста.

On some tendencies in the grammar of news text on electronic news portals: The dissolution of the subject

The article deals with some general grammatical peculiarities of news texts on the Yandex por tal. According to the author, they reflect the present-day tendencies in the identified sphere. Following Van Dijk, the author examines text as a macrostructure with certain sequences of sentences. The present-day news text has a heterogeneous structure formed through the combination of the voices of the author and those who convey “the words of others” and act as immediate participants of the defined situation. The change in punctuation used to convey the speech of others in Russian texts highlighted by the author may have happened under the influence of English punctuation. This change creates a new pattern for the conveyance of the speech of others, according to which the boundaries between “one’s own” and “somebody else’s” words blur, with the role of the author becoming weaker. The voice of others represented in different ways, i. e., through the use of direct and indirect speech with various modification and the author’s interpretation of the Other’s words, becomes dominant in the news text. Due to the repetition of the same thought through the use of different means the news text quits being informatively impeccable. On the basis of the analysis of the syntactic structure of the news texts headlines, the author points out the frequency of indefinite-personal sentences

Лассан Элеонора Руфимовна — хабилитированный д-р гуманитарных наук, проф.;
eleonora.lassan@flf.vu.lt

Вильнюсский университет, 
Литва, LT-01131, Вильнюс, ул. Университето, 7

Eleonora R. Lassan — Dr. Habil., Professor;
eleonora.lassan@flf.vu.lt

Vilnius University, 
7, Universitetskaya st., Vilnius, LT–01131, Lithuania

Лассан, Э. Р. (2020). О некоторых тенденциях в грамматике текста на электронных новостных порталах: «растворение» субъекта. Медиалингвистика, 7 (4), 396–408. 

DOI: 10.21638/spbu22.2020.402

URL: https://medialing.ru/o-nekotoryh-tendenciyah-v-grammatike-teksta-na-ehlektronnyh-novostnyh-portalah-rastvorenie-subekta/ (дата обращения: 21.01.2021)

Lassan, E. R. (2020). On some tendencies in the grammar of news text on electronic news portals: The dissolution of the subject. Media Linguistics, 7 (4), 396–408. (In Russian)

DOI: 10.21638/spbu22.2020.402

URL: https://medialing.ru/o-nekotoryh-tendenciyah-v-grammatike-teksta-na-ehlektronnyh-novostnyh-portalah-rastvorenie-subekta/ (accessed: 21.01.2021)

УДК 81’23

Постановка проблемы

Сего­дня жизнь прак­ти­че­ски любо­го тек­ста пере­ме­сти­лась в гло­баль­ную сеть Интер­нет, став­шую сре­дой инфор­ми­ро­ва­ния, ком­му­ни­ка­ции, раз­вле­че­ния. В бес­ко­неч­ном раз­но­об­ра­зии тек­стов, пре­иму­ще­ствен­но быту­ю­щих в вир­ту­аль­ной сре­де, — фору­мов, бло­гов, новост­ных пор­та­лов, запи­сей в «Твит­те­ре» и дру­гих соци­аль­ных сетях, отме­чен­ных автор­ской инди­ви­ду­аль­но­стью «пишу­щих», мы видим «состя­за­ние диа­лек­тов, гово­ров, жар­го­нов, спе­ци­аль­ных язы­ков» [Делез, Гват­та­ри 1996: 6]. Обыч­но гово­рят о лек­си­ко-сти­ли­сти­че­ских нова­ци­ях совре­мен­ной медиа­ре­чи, будь то мно­го­чис­лен­ные англи­циз­мы, жар­го­низ­мы и про­чие сред­ства мар­ки­ров­ки отхо­да от преж­не­го лите­ра­тур­но­го рус­ско­го язы­ка. Оче­вид­но, для выяв­ле­ния неких общих тен­ден­ций совре­мен­но­го эта­па исполь­зо­ва­ния язы­ка в вир­ту­аль­ной сре­де сле­ду­ет обра­щать­ся к тек­стам, в кото­рых инди­ви­ду­аль­ность пишу­ще­го по опре­де­ле­нию долж­на быть явле­на в наи­мень­шей сте­пе­ни: будем счи­тать тако­вы­ми новост­ные пор­та­лы. Грам­ма­ти­ка язы­ка — это послед­ний оплот его само­иден­ти­фи­ка­ции, она меня­ет­ся поз­же лек­си­ки и сти­ли­сти­че­ской окрас­ки язы­ко­вых еди­ниц, состав­ляя его остов. «Изме­не­ния в грам­ма­ти­ке боль­ше все­го отда­ля­ют одно состо­я­ние язы­ка от дру­го­го. Ведь если сло­ва зву­чат чуть-чуть ина­че или неко­то­рые из них име­ют дру­гое зна­че­ние — это раз­ни­ца не такая замет­ная. А вот если в язы­ке, напри­мер, меня­ет­ся скло­не­ние — это затра­ги­ва­ет его цели­ком, и настоль­ко глу­бо­ко, что мы сра­зу гово­рим: да, древ­ний язык и его новый наслед­ник — это дей­стви­тель­но два раз­ных язы­ка» [Плун­гян 2010: 10].

Вряд ли сего­дня мож­но гово­рить о ради­каль­ных изме­не­ни­ях в обла­сти грам­ма­ти­че­ской систе­мы: при­ня­то отме­чать ослаб­ле­ние падеж­ных функ­ций (невер­ное управ­ле­ние: стра­те­гия об уни­что­же­нии), непра­виль­ное упо­треб­ле­ние чис­ли­тель­ных (нескло­ня­е­мая пер­вая часть слож­ных чис­ли­тель­ных: опе­ра­ции будут про­во­дить­ся пяти­де­ся­тью про­цен­та­ми акций хол­дин­га), сти­ли­сти­че­ски непри­ем­ле­мое упо­треб­ле­ние соби­ра­тель­ных чис­ли­тель­ных (двое сена­то­ров), поря­док слов, вызы­ва­ю­щий дву­смыс­лен­ное пони­ма­ние ска­зан­но­го (арти­сту при­хо­ди­лось мно­гое объ­яс­нять) [Алда­ше­ва 2013]. Мы попы­та­ем­ся пока­зать неко­то­рые тен­ден­ции в постро­е­нии совре­мен­ных новост­ных тек­стов с точ­ки зре­ния их грам­ма­ти­че­ских осо­бен­но­стей и в неко­то­рой сте­пе­ни свя­зать их с когни­тив­ны­ми и куль­тур­ны­ми транс­фор­ма­ци­я­ми эпохи.

История вопроса

О новых медиа и осо­бен­но­стях суще­ство­ва­ния тек­стов в вир­ту­аль­ной сре­де суще­ству­ет огром­ный поток лите­ра­ту­ры как в зару­беж­ном, так и в рос­сий­ском науч­ном сооб­ще­стве линг­ви­стов, куль­ту­ро­ло­гов, фило­со­фов, социо­ло­гов, пере­чис­ле­ние имен кото­рых заня­ло бы не одну стра­ни­цу (см., напри­мер: [Weyler, Mauer 2001; Carr 2011; Аннен­ко­ва 2011; Доб­рос­клон­ская 2005; Дус­ка­е­ва 2007; 2018; Стинс, Фухт 2008]1).

Как уже было ска­за­но выше, меди­а­тек­сты при­вле­ка­ют широ­кое вни­ма­ние линг­ви­стов с точ­ки зре­ния изме­не­ния норм упо­треб­ле­ния язы­ка под вли­я­ни­ем новых ситу­а­ций обще­ния, обу­слов­лен­ных рядом фак­то­ров: тех­ни­че­ских нов­шеств в обла­сти созда­ния и рас­про­стра­не­ния тек­стов, финан­со­вых про­блем, свя­зан­ных с при­вле­че­ни­ем рекла­мо­да­те­лей, интер­ак­тив­но­го харак­те­ра тек­стов, спо­соб­но­го вовлечь в их про­из­вод­ство и ком­мен­ти­ро­ва­ние самые широ­кие слои поль­зо­ва­те­лей с раз­лич­ным уров­нем обра­зо­ва­ния и цен­ност­ных уста­но­вок. И если в обла­сти лек­си­ки и сти­ли­сти­ки меди­а­тек­стов, а так­же их инфор­ма­тив­но­го напол­не­ния отме­че­ны весь­ма прин­ци­пи­аль­ные изме­не­ния по срав­не­нию с печат­ны­ми тек­ста­ми преды­ду­щих эпох [Дус­ка­е­ва 2007], то грам­ма­ти­че­ские изме­не­ния тек­ста фик­си­ру­ют­ся на уровне его отдель­ных еди­ниц, изме­не­ния кото­рых к тому же не носят регу­ляр­но­го харак­те­ра [Хри­сто­ва 2006; Алда­ше­ва 2013]. Если гово­рить о постро­е­нии инфор­ма­тив­ных тек­стов новых медиа, то мож­но выде­лить ста­тью Е. Г. Кази­мя­нец, в кото­рой автор, иссле­дуя язык «экс­пресс-ново­стей» пери­фе­рий­ных изда­ний, отме­ча­ет 1) сме­ше­ние сти­лей в обла­сти постро­е­ния слож­но­го пред­ло­же­ния; 2) редук­цию важ­ных смыс­ло­вых эле­мен­тов тек­ста, нару­ше­ние логи­ки его постро­е­ния; 3) появ­ле­ние кон­струк­ции, под­чер­ки­ва­ю­щей новую инфор­ма­цию («ста­ло извест­но»); 4) напол­не­ние тек­ста мета­тек­сто­вы­ми эле­мен­та­ми. По мне­нию Е. Г. Кази­мя­нец, осо­бен­но­сти выде­лен­но­го жан­ра свя­за­ны со ско­ро­стью созда­ния тек­стов — их авто­ры стре­мят­ся сооб­щить новость пер­вы­ми, что­бы опе­ре­дить кон­ку­рен­тов и тем самым спо­соб­ство­вать при­вле­че­нию чита­те­лей, в силу чего вопрос о соот­вет­ству­ю­щей язы­ко­вой обра­бот­ке тек­стов ухо­дит на вто­рой план [Кази­мя­нец 2015: 39–52]. В появив­шей­ся при­мер­но в то же вре­мя ста­тье А. Эла­ти­ка «Эле­мен­ты раз­го­вор­но­го син­так­си­са в совре­мен­ных элек­трон­ных СМИ» выде­ля­ют­ся такие раз­го­вор­ные эле­мен­ты совре­мен­но­го син­так­си­са СМИ, как нару­ше­ние грам­ма­ти­че­ских свя­зей меж­ду чле­на­ми пред­ло­же­ния, оби­лие ввод­ных и встав­ных кон­струк­ций, вклю­че­ние меж­до­ме­тий, диа­ло­ги­че­ские кон­струк­ции (вопрос в заго­лов­ке — ответ в ста­тье), обра­ще­ния — все это явля­ет­ся, как пола­га­ет автор, ими­та­ци­ей раз­го­вор­но­го сти­ля, стрем­ле­ни­ем при­бли­зить­ся к «сво­е­му» чита­те­лю [Эла­тик 2015]. Мы, делая подоб­ные выво­ды, рас­смат­ри­ва­ли новост­ную инфор­ма­цию, собран­ную на пор­та­ле «Яндекс», самом круп­ном новост­ном агре­га­то­ре (ком­пью­тер­ной про­грам­ме, отоб­ра­жа­ю­щей струк­ту­ри­ро­ван­ную новост­ную лен­ту, созда­ва­е­мую из ново­стей раз­лич­ных СМИ, обыч­но по авто­ма­ти­че­ски задан­ным критериям).

Метод анализа

Мы идем тем же путем в сбо­ре мате­ри­а­ла: ана­ли­зи­ру­ем по анон­сам ново­стей в Яндек­се сто­я­щие за ними тек­сты. Но, в отли­чие от назван­ных авто­ров, стре­мим­ся про­ана­ли­зи­ро­вать осо­бен­но­сти постро­е­ния тек­стов, т. е. пыта­ем­ся пред­ста­вить, наря­ду с част­ны­ми осо­бен­но­стя­ми грам­ма­ти­ки, общие прин­ци­пы порож­де­ния новост­но­го меди­а­тек­ста по опре­де­лен­ным правилам.

В ана­ли­зе новост­ных тек­стов мы исхо­дим из идей ван Дей­ка о новост­ных текстах как мак­ро­струк­ту­рах осо­бо­го типа, име­ю­щих свою орга­ни­за­цию на раз­ных уров­нях: от струк­ту­ры пред­ло­же­ния (мор­фо­ло­гия, син­так­сис, семан­ти­ка и лек­си­ка) до струк­ту­ры цело­го тек­ста как струк­ту­ры после­до­ва­тель­но­сти, что и пред­став­ля­ет собой грам­ма­ти­ку тек­ста [ван Дейк 1989]. В рабо­те «Ана­лиз ново­стей как дис­кур­са» (рабо­та впер­вые появи­лась в 1988 г.: “News Analysis. Case Studies of In ternational and National News in the Press”) ван Дейк пред­ла­га­ет нар­ра­тив­ную схе­му ново­стей, в соот­вет­ствии с кото­рой упо­ря­до­чи­ва­ет­ся новост­ное собы­тие: крат­кое содер­жа­ние, обста­нов­ка, направ­лен­ность, ослож­не­ние, раз­вяз­ка, оцен­ка, код: «Эти струк­ту­ры содей­ству­ют более ком­пакт­но­му пред­став­ле­нию инфор­ма­ции и тем самым… ее луч­ше­му запо­ми­на­нию, а сле­до­ва­тель­но, уси­ли­ва­ют воз­дей­ствие» [ван Дейк 1989: 133]. Нуж­но ска­зать, что струк­ту­ра новост­ных сооб­ще­ний опи­сы­ва­ет­ся и в иссле­до­ва­ни­ях рос­сий­ских уче­ных [Дья­ко­ва 2011; Амзин 2013], посвя­щен­ных в основ­ном стро­е­нию новост­ных тек­стов с точ­ки зре­ния семан­ти­ки их «бло­ков».

Автор пред­ла­га­ет иной путь иссле­до­ва­ния: текст рас­смат­ри­ва­ет­ся с точ­ки зре­ния зву­ча­щих в нем голо­сов и спо­со­бов их пере­да­чи, посколь­ку новост­ное сооб­ще­ние — это все­гда сооб­ще­ние о неко­то­ром объекте/субъекте, полу­чен­ное из опре­де­лен­но­го источ­ни­ка (голос источ­ни­ка) и вво­ди­мое авто­ром тек­ста, кото­рый может ком­мен­ти­ро­вать или оце­ни­вать событие.

Анализ материала

Исполь­зу­ем для при­ме­ра ана­лиз инфор­ма­ции о бун­те в иркут­ской коло­нии, пред­став­лен­ной пор­та­лом «Газета.ру» от 10.04.2020 (https://​www​.gazeta​.ru/​s​o​c​i​a​l​/​2​0​2​0​/​0​4​/​1​0​/​1​3​0​4​4​3​3​7​.​s​h​tml).

Заго­ло­вок тек­ста вклю­ча­ет пря­мую речь, при­над­ле­жа­щую одно­му из заклю­чен­ных: «Мамоч­ка, помо­ги»: кро­ва­вый бунт в иркут­ской коло­нии. Далее сле­ду­ет под­за­го­ло­вок «Там все кри­чат»: хро­ни­ка бун­та в иркут­ской коло­нии. Обра­тим вни­ма­ние на исполь­зо­ва­ние чужой речи в заго­лов­ке и под­за­го­лов­ке. Как извест­но, про­бле­ме пере­да­чи чужой речи боль­шое вни­ма­ние уде­лил В. Н. Воло­ши­нов в рабо­те «Опыт при­ме­не­ния социо­ло­ги­че­ско­го ана­ли­за к про­бле­мам син­так­си­са» [Воло­ши­нов 1995: 326–381]. Воло­ши­нов видел в осо­бен­но­стях пере­да­чи чужой речи опре­де­лен­ные исто­ри­че­ские тен­ден­ции: «Язык отра­жа­ет не субъ­ек­тив­но-пси­хо­ло­ги­че­ские коле­ба­ния, а устой­чи­вые соци­аль­ные вза­и­мо­от­но­ше­ния гово­ря­щих. В раз­лич­ных язы­ках, в раз­лич­ные эпо­хи, в раз­лич­ных соци­аль­ных груп­пах, в раз­лич­ных целе­вых кон­текстах пре­об­ла­да­ет то одна, то дру­гая фор­ма, то одни, то дру­гие моди­фи­ка­ции этих форм» [Воло­ши­нов 1995: 334].

Перед нами в при­ве­ден­ном заго­лов­ке два пред­ло­же­ния с одно­тип­но необыч­ным исполь­зо­ва­ни­ем пря­мой речи и поста­нов­кой двое­то­чия. Двое­то­чие ста­вит­ся после пря­мой речи (в отли­чие от тра­ди­ци­он­но­го пра­ви­ла ста­вить этот знак пре­пи­на­ния после слов, вво­дя­щих пря­мую речь). Пря­мая речь, выне­сен­ная здесь в нача­ло выска­зы­ва­ния, пред­ше­ству­ет автор­ско­му ком­мен­та­рию, одна­ко ее носи­тель не обо­зна­чен. Что дает такое постро­е­ние тек­ста? На наш взгляд, вни­ма­ние сра­зу при­вле­ка­ет­ся к собы­тию, индек­саль­ным (по Пир­су) зна­ком кото­ро­го ста­но­вит­ся при­во­ди­мая пря­мая речь — она ука­зы­ва­ет на нали­чие неких дра­ма­ти­че­ских обсто­я­тельств, к кото­рым отно­сит­ся как смеж­ное с этим собы­ти­ем. Автор­ский ком­мен­та­рий носит объ­яс­ни­тель­ный харак­тер, вме­сте с тем если при­бег­нуть к тер­ми­но­ло­гии В. Н. Воло­ши­но­ва о под­го­тов­лен­ной пред­ше­ству­ю­щим кон­тек­стом пря­мой речи, то здесь мы име­ем про­ти­во­по­лож­ное явле­ние: автор­ский кон­текст ока­зы­ва­ет­ся под­го­тов­лен­ным этой речью.

Далее в тек­сте дает­ся неболь­шой автор­ский фраг­мент, повест­ву­ю­щий о собы­тии: Сотруд­ни­ки реги­о­наль­но­го СК и про­ку­ра­ту­ры при­бы­ли в иркут­скую коло­нию, где заклю­чен­ные устро­и­ли бунт. По дан­ным ФСИН, ситу­а­цию в учре­жде­нии уда­лось взять под кон­троль. Меж­ду тем сами осуж­ден­ные сооб­ща­ют, что в резуль­та­те бес­по­ряд­ков погиб­ли несколь­ко чело­век, мно­гие ране­ны. Офи­ци­аль­но­го под­твер­жде­ния дан­ной инфор­ма­ции пока нет. «Газета.Ru» рас­ска­зы­ва­ла о раз­ви­тии собы­тий в онлайн-транс­ля­ции.

При ней­траль­ном поряд­ке слов пер­вое пред­ло­же­ние долж­но было начи­нать­ся с ситу­ан­та (обсто­я­тель­ства места) и про­дол­жать­ся темой пред­ло­же­ния, обо­зна­чен­ной в заго­лов­ке (напри­мер, в иркут­ской коло­нии про­изо­шел бунт, в резуль­та­те кото­ро­го…). В этом слу­чае заго­ло­вок и текст ока­за­лись бы свя­зан­ны­ми на рема­те­ма­ти­че­ском уровне: рема заго­лов­ка «бунт» ста­ла бы темой пер­во­го пред­ло­же­ния. Воз­мож­но, сме­на темы (на пер­вом месте сотруд­ни­ки реги­о­наль­но­го СК) поз­во­ля­ет отвлечь вни­ма­ние чита­те­ля от само­го собы­тия. Далее текст состо­ит не из сооб­ще­ний авто­ра новост­но­го тек­ста (так назы­ва­е­мо­го интер­нет-источ­ни­ка), а из мно­го­чис­лен­ных ссы­лок на сви­де­те­лей, кото­рым предо­став­ля­ет­ся сло­во: Мать одно­го из заклю­чен­ных иркут­ской коло­нии рас­ска­за­ла о том, что ее сын позво­нил ей в ходе бес­по­ряд­ков. «Там такой шум, такой крик, там все кри­чат. Он кри­чал: “Мамоч­ка, помо­ги, пожа­луй­ста, нас тут уби­ва­ют”», — сооб­щи­ла жен­щи­на теле­ка­на­лу «Дождь». Обра­тим вни­ма­ние на исполь­зо­ва­ние пря­мой речи: два­жды вве­ден­ное «чужое» сло­во с при­мер­но оди­на­ко­вым содер­жа­ни­ем созда­ет прак­ти­че­ски сен­сор­но вос­при­ни­ма­е­мую кар­ти­ну про­ис­хо­дя­ще­го, при­бли­жая чита­те­ля к событию.

При­ве­дем при­мер пере­да­чи чужой речи со став­шей весь­ма попу­ляр­ной, но не соот­вет­ству­ю­щей пра­ви­лам поста­нов­кой зна­ков препинания:

После напа­де­ния на сило­ви­ка 9 апре­ля заклю­чен­ные обес­то­чи­ли барак, где сами про­жи­ва­ли, а так­же сло­ма­ли пере­го­род­ку, отде­ляв­шую их от дру­го­го бара­ка, сооб­щил собе­сед­ник Life Shot.

Как трак­то­вать здесь чужую речь, отде­лен­ную от автор­ской толь­ко запя­той? Что перед нами? — бук­валь­но пере­дан­ная пря­мая речь собе­сед­ни­ка? Или то, что В. Н. Воло­ши­нов назвал пред­мет­но-ана­ли­ти­че­ской: «Пред­мет­но-ана­ли­ти­че­ская моди­фи­ка­ция вос­при­ни­ма­ет чужое выска­зы­ва­ние в чисто тема­ти­че­ском плане. А все то, что не име­ет тема­ти­че­ско­го зна­че­ния, она про­сто в нем не слы­шит. Не улав­ли­ва­ет» [Воло­ши­нов 1995: 346–347].

Гово­ря о таком весь­ма рас­про­стра­нив­шем­ся спо­со­бе пере­да­чи чужой речи, нель­зя не отме­тить в целом тен­ден­цию сокра­ще­ния дистан­ции меж­ду чужим сло­вом и автор­ским: усто­яв­шим­ся шаб­ло­ном кос­вен­ной речи явля­ет­ся ее пере­да­ча посред­ством сою­за что, при­со­еди­ня­ю­ще­го при­да­точ­ное пред­ло­же­ние с чужой речью. Такая пере­да­ча выгля­де­ла бы так: Собе­сед­ник Life Shot ска­зал, что… Одна­ко мы ощу­ща­ем, что собе­сед­ник в силу сво­ей неопре­де­лен­ной рефе­рент­ной отне­сен­но­сти (пре­ди­кат­ное сло­во, по Арутю­но­вой [Арутю­но­ва 1976: 335–340]) не может высту­пать субъ­ек­том пред­ло­же­ния, если о нем (собе­сед­ни­ке) не гово­ри­лось ранее. При­ве­ден­ное постро­е­ние поз­во­ля­ет пишу­ще­му укло­нить­ся от более точ­ной харак­те­ри­сти­ки «собе­сед­ни­ка» — при­чи­ны подоб­но­го «укло­не­ния» могут быть раз­ны­ми: от неже­ла­ния при­чи­нить вред источ­ни­ку инфор­ма­ции до его фик­тив­но­сти, исполь­зо­ван­ной пишу­щим для сня­тия ответ­ствен­но­сти с себя за истин­ность сооб­ща­е­мой инфор­ма­ции. При такой пере­да­че дистан­ция меж­ду автор­ским сло­вом и «чужим» сокра­ща­ет­ся даже в про­стран­ствен­ном плане: «отда­лен­ность» посред­ством запя­той и сою­за что автор­ской речи от «чужой» в фор­ме кос­вен­ной речи гораз­до боль­ше, неже­ли при отде­лен­но­сти «чужой» речи от автор­ской толь­ко запя­той. При этом точ­ность пере­да­чи чужих слов оста­ет­ся неясной:

Гру­зин­ские вла­сти ведут себя непра­виль­но, когда угро­жа­ют Укра­ине ото­звать сво­е­го посла, если быв­ший пре­зи­дент Миха­ил Саа­ка­шви­ли будет назна­чен вице-пре­мье­ром, счи­та­ет экс-спи­кер пар­ла­мен­та Гру­зии, лидер оппо­зи­ци­он­ной пар­тии «Еди­ная Гру­зия — демо­кра­ти­че­ское дви­же­ние» Нино Бурджанадзе.

Поз­во­лим выска­зать пред­по­ло­же­ние, что такая поста­нов­ка зна­ков пре­пи­на­ния при пере­да­че чужой речи отра­жа­ет вли­я­ние пра­вил англий­ской пунк­ту­а­ции на рус­скую пунк­ту­а­цию (ср.: «Я при­ду», — ска­зал он / «I’ll be there», he said). Это вли­я­ние обу­слов­ли­ва­ет­ся и пове­де­ни­ем поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ных сетей, отно­ше­ние кото­рых к зна­кам пре­пи­на­ния уже обра­ти­ло на себя вни­ма­ние фило­ло­гов (см., напри­мер, раз­мыш­ле­ние Ксе­нии Тур­ко­вой на сай­те «Прав­мир» [Тур­ко­ва 2017]).

Пред­мет­но-тема­ти­че­ская пере­да­ча чужой речи, о кото­рой мы гово­ри­ли выше, явля­ет­ся, по В. Н. Воло­ши­но­ву, раз­но­вид­но­стью кос­вен­ной речи, про­ти­во­по­став­лен­ной сло­вес­но-ана­ли­ти­че­ской пере­да­че, где сохра­ня­ет­ся стиль «чужо­го сло­ва». При­ме­ром тако­го шаб­ло­на может слу­жить сле­ду­ю­щий фраг­мент текста:

Лав­ров: Стра­нам ЕС «не раз­ре­ша­ют» про­сить помо­щи у Рос­сии.
Неко­то­рые стра­ны Евро­пы, в том чис­ле вхо­дя­щие в НАТО, не обра­ща­ют­ся за помо­щью к Рос­сии из-за запре­та «стар­ших това­ри­щей». Об этом заявил министр ино­стран­ных дел РФ Сер­гей Лав­ров (https://​ura​.news/​n​e​w​s​/​1​0​5​2​4​2​9​253).

Автор­ская пере­да­ча инфор­ма­ции, полу­чен­ной от мини­стра ино­стран­ных дел, вклю­ча­ет его сло­во, взя­тое в кавыч­ки. И далее сле­ду­ет бук­валь­ная пере­да­ча слов Лав­ро­ва в фор­ме пря­мой речи: «Целый ряд стран Евро­пы, Евро­со­ю­за и НАТО был бы не прочь пой­ти по пути ита­льян­ско­го опы­та и обра­тить­ся к нам за помо­щью. Им про­сто не раз­ре­ша­ют делать это­го стар­шие това­ри­щи», — заявил Лав­ров в про­грам­ме «Боль­шая игра» на «Пер­вом канале». 

Разу­ме­ет­ся, нель­зя не отме­тить пони­жен­ную инфор­ма­тив­ность подоб­ных тек­стов, где одна и та же мысль выра­же­на дву­мя шаб­ло­на­ми пере­да­чи чужо­го сло­ва — в фор­ме пря­мой речи и в фор­ме сло­вес­но ана­ли­ти­че­ской как раз­но­вид­но­сти кос­вен­ной речи.

При­ве­дем при­мер еще одно­го тек­ста с выне­сен­ным в заго­ло­вок име­нем соб­ствен­ным и сло­ва­ми, при­над­ле­жа­щи­ми рефе­рен­ту имени:

Путин: Пери­од нера­бо­чих дней про­длит­ся до 11 мая
Пери­од нера­бо­чих дней в РФ про­длит­ся до 11 мая, заявил пре­зи­дент РФ Вла­ди­мир Путин на сове­ща­нии по про­ти­во­дей­ствию рас­про­стра­не­нию коро­на­ви­ру­са… «Таким обра­зом, с уче­том всех май­ских празд­ни­ков пери­од нера­бо­чих дней про­длит­ся до 11 мая вклю­чи­тель­но… при стро­гом соблю­де­нии про­фи­лак­ти­че­ских мер, при­ня­тых сей­час в реги­о­нах», — ска­зал пре­зи­дент (https://​ria​.ru/​2​0​2​0​0​4​2​8​/​1​5​7​0​6​9​9​1​8​7​.​h​tml).

В смыс­ло­вом плане мы име­ем сооб­ще­ние одной и той же инфор­ма­ции тре­мя раз­ны­ми спо­со­ба­ми: в заго­ло­вок выне­се­на несколь­ко сокра­щен­ная фра­за пре­зи­ден­та, при этом двое­то­чие идет не после гла­го­ла речи, а непо­сред­ствен­но после име­ни соб­ствен­но­го. Далее в тек­сте сле­ду­ет труд­но ква­ли­фи­ци­ру­е­мая по сво­ей фор­ме пере­да­ча этой же инфор­ма­ции (кос­вен­ная речь или автор­ская интер­пре­та­ция чужой речи?)2. Затем вос­про­из­во­дит­ся та же инфор­ма­ция по шаб­ло­ну пря­мой речи. Прак­ти­че­ски текст явля­ет­ся мало­ин­фор­ма­тив­ным, и связь отдель­ных пред­ло­же­ний осу­ществ­ля­ет­ся в нем через повтор как темы, так и ремы, что в прин­ци­пе не может быть харак­тер­но для инфор­ма­тив­ных тек­стов. Не про­ис­хо­дит ли при таком постро­е­нии тек­ста того, что Э. Ионе­ско назвал тра­ге­ди­ей язы­ка — язык пере­ста­ет суще­ство­вать, когда чело­век повто­ря­ет одно и то же: «Текст <…> состав­лен­ный из гото­вых выра­же­ний, из самых изби­тых кли­ше, рас­крыл мне тем самым авто­ма­тизм язы­ка, пове­де­ния людей, “раз­го­во­ра, веду­ще­го­ся, что­бы ниче­го не ска­зать”, раз­го­во­ра, веду­ще­го­ся, пото­му что чело­век не может ска­зать ниче­го лич­но­го» [Ионе­ско 1958].

При­ве­дем еще один при­мер «тра­ге­дии инфор­ма­ции», ком­мен­та­рии к кото­ро­му, на наш взгляд, излишни:

Пес­ков: Назвать дату окон­ча­ния эпи­де­мии коро­на­ви­ру­са в Рос­сии невоз­мож­но.
Кремль руко­вод­ству­ет­ся пони­ма­ни­ем того, что назвать дату окон­ча­ния эпи­де­мии коро­на­ви­ру­са COVID-19 в Рос­сии невоз­мож­но, заявил пресс-сек­ре­тарь пре­зи­ден­та Дмит­рий Пес­ков. «Мы руко­вод­ству­ем­ся пони­ма­ни­ем чет­ким того, что назвать дату окон­ча­ния эпи­де­мии невоз­мож­но», — ска­зал гос­по­дин Пес­ков жур­на­ли­стам
(https://​www​.kommersant​.ru/​d​o​c​/​4​3​3​4​330).

Воз­мож­но, обра­ща­ясь к пере­да­че речи высо­ких офи­ци­аль­ных чинов­ни­ков, жур­на­ли­сты опа­са­ют­ся быть неточ­ны­ми, что­бы не полу­чить упре­ков в невер­ной интер­пре­та­ции слов офи­ци­аль­но­го лица. Так слу­чи­лось с интер­вью Д. Пес­ко­ва кана­лу RTV, в кото­ром, гово­ря о помо­щи рос­си­я­нам в пери­од коро­на­ви­ру­са, прес-сек­ре­тарь пре­зи­ден­та ска­зал, что «помощь может быть или пря­мой, или кос­вен­ной, и неиз­вест­но еще, что луч­ше». Несколь­ко изда­ний поме­сти­ли инфор­ма­цию о том, что Д. Пес­ков не исклю­чил воз­мож­но­сти пря­мой мате­ри­аль­ной помо­щи госу­дар­ства людям, в част­но­сти газе­та «Ком­мер­сант» от 30.04.2020 сде­ла­ла заго­лов­ком «Пес­ков допу­стил выде­ле­ние пря­мой мате­ри­аль­ной помо­щи рос­си­я­нам». Пря­мая речь Пес­ко­ва дана в тре­тьем абза­це, а начи­на­ет­ся текст с интер­пре­та­ции его слов о воз­мож­ной помощи:

Пресс-сек­ре­тарь пре­зи­ден­та РФ Дмит­рий Пес­ков допу­стил, что рос­си­яне полу­чат пря­мую мате­ри­аль­ную помощь. Отве­чая в интер­вью теле­ка­на­лу RTVI на вопрос о воз­мож­но­сти пря­мой мате­ри­аль­ной помо­щи, напо­до­бие той, что ока­зы­ва­ет­ся в США и дру­гих стра­нах, он заявил, что при­ня­тые сей­час в Рос­сии паке­ты мер при­зна­ны более целесообразными.

Затем сле­ду­ют выска­зы­ва­ния эко­но­ми­стов о целесообразности/нецелесообразности так назы­ва­е­мых «вер­то­лет­ных» денег, и толь­ко затем идет пря­мая речь Д. Пес­ко­ва: Нель­зя исклю­чать, что новые паке­ты еще после­ду­ют. Вы зна­е­те, что пре­зи­дент пору­чил гото­вить новый пакет, — ска­зал гос­по­дин Пес­ков. — Помощь может быть или пря­мой, или кос­вен­ной, и неиз­вест­но еще, что луч­ше. Глав­ное — это дать воз­мож­ность эко­но­ми­че­ской жиз­ни про­дол­жать­ся. Сей­час все меры под­держ­ки направ­ле­ны имен­но на это

Позд­нее Д. Пес­ков ска­зал, что его сло­ва были невер­но интер­пре­ти­ро­ва­ны СМИ. Вот как об этом сооб­щи­ло одно из изданий:

Пес­ков заявил, что СМИ невер­но истол­ко­ва­ли его сло­ва о помо­щи рос­си­я­нам. Пресс-сек­ре­тарь пре­зи­ден­та отме­тил, что не гово­рил об ока­за­нии пря­мой мате­ри­аль­ной помо­щи гражданам. 

МОСКВА, 30 апре­ля /ТАСС/. Пресс-сек­ре­тарь пре­зи­ден­та Дмит­рий Пес­ков заявил, что ряд СМИ невер­но истол­ко­ва­ли его сло­ва о помо­щи граж­да­нам, ска­зан­ные в интер­вью RTVI. «Нет, это­го не было. Это оши­боч­ная пода­ча инфор­ма­ции», — ска­зал он жур­на­ли­стам, отме­тив, что не гово­рил об ока­за­нии пря­мой мате­ри­аль­ной помо­щи рос­си­я­нам (https://​maxpark​.com/​c​o​m​m​u​n​i​t​y​/​7​4​5​1​/​c​o​n​t​e​n​t​/​7​1​1​1​805).

Как видим, и этот текст создан по уже опи­сан­но­му шаб­ло­ну: в загла­вии сооб­ща­ет­ся инфор­ма­ция — сло­ва дей­ству­ю­ще­го лица пере­да­ны кос­вен­ной речью. Затем она уточ­ня­ет­ся в сле­ду­ю­щем пред­ло­же­нии и, почти дослов­но по фор­ме сов­па­дая с загла­ви­ем, озву­чи­ва­ет­ся в тре­тьем пред­ло­же­нии тоже в фор­ме кос­вен­ной речи. Далее сле­ду­ет пря­мая речь само­го опи­сы­ва­е­мо­го лица. Такой текст, как мы уже отме­ча­ли, прак­ти­че­ски лишен пол­но­цен­ной инфор­ма­тив­но­сти, а связь меж­ду пред­ло­же­ни­я­ми осу­ществ­ля­ет­ся за счет повто­ре­ния как темы, так и ремы. Лек­си­че­ски тема и рема запол­ня­ют­ся коре­фе­рент­ны­ми (тема) или сино­ни­ми­че­ски­ми экви­ва­лен­та­ми (рема).

Важ­но под­черк­нуть, что прак­ти­че­ски любой текст новост­но­го пор­та­ла (не толь­ко о сло­вах высо­ких госу­дар­ствен­ных лиц) пред­став­ля­ет собой гете­ро­ген­ное обра­зо­ва­ние с точ­ки зре­ния зву­ча­щих в нем голо­сов. Моно­дия (моно­дия в музы­ке: одно­го­ло­сое пение; здесь: текст, в кото­ром зву­чит толь­ко один голос пишу­ще­го) прак­ти­че­ски отсутствует.

В «Аэро­фло­те» хотят вос­ста­но­вить меж­ду­на­род­ное авиа­со­об­ще­ние уже в июле.

Меж­ду­на­род­ное сооб­ще­ние может вос­ста­но­вить­ся к сере­дине лета, сооб­щи­ла пред­ста­ви­тель авиа­ком­па­нии «Аэро­флот» Юлия Спи­ва­ко­ва в эфи­ре теле­ка­на­ла «Рос­сия 24». Спи­ва­ко­ва под­черк­ну­ла, что это опти­ми­стич­ный про­гноз, пока о точ­ных сро­ках гово­рить рано. Но уси­лен­ная дез­ин­фек­ция само­ле­тов будет про­дол­жать­ся столь­ко, сколь­ко необходимо. 

Из-за пан­де­мии коро­на­ви­ру­са Рос­сия пре­кра­ти­ла меж­ду­на­род­ное авиа­со­об­ще­ние с 27 мар­та. Исклю­че­ние сде­ла­но было для вывоз­ных рей­сов, кото­ры­ми воз­вра­ща­ли рос­си­ян на роди­ну. Так­же запрет не каса­ет­ся гума­ни­тар­ных, гру­зо­вых, поч­то­вых и сани­тар­ных рейсов. 

Текст соткан из голо­са пред­ста­ви­те­ля «Аэро­фло­та» и автор­ско­го голо­са, наи­бо­лее чет­ко пред­став­лен­но­го в ука­за­ни­ях на источ­ник сооб­ще­ния. Речь Спи­ва­ко­вой пере­да­на в фор­ме сло­вес­но-ана­ли­ти­че­ской кос­вен­ной речи, при кото­рой сохра­ня­ют­ся сти­ли­сти­че­ские осо­бен­но­сти «чужо­го сло­ва». В силу это­го стиль все­го тек­ста при­об­ре­та­ет раз­го­вор­ный харак­тер. И уже труд­но отли­чить автор­ский голос от голо­са пер­со­на­жа тек­ста. Ско­рее все­го, в дан­ном слу­чае абзац раз­де­ля­ет эти голо­са, но непря­мой поря­док слов в заклю­чи­тель­ном абза­це (вто­рое пред­ло­же­ние: сде­ла­но было) и отсут­ствие экс­пли­цит­ных средств свя­зи послед­не­го пред­ло­же­ния с преды­ду­щи­ми (несо­гла­со­ва­ние вре­мен, отсут­ствие ана­фо­ри­че­ских повто­ров) дела­ют и этот абзац лишен­ным лите­ра­тур­ной обра­бот­ки, необ­хо­ди­мой для гра­мот­но­го автор­ско­го голо­са. Про­ис­хо­дит то, что в свое вре­мя Р. Барт по дру­го­му слу­чаю назвал «смер­тью авто­ра» [Барт 1994: 384–391] — здесь автор рас­тво­ря­ет­ся не в чита­тель­ском про­чте­нии тек­ста, а в пото­ке чужих голо­сов, в кото­ром теря­ет свой.

Заклю­чая раз­го­вор о фор­мах пере­да­чи чужой речи и зна­ках пре­пи­на­ния при них в новост­ных текстах, отме­тим, что пунк­ту­а­ция в них ведет себя доста­точ­но свободно.

«Будем судить­ся с вра­ча­ми за смерть мамы»: в Ново­си­бир­ске выяв­лен вось­мой слу­чай гибе­ли от коро­на­ви­ру­са.

В Ново­си­бир­ске про­изо­шел вось­мой смер­тель­ный слу­чай от коро­на­ви­ру­са. В пол­ночь скон­ча­лась 55-лет­няя жен­щи­на. Семья погиб­шей винит меди­ков в слу­чив­шем­ся. 2 мая в 23:50 в Ново­си­бир­ске зафик­си­ро­ван вось­мой слу­чай смер­ти от коро­на­ви­ру­са. Погиб­ла 55-лет­няя женщина.

Этот текст, как и опи­сан­ные выше, име­ет такое же стро­е­ние в сво­ем нача­ле — варьи­ру­е­мый повтор. Одна­ко мы при­во­дим дан­ный фраг­мент для того, что­бы обра­тить вни­ма­ние на немо­ти­ви­ро­ван­ное с точ­ки зре­ния рус­ской пунк­ту­а­ции двое­то­чие после пря­мой речи: здесь не ука­зы­ва­ют­ся субъ­ек­ты речи, а про­ис­хо­дит пояс­не­ние экс­тра­линг­ви­сти­че­ско­го кон­тек­ста, объ­яс­ня­ю­ще­го появ­ле­ние при­ве­ден­ных слов.

Таким обра­зом, мож­но гово­рить об изме­не­нии доми­ни­ру­ю­щих шаб­ло­нов пере­да­чи чужой речи в совре­мен­ных новост­ных текстах и зна­ков пре­пи­на­ния при них. Мы можем отме­тить уве­ли­че­ние форм пере­да­чи чужой речи, соот­но­си­мой как со сло­ва­ми гово­ря­ще­го субъ­ек­та, так и с экс­тра­линг­ви­сти­че­ским контекстом.

Сле­ду­ю­щим момен­том, заслу­жи­ва­ю­щим, на наш взгляд, вни­ма­ния, явля­ет­ся оби­лие неопре­де­лен­но-лич­ных пред­ло­же­ний в анон­сах ново­стей и загла­ви­ях ста­тей элек­трон­ных СМИ. Одно­со­став­ные пред­ло­же­ния в функ­ции газет­ных заго­лов­ков уже при­вле­ка­ли вни­ма­ние иссле­до­ва­те­лей [Дани­ло­ва 2016]. Мы совер­шен­но соглас­ны с Е. А. Дани­ло­вой в том, что «при иссле­до­ва­нии газет­ных заго­лов­ков недо­ста­точ­но вни­ма­ния отво­ди­лось семан­ти­ке син­так­си­че­ских струк­тур, кото­ры­ми эти заго­лов­ки пред­став­ле­ны, хотя извест­но, что имен­но грам­ма­ти­че­ская семан­ти­ка берет на себя роль лич­ност­ной интер­пре­та­ции сооб­ща­е­мой инфор­ма­ции [Дани­ло­ва 2016: 140]. Е. А. Дани­ло­ва отме­ча­ет, что выбор той или иной син­так­си­че­ской кон­струк­ции соот­вет­ству­ет интен­ции авто­ра ста­тьи и отве­ча­ет ожи­да­ни­ям чита­те­ля отно­си­тель­но раз­ви­тия содер­жа­ния. Доба­вим: пред­став­ля­ет­ся, что син­так­си­че­ские кон­струк­ции обу­слов­ле­ны не толь­ко интен­ци­ей авто­ра, но и опре­де­лен­ны­ми тен­ден­ци­я­ми СМИ, обу­слов­лен­ны­ми «духом вре­ме­ни». Е. А. Дани­ло­ва ана­ли­зи­ру­ет заго­лов­ки в печат­ных СМИ, неопре­де­лен­но-лич­ные пред­ло­же­ния полу­ча­ют у авто­ра тра­ди­ци­он­ную харак­те­ри­сти­ку со сто­ро­ны семан­ти­ки и более подроб­ное опи­са­ние со сто­ро­ны струк­ту­ры: пре­об­ла­да­ю­щи­ми явля­ют­ся струк­ту­ры с объ­ек­том в вини­тель­ном или датель­ном паде­же (Учи­те­лям помо­гут рас­крыть­ся), за ними сле­ду­ют струк­ту­ры с про­стран­ствен­ным детер­ми­нан­том (Здесь шутят толь­ко по-взрос­ло­му).

На осно­ве пред­ва­ри­тель­ных наблю­де­ний, на дан­ный момент не свя­зан­ных с мате­ма­ти­че­ски­ми под­сче­та­ми, поз­во­лим выска­зать мысль о неопре­де­лен­но-лич­ных пред­ло­же­ни­ях как пре­об­ла­да­ю­щем типе одно­со­став­ных пред­ло­же­ний в новост­ных заго­лов­ках. Так, 06.05.2020 за девять минут — с 18.20 до 18.29 — на пор­та­ле «Яндекс» появи­лись пять анон­сов ново­стей, выра­жен­ных неопре­де­лен­но-лич­ны­ми предложениями:

В Москве снес­ли съе­моч­ную пло­щад­ку шоу «Дом‑2». 18.20;

В Крем­ле заяви­ли о недо­ве­рии опро­сам «Лева­ды» о рей­тин­ге Пути­на. 18.22;

В пра­ви­тель­стве рас­смат­ри­ва­ют воз­мож­ность пере­но­са ЕГЭ на конец лета. 18.25;

В сто­ли­це могут вве­сти масоч­ный режим со сле­ду­ю­щей неде­ли. 18.28;

В Мин­здра­ве сочли обна­де­жи­ва­ю­щи­ми пер­вые резуль­та­ты раз­ра­бот­ки вак­ци­ны от COVID-19. 18.29.

Инте­рес­но, что, напри­мер, газе­та (а не новост­ной пор­тал) «Мос­ков­ский ком­со­мо­лец» не опуб­ли­ко­ва­ла в этот день ни одной ста­тьи с такой фор­мой заго­лов­ка. Ни одно­го подоб­но­го заго­лов­ка мы не нашли в газе­тах «Совет­ская Рос­сия», «Ком­со­моль­ская прав­да» за 6 мая 2020 г. (Мож­но пред­по­ло­жить, что и дру­гие газе­ты склон­ны к иным грам­ма­ти­че­ским кон­струк­ци­ям в заго­лов­ках.) Одна­ко на новост­ном пор­та­ле «Ново­сти 24», пред­став­лен­ном колон­кой на стра­ни­це «КП», боль­шая часть анон­сов име­ла фор­му неопре­де­лен­но-лич­но­го предложения:

В Гол­лан­дии при­ду­ма­ли, как без­опас­но раз­ме­щать гостей в ресто­ра­нах. 17.47;

В Крем­ле не соглас­ны с иссле­до­ва­ни­я­ми «Лева­да-цен­тра». 18.41;

В пра­ви­тель­стве одоб­ри­ли зако­но­про­ект о пере­но­се сро­ков пере­пи­си насе­ле­ния. 18.30;

В США застре­ли­ли китай­ско­го уче­но­го, кото­рый был «на поро­ге откры­тия» меха­низ­мов коро­на­ви­ру­са. 18.52.

Если Е. А. Дани­ло­ва выде­ля­ла преж­де все­го неопре­де­лен­но-лич­ные пред­ло­же­ния с пер­вым объ­ект­ным чле­ном в вини­тель­ном или датель­нoм паде­жах, то сего­дня доми­ни­ру­ю­щей фор­мой явля­ют­ся такие пред­ло­же­ния с детер­ми­нан­том в пред­лож­ном паде­же, импли­ци­ру­ю­щим как субъ­ект дей­ствия, так и место совер­ше­ния это­го дей­ствия. Если детер­ми­нант выра­жен назва­ни­ем стра­ны, то речь идет чаще все­го о месте совер­ше­ния неко­е­го собы­тия, одна­ко экс­тра­линг­ви­сти­че­ский кон­текст может ука­зы­вать и на офи­ци­аль­ный субъ­ект дей­ствия, напри­мер, На Укра­ине реши­ли пере­за­пу­стить отно­ше­ния с НАТО (Lenta​.ru, 10 мая 2020 г.). Воз­ни­ка­ет вопрос о при­чи­нах подоб­ной часто­ты неопре­де­лен­но-лич­ных пред­ло­же­ний. Разу­ме­ет­ся, как при­ня­то отме­чать, они акцен­ти­ру­ют вни­ма­ние на дей­ствии, а не на его субъ­ек­те, и с этой точ­ки зре­ния такие пред­ло­же­ния рису­ют ситу­а­цию в ее дина­ми­ке, что соот­вет­ству­ет совре­мен­но­му рит­му жиз­ни. Неко­гда, осо­бен­но в совет­ских газе­тах, заго­лов­ки чаще все­го были пред­став­ле­ны номи­на­тив­ны­ми пред­ло­же­ни­я­ми — име­на дела­ли ситу­а­цию застыв­шей, рисуя жизнь в ее ста­биль­но­сти и неиз­мен­но­сти. При­ве­дем заго­лов­ки газе­ты «Прав­да» (номер от 14 фев­ра­ля 1965 г.): «Авто­мо­биль Кол­хи­да», «Теща на Вол­ге», «Гор­няц­кий пода­рок хле­бо­ро­бам», «Новин­ки на кон­вей­е­ре» и т. п. Дума­ет­ся, что, кро­ме совре­мен­но­го дина­ми­че­ско­го и неста­биль­но­го ощу­ще­ния мира, роль неопре­де­лен­но-лич­ных пред­ло­же­ний в эпо­ху новых медиа, осо­бен­но на новост­ных пор­та­лах, опре­де­ля­ет­ся стрем­ле­ни­ем к эко­ном­ной вер­ба­ли­за­ции инфор­ма­ции: пре­ди­кат неопре­де­лен­но-лич­но­го пред­ло­же­ния поз­во­ля­ет пред­ста­вить син­кре­ти­че­ски и субъ­ек­та дей­ствия, и место его пре­бы­ва­ния. Вме­сте с тем поз­во­лим выска­зать мысль о том, что, как и в слу­чае с рас­тво­ре­ни­ем голо­са созда­те­ля тек­ста в «чужих» голо­сах, здесь про­ис­хо­дит рас­тво­ре­ние субъ­ек­та в его дея­тель­но­сти, что в целом мож­но обо­зна­чить тер­ми­ном пост­мо­дер­нист­ской фило­со­фии «смерть субъ­ек­та». Сего­дня мы наблю­да­ем эту «смерть» на уровне грам­ма­ти­ки тек­ста и его отдель­ных элементов.

Выводы

Про­ве­ден­ный ана­лиз новост­ных тек­стов на пор­та­ле «Яндекс» поз­во­ля­ет гово­рить о неко­то­рых новых тен­ден­ци­ях в их построении.

Новост­ной текст пред­став­ля­ет собой гете­ро­ген­ное обра­зо­ва­ние, в кото­ром спле­та­ют­ся голо­са авто­ра и непо­сред­ствен­ных источ­ни­ков инфор­ма­ции. Если исхо­дить из мыс­ли В. Н. Воло­ши­но­ва о том, что фор­мы пере­да­чи чужой речи отра­жа­ют соци­аль­ные вза­и­мо­от­но­ше­ния гово­ря­щих в опре­де­лен­ную эпо­ху, то мож­но ска­зать, что голос авто­ра совре­мен­но­го новост­но­го тек­ста теря­ет­ся в пото­ке чужо­го голо­са, пере­да­ва­е­мо­го как кос­вен­ной, так и пря­мой речью. Совре­мен­ная пунк­ту­а­ция новост­ных тек­стов побуж­да­ет думать о новом для рус­ско­го язы­ка шаб­лоне кос­вен­ной речи, к кото­ро­му не при­ме­ни­ма клас­си­фи­ка­ция В. Н. Воло­ши­но­ва. Этот шаб­лон раз­мы­ва­ет гра­ни­цы меж­ду автор­ской и «чужой» речью, что мож­но объ­яс­нить отсут­стви­ем «сво­е­го» сло­ва или его бояз­ни у созда­те­лей новост­ных тек­стов. Изме­не­ние пунк­ту­а­ции при пере­да­че чужой речи (исполь­зо­ва­ние толь­ко запя­той после чужой речи, отсут­ствие тире и кавы­чек) мож­но, на наш взгляд, объ­яс­нить вли­я­ни­ем англий­ской и рус­ской сете­вой пунк­ту­а­ции, отве­ча­ю­щих потреб­но­стям в эко­но­мии уси­лий пишущего.

Совре­мен­ный новост­ной текст на интер­нет-пор­та­лах пред­став­ля­ет собой мак­ро­струк­ту­ру, созда­ва­е­мую по опре­де­лен­ным пра­ви­лам соче­та­ния автор­ской и чужой речи — эта струк­ту­ра пере­ста­ет быть инфор­ма­тив­но пол­но­цен­ной. Раз­мы­ва­ние автор­ско­го голо­са «чужой» речью, рав­но как и эли­ми­на­ция субъ­ек­та в наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ной син­так­си­че­ской фор­ме заго­лов­ка — неопре­де­лен­но-лич­ных пред­ло­же­ни­ях — поз­во­ля­ют думать о том, что на грам­ма­ти­че­ском уровне тек­ста отра­жа­ет­ся отме­ча­е­мое пост­мо­дер­нист­ской фило­со­фи­ей пони­же­ние роли субъ­ек­та в совре­мен­ном мире, его «рас­тво­ре­ние» в дей­ствии или дис­кур­сив­ных прак­ти­ках Других.

1 При­но­сим изви­не­ния всем нена­зван­ным уче­ным, кото­рым автор весь­ма бла­го­да­рен за углуб­ле­ние пони­ма­ния тек­то­ни­че­ских про­цес­сов, про­ис­хо­дя­щих в миро­воз­зре­нии обще­ства под вли­я­ни­ем элек­трон­ной ком­му­ни­ка­ции.

2 Обра­тим вни­ма­ние на то, что ука­за­ние на источ­ник сооб­ще­ния в рус­ской пись­мен­ной тра­ди­ции обыч­но сле­ду­ет перед сооб­ща­е­мой инфор­ма­ци­ей и отно­сит­ся к ввод­ным кон­струк­ци­ям: по сло­вам Пути­на, каран­тин про­длит­ся… Одна­ко вряд ли чита­те­ли Руне­та сочли бы такое постро­е­ние фра­зы «нор­маль­ным» — в нем не было бы необ­хо­ди­мо­го лако­низ­ма, обыч­но свя­зы­ва­е­мо­го с точ­но­стью и жест­ко­стью ска­зан­но­го. Ввод­ные кон­струк­ции, ука­зы­ва­ю­щие на источ­ник инфор­ма­ции, пред­став­ля­ют­ся наше­му взгля­ду сего­дня избы­точ­ны­ми, нару­ша­ю­щи­ми посту­лат коли­че­ства Дж. Грай­са: не гово­ри боль­ше, чем нуж­но на дан­ном шаге ком­му­ни­ка­ции.

Алдашева, Г. Б. (2013). Об особенностях языка средств массовой информации. Вестник Актюбинского университета. Электронный ресурс https://articlekz.com/article/12239.

Амзин, А. (2013). Новостная интернет-журналистика. Электронный ресурс http://alex-alex.ru.

Анненкова, И. В. (2011). Медиадискурс XXI века. Лингвофилософский аспект языка СМИ. Москва: Изд-во МГУ.

Арутюнова, Н. Д. (1976). Предложение и его смысл. Москва: Наука.

Барт, Р. (1994). Смерть автора. Избранные работы: Семиотика. Поэтика. Москва: Прогресс; Универс.

Волошинов, В. (1995). К истории форм высказывания в конструкциях языка. В Философия и социология языка (с. 326–359). Санкт-Петербург: Acta-Пресс LTD.

Данилова, Е. А. (2016). Глагольные односоставные предложения в функции газетного заголовка. Международный журнал социальных и гуманитарных наук, 2 (1), 139–142.

Дейк ван, Т. А. (1989). Язык. Познание. Коммуникация. Москва: Прогресс.

Делез, Ж., Гваттари, Ф. (1996). Ризома. В Эстетика и теория искусства XX века (с. 14). Электронный ресурс http://indbooks.in/mirror7.ru/?page_id=167078.

Добросклонская, Т. Г. (2005). Вопросы изучения медиатекстов. Опыт исследования современной английской медиаречи. Москва: УРСС Эдиториал.

Дускаева, Л. Р. (2018). Медиалингвистика в России: становление структуры и векторы развития. Вестник МГУ, 6, 48–60.

Дускаева, Л. Р. (2007). Развертывание новости в гипертекстуальном пространстве интернета. В Электронные СМИ: вчера, сегодня, завтра (с. 67–75). Санкт-Петербург: Изд-во СПбГУ.

Дьякова, Т. В. (2011). Основные принципы и структура новостных сообщений. Lingua mobilis, 28 (2), 102–104.

Ионеско, Э. (1958). Трагедия языка. Электронный ресурс https://freedocs.xyz/docx–460945168.

Казимянец, Е. Г. (2015). Интернет-синтаксис как часть интернет-лингвистики. В Русистика и компаративистика (с. 39–53). Вильнюс: Изд-во Литовского эдукологического университета.

Плунгян, В. (2010). Почему языки такие разные? Москва: АСТ-Пресс.

Стинс, Д. , Фухт ван, Д. (2008). Новые медиа. Вестник ВолГУ, 8 (7), 98–106.

Туркова, К. (2017). Общение в сети: что случилось с пунктуацией? Электронный ресурс https://www.pravmir.ru/obshhenie-v-seti-chto-sluchilos-s-punktuatsiey/.

Христова, Н. А. (2006). Нарушение языковой нормы в текстах СМИ: влияние на познавательные структуры индивида. Электронный ресурс https://cyberleninka.ru/article/n/narushenie-yazykovoy-normy-v-tekstah-smi-vliyanie-na-poznavatelnye-struktury-individa.

Элатик, А. А. (2015). Элементы разговорного синтаксиса в языке современных российских электронных СМИ. Электронный ресурс https://www.gramota.net/materials/2/2016/10–3/44.htm.

Carr, N. (2011). The Shallows: What the Internet is Doing to Our Brains. Электронный ресурс https://www.njlifehacks.com/the-shallows-what-the-internet-is-doing-to-our-brains-by-nicholas-carr-book-summary/.

Weyler, K. , Mauer, R. I. (2001). Online-Journalismus. Ein anderer Journalismus? Электронный ресурс http://www.mediasprut.ru/jour/beitraege/d-webjour.shtml#11.

Aldasheva, G. B. (2013). About the features of the language of mass media. Vestnik Aktiubinskogo universiteta. Retrieved from https://articlekz.com/article/12239. (In Russian)

Amzin, A. (2013). Online news journalism. Retrieved from http://alex-alex.ru. (In Russian)

Annenkova, I. V. (2011). Media discourse of the XXI century. Linguophilosophical aspect of the media language. Moscow, Moscow State University Publ. (In Russian)

Arutiunova, N. D. (1976). Proposal and its meaning. Moscow, Nauka Publ. (In Russian)

Bart, R. (1994). Death of the author. Selected works: Semiotics. Poetics. Moscow, Progress Publ.; Univers Publ. (In Russian)

Carr, N. (2011). The Shallows: What the Internet is Doing to Our Brains. Retrieved from https://www.njlifehacks.com/the-shallows-what-the-internet-is-doing-to-our-brains-by-nicholas-carr-book-summary/.

Danilova, E. A. (2016). Verbal single-part sentences in the newspaper headline function. Mezhdunarodnyi zhurnal sotsial’nykh i gumanitarnykh nauk, 2 (1), 139–142. (In Russian)

Delez, Zh., Gvattari, F. (1996). Rizoma. In Aesthetics and theory of 20th century art (p. 14). Retrieved from http://indbooks.in/mirror7.ru/?page_id=167078. (In Russian)

D’iakova, T. V. (2011). Basic principles and structure of news reports. Lingua mobilis, 28 (2), 102–104. (In Russian)

Deik van, T. A. (1989). Language. Knowledge. Communication. Moscow, Progress Publ. (In Russian)

Dobrosklonskaia, T. G. (2005). Questions of studying media texts. Experience in researching the modern english media language. Moscow, URSS Editorial Publ. (In Russian)

Duskaeva, L. R. (2018). Media linguistics in Russia: formation of structure and vectors of development. Vestnik MGU, 6, 48–60. (In Russian)

Duskaeva, L. R. (2007). Deployment of news in the hypertextual space of the internet. In Electronic media: yesterday, today, tomorrow (pp. 67–75). St. Petersburg, St. Petersburg University Press. (In Russian)

Elatik, A. A. (2015). Elements of colloquial syntax in the language of modern russian electronic media. Retrieved from www.gramota.net/materials/2/2016/10-3/44.htm. (In Russian)

Ionesko, E. (1958). The tragedy of language. Retrieved from https://freedocs.xyz/docx-460945168. (In Russian)

Kazimianets, E. G. (2015). Internet syntax as part of internet linguistics. In Russian Studies and Comparative Studies (pp. 39–53). Vilnius, Vilnius Pedagogical University Publ. (In Russian)

Khristova, N. A. (2006). Violation of the language norm in media texts: influence on the cognitive structures of an individual. Retrieved from https://cyberleninka.ru/article/n/narushenie-yazykovoy-normy-v-tekstah-smi-vliyanie-na-poznavatelnye-struktury-individa. (In Russian)

Plungian, V. (2010). Pochemu iazyki takie raznye. Why are languages so different? Moscow, AST-Press. (In Russian)

Stins, D., Fukht van, D. (2008). New media. Vestnik VolGU, 8 (7), 98–106. (In Russian)

Turkova, K. (2017). Online Communication: What Happened to Punctuation? Retrieved from https://www.pravmir.ru/obshhenie-v-seti-chto-sluchilos-s-punktuatsiey/. (In Russian)

Voloshinov, V. (1995). To the stories of the forms of utterance in language constructions. In Philosophy and Sociology of Language (pp. 326–359). St. Petersburg, Acta-Press LTD. (In Russian)

Weyler, K. , Mauer, R. I. (2001). Online-Journalismus. Ein anderer Journalismus? Retrieved from http://www.mediasprut.ru/jour/beitraege/d-webjour.shtml#11.

Ста­тья посту­пи­ла в редак­цию 5 мая 2020 г.;
реко­мен­до­ва­на в печать 10 авгу­ста 2020 г.

© Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, 2020

Received: May 5, 2020
Accepted: August 10, 2020