Среда, 27 октябряИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

О некоторых тенденциях в грамматике текста на электронных новостных порталах: «растворение» субъекта

Постановка проблемы

Сего­дня жизнь прак­ти­че­ски любо­го тек­ста пере­ме­сти­лась в гло­баль­ную сеть Интер­нет, став­шую сре­дой инфор­ми­ро­ва­ния, ком­му­ни­ка­ции, раз­вле­че­ния. В бес­ко­неч­ном раз­но­об­ра­зии тек­стов, пре­иму­ще­ствен­но быту­ю­щих в вир­ту­аль­ной сре­де, — фору­мов, бло­гов, новост­ных пор­та­лов, запи­сей в «Твит­те­ре» и дру­гих соци­аль­ных сетях, отме­чен­ных автор­ской инди­ви­ду­аль­но­стью «пишу­щих», мы видим «состя­за­ние диа­лек­тов, гово­ров, жар­го­нов, спе­ци­аль­ных язы­ков» [Делез, Гват­та­ри 1996: 6]. Обыч­но гово­рят о лек­си­ко-сти­ли­сти­че­ских нова­ци­ях совре­мен­ной медиа­ре­чи, будь то мно­го­чис­лен­ные англи­циз­мы, жар­го­низ­мы и про­чие сред­ства мар­ки­ров­ки отхо­да от преж­не­го лите­ра­тур­но­го рус­ско­го язы­ка. Оче­вид­но, для выяв­ле­ния неких общих тен­ден­ций совре­мен­но­го эта­па исполь­зо­ва­ния язы­ка в вир­ту­аль­ной сре­де сле­ду­ет обра­щать­ся к тек­стам, в кото­рых инди­ви­ду­аль­ность пишу­ще­го по опре­де­ле­нию долж­на быть явле­на в наи­мень­шей сте­пе­ни: будем счи­тать тако­вы­ми новост­ные пор­та­лы. Грам­ма­ти­ка язы­ка — это послед­ний оплот его само­иден­ти­фи­ка­ции, она меня­ет­ся поз­же лек­си­ки и сти­ли­сти­че­ской окрас­ки язы­ко­вых еди­ниц, состав­ляя его остов. «Изме­не­ния в грам­ма­ти­ке боль­ше все­го отда­ля­ют одно состо­я­ние язы­ка от дру­го­го. Ведь если сло­ва зву­чат чуть-чуть ина­че или неко­то­рые из них име­ют дру­гое зна­че­ние — это раз­ни­ца не такая замет­ная. А вот если в язы­ке, напри­мер, меня­ет­ся скло­не­ние — это затра­ги­ва­ет его цели­ком, и настоль­ко глу­бо­ко, что мы сра­зу гово­рим: да, древ­ний язык и его новый наслед­ник — это дей­стви­тель­но два раз­ных язы­ка» [Плун­гян 2010: 10].

Вряд ли сего­дня мож­но гово­рить о ради­каль­ных изме­не­ни­ях в обла­сти грам­ма­ти­че­ской систе­мы: при­ня­то отме­чать ослаб­ле­ние падеж­ных функ­ций (невер­ное управ­ле­ние: стра­те­гия об уни­что­же­нии), непра­виль­ное упо­треб­ле­ние чис­ли­тель­ных (нескло­ня­е­мая пер­вая часть слож­ных чис­ли­тель­ных: опе­ра­ции будут про­во­дить­ся пяти­де­ся­тью про­цен­та­ми акций хол­дин­га), сти­ли­сти­че­ски непри­ем­ле­мое упо­треб­ле­ние соби­ра­тель­ных чис­ли­тель­ных (двое сена­то­ров), поря­док слов, вызы­ва­ю­щий дву­смыс­лен­ное пони­ма­ние ска­зан­но­го (арти­сту при­хо­ди­лось мно­гое объ­яс­нять) [Алда­ше­ва 2013]. Мы попы­та­ем­ся пока­зать неко­то­рые тен­ден­ции в постро­е­нии совре­мен­ных новост­ных тек­стов с точ­ки зре­ния их грам­ма­ти­че­ских осо­бен­но­стей и в неко­то­рой сте­пе­ни свя­зать их с когни­тив­ны­ми и куль­тур­ны­ми транс­фор­ма­ци­я­ми эпохи.

История вопроса

О новых медиа и осо­бен­но­стях суще­ство­ва­ния тек­стов в вир­ту­аль­ной сре­де суще­ству­ет огром­ный поток лите­ра­ту­ры как в зару­беж­ном, так и в рос­сий­ском науч­ном сооб­ще­стве линг­ви­стов, куль­ту­ро­ло­гов, фило­со­фов, социо­ло­гов, пере­чис­ле­ние имен кото­рых заня­ло бы не одну стра­ни­цу (см., напри­мер: [Weyler, Mauer 2001; Carr 2011; Аннен­ко­ва 2011; Доб­рос­клон­ская 2005; Дус­ка­е­ва 2007; 2018; Стинс, Фухт 2008]1).

Как уже было ска­за­но выше, меди­а­тек­сты при­вле­ка­ют широ­кое вни­ма­ние линг­ви­стов с точ­ки зре­ния изме­не­ния норм упо­треб­ле­ния язы­ка под вли­я­ни­ем новых ситу­а­ций обще­ния, обу­слов­лен­ных рядом фак­то­ров: тех­ни­че­ских нов­шеств в обла­сти созда­ния и рас­про­стра­не­ния тек­стов, финан­со­вых про­блем, свя­зан­ных с при­вле­че­ни­ем рекла­мо­да­те­лей, интер­ак­тив­но­го харак­те­ра тек­стов, спо­соб­но­го вовлечь в их про­из­вод­ство и ком­мен­ти­ро­ва­ние самые широ­кие слои поль­зо­ва­те­лей с раз­лич­ным уров­нем обра­зо­ва­ния и цен­ност­ных уста­но­вок. И если в обла­сти лек­си­ки и сти­ли­сти­ки меди­а­тек­стов, а так­же их инфор­ма­тив­но­го напол­не­ния отме­че­ны весь­ма прин­ци­пи­аль­ные изме­не­ния по срав­не­нию с печат­ны­ми тек­ста­ми преды­ду­щих эпох [Дус­ка­е­ва 2007], то грам­ма­ти­че­ские изме­не­ния тек­ста фик­си­ру­ют­ся на уровне его отдель­ных еди­ниц, изме­не­ния кото­рых к тому же не носят регу­ляр­но­го харак­те­ра [Хри­сто­ва 2006; Алда­ше­ва 2013]. Если гово­рить о постро­е­нии инфор­ма­тив­ных тек­стов новых медиа, то мож­но выде­лить ста­тью Е. Г. Кази­мя­нец, в кото­рой автор, иссле­дуя язык «экс­пресс-ново­стей» пери­фе­рий­ных изда­ний, отме­ча­ет 1) сме­ше­ние сти­лей в обла­сти постро­е­ния слож­но­го пред­ло­же­ния; 2) редук­цию важ­ных смыс­ло­вых эле­мен­тов тек­ста, нару­ше­ние логи­ки его постро­е­ния; 3) появ­ле­ние кон­струк­ции, под­чер­ки­ва­ю­щей новую инфор­ма­цию («ста­ло извест­но»); 4) напол­не­ние тек­ста мета­тек­сто­вы­ми эле­мен­та­ми. По мне­нию Е. Г. Кази­мя­нец, осо­бен­но­сти выде­лен­но­го жан­ра свя­за­ны со ско­ро­стью созда­ния тек­стов — их авто­ры стре­мят­ся сооб­щить новость пер­вы­ми, что­бы опе­ре­дить кон­ку­рен­тов и тем самым спо­соб­ство­вать при­вле­че­нию чита­те­лей, в силу чего вопрос о соот­вет­ству­ю­щей язы­ко­вой обра­бот­ке тек­стов ухо­дит на вто­рой план [Кази­мя­нец 2015: 39–52]. В появив­шей­ся при­мер­но в то же вре­мя ста­тье А. Эла­ти­ка «Эле­мен­ты раз­го­вор­но­го син­так­си­са в совре­мен­ных элек­трон­ных СМИ» выде­ля­ют­ся такие раз­го­вор­ные эле­мен­ты совре­мен­но­го син­так­си­са СМИ, как нару­ше­ние грам­ма­ти­че­ских свя­зей меж­ду чле­на­ми пред­ло­же­ния, оби­лие ввод­ных и встав­ных кон­струк­ций, вклю­че­ние меж­до­ме­тий, диа­ло­ги­че­ские кон­струк­ции (вопрос в заго­лов­ке — ответ в ста­тье), обра­ще­ния — все это явля­ет­ся, как пола­га­ет автор, ими­та­ци­ей раз­го­вор­но­го сти­ля, стрем­ле­ни­ем при­бли­зить­ся к «сво­е­му» чита­те­лю [Эла­тик 2015]. Мы, делая подоб­ные выво­ды, рас­смат­ри­ва­ли новост­ную инфор­ма­цию, собран­ную на пор­та­ле «Яндекс», самом круп­ном новост­ном агре­га­то­ре (ком­пью­тер­ной про­грам­ме, отоб­ра­жа­ю­щей струк­ту­ри­ро­ван­ную новост­ную лен­ту, созда­ва­е­мую из ново­стей раз­лич­ных СМИ, обыч­но по авто­ма­ти­че­ски задан­ным критериям).

Метод анализа

Мы идем тем же путем в сбо­ре мате­ри­а­ла: ана­ли­зи­ру­ем по анон­сам ново­стей в Яндек­се сто­я­щие за ними тек­сты. Но, в отли­чие от назван­ных авто­ров, стре­мим­ся про­ана­ли­зи­ро­вать осо­бен­но­сти постро­е­ния тек­стов, т. е. пыта­ем­ся пред­ста­вить, наря­ду с част­ны­ми осо­бен­но­стя­ми грам­ма­ти­ки, общие прин­ци­пы порож­де­ния новост­но­го меди­а­тек­ста по опре­де­лен­ным правилам.

В ана­ли­зе новост­ных тек­стов мы исхо­дим из идей ван Дей­ка о новост­ных текстах как мак­ро­струк­ту­рах осо­бо­го типа, име­ю­щих свою орга­ни­за­цию на раз­ных уров­нях: от струк­ту­ры пред­ло­же­ния (мор­фо­ло­гия, син­так­сис, семан­ти­ка и лек­си­ка) до струк­ту­ры цело­го тек­ста как струк­ту­ры после­до­ва­тель­но­сти, что и пред­став­ля­ет собой грам­ма­ти­ку тек­ста [ван Дейк 1989]. В рабо­те «Ана­лиз ново­стей как дис­кур­са» (рабо­та впер­вые появи­лась в 1988 г.: “News Analysis. Case Studies of In ternational and National News in the Press”) ван Дейк пред­ла­га­ет нар­ра­тив­ную схе­му ново­стей, в соот­вет­ствии с кото­рой упо­ря­до­чи­ва­ет­ся новост­ное собы­тие: крат­кое содер­жа­ние, обста­нов­ка, направ­лен­ность, ослож­не­ние, раз­вяз­ка, оцен­ка, код: «Эти струк­ту­ры содей­ству­ют более ком­пакт­но­му пред­став­ле­нию инфор­ма­ции и тем самым… ее луч­ше­му запо­ми­на­нию, а сле­до­ва­тель­но, уси­ли­ва­ют воз­дей­ствие» [ван Дейк 1989: 133]. Нуж­но ска­зать, что струк­ту­ра новост­ных сооб­ще­ний опи­сы­ва­ет­ся и в иссле­до­ва­ни­ях рос­сий­ских уче­ных [Дья­ко­ва 2011; Амзин 2013], посвя­щен­ных в основ­ном стро­е­нию новост­ных тек­стов с точ­ки зре­ния семан­ти­ки их «бло­ков».

Автор пред­ла­га­ет иной путь иссле­до­ва­ния: текст рас­смат­ри­ва­ет­ся с точ­ки зре­ния зву­ча­щих в нем голо­сов и спо­со­бов их пере­да­чи, посколь­ку новост­ное сооб­ще­ние — это все­гда сооб­ще­ние о неко­то­ром объекте/субъекте, полу­чен­ное из опре­де­лен­но­го источ­ни­ка (голос источ­ни­ка) и вво­ди­мое авто­ром тек­ста, кото­рый может ком­мен­ти­ро­вать или оце­ни­вать событие.

Анализ материала

Исполь­зу­ем для при­ме­ра ана­лиз инфор­ма­ции о бун­те в иркут­ской коло­нии, пред­став­лен­ной пор­та­лом «Газета.ру» от 10.04.2020 (https://​www​.gazeta​.ru/​s​o​c​i​a​l​/​2​0​2​0​/​0​4​/​1​0​/​1​3​0​4​4​3​3​7​.​s​h​tml).

Заго­ло­вок тек­ста вклю­ча­ет пря­мую речь, при­над­ле­жа­щую одно­му из заклю­чен­ных: «Мамоч­ка, помо­ги»: кро­ва­вый бунт в иркут­ской коло­нии. Далее сле­ду­ет под­за­го­ло­вок «Там все кри­чат»: хро­ни­ка бун­та в иркут­ской коло­нии. Обра­тим вни­ма­ние на исполь­зо­ва­ние чужой речи в заго­лов­ке и под­за­го­лов­ке. Как извест­но, про­бле­ме пере­да­чи чужой речи боль­шое вни­ма­ние уде­лил В. Н. Воло­ши­нов в рабо­те «Опыт при­ме­не­ния социо­ло­ги­че­ско­го ана­ли­за к про­бле­мам син­так­си­са» [Воло­ши­нов 1995: 326–381]. Воло­ши­нов видел в осо­бен­но­стях пере­да­чи чужой речи опре­де­лен­ные исто­ри­че­ские тен­ден­ции: «Язык отра­жа­ет не субъ­ек­тив­но-пси­хо­ло­ги­че­ские коле­ба­ния, а устой­чи­вые соци­аль­ные вза­и­мо­от­но­ше­ния гово­ря­щих. В раз­лич­ных язы­ках, в раз­лич­ные эпо­хи, в раз­лич­ных соци­аль­ных груп­пах, в раз­лич­ных целе­вых кон­текстах пре­об­ла­да­ет то одна, то дру­гая фор­ма, то одни, то дру­гие моди­фи­ка­ции этих форм» [Воло­ши­нов 1995: 334].

Перед нами в при­ве­ден­ном заго­лов­ке два пред­ло­же­ния с одно­тип­но необыч­ным исполь­зо­ва­ни­ем пря­мой речи и поста­нов­кой двое­то­чия. Двое­то­чие ста­вит­ся после пря­мой речи (в отли­чие от тра­ди­ци­он­но­го пра­ви­ла ста­вить этот знак пре­пи­на­ния после слов, вво­дя­щих пря­мую речь). Пря­мая речь, выне­сен­ная здесь в нача­ло выска­зы­ва­ния, пред­ше­ству­ет автор­ско­му ком­мен­та­рию, одна­ко ее носи­тель не обо­зна­чен. Что дает такое постро­е­ние тек­ста? На наш взгляд, вни­ма­ние сра­зу при­вле­ка­ет­ся к собы­тию, индек­саль­ным (по Пир­су) зна­ком кото­ро­го ста­но­вит­ся при­во­ди­мая пря­мая речь — она ука­зы­ва­ет на нали­чие неких дра­ма­ти­че­ских обсто­я­тельств, к кото­рым отно­сит­ся как смеж­ное с этим собы­ти­ем. Автор­ский ком­мен­та­рий носит объ­яс­ни­тель­ный харак­тер, вме­сте с тем если при­бег­нуть к тер­ми­но­ло­гии В. Н. Воло­ши­но­ва о под­го­тов­лен­ной пред­ше­ству­ю­щим кон­тек­стом пря­мой речи, то здесь мы име­ем про­ти­во­по­лож­ное явле­ние: автор­ский кон­текст ока­зы­ва­ет­ся под­го­тов­лен­ным этой речью.

Далее в тек­сте дает­ся неболь­шой автор­ский фраг­мент, повест­ву­ю­щий о собы­тии: Сотруд­ни­ки реги­о­наль­но­го СК и про­ку­ра­ту­ры при­бы­ли в иркут­скую коло­нию, где заклю­чен­ные устро­и­ли бунт. По дан­ным ФСИН, ситу­а­цию в учре­жде­нии уда­лось взять под кон­троль. Меж­ду тем сами осуж­ден­ные сооб­ща­ют, что в резуль­та­те бес­по­ряд­ков погиб­ли несколь­ко чело­век, мно­гие ране­ны. Офи­ци­аль­но­го под­твер­жде­ния дан­ной инфор­ма­ции пока нет. «Газета.Ru» рас­ска­зы­ва­ла о раз­ви­тии собы­тий в онлайн-транс­ля­ции.

При ней­траль­ном поряд­ке слов пер­вое пред­ло­же­ние долж­но было начи­нать­ся с ситу­ан­та (обсто­я­тель­ства места) и про­дол­жать­ся темой пред­ло­же­ния, обо­зна­чен­ной в заго­лов­ке (напри­мер, в иркут­ской коло­нии про­изо­шел бунт, в резуль­та­те кото­ро­го…). В этом слу­чае заго­ло­вок и текст ока­за­лись бы свя­зан­ны­ми на рема­те­ма­ти­че­ском уровне: рема заго­лов­ка «бунт» ста­ла бы темой пер­во­го пред­ло­же­ния. Воз­мож­но, сме­на темы (на пер­вом месте сотруд­ни­ки реги­о­наль­но­го СК) поз­во­ля­ет отвлечь вни­ма­ние чита­те­ля от само­го собы­тия. Далее текст состо­ит не из сооб­ще­ний авто­ра новост­но­го тек­ста (так назы­ва­е­мо­го интер­нет-источ­ни­ка), а из мно­го­чис­лен­ных ссы­лок на сви­де­те­лей, кото­рым предо­став­ля­ет­ся сло­во: Мать одно­го из заклю­чен­ных иркут­ской коло­нии рас­ска­за­ла о том, что ее сын позво­нил ей в ходе бес­по­ряд­ков. «Там такой шум, такой крик, там все кри­чат. Он кри­чал: “Мамоч­ка, помо­ги, пожа­луй­ста, нас тут уби­ва­ют”», — сооб­щи­ла жен­щи­на теле­ка­на­лу «Дождь». Обра­тим вни­ма­ние на исполь­зо­ва­ние пря­мой речи: два­жды вве­ден­ное «чужое» сло­во с при­мер­но оди­на­ко­вым содер­жа­ни­ем созда­ет прак­ти­че­ски сен­сор­но вос­при­ни­ма­е­мую кар­ти­ну про­ис­хо­дя­ще­го, при­бли­жая чита­те­ля к событию.

При­ве­дем при­мер пере­да­чи чужой речи со став­шей весь­ма попу­ляр­ной, но не соот­вет­ству­ю­щей пра­ви­лам поста­нов­кой зна­ков препинания:

После напа­де­ния на сило­ви­ка 9 апре­ля заклю­чен­ные обес­то­чи­ли барак, где сами про­жи­ва­ли, а так­же сло­ма­ли пере­го­род­ку, отде­ляв­шую их от дру­го­го бара­ка, сооб­щил собе­сед­ник Life Shot.

Как трак­то­вать здесь чужую речь, отде­лен­ную от автор­ской толь­ко запя­той? Что перед нами? — бук­валь­но пере­дан­ная пря­мая речь собе­сед­ни­ка? Или то, что В. Н. Воло­ши­нов назвал пред­мет­но-ана­ли­ти­че­ской: «Пред­мет­но-ана­ли­ти­че­ская моди­фи­ка­ция вос­при­ни­ма­ет чужое выска­зы­ва­ние в чисто тема­ти­че­ском плане. А все то, что не име­ет тема­ти­че­ско­го зна­че­ния, она про­сто в нем не слы­шит. Не улав­ли­ва­ет» [Воло­ши­нов 1995: 346–347].

Гово­ря о таком весь­ма рас­про­стра­нив­шем­ся спо­со­бе пере­да­чи чужой речи, нель­зя не отме­тить в целом тен­ден­цию сокра­ще­ния дистан­ции меж­ду чужим сло­вом и автор­ским: усто­яв­шим­ся шаб­ло­ном кос­вен­ной речи явля­ет­ся ее пере­да­ча посред­ством сою­за что, при­со­еди­ня­ю­ще­го при­да­точ­ное пред­ло­же­ние с чужой речью. Такая пере­да­ча выгля­де­ла бы так: Собе­сед­ник Life Shot ска­зал, что… Одна­ко мы ощу­ща­ем, что собе­сед­ник в силу сво­ей неопре­де­лен­ной рефе­рент­ной отне­сен­но­сти (пре­ди­кат­ное сло­во, по Арутю­но­вой [Арутю­но­ва 1976: 335–340]) не может высту­пать субъ­ек­том пред­ло­же­ния, если о нем (собе­сед­ни­ке) не гово­ри­лось ранее. При­ве­ден­ное постро­е­ние поз­во­ля­ет пишу­ще­му укло­нить­ся от более точ­ной харак­те­ри­сти­ки «собе­сед­ни­ка» — при­чи­ны подоб­но­го «укло­не­ния» могут быть раз­ны­ми: от неже­ла­ния при­чи­нить вред источ­ни­ку инфор­ма­ции до его фик­тив­но­сти, исполь­зо­ван­ной пишу­щим для сня­тия ответ­ствен­но­сти с себя за истин­ность сооб­ща­е­мой инфор­ма­ции. При такой пере­да­че дистан­ция меж­ду автор­ским сло­вом и «чужим» сокра­ща­ет­ся даже в про­стран­ствен­ном плане: «отда­лен­ность» посред­ством запя­той и сою­за что автор­ской речи от «чужой» в фор­ме кос­вен­ной речи гораз­до боль­ше, неже­ли при отде­лен­но­сти «чужой» речи от автор­ской толь­ко запя­той. При этом точ­ность пере­да­чи чужих слов оста­ет­ся неясной:

Гру­зин­ские вла­сти ведут себя непра­виль­но, когда угро­жа­ют Укра­ине ото­звать сво­е­го посла, если быв­ший пре­зи­дент Миха­ил Саа­ка­шви­ли будет назна­чен вице-пре­мье­ром, счи­та­ет экс-спи­кер пар­ла­мен­та Гру­зии, лидер оппо­зи­ци­он­ной пар­тии «Еди­ная Гру­зия — демо­кра­ти­че­ское дви­же­ние» Нино Бурджанадзе.

Поз­во­лим выска­зать пред­по­ло­же­ние, что такая поста­нов­ка зна­ков пре­пи­на­ния при пере­да­че чужой речи отра­жа­ет вли­я­ние пра­вил англий­ской пунк­ту­а­ции на рус­скую пунк­ту­а­цию (ср.: «Я при­ду», — ска­зал он / «I’ll be there», he said). Это вли­я­ние обу­слов­ли­ва­ет­ся и пове­де­ни­ем поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ных сетей, отно­ше­ние кото­рых к зна­кам пре­пи­на­ния уже обра­ти­ло на себя вни­ма­ние фило­ло­гов (см., напри­мер, раз­мыш­ле­ние Ксе­нии Тур­ко­вой на сай­те «Прав­мир» [Тур­ко­ва 2017]).

Пред­мет­но-тема­ти­че­ская пере­да­ча чужой речи, о кото­рой мы гово­ри­ли выше, явля­ет­ся, по В. Н. Воло­ши­но­ву, раз­но­вид­но­стью кос­вен­ной речи, про­ти­во­по­став­лен­ной сло­вес­но-ана­ли­ти­че­ской пере­да­че, где сохра­ня­ет­ся стиль «чужо­го сло­ва». При­ме­ром тако­го шаб­ло­на может слу­жить сле­ду­ю­щий фраг­мент текста:

Лав­ров: Стра­нам ЕС «не раз­ре­ша­ют» про­сить помо­щи у Рос­сии.
Неко­то­рые стра­ны Евро­пы, в том чис­ле вхо­дя­щие в НАТО, не обра­ща­ют­ся за помо­щью к Рос­сии из-за запре­та «стар­ших това­ри­щей». Об этом заявил министр ино­стран­ных дел РФ Сер­гей Лав­ров (https://​ura​.news/​n​e​w​s​/​1​0​5​2​4​2​9​253).

Автор­ская пере­да­ча инфор­ма­ции, полу­чен­ной от мини­стра ино­стран­ных дел, вклю­ча­ет его сло­во, взя­тое в кавыч­ки. И далее сле­ду­ет бук­валь­ная пере­да­ча слов Лав­ро­ва в фор­ме пря­мой речи: «Целый ряд стран Евро­пы, Евро­со­ю­за и НАТО был бы не прочь пой­ти по пути ита­льян­ско­го опы­та и обра­тить­ся к нам за помо­щью. Им про­сто не раз­ре­ша­ют делать это­го стар­шие това­ри­щи», — заявил Лав­ров в про­грам­ме «Боль­шая игра» на «Пер­вом канале». 

Разу­ме­ет­ся, нель­зя не отме­тить пони­жен­ную инфор­ма­тив­ность подоб­ных тек­стов, где одна и та же мысль выра­же­на дву­мя шаб­ло­на­ми пере­да­чи чужо­го сло­ва — в фор­ме пря­мой речи и в фор­ме сло­вес­но ана­ли­ти­че­ской как раз­но­вид­но­сти кос­вен­ной речи.

При­ве­дем при­мер еще одно­го тек­ста с выне­сен­ным в заго­ло­вок име­нем соб­ствен­ным и сло­ва­ми, при­над­ле­жа­щи­ми рефе­рен­ту имени:

Путин: Пери­од нера­бо­чих дней про­длит­ся до 11 мая
Пери­од нера­бо­чих дней в РФ про­длит­ся до 11 мая, заявил пре­зи­дент РФ Вла­ди­мир Путин на сове­ща­нии по про­ти­во­дей­ствию рас­про­стра­не­нию коро­на­ви­ру­са… «Таким обра­зом, с уче­том всех май­ских празд­ни­ков пери­од нера­бо­чих дней про­длит­ся до 11 мая вклю­чи­тель­но… при стро­гом соблю­де­нии про­фи­лак­ти­че­ских мер, при­ня­тых сей­час в реги­о­нах», — ска­зал пре­зи­дент (https://​ria​.ru/​2​0​2​0​0​4​2​8​/​1​5​7​0​6​9​9​1​8​7​.​h​tml).

В смыс­ло­вом плане мы име­ем сооб­ще­ние одной и той же инфор­ма­ции тре­мя раз­ны­ми спо­со­ба­ми: в заго­ло­вок выне­се­на несколь­ко сокра­щен­ная фра­за пре­зи­ден­та, при этом двое­то­чие идет не после гла­го­ла речи, а непо­сред­ствен­но после име­ни соб­ствен­но­го. Далее в тек­сте сле­ду­ет труд­но ква­ли­фи­ци­ру­е­мая по сво­ей фор­ме пере­да­ча этой же инфор­ма­ции (кос­вен­ная речь или автор­ская интер­пре­та­ция чужой речи?)2. Затем вос­про­из­во­дит­ся та же инфор­ма­ция по шаб­ло­ну пря­мой речи. Прак­ти­че­ски текст явля­ет­ся мало­ин­фор­ма­тив­ным, и связь отдель­ных пред­ло­же­ний осу­ществ­ля­ет­ся в нем через повтор как темы, так и ремы, что в прин­ци­пе не может быть харак­тер­но для инфор­ма­тив­ных тек­стов. Не про­ис­хо­дит ли при таком постро­е­нии тек­ста того, что Э. Ионе­ско назвал тра­ге­ди­ей язы­ка — язык пере­ста­ет суще­ство­вать, когда чело­век повто­ря­ет одно и то же: «Текст <…> состав­лен­ный из гото­вых выра­же­ний, из самых изби­тых кли­ше, рас­крыл мне тем самым авто­ма­тизм язы­ка, пове­де­ния людей, “раз­го­во­ра, веду­ще­го­ся, что­бы ниче­го не ска­зать”, раз­го­во­ра, веду­ще­го­ся, пото­му что чело­век не может ска­зать ниче­го лич­но­го» [Ионе­ско 1958].

При­ве­дем еще один при­мер «тра­ге­дии инфор­ма­ции», ком­мен­та­рии к кото­ро­му, на наш взгляд, излишни:

Пес­ков: Назвать дату окон­ча­ния эпи­де­мии коро­на­ви­ру­са в Рос­сии невоз­мож­но.
Кремль руко­вод­ству­ет­ся пони­ма­ни­ем того, что назвать дату окон­ча­ния эпи­де­мии коро­на­ви­ру­са COVID-19 в Рос­сии невоз­мож­но, заявил пресс-сек­ре­тарь пре­зи­ден­та Дмит­рий Пес­ков. «Мы руко­вод­ству­ем­ся пони­ма­ни­ем чет­ким того, что назвать дату окон­ча­ния эпи­де­мии невоз­мож­но», — ска­зал гос­по­дин Пес­ков жур­на­ли­стам
(https://​www​.kommersant​.ru/​d​o​c​/​4​3​3​4​330).

Воз­мож­но, обра­ща­ясь к пере­да­че речи высо­ких офи­ци­аль­ных чинов­ни­ков, жур­на­ли­сты опа­са­ют­ся быть неточ­ны­ми, что­бы не полу­чить упре­ков в невер­ной интер­пре­та­ции слов офи­ци­аль­но­го лица. Так слу­чи­лось с интер­вью Д. Пес­ко­ва кана­лу RTV, в кото­ром, гово­ря о помо­щи рос­си­я­нам в пери­од коро­на­ви­ру­са, прес-сек­ре­тарь пре­зи­ден­та ска­зал, что «помощь может быть или пря­мой, или кос­вен­ной, и неиз­вест­но еще, что луч­ше». Несколь­ко изда­ний поме­сти­ли инфор­ма­цию о том, что Д. Пес­ков не исклю­чил воз­мож­но­сти пря­мой мате­ри­аль­ной помо­щи госу­дар­ства людям, в част­но­сти газе­та «Ком­мер­сант» от 30.04.2020 сде­ла­ла заго­лов­ком «Пес­ков допу­стил выде­ле­ние пря­мой мате­ри­аль­ной помо­щи рос­си­я­нам». Пря­мая речь Пес­ко­ва дана в тре­тьем абза­це, а начи­на­ет­ся текст с интер­пре­та­ции его слов о воз­мож­ной помощи:

Пресс-сек­ре­тарь пре­зи­ден­та РФ Дмит­рий Пес­ков допу­стил, что рос­си­яне полу­чат пря­мую мате­ри­аль­ную помощь. Отве­чая в интер­вью теле­ка­на­лу RTVI на вопрос о воз­мож­но­сти пря­мой мате­ри­аль­ной помо­щи, напо­до­бие той, что ока­зы­ва­ет­ся в США и дру­гих стра­нах, он заявил, что при­ня­тые сей­час в Рос­сии паке­ты мер при­зна­ны более целесообразными.

Затем сле­ду­ют выска­зы­ва­ния эко­но­ми­стов о целесообразности/нецелесообразности так назы­ва­е­мых «вер­то­лет­ных» денег, и толь­ко затем идет пря­мая речь Д. Пес­ко­ва: Нель­зя исклю­чать, что новые паке­ты еще после­ду­ют. Вы зна­е­те, что пре­зи­дент пору­чил гото­вить новый пакет, — ска­зал гос­по­дин Пес­ков. — Помощь может быть или пря­мой, или кос­вен­ной, и неиз­вест­но еще, что луч­ше. Глав­ное — это дать воз­мож­ность эко­но­ми­че­ской жиз­ни про­дол­жать­ся. Сей­час все меры под­держ­ки направ­ле­ны имен­но на это

Позд­нее Д. Пес­ков ска­зал, что его сло­ва были невер­но интер­пре­ти­ро­ва­ны СМИ. Вот как об этом сооб­щи­ло одно из изданий:

Пес­ков заявил, что СМИ невер­но истол­ко­ва­ли его сло­ва о помо­щи рос­си­я­нам. Пресс-сек­ре­тарь пре­зи­ден­та отме­тил, что не гово­рил об ока­за­нии пря­мой мате­ри­аль­ной помо­щи гражданам. 

МОСКВА, 30 апре­ля /ТАСС/. Пресс-сек­ре­тарь пре­зи­ден­та Дмит­рий Пес­ков заявил, что ряд СМИ невер­но истол­ко­ва­ли его сло­ва о помо­щи граж­да­нам, ска­зан­ные в интер­вью RTVI. «Нет, это­го не было. Это оши­боч­ная пода­ча инфор­ма­ции», — ска­зал он жур­на­ли­стам, отме­тив, что не гово­рил об ока­за­нии пря­мой мате­ри­аль­ной помо­щи рос­си­я­нам (https://​maxpark​.com/​c​o​m​m​u​n​i​t​y​/​7​4​5​1​/​c​o​n​t​e​n​t​/​7​1​1​1​805).

Как видим, и этот текст создан по уже опи­сан­но­му шаб­ло­ну: в загла­вии сооб­ща­ет­ся инфор­ма­ция — сло­ва дей­ству­ю­ще­го лица пере­да­ны кос­вен­ной речью. Затем она уточ­ня­ет­ся в сле­ду­ю­щем пред­ло­же­нии и, почти дослов­но по фор­ме сов­па­дая с загла­ви­ем, озву­чи­ва­ет­ся в тре­тьем пред­ло­же­нии тоже в фор­ме кос­вен­ной речи. Далее сле­ду­ет пря­мая речь само­го опи­сы­ва­е­мо­го лица. Такой текст, как мы уже отме­ча­ли, прак­ти­че­ски лишен пол­но­цен­ной инфор­ма­тив­но­сти, а связь меж­ду пред­ло­же­ни­я­ми осу­ществ­ля­ет­ся за счет повто­ре­ния как темы, так и ремы. Лек­си­че­ски тема и рема запол­ня­ют­ся коре­фе­рент­ны­ми (тема) или сино­ни­ми­че­ски­ми экви­ва­лен­та­ми (рема).

Важ­но под­черк­нуть, что прак­ти­че­ски любой текст новост­но­го пор­та­ла (не толь­ко о сло­вах высо­ких госу­дар­ствен­ных лиц) пред­став­ля­ет собой гете­ро­ген­ное обра­зо­ва­ние с точ­ки зре­ния зву­ча­щих в нем голо­сов. Моно­дия (моно­дия в музы­ке: одно­го­ло­сое пение; здесь: текст, в кото­ром зву­чит толь­ко один голос пишу­ще­го) прак­ти­че­ски отсутствует.

В «Аэро­фло­те» хотят вос­ста­но­вить меж­ду­на­род­ное авиа­со­об­ще­ние уже в июле.

Меж­ду­на­род­ное сооб­ще­ние может вос­ста­но­вить­ся к сере­дине лета, сооб­щи­ла пред­ста­ви­тель авиа­ком­па­нии «Аэро­флот» Юлия Спи­ва­ко­ва в эфи­ре теле­ка­на­ла «Рос­сия 24». Спи­ва­ко­ва под­черк­ну­ла, что это опти­ми­стич­ный про­гноз, пока о точ­ных сро­ках гово­рить рано. Но уси­лен­ная дез­ин­фек­ция само­ле­тов будет про­дол­жать­ся столь­ко, сколь­ко необходимо. 

Из-за пан­де­мии коро­на­ви­ру­са Рос­сия пре­кра­ти­ла меж­ду­на­род­ное авиа­со­об­ще­ние с 27 мар­та. Исклю­че­ние сде­ла­но было для вывоз­ных рей­сов, кото­ры­ми воз­вра­ща­ли рос­си­ян на роди­ну. Так­же запрет не каса­ет­ся гума­ни­тар­ных, гру­зо­вых, поч­то­вых и сани­тар­ных рейсов. 

Текст соткан из голо­са пред­ста­ви­те­ля «Аэро­фло­та» и автор­ско­го голо­са, наи­бо­лее чет­ко пред­став­лен­но­го в ука­за­ни­ях на источ­ник сооб­ще­ния. Речь Спи­ва­ко­вой пере­да­на в фор­ме сло­вес­но-ана­ли­ти­че­ской кос­вен­ной речи, при кото­рой сохра­ня­ют­ся сти­ли­сти­че­ские осо­бен­но­сти «чужо­го сло­ва». В силу это­го стиль все­го тек­ста при­об­ре­та­ет раз­го­вор­ный харак­тер. И уже труд­но отли­чить автор­ский голос от голо­са пер­со­на­жа тек­ста. Ско­рее все­го, в дан­ном слу­чае абзац раз­де­ля­ет эти голо­са, но непря­мой поря­док слов в заклю­чи­тель­ном абза­це (вто­рое пред­ло­же­ние: сде­ла­но было) и отсут­ствие экс­пли­цит­ных средств свя­зи послед­не­го пред­ло­же­ния с преды­ду­щи­ми (несо­гла­со­ва­ние вре­мен, отсут­ствие ана­фо­ри­че­ских повто­ров) дела­ют и этот абзац лишен­ным лите­ра­тур­ной обра­бот­ки, необ­хо­ди­мой для гра­мот­но­го автор­ско­го голо­са. Про­ис­хо­дит то, что в свое вре­мя Р. Барт по дру­го­му слу­чаю назвал «смер­тью авто­ра» [Барт 1994: 384–391] — здесь автор рас­тво­ря­ет­ся не в чита­тель­ском про­чте­нии тек­ста, а в пото­ке чужих голо­сов, в кото­ром теря­ет свой.

Заклю­чая раз­го­вор о фор­мах пере­да­чи чужой речи и зна­ках пре­пи­на­ния при них в новост­ных текстах, отме­тим, что пунк­ту­а­ция в них ведет себя доста­точ­но свободно.

«Будем судить­ся с вра­ча­ми за смерть мамы»: в Ново­си­бир­ске выяв­лен вось­мой слу­чай гибе­ли от коро­на­ви­ру­са.

В Ново­си­бир­ске про­изо­шел вось­мой смер­тель­ный слу­чай от коро­на­ви­ру­са. В пол­ночь скон­ча­лась 55-лет­няя жен­щи­на. Семья погиб­шей винит меди­ков в слу­чив­шем­ся. 2 мая в 23:50 в Ново­си­бир­ске зафик­си­ро­ван вось­мой слу­чай смер­ти от коро­на­ви­ру­са. Погиб­ла 55-лет­няя женщина.

Этот текст, как и опи­сан­ные выше, име­ет такое же стро­е­ние в сво­ем нача­ле — варьи­ру­е­мый повтор. Одна­ко мы при­во­дим дан­ный фраг­мент для того, что­бы обра­тить вни­ма­ние на немо­ти­ви­ро­ван­ное с точ­ки зре­ния рус­ской пунк­ту­а­ции двое­то­чие после пря­мой речи: здесь не ука­зы­ва­ют­ся субъ­ек­ты речи, а про­ис­хо­дит пояс­не­ние экс­тра­линг­ви­сти­че­ско­го кон­тек­ста, объ­яс­ня­ю­ще­го появ­ле­ние при­ве­ден­ных слов.

Таким обра­зом, мож­но гово­рить об изме­не­нии доми­ни­ру­ю­щих шаб­ло­нов пере­да­чи чужой речи в совре­мен­ных новост­ных текстах и зна­ков пре­пи­на­ния при них. Мы можем отме­тить уве­ли­че­ние форм пере­да­чи чужой речи, соот­но­си­мой как со сло­ва­ми гово­ря­ще­го субъ­ек­та, так и с экс­тра­линг­ви­сти­че­ским контекстом.

Сле­ду­ю­щим момен­том, заслу­жи­ва­ю­щим, на наш взгляд, вни­ма­ния, явля­ет­ся оби­лие неопре­де­лен­но-лич­ных пред­ло­же­ний в анон­сах ново­стей и загла­ви­ях ста­тей элек­трон­ных СМИ. Одно­со­став­ные пред­ло­же­ния в функ­ции газет­ных заго­лов­ков уже при­вле­ка­ли вни­ма­ние иссле­до­ва­те­лей [Дани­ло­ва 2016]. Мы совер­шен­но соглас­ны с Е. А. Дани­ло­вой в том, что «при иссле­до­ва­нии газет­ных заго­лов­ков недо­ста­точ­но вни­ма­ния отво­ди­лось семан­ти­ке син­так­си­че­ских струк­тур, кото­ры­ми эти заго­лов­ки пред­став­ле­ны, хотя извест­но, что имен­но грам­ма­ти­че­ская семан­ти­ка берет на себя роль лич­ност­ной интер­пре­та­ции сооб­ща­е­мой инфор­ма­ции [Дани­ло­ва 2016: 140]. Е. А. Дани­ло­ва отме­ча­ет, что выбор той или иной син­так­си­че­ской кон­струк­ции соот­вет­ству­ет интен­ции авто­ра ста­тьи и отве­ча­ет ожи­да­ни­ям чита­те­ля отно­си­тель­но раз­ви­тия содер­жа­ния. Доба­вим: пред­став­ля­ет­ся, что син­так­си­че­ские кон­струк­ции обу­слов­ле­ны не толь­ко интен­ци­ей авто­ра, но и опре­де­лен­ны­ми тен­ден­ци­я­ми СМИ, обу­слов­лен­ны­ми «духом вре­ме­ни». Е. А. Дани­ло­ва ана­ли­зи­ру­ет заго­лов­ки в печат­ных СМИ, неопре­де­лен­но-лич­ные пред­ло­же­ния полу­ча­ют у авто­ра тра­ди­ци­он­ную харак­те­ри­сти­ку со сто­ро­ны семан­ти­ки и более подроб­ное опи­са­ние со сто­ро­ны струк­ту­ры: пре­об­ла­да­ю­щи­ми явля­ют­ся струк­ту­ры с объ­ек­том в вини­тель­ном или датель­ном паде­же (Учи­те­лям помо­гут рас­крыть­ся), за ними сле­ду­ют струк­ту­ры с про­стран­ствен­ным детер­ми­нан­том (Здесь шутят толь­ко по-взрос­ло­му).

На осно­ве пред­ва­ри­тель­ных наблю­де­ний, на дан­ный момент не свя­зан­ных с мате­ма­ти­че­ски­ми под­сче­та­ми, поз­во­лим выска­зать мысль о неопре­де­лен­но-лич­ных пред­ло­же­ни­ях как пре­об­ла­да­ю­щем типе одно­со­став­ных пред­ло­же­ний в новост­ных заго­лов­ках. Так, 06.05.2020 за девять минут — с 18.20 до 18.29 — на пор­та­ле «Яндекс» появи­лись пять анон­сов ново­стей, выра­жен­ных неопре­де­лен­но-лич­ны­ми предложениями:

В Москве снес­ли съе­моч­ную пло­щад­ку шоу «Дом‑2». 18.20;

В Крем­ле заяви­ли о недо­ве­рии опро­сам «Лева­ды» о рей­тин­ге Пути­на. 18.22;

В пра­ви­тель­стве рас­смат­ри­ва­ют воз­мож­ность пере­но­са ЕГЭ на конец лета. 18.25;

В сто­ли­це могут вве­сти масоч­ный режим со сле­ду­ю­щей неде­ли. 18.28;

В Мин­здра­ве сочли обна­де­жи­ва­ю­щи­ми пер­вые резуль­та­ты раз­ра­бот­ки вак­ци­ны от COVID-19. 18.29.

Инте­рес­но, что, напри­мер, газе­та (а не новост­ной пор­тал) «Мос­ков­ский ком­со­мо­лец» не опуб­ли­ко­ва­ла в этот день ни одной ста­тьи с такой фор­мой заго­лов­ка. Ни одно­го подоб­но­го заго­лов­ка мы не нашли в газе­тах «Совет­ская Рос­сия», «Ком­со­моль­ская прав­да» за 6 мая 2020 г. (Мож­но пред­по­ло­жить, что и дру­гие газе­ты склон­ны к иным грам­ма­ти­че­ским кон­струк­ци­ям в заго­лов­ках.) Одна­ко на новост­ном пор­та­ле «Ново­сти 24», пред­став­лен­ном колон­кой на стра­ни­це «КП», боль­шая часть анон­сов име­ла фор­му неопре­де­лен­но-лич­но­го предложения:

В Гол­лан­дии при­ду­ма­ли, как без­опас­но раз­ме­щать гостей в ресто­ра­нах. 17.47;

В Крем­ле не соглас­ны с иссле­до­ва­ни­я­ми «Лева­да-цен­тра». 18.41;

В пра­ви­тель­стве одоб­ри­ли зако­но­про­ект о пере­но­се сро­ков пере­пи­си насе­ле­ния. 18.30;

В США застре­ли­ли китай­ско­го уче­но­го, кото­рый был «на поро­ге откры­тия» меха­низ­мов коро­на­ви­ру­са. 18.52.

Если Е. А. Дани­ло­ва выде­ля­ла преж­де все­го неопре­де­лен­но-лич­ные пред­ло­же­ния с пер­вым объ­ект­ным чле­ном в вини­тель­ном или датель­нoм паде­жах, то сего­дня доми­ни­ру­ю­щей фор­мой явля­ют­ся такие пред­ло­же­ния с детер­ми­нан­том в пред­лож­ном паде­же, импли­ци­ру­ю­щим как субъ­ект дей­ствия, так и место совер­ше­ния это­го дей­ствия. Если детер­ми­нант выра­жен назва­ни­ем стра­ны, то речь идет чаще все­го о месте совер­ше­ния неко­е­го собы­тия, одна­ко экс­тра­линг­ви­сти­че­ский кон­текст может ука­зы­вать и на офи­ци­аль­ный субъ­ект дей­ствия, напри­мер, На Укра­ине реши­ли пере­за­пу­стить отно­ше­ния с НАТО (Lenta​.ru, 10 мая 2020 г.). Воз­ни­ка­ет вопрос о при­чи­нах подоб­ной часто­ты неопре­де­лен­но-лич­ных пред­ло­же­ний. Разу­ме­ет­ся, как при­ня­то отме­чать, они акцен­ти­ру­ют вни­ма­ние на дей­ствии, а не на его субъ­ек­те, и с этой точ­ки зре­ния такие пред­ло­же­ния рису­ют ситу­а­цию в ее дина­ми­ке, что соот­вет­ству­ет совре­мен­но­му рит­му жиз­ни. Неко­гда, осо­бен­но в совет­ских газе­тах, заго­лов­ки чаще все­го были пред­став­ле­ны номи­на­тив­ны­ми пред­ло­же­ни­я­ми — име­на дела­ли ситу­а­цию застыв­шей, рисуя жизнь в ее ста­биль­но­сти и неиз­мен­но­сти. При­ве­дем заго­лов­ки газе­ты «Прав­да» (номер от 14 фев­ра­ля 1965 г.): «Авто­мо­биль Кол­хи­да», «Теща на Вол­ге», «Гор­няц­кий пода­рок хле­бо­ро­бам», «Новин­ки на кон­вей­е­ре» и т. п. Дума­ет­ся, что, кро­ме совре­мен­но­го дина­ми­че­ско­го и неста­биль­но­го ощу­ще­ния мира, роль неопре­де­лен­но-лич­ных пред­ло­же­ний в эпо­ху новых медиа, осо­бен­но на новост­ных пор­та­лах, опре­де­ля­ет­ся стрем­ле­ни­ем к эко­ном­ной вер­ба­ли­за­ции инфор­ма­ции: пре­ди­кат неопре­де­лен­но-лич­но­го пред­ло­же­ния поз­во­ля­ет пред­ста­вить син­кре­ти­че­ски и субъ­ек­та дей­ствия, и место его пре­бы­ва­ния. Вме­сте с тем поз­во­лим выска­зать мысль о том, что, как и в слу­чае с рас­тво­ре­ни­ем голо­са созда­те­ля тек­ста в «чужих» голо­сах, здесь про­ис­хо­дит рас­тво­ре­ние субъ­ек­та в его дея­тель­но­сти, что в целом мож­но обо­зна­чить тер­ми­ном пост­мо­дер­нист­ской фило­со­фии «смерть субъ­ек­та». Сего­дня мы наблю­да­ем эту «смерть» на уровне грам­ма­ти­ки тек­ста и его отдель­ных элементов.

Выводы

Про­ве­ден­ный ана­лиз новост­ных тек­стов на пор­та­ле «Яндекс» поз­во­ля­ет гово­рить о неко­то­рых новых тен­ден­ци­ях в их построении.

Новост­ной текст пред­став­ля­ет собой гете­ро­ген­ное обра­зо­ва­ние, в кото­ром спле­та­ют­ся голо­са авто­ра и непо­сред­ствен­ных источ­ни­ков инфор­ма­ции. Если исхо­дить из мыс­ли В. Н. Воло­ши­но­ва о том, что фор­мы пере­да­чи чужой речи отра­жа­ют соци­аль­ные вза­и­мо­от­но­ше­ния гово­ря­щих в опре­де­лен­ную эпо­ху, то мож­но ска­зать, что голос авто­ра совре­мен­но­го новост­но­го тек­ста теря­ет­ся в пото­ке чужо­го голо­са, пере­да­ва­е­мо­го как кос­вен­ной, так и пря­мой речью. Совре­мен­ная пунк­ту­а­ция новост­ных тек­стов побуж­да­ет думать о новом для рус­ско­го язы­ка шаб­лоне кос­вен­ной речи, к кото­ро­му не при­ме­ни­ма клас­си­фи­ка­ция В. Н. Воло­ши­но­ва. Этот шаб­лон раз­мы­ва­ет гра­ни­цы меж­ду автор­ской и «чужой» речью, что мож­но объ­яс­нить отсут­стви­ем «сво­е­го» сло­ва или его бояз­ни у созда­те­лей новост­ных тек­стов. Изме­не­ние пунк­ту­а­ции при пере­да­че чужой речи (исполь­зо­ва­ние толь­ко запя­той после чужой речи, отсут­ствие тире и кавы­чек) мож­но, на наш взгляд, объ­яс­нить вли­я­ни­ем англий­ской и рус­ской сете­вой пунк­ту­а­ции, отве­ча­ю­щих потреб­но­стям в эко­но­мии уси­лий пишущего.

Совре­мен­ный новост­ной текст на интер­нет-пор­та­лах пред­став­ля­ет собой мак­ро­струк­ту­ру, созда­ва­е­мую по опре­де­лен­ным пра­ви­лам соче­та­ния автор­ской и чужой речи — эта струк­ту­ра пере­ста­ет быть инфор­ма­тив­но пол­но­цен­ной. Раз­мы­ва­ние автор­ско­го голо­са «чужой» речью, рав­но как и эли­ми­на­ция субъ­ек­та в наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ной син­так­си­че­ской фор­ме заго­лов­ка — неопре­де­лен­но-лич­ных пред­ло­же­ни­ях — поз­во­ля­ют думать о том, что на грам­ма­ти­че­ском уровне тек­ста отра­жа­ет­ся отме­ча­е­мое пост­мо­дер­нист­ской фило­со­фи­ей пони­же­ние роли субъ­ек­та в совре­мен­ном мире, его «рас­тво­ре­ние» в дей­ствии или дис­кур­сив­ных прак­ти­ках Других.

1 При­но­сим изви­не­ния всем нена­зван­ным уче­ным, кото­рым автор весь­ма бла­го­да­рен за углуб­ле­ние пони­ма­ния тек­то­ни­че­ских про­цес­сов, про­ис­хо­дя­щих в миро­воз­зре­нии обще­ства под вли­я­ни­ем элек­трон­ной ком­му­ни­ка­ции.

2 Обра­тим вни­ма­ние на то, что ука­за­ние на источ­ник сооб­ще­ния в рус­ской пись­мен­ной тра­ди­ции обыч­но сле­ду­ет перед сооб­ща­е­мой инфор­ма­ци­ей и отно­сит­ся к ввод­ным кон­струк­ци­ям: по сло­вам Пути­на, каран­тин про­длит­ся… Одна­ко вряд ли чита­те­ли Руне­та сочли бы такое постро­е­ние фра­зы «нор­маль­ным» — в нем не было бы необ­хо­ди­мо­го лако­низ­ма, обыч­но свя­зы­ва­е­мо­го с точ­но­стью и жест­ко­стью ска­зан­но­го. Ввод­ные кон­струк­ции, ука­зы­ва­ю­щие на источ­ник инфор­ма­ции, пред­став­ля­ют­ся наше­му взгля­ду сего­дня избы­точ­ны­ми, нару­ша­ю­щи­ми посту­лат коли­че­ства Дж. Грай­са: не гово­ри боль­ше, чем нуж­но на дан­ном шаге ком­му­ни­ка­ции.

Ста­тья посту­пи­ла в редак­цию 5 мая 2020 г.;
реко­мен­до­ва­на в печать 10 авгу­ста 2020 г.

© Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, 2020

Received: May 5, 2020
Accepted: August 10, 2020