Воскресенье, Май 26Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

МЕДИАЛИНГВИСТИКА НА УКРАИНЕ: ПЕРСПЕКТИВА ИССЛЕДОВАНИЯ ДИСКУРСА

В статье рассматривается реальная ситуация становления медиалингвистики на современной Украине. В категориях и понятиях медиалингвистики анализируются основные проблемы, аспекты и перспективы исследования языка украинских средств массовой информации.

MEDIA LINGUISTICS IN UKRAINE: PERSPECTIVE OF THE DISCOURSE’S INVESTIGATION 

The author touches upon the problem of the actual situation of media linguistics’ becoming in modern Ukraine. The main problems and prospects of the research aspects of the Ukrainian media language are analyzed through the media linguistic categories and concepts.

Лариса Ивановна Шевченко, доктор филологических наук, профессор, зав. кафедрой истории и стилистики украинского языка Института филологии Киевского национального университета им. Тараса Шевченко

E-mail: ist_ukr_m@ukr.net

Larisa Ivanovna Shevchenko, PhD, Professor, Head of the Department of History and Stylistics of the Ukrainian Language, Institute of Philology, Taras Shevchenko Kyiv National University

E-mail: ist_ukr_m@ukr.net

Шевченко Л. И. Медиалингвистика на украине: перспектива исследования дискурса // Медиалингвистика. 2015. № 1 (6). С. 15–22. URL: https://medialing.ru/medialingvistika-na-ukraine-perspektiva-issledovaniya-diskursa/ (дата обращения: 26.05.2019).

Shevchenko L. I. Media linguistics in Ukraine: perspective of the discourse’s investigation // Media Linguistics, 2015, No. 1 (6), pp. 15–22. Available at: https://medialing.ru/medialingvistika-na-ukraine-perspektiva-issledovaniya-diskursa/ (accessed: 26.05.2019). (In Russian)

УДК 81.161.2 
ГРНТИ 16.31.51 
ББК 81.1 
КОД ВАК 10.02.02

Ана­ли­зи­руя состо­я­ние медиа­линг­ви­сти­ки на совре­мен­ной Укра­ине, иссле­до­ва­тель а priori встре­ча­ет­ся с необ­хо­ди­мо­стью обос­но­ва­ния соб­ствен­ной пози­ции по мно­гим сопут­ству­ю­щим сфор­му­ли­ро­ван­ной теме вопро­сам. К ним отно­сят­ся, преж­де все­го, хро­но­ло­ги­че­ские исто­ки (нача­ла) фор­ми­ро­ва­ния науч­но­го направ­ле­ния на Укра­ине, кри­те­рии пери­о­ди­за­ции, аргу­мен­та­ция в опре­де­ле­нии места медиа­линг­ви­сти­ки в струк­ту­ре науч­но­го зна­ния. 

Заме­тим, что поня­тие «медиа­линг­ви­сти­ка» как номи­на­ция науч­но­го направ­ле­ния актив­но функ­ци­о­ни­ру­ет в укра­ин­ской гума­ни­та­ри­сти­ке толь­ко в послед­ние деся­ти­ле­тия, явля­ясь почти транс­кри­би­ро­ван­ной вер­си­ей англо­языч­но­го Media Language [Britannica Online 1999; Manovich 2000; Sterling 2000]. Речь идет, в сущ­но­сти, о тер­ми­но­ло­ги­че­ском ана­ло­ге широ­ко исполь­зу­е­мой номи­на­ции «линг­ви­сти­ка язы­ка мас­со­вой инфор­ма­ции».

Впро­чем, доми­нант­ное функ­ци­о­ни­ро­ва­ние и смыс­ло­вая кор­ре­ля­ция назва­ных поня­тий отно­сят­ся к сего­дняш­не­му состо­я­нию науч­ной мыс­ли. Ана­лиз ретро­спек­ти­вы и пер­спек­ти­вы акту­аль­ной про­бле­ма­ти­ки функ­ци­о­ни­ру­ю­ще­го в сфе­ре мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции язы­ка опре­де­ля­ет ряд дис­кус­си­он­ных вопро­сов. Одним из клю­че­вых явля­ет­ся вопрос об исто­ках и хро­но­ло­гии функ­ци­о­наль­ной спе­ци­а­ли­за­ции лите­ра­тур­но­го язы­ка в сфе­ре обще­ствен­ной ком­му­ни­ка­ции: иссле­до­ва­те­ли ста­ро­укра­ин­ско­го пери­о­да исто­рии лите­ра­тур­но­го язы­ка чаще все­го отно­сят раз­лич­ные по функ­ци­о­наль­но-струк­тур­ным пара­мет­рам и ком­му­ни­ка­тив­ной спе­ци­а­ли­за­ции жан­ры и тек­сты, эво­лю­ци­он­но кор­ре­ли­ру­ю­щие с медиа, к обще­му опре­де­ле­нию «серед­ньо­го» сти­ля — в пара­диг­ме при­ня­той для сред­не­ве­ко­вой куль­ту­ры дис­по­зи­ции трех сти­лей. Изу­чая укра­ин­ский лите­ра­тур­ный язык ново­го пери­о­да его раз­ви­тия (на живой народ­ной осно­ве, после, преж­де все­го, И. Кот­ля­рев­ско­го, а так­же «Русь­кой трій­ці» — М. Шаш­ке­ви­ча, Я. Голо­вац­ко­го и И. Ваги­ле­ви­ча), линг­ви­сты опе­ри­ру­ют ины­ми поня­ти­ем «пуб­ли­ци­сти­че­ский стиль», моти­ви­ру­ю­щей осно­вой кото­ро­го явля­ет­ся про­фес­си­о­наль­ная дея­тель­ность пуб­ли­ци­ста. Конеч­но же, во мно­же­ствен­но­сти про­фес­сий совре­мен­ных медий­ных дея­те­лей номи­на­ция «пуб­ли­цист» не пред­по­ла­га­ет кон­кре­ти­ки про­фес­си­о­наль­ной спе­ци­а­ли­за­ции. 

Еще более про­блем­ным явля­ет­ся линг­ви­сти­че­ское обос­но­ва­ние кате­го­рии «пуб­ли­ци­сти­че­ский стиль», когда речь идет о новой ком­му­ни­ка­тив­ной реаль­но­сти, в кото­рой суще­ству­ет совре­мен­ный язык и кото­рую фор­ми­ру­ют элек­трон­ные рас­про­стра­ни­те­ли инфор­ма­ции, а имен­но радио, теле­ви­де­ние, рекла­ма и, преж­де все­го, интер­нет. Одна­ко тер­мин «пуб­ли­ци­сти­че­ский стиль» и его соот­вет­ству­ю­щее изу­че­ние акту­аль­ны для укра­ин­ско­го язы­ко­ве­де­ния не толь­ко XIX и XX вв., но упо­треб­ля­е­мы и сего­дня, явля­ясь во мно­гих науч­ных текстах сино­ни­мич­ны­ми поня­ти­ям «медиа» и «медиа­линг­ви­сти­ка». Впро­чем, такая дуб­лет­ность тер­ми­нов, на наш взгляд, не вполне отра­жа­ет реа­лии слож­ной мно­го­уров­не­вой ситу­а­ции в сфе­ре мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции — раз­лич­ные носи­те­ли вер­баль­ной инфор­ма­ции, откры­тая для вари­а­бель­но­сти спе­ци­фи­че­ская систе­ма жан­ров: от новых, рож­ден­ных в мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции (таких как мно­го­чис­лен­ные моди­фи­ка­ции ток-шоу, все­воз­мож­ные диа­ло­гич­ные моде­ли обще­ния в чатах, спе­ци­фи­че­ские пресс-рели­зы, новост­ные инфор­ма­ци­он­ные бегу­щие стро­ки и др.), до транс­фор­ми­ро­ван­ных медий­ной спе­ци­фи­кой «высо­ких» жан­ров, пред­по­ла­га­ю­щих кло­ни­ро­ва­ние инди­ви­ду­аль­но­сти, автор­ско­го смыс­ла, идеи, чув­ства (напри­мер, медий­ные эссе). 

Не вполне соот­но­си­мо с тра­ди­ци­он­ным пони­ма­ни­ем пуб­ли­ци­стич­но­сти аксио­ло­ги­че­ское содер­жа­ние инфор­ма­ции в совре­мен­ных медиа: автор­ская оцен­ка при­сут­ству­ет лишь в неболь­шом сег­мен­те инфор­ма­ци­он­но­го про­стран­ства, доми­ни­ру­ют же оцен­ки и моде­ли рефлек­сии на мир пар­тий, соци­аль­ных групп, ред­кол­ле­гий или же соб­ствен­ни­ков изда­ний, в луч­шем слу­чае перед нами плю­ра­лизм мне­ний. 

Выхо­дит за пре­де­лы ана­ли­зи­ру­е­мых в тра­ди­ци­он­ной пуб­ли­ци­сти­ке изоб­ра­зи­тель­ных язы­ко­вых средств и спектр спо­со­бов воз­дей­ствия на совре­мен­но­го чело­ве­ка: в совре­мен­ных медиа задей­ство­ван не толь­ко язык (с акту­а­ли­за­ци­ей при­е­мов и спо­со­бов ней­ро­линг­ви­сти­че­ско­го про­грам­ми­ро­ва­ния), актив­но исполь­зу­ют­ся и невер­баль­ные сред­ства. Язы­ко­вое сооб­ще­ние соот­но­си­мо / дуб­ли­ро­ва­но / сопро­вож­да­е­мо / кор­ре­ли­ру­е­мо с соот­вет­ству­ю­щим изоб­ра­зи­тель­ным, зву­ко­вым рядом, а в рекла­ме зача­стую и с ощу­ще­ни­я­ми так­тиль­но­сти и вос­при­я­ти­ем запа­ха.

Таким обра­зом, широ­ко упо­треб­ля­е­мое укра­ин­ски­ми фило­ло­га­ми поня­тие «пуб­ли­ци­сти­че­ский стиль» поз­во­ля­ет гово­рить ско­рее о тра­ди­ции ста­нов­ле­ния медиа и, соот­вет­ствен­но, медиа­линг­ви­сти­ки, соот­но­ся эти поня­тия с раз­лич­ны­ми пери­о­да­ми раз­ви­тия лите­ра­тур­но­го язы­ка.

С дру­гой сто­ро­ны, недо­ста­точ­ность поня­тий­но­го обоб­ще­ния в кате­го­рии «пуб­ли­ци­сти­че­ский стиль» отно­си­тель­но совре­мен­но­го состо­я­ния медиа во мно­гих слу­ча­ях спо­соб­ству­ет дис­кус­си­он­но­сти пред­ла­га­е­мых для обсуж­де­ния про­блем. 

Реа­лии совре­мен­ной укра­ин­ской медиа­линг­ви­сти­ки соот­но­си­мы с функ­ци­я­ми важ­ней­шей ком­му­ни­ка­тив­ной сфе­ры обще­ства и необ­хо­ди­мо­стью науч­но­го иссле­до­ва­ния медиа. Заме­тим, в совре­мен­ной фило­ло­ги­че­ской нау­ке прак­ти­че­ски невоз­мож­но встре­тить рабо­ту, рас­смат­ри­ва­ю­щую про­бле­мы медиа, где не посту­ли­ро­ва­лись бы важ­ность и акту­аль­ность этой про­бле­ма­ти­ки как для соб­ствен­но науч­но­го пости­же­ния функ­ци­о­наль­ных воз­мож­но­стей язы­ка, так и для обще­ства, меж­лич­ност­ной ком­му­ни­ка­ции в совре­мен­ном мире. Нель­зя не согла­сить­ся с мне­ни­ем Г. Я. Солга­ни­ка: «Язык средств мас­со­вой инфор­ма­ции (СМИ) — одна из наи­бо­лее вли­я­тель­ных сфер язы­ка. С тече­ни­ем вре­ме­ни вли­я­ние это­го язы­ка не умень­ша­ет­ся, а, наобо­рот, уве­ли­чи­ва­ет­ся. Худо­же­ствен­ная, науч­ная, офи­ци­аль­ная речь по сте­пе­ни вли­я­ния на лите­ра­тур­ный язык несрав­ни­мы с мас­со­вой ком­му­ни­ка­ци­ей. Имея огром­ную ауди­то­рию, раз­лич­ные сред­ства инфор­ми­ро­ва­ния и вли­я­ния, язык СМИ ста­но­вит­ся цен­тром наци­о­наль­но­го язы­ка» [Язык СМИ и поли­ти­ка 2012: 8].

Веду­щие укра­ин­ские язы­ко­ве­ды, изу­ча­ю­щие медиа (в част­но­сти, Ф. С. Баце­вич [Баце­вич 2007], Д. В. Дер­гач [Дер­гач 2009; Дер­гач 2010; Дер­гач 2013], А. О. Капе­люш­ный [Капе­люш­ний 2000; Капе­люш­ний 2009], Т. Ю. Кова­лев­ская [Кова­левсь­ка 2005; Кова­левсь­ка 2009], Л. А. Куд­ряв­це­ва [Куд­ряв­це­ва 1998; Куд­ряв­це­ва 2004], Д. Ю. Сизо­нов [Сизо­нов 2012; Сизо­нов 2013; Сизо­нов 2014], А. А. Сти­шов [Сти­шов 2005], С. Г. Чемер­кин [Чемер­кін 2009], Н. П. Шума­ро­ва [Шума­ро­ва 2007; Шума­ро­ва 2010] и др.), в близ­кой, ино­гда тож­де­ствен­ной аргу­мен­та­ции посту­ли­ру­ют ана­ло­гич­ные утвер­жде­нию извест­но­го рос­сий­ско­го линг­ви­ста мне­ния. 

Одна­ко еще в 1970–1980‑х гг. на Укра­ине наблю­да­лось доволь­но сдер­жан­ное отно­ше­ние к пер­спек­ти­ве медиа­линг­ви­сти­че­ских иссле­до­ва­ний. Такая ситу­а­ция вполне объ­яс­ни­ма преж­де все­го с пози­ций вне­линг­ви­сти­че­ских — соци­аль­ных, поли­ти­че­ских, а так­же осо­бен­но­стей куль­тур­но-исто­ри­че­ско­го раз­ви­тия. Речь идет о ком­плек­се объ­ек­тив­ных при­чин, сре­ди кото­рых — осо­бен­но­сти слож­ной исто­рии ста­нов­ле­ния укра­ин­ско­го лите­ра­тур­но­го язы­ка со ста­тус­ны­ми огра­ни­че­ни­я­ми в сфе­рах обще­ствен­ной и дело­вой ком­му­ни­ка­ции при отсут­ствии госу­дар­ствен­но­сти либо при частич­но пред­став­лен­ной функ­ции медий­ной ком­му­ни­ка­ции в совет­ский пери­од. 

Вслед­ствие это­го мно­гие укра­ин­ские линг­ви­сты миро­воз­зрен­че­ски, пси­хо­ло­ги­че­ски и про­фес­си­о­наль­но были преж­де все­го сосре­до­то­че­ны на изу­че­нии систем­ных и струк­тур­ных осо­бен­но­стей укра­ин­ско­го язы­ка, его исто­рии, диа­лект­но­го чле­не­ния, лек­си­ко­гра­фи­че­ско­го и грам­ма­ти­че­ско­го пред­став­ле­ния язы­ко­вой систе­мы, деталь­но­го опи­са­ния язы­ко­вых уров­ней, ана­ли­за функ­ций лите­ра­тур­но­го язы­ка (в част­но­сти, в кате­го­ри­ях нор­мы, узу­са, вари­а­тив­ных воз­мож­но­стей нор­мы в соот­но­ше­нии диа­лек­тов и лите­ра­тур­но­го язы­ка). Наи­боль­шее вни­ма­ние при этом уде­ля­лось иссле­до­ва­нию воз­мож­но­стей худо­же­ствен­но­го сти­ля: от моти­ви­ро­ва­ния его осо­бо­го, высо­ко эсте­ти­че­ско­го зна­че­ния как эта­ло­на для куль­тур­ной пер­спек­ти­вы укра­ин­ско­го лите­ра­тур­но­го язы­ка до деталь­но­го рас­смот­ре­ния средств худо­же­ствен­ной образ­но­сти в кон­крет­ных текстах и наи­бо­лее зна­чи­мых для наци­о­наль­ной куль­ту­ры худо­же­ствен­ных направ­ле­ни­ях. Не менее часто в науч­ном позна­нии и, что харак­тер­но, обще­ствен­ных дис­кус­си­ях воз­ни­ка­ла «пра­во­пис­ная» тема, ост­ро фор­му­ли­ру­е­мая, непри­ми­ри­мая в аргу­мен­та­ции раз­ных сто­рон. Заме­тим, акту­а­ли­за­ция «пра­во­пис­ной» про­бле­ма­ти­ки в укра­ин­ской фило­ло­гии почти все­гда сов­па­да­ет с опре­де­лен­ны­ми кри­зис­ны­ми явле­ни­я­ми в обще­стве, что поз­во­ля­ет пред­по­ло­жить не столь­ко линг­ви­сти­че­скую моти­ви­ро­ван­ность про­бле­мы, сколь­ко экс­тра­линг­ви­сти­че­ское вли­я­ние на состо­я­ние укра­ин­ской гума­ни­та­ри­сти­ки. 

Мно­го­чис­лен­ные част­ные фак­то­ры, вли­яв­шие ранее и вли­я­ю­щие в опре­де­лен­ной сте­пе­ни и сего­дня на раз­ви­тие медиа­линг­ви­сти­ки на Укра­ине, обу­слов­ле­ны язы­ко­вым пуриз­мом, кото­рый осно­вы­ва­ет­ся на идее несо­вер­шен­ства, некой эсте­ти­че­ской вто­рич­но­сти язы­ка средств мас­со­вой инфор­ма­ции, нали­чия в нем дис­со­ни­ру­ю­щих с куль­тур­ным рече­вым образ­цом штам­пов, кли­ше, вне­ли­те­ра­тур­ных форм, соци­аль­ных диа­лек­тиз­мов и пр. Соот­вет­ствен­но, такая язы­ко­вая реаль­ность ква­ли­фи­ци­ру­ет­ся как объ­ект изу­че­ния в куль­ту­ре речи и преж­де все­го огра­ни­чи­ва­ет­ся реко­мен­да­ци­я­ми по упо­треб­ле­нию, ком­мен­та­ри­я­ми о «пра­виль­но­сти» / «непра­виль­но­сти» язы­ка медиа. Систем­ный ана­лиз сти­ле­вой спе­ци­фи­ки язы­ко­вых средств мас­со­вой инфор­ма­ции оста­ет­ся в таком слу­чае вне линг­ви­сти­че­ско­го рас­смот­ре­ния, так как несо­от­но­си­мы­ми явля­ют­ся вер­ба­ли­зи­ро­ван­ный медий­ный порт­рет обще­ства, реаль­ные функ­ции язы­ка в реаль­ной ком­му­ни­ка­тив­ной сфе­ре и кри­те­рии оцен­ки функ­ци­о­наль­ной при­ро­ды медий­ной сфе­ры. 

Доста­точ­но тра­ди­ци­он­ным явля­ет­ся встре­ча­ю­ще­е­ся и сего­дня отне­се­ние медий­ных иссле­до­ва­ний к про­фес­си­о­наль­ной дея­тель­но­сти жур­на­ли­стов. Опре­де­лен­ная меж­дис­ци­пли­нар­ность, даю­щая пре­иму­ще­ства иссле­до­ва­те­лю, в таком слу­чае не пред­по­ла­га­ет­ся либо отри­ца­ет­ся. Меж­ду тем имен­но фило­ло­ги­че­ский ана­лиз поз­во­ля­ет, по наше­му мне­нию, сфор­му­ли­ро­вать суще­ствен­ные харак­те­ри­сти­ки медий­но­го тек­ста, его доми­нант­ных при­зна­ков как вер­ба­ли­зи­ро­ван­но­го мас­со­во­го созна­ния. Сим­би­оз жур­на­лист­ской прак­ти­ки и тео­рии, рав­но как и язы­ко­вед­че­ские меха­низ­мы изу­че­ния мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции поз­во­ля­ют пред­ста­вить медиа объ­ем­но и точ­но, как спе­ци­фи­че­ский фено­мен меж­лич­ност­но­го соци­аль­но­го обще­ния наше­го вре­ме­ни.

Рас­смат­ри­вая совре­мен­ное состо­я­ние медиа­линг­ви­сти­ки на Укра­ине, заме­тим, что пред­мет­ность мно­гих иссле­до­ва­те­лей, как и преж­де, огра­ни­че­на газет­ны­ми и жур­наль­ны­ми тек­ста­ми, что, без­услов­но, сужа­ет изу­че­ние не толь­ко обще­ствен­но-ком­му­ни­ка­тив­ных воз­мож­но­стей язы­ка, но и реаль­но­го про­стран­ства линг­ви­сти­ки. Отме­тим в этой свя­зи и зыб­кость опре­де­ле­ний «медий­ный» / «пуб­ли­ци­сти­че­ский», ана­ли­зи­ру­е­мых выше. Рабо­ты, обра­щен­ные к изу­че­нию язы­ка интер­не­та, все еще не сфор­ми­ро­ва­ны в само­сто­я­тель­ное науч­ное направ­ле­ние медиа­линг­ви­сти­ки. Несмот­ря на это, сле­ду­ет отме­тить пер­спек­тив­ность и резо­нанс­ность моно­гра­фии С. Г. Чемер­ки­на «Українсь­ка мова в Інтер­неті: поза­мов­ні та внут­ріш­ньо-струк­тур­ні про­це­си» [Чемер­кін 2009], дис­сер­та­ци­он­ное иссле­до­ва­ния язы­ка интер­не­та Н. В. Васю­ко­вой «Лінг­во­куль­ту­ро­ло­гіч­ні та лінг­во­праг­ма­тич­ні риси інтер­нет-рекла­ми війсь­ко­вої сфе­ри (на матеріалі англійсь­кої, російсь­кої, українсь­кої, фран­цузь­кої мов) [Васю­ко­ва 2014], дис­сер­та­ци­он­ное вни­ма­ние к язы­ку рекла­мы и теле­ви­де­ния О. Н. Олек­сюк «Лек­си­ко-семан­тич­ні домі­нан­ти суге­стив­но­го дис­кур­су рекла­ми» [Олек­сюк 2012], А. В. Кова­лев­ской «Мета­мо­дель лінг­ві­стич­ної суге­стив­но­сті політич­них реклам­них сло­ганів» [Кова­левсь­ка 2011], А. А. Кисе­ле­вой «Імід­жеві домі­нан­ти веду­чо­го в теле­дис­кур­сі» [Кисе­ле­ва 2011] и др.

Ана­лиз реаль­ной ситу­а­ции в совре­мен­ной укра­ин­ской медиа­линг­ви­сти­ке поз­во­ля­ет сде­лать опти­ми­стич­ное утвер­жде­ние о про­дук­тив­ном ста­нов­ле­нии и пер­спек­ти­вах раз­ви­тия тако­го важ­но­го направ­ле­ния, как медий­ная жан­ро­ло­гия — доста­точ­но дис­кус­си­он­но­го и раз­но­чи­та­е­мо­го в совре­мен­ной нау­ке. Мно­го­чис­лен­ные пуб­ли­ка­ции Д. В. Дер­га­ча [Дер­гач 2009; Дер­гач 2010; Дер­гач 2013 и др.], М. Л. Штель­мах [Штель­мах 2006; Штель­мах 2008 и др.] и дру­гих язы­ко­ве­дов соот­но­си­мы с тра­ди­ци­ей иссле­до­ва­ния дан­ной про­бле­ма­ти­ки в ака­де­ми­че­ской нау­ке послед­ней тре­ти XX в. [Жан­ри і сти­лі 1989]. Одно­вре­мен­но изу­ча­ют­ся новые аспек­ты жан­ро­ло­гии — в опре­де­ле­нии жан­ров, их клас­си­фи­ка­ции, доми­нант­ных харак­те­ри­стик, меж­дис­ци­пли­нар­ных мето­дов иссле­до­ва­ния мате­ри­а­ла. Совре­мен­ные под­хо­ды кор­ре­ли­ру­ют с поли­ва­ри­ант­ной ком­му­ни­ка­тив­ной ситу­а­ци­ей и при­ня­ты­ми в евро­пей­ской нау­ке дефи­ни­ци­я­ми. 

Важ­но, по наше­му мне­нию, что наблю­да­е­мая меж­ду­на­род­ная согла­со­ван­ность поста­но­воч­ных медий­ных про­блем, а так­же науч­но­го инстру­мен­та­рия в их реше­нии сти­му­ли­ру­ют науч­ный поиск укра­ин­ских линг­ви­стов. К таким, в част­но­сти, отно­сит­ся изу­че­ние новых меха­низ­мов функ­ци­о­наль­ной интер­пре­та­ции семан­ти­ки сло­ва с целью воз­дей­ствия на реци­пи­ен­та. Транс­фор­ма­ция зна­че­ния сло­ва в медий­ной ком­му­ни­ка­ции, а имен­но функ­ци­о­ни­ро­ва­ние в СМИ меди­цин­ской тер­ми­но­ло­гии, ее ком­му­ни­ка­тив­ный потен­ци­ал как вто­рич­ной номи­на­ции актив­но изу­ча­ет­ся Д. Ю. Сизо­но­вым [Сизо­нов 2012], кон­но­та­тив­ная семан­ти­ка совре­мен­ных идео­ло­ги­че­ски мар­ки­ро­ван­ных номи­на­тив­ных еди­ниц опи­сы­ва­ет­ся Г. Б. Мин­чак [Мін­чак 2003], ана­ли­зи­ру­ют­ся актив­ные про­цес­сы раз­ви­тия лите­ра­тур­но­го язы­ка в медиа как общей про­бле­ма­ти­ки совре­мен­ной линг­ви­сти­ки. 

Вни­ма­ние медиа­линг­ви­стов обра­ще­но и к ново­му по пред­мет­но­сти изда­нию укра­ин­ских уче­ных «Медіалінг­ві­сти­ка: слов­ник тер­мінів і понять» [Медіалінг­ві­сти­ка 2013], явля­ю­ще­му­ся глос­са­ри­ем энцик­ло­пе­ди­че­ско­го типа и пред­став­ля­ю­ще­му систе­ма­ти­зи­ро­ван­ную кар­ти­ну науч­ной мыс­ли в изу­че­нии СМИ. Оче­вид­но, что допол­не­ния и уточ­не­ния мате­ри­а­ла назван­но­го и подоб­ных сло­ва­рей будут необ­хо­ди­мы, так как по суще­ству это рабо­ты откры­то­го типа, изме­ня­ю­щие реестр и поня­тий­ное содер­жа­ние одно­вре­мен­но с дви­же­ни­ем науч­ной мыс­ли. Одна­ко необ­хо­ди­мость подоб­ных изда­ний оче­вид­на с точ­ки зре­ния как науч­ной праг­ма­ти­ки, так и упо­ря­до­че­ния зна­ния в опре­де­лен­ной обла­сти нау­ки. 

Гово­ря о реаль­ной ситу­а­ции и пер­спек­ти­вах раз­ви­тия медиа­линг­ви­сти­ки на Укра­ине, сле­ду­ет обра­тить вни­ма­ние на науч­ный потен­ци­ал, свя­зан­ный с под­го­тов­кой моло­дых медиа­линг­ви­стов. Суще­ство­ва­ние науч­ной шко­лы медиа­линг­ви­стов поз­во­ли­ло открыть в Киев­ском наци­о­наль­ном уни­вер­си­те­те им. Тара­са Шев­чен­ко спе­ци­а­ли­за­цию «Медиа­линг­ви­сти­ка». Вхо­дя­щий в науч­но­мет­ри­че­скую базу РИНЦ сбор­ник науч­ных тру­дов «Акту­аль­ні про­бле­ми українсь­кої лінг­ві­сти­ки: тео­рія і прак­ти­ка» име­ет посто­ян­ную руб­ри­ку по про­бле­мам медиа­линг­ви­сти­ки, что спо­соб­ству­ет раз­ви­тию науч­но­го направ­ле­ния. 

Заме­тим, одна­ко, что мно­гие про­бле­мы медиа­линг­ви­сти­ки на совре­мен­ной Укра­ине име­ют либо поста­но­воч­ный харак­тер, либо вооб­ще не арти­ку­ли­ру­ют­ся язы­ко­ве­да­ми. Так, титуль­ное ака­де­ми­че­ское изда­ние «Українсь­ка лінг­во­сти­лі­сти­ка ХХ — почат­ку ХХІ ст.: систе­ма понять і біб­ліо­гра­фіч­ні дже­ре­ла» [Українсь­ка лінг­во­сти­лі­сти­ка 2007] поня­тие медиа­линг­ви­сти­ки вооб­ще не назы­ва­ет, оста­ва­ясь в кру­гу тра­ди­ци­он­ных номи­на­ций «пуб­ли­ци­сти­че­ско­го сти­ля» и смыс­ло­вых про­из­вод­ных. Мно­гие авто­ры обра­ща­ют вни­ма­ние на част­ные иссле­до­ва­тель­ские про­бле­мы: образ­ность в опре­де­лен­ном типе тек­стов, фраг­мен­ты выска­зы­ва­ний, осо­бен­но­сти функ­ци­о­ни­ро­ва­ния кон­крет­ной язы­ко­вой еди­ни­цы в медий­ной ком­му­ни­ка­ции и пр. При всем пони­ма­нии важ­но­сти эмпи­ри­че­ско­го опи­са­ния язы­ко­вых явле­ний часто оста­ет­ся откры­тым вопрос о соот­но­си­мо­сти част­но­стей с общей акту­аль­ной про­бле­ма­ти­кой медиа­линг­ви­сти­ки, ее тер­ми­но­ло­ги­че­ским аппа­ра­том, необ­хо­ди­мо­стью обра­ще­ния к дис­кус­си­он­ным вопро­сам с целью пред­ло­же­ния соб­ствен­ных аргу­мен­тов для реше­ния послед­них.

Дума­ем, что откры­тость медиа­линг­ви­сти­ки для науч­ных инно­ва­ций, сти­му­ли­ру­е­мых самой язы­ко­вой дей­стви­тель­но­стью, важ­ность и акту­аль­ность иссле­до­ва­ний СМИ для обще­ства, его ком­му­ни­ка­тив­но­го потен­ци­а­ла и пер­спек­тив­но­го диа­ло­га в соци­у­ме опре­де­ля­ет и буду­щее укра­ин­ской медиа­линг­ви­сти­ки. 

© Шев­чен­ко Л. И., 2015

1. Бацевич Ф. С. Словник термінів міжкультурної комунікації. Київ, 2007.

2. Дергач Д. В. Мас-медійний жанр ток-шоу: природа, функція, аспектологія дослідницького пошуку // Актуальні проблеми української лінгвістики: теорія і практика. Київ, 2013. Вип. 25. С. 41–47.

3. Дергач Д. В. Словник онімів українських мас-медіа / За ред. Л. І. Шевченко. Київ, 2009.

4. Дергач Д. В. Стилістика онімів в українських мас-медіа. Київ, 2010.

5. Жанри і стилі в історії української літературної мови / В. В. Німчук, В. М. Русанівський, І. П. Чепіга та ін. Київ, 1989.

6. Капелюшний А. О. Девіатологія мас-медіа: Практикум. Львів, 2000.

7. Капелюшний А. О. Редагування в засобах масової інформації: Навч. посібник. Львiв, 2009.

8. Кісельова А. А. Іміджеві домінанти ведучого в теледискурсі (на матеріалі розважальних програм): Дис. … канд. філол. наук. Одеса, 2011.

9. Ковалевська А. В. Метамодель лінгвістичної сугестивності політичних рекламних слоганів: Дис. … канд. філол. наук. Одеса, 2011.

10. Ковалевська Т. Ю. Реклама та PR у масово-інформаційному просторі. Одеса, 2009.

11. Ковалевська Т. Ю. Сугестивні технології прогнозованого сприйняття // Стиль і текст: наукове видання. Київ, 2005. Вип. 6. С. 32–43.

12. Кудрявцева Л. А. Роль языка средств массовой информации в развитии общенационального языка // Вестник МГУ. Серия языка и литературы. М., 2004. № 5. С. 78–86.

13. Кудрявцева Л. А. Живая речь — язык СМИ — общелитературный язык: аспекты взаимодействия // Актуальные проблемы вербальной коммуникации: Язык и общество. Київ, 2004. С. 61–65.

14. Медіалінгвістика: словник термінів і понять / За ред.. Л. І. Шевченко. Київ, 2014. Вид. 2‑ге, випр. і доп. 

15. Мінчак Г. Б. Конотативна семантика сучасних ідеологічно забарвлених номінативних одиниць (на матеріалі української преси 90‑х рр. ХХ ст.): Дис. … канд. філол. наук. Київ, 2003.

16. Олексюк О. М. Лексико семантичні домінанти сугестивного дискурсу реклами: Дис. … канд. філол. наук. Одеса, 2012.

17. Сизонов Д. Ю. Медична термінологія в українських мас-медіа: стилістичний потенціал. Київ, 2012.

18. Сизонов Д. Ю. Стилистическая трансформация медицинского термина в новостных жанрах // Медиалингвистика. Вып. 3. Речевые жанры в массмедиа. СПб., 2014. С. 155–159.

19. Сизонов Д. Ю. Сучасна медіалексикографія: лінгвопрагматичний потенціал // Актуальні проблеми української лінгвістики: теорія і практика. Київ, 2013. Вип. ХХVІ. С. 47–57.

20. Стишов О. А. Українська лексика кінця ХХ століття: на матеріалі засобів масової інформації. Київ, 2005. Вид. 2‑ге., перероб.

21. Українська лінгвостилістика ХХ — початку ХХІ ст.: система понять і бібліографічні джерела / За ред. проф. Єрмоленко С. Я. Київ, 2007.

22. Чемеркін С. Г. Репрезентативність гіпертексту у функціонально-стильових різновидах української мови в Інтернеті // Актуальні проблеми української лінгвістики: теорія і практика. Київ, 2009. Вип. 19. С. 111–116.

23. Чемеркін С. Г. Українська мова в Інтернеті: позамовні та внутрішньо-структурні процеси. Київ, 2009.

24. Штельмах М. Л. Структурні моделі інтерв’ю: прагматичний дискурс // Актуальні проблеми української лінгвістики: теорія і практика. Київ, 2006. Вип. 13. С. 130–145.

25. Штельмах М. Л. Інтерв’ю в системі жанрів сучасної україномовної комунікації : Дис. … канд. філол. наук. Київ, 2008.

26. Шумарова Н. П. Мовна особистість у сучасному медійному просторі // Актуальні проблеми металінгвістики. Черкаси, 2007. С. 192–195.

27. Шумарова Н. П. Роль ЗМК у розвитку мовної ситуації // Наукові записки Інституту журналістики Київського національного університету ім.. Тараса Шевченка. Київ, 2010. Т. 11. С. 45–56.

28. Язык СМИ и политика / Под ред. Г. Я. Солганика. М., 2012.

29. Encyclopaedia Britannica Online [Електронний ресурс]. URL: http://www.eb.com:180/bol/topic?thes_id=378047.

30. Manovich L. The Language of New Media. URL: http://www.manovich.net/LNM/Manovich.pdf.

31. Sterling B. Dead Media Project. URL: http://eff.bilkent.edu.tr/pub/Net_culture/Folklore/Dead_Media_Project.

1. Batsevich F. S. Glossary of intercultural communication [Slovnik termіnіv mіzhkulturnoyi komunіkatsіyi]. Kyiv, 2007.

2. Dergach D. V. Mass media talk show genre: nature, function, aspectology of research [Mas-medіyniy zhanr tok-shou: priroda, funktsіya, aspektologіya doslіdnitskogo poshuku]. Actual problems of Ukrainian linguistics: theory and practice. Kyiv, 2013. Vol. 25. Pp. 41–47.

3. Dergach D. V. Dictionary of proper names of Ukrainian media [Slovnik onіmіv ukrayinskikh mas-medіa] / Ed. L. I. Shevchenko. Kyiv, 2009.

4. Dergach D. V. The stylistic of proper names in Ukrainian mass-media [Stilіstika onіmіv v ukrayinskikh mas-medіa]. Kyiv, 2009.

5. Genres and styles in the history of Ukrainian literary language [Zhanri і stilі v іstorіyi ukraїnskoyi lіteraturnoyi movi]. Kyiv, 1989.

6. Kapelyushniy A. O. Deviatology of mass-media [Devіatologіya mas-medіa]. Lvіv, 2000.

7. Kapelyushniy A. O. Editing in mass-media [Redaguvannya v zasobakh masovoyi іnformatsіyi. Lviv, 2009.

8. Kіselova A. A. Imaginary dominants of the lead in television discourse (based on the entertainment programs) [Іmіdzhevі domіnanti veduchogo v telediskursі (na materіalі rozvazhalnikh program)]. Odessa, 2011.

9. Kovalevska A. V. Metamodel of the linguistic suggestibility of political slogans [Metamodel lіngvіstichnotyi sugestivnostі polіtichnikh reklamnikh sloganіv]. Odessa, 2011.

10. Kovalevska T. Yu. Advertising and PR in mass information space [Reklama ta PR u masovo-іnformatsіynomu prostorі]. Odessa, 2009.

11. Kovalevska T. Yu. Suggestive technology of predicted perception [Sugestivnі tekhnologiyi prognozovanogo spriynyattya]. Style and text. Kyiv, 2005. Vol. 6. Pp. 32‑43.

12. Kudryavtseva L. A. The role of mass-media language in the development of national language [Rol yazyka sredstv massovoy informatsii v razvitii obshchenatsionalnogo yazyka]. Bulletin of Moscow State University. Language and literature. Moscow, 2004. Vol. 5. Pp. 78–86.

13. Kudryavtseva L. A. Speech — mass-media language — national language: aspects of interaction [Zhivaya rech — yazyk SMI — obshcheliteraturnyy yazyk: aspekty vzaimodeystviya]. Actual issues of verbal communication: language and society. Kyiv, 2004. Pp. 61–65.

14. Medialinguistics: dictionary of terms and concepts [Medіalіngvіstika: slovnik termіnіv і ponyat] / Ed. L. І. Shevchenko. Kyiv, 2014.

15. Mіnchak G. B. Connotative semantics of modern ideologically marked nominative units (based on the Ukrainian press of the 90’s of the XX century [Konotativna semantika suchasnikh іdeologіchno zabarvlenikh nomіnativnikh odinits (na materіalі ukrayins’koyi presi 90-kh rr. XX st.): Dis. … kand. fіlol. nauk]. Kyiv, 2003.

16. Oleksyuk O. M. Lexical and semantic dominant of the suggestive discourse in the advertising [Leksiko-semantichnі domіnanti sugestivnogo diskursu reklami: Dis. … kand. fіlol. nauk]. Odessa, 2012.

17. Sizonov D. Yu. Medical terminology in the Ukrainian mass-media: stylistic potential [Medichna termіnologіya v ukrayinskikh mas-medіa: stilіstichniy potentsіal]. Kyiv, 2012.

18. Sizonov D. Yu. Stylistic transformation of the medical term in the genres of news [Stilisticheskaya transformatsiya meditsinskogo termina v novostnykh zhanrakh]. Medialingvistika. Vol. 3. Speech genres in mass-media. St. Petersburg, 2014. Pp. 155–159.

19. Sizonov D. Yu. Modern media lexicography: linguistic and pragmatic potential [Suchasna medіaleksikografіya: lіngvopragmatichniy potentsіal]. Actual problems of Ukrainian linguistics: theory and practice. Kyiv, 2013. Vol. XXVI. Pp. 47–57.

20. Stishov O. A. Ukrainian vocabulary of the end of the XXth century: on the material of mass-media [Ukrayinska leksika kіntsya XX stolіttya: na materіalі zasobіv masovoї іnformatsії]. Kyiv, 2005.

21. Ukrainian linguostylistics of the XX–XXI centuries: system of concepts and bibliographic sources [Ukrayinska lіngvostilіstika XX — pochatku XXІ st.: sistema ponyat і bіblіografіchnі dzherela]. Kyiv, 2007.

22. Chemerkіn S. G. Representativity of the hypertext in the functional and stylistic varieties of Ukrainian language in the Internet [Reprezentativnіst gіpertekstu u funktsіonalno-stilovikh rіznovidakh ukrayinskoї movi v Іnternetі]. Actual problems of Ukrainian linguistics: theory and practice. Kyiv, 2009. Vol. XIX. P. 111–116.

23. Chemerkіn S. G. Ukrainian language in the Internet: extralinguistic, internal and structural processes [Ukrayinska mova v Іnternetі: pozamovnі ta vnutrіshno-strukturnі protsesi]. Kyiv, 2009.

24. Shtelmakh M. L. Sctuctural models of interview: pragmatical discourse [Strukturnі modelі іntervyu: pragmatichniy diskurs]. Actual problems of Ukrainian linguistics: theory and practice. Kyiv, 2006. Vol. XIII. P. 130–145.

25. Shtelmakh M. L. Interview in the system of genres of modern Ukrainian communication [Іntervyu v sistemі zhanrіv suchasnoyi ukrayinomovnoyi komunіkatsіyi: Dis. … kand. fіlol. nauk]. Kyiv, 2008.

26. Shumarova N. P. Language personality in the modern media space [Movna osobistіst u suchasnomu medіynomu prostorі]. Actual problems of metalinguistics. Cherkasi, 2007. P. 192–195.

27. Shumarova N. P. The role of mass media in the development of the language situation [Rol ZMK u rozvitku movnoyi situatsіyi]. Scientific proceedings of the Institute of Journalistics of Taras Shevchenko Kyiv National University. Kyiv, 2010 Vol. 11. P. 45–56.

28. Language of media and politics [Yazyk SMI i politika]. Ed. G. Ya. Solganik. Moscow, 2012.

29. Encyclopaedia Britannica Online. URL: http://www.eb.com:180/bol/topic?thes_id=378047. 

30. Manovich L. The Language of New Media. URL: http://www.manovich.net/LNM/Manovich.pdf. 

31. Sterling B. Dead Media Project. URL: http://eff.bilkent.edu.tr/pub/Net_culture/Folklore/Dead_Media_Project.