Среда, 20 октябряИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

МАССМЕДИЙНЫЙ ДИСКУРС В СИСТЕМЕ МЕДИАЛИНГВИСТИКИ

Пред­ме­том медиа­линг­ви­сти­ки явля­ет­ся функ­ци­о­ни­ро­ва­ние язы­ка в сред­ствах мас­со­вой инфор­ма­ции, медиа­речь во всём богат­стве её форм и про­яв­ле­ний. В послед­ние годы иссле­до­ва­ния рече­вой дея­тель­но­сти в сфе­ре мас­сме­диа дина­мич­но раз­ви­ва­ют­ся как на плат­фор­ме медиа­линг­ви­сти­ки, так и на базе дру­гих гума­ни­тар­ных наук, что, есте­ствен­но, порож­да­ет новые под­хо­ды и клас­си­фи­ка­ции. Появ­ле­ние и уко­ре­не­ние в науч­ном созна­нии тер­ми­на медиа­дис­курс, или мас­сме­дий­ный дис­курс, явля­ет­ся зако­но­мер­ным след­стви­ем актив­но­го рас­про­стра­не­ния как кон­цеп­ции дис­кур­са вооб­ще, так и дис­кур­сив­но­го ана­ли­за в част­но­сти. Такое поло­же­ние дел несколь­ко изме­ня­ет общую архи­тек­ту­ру иссле­до­ва­ний язы­ка СМИ, пре­вра­щая медиа­дис­курс, наря­ду с меди­а­тек­стом, в основ­ной объ­ект совре­мен­ной медиа­линг­ви­сти­че­ской науки.

Важ­ней­шим усло­ви­ем для успеш­но­го изу­че­ния масме­дий­но­го дис­кур­са в рам­ках медиа­линг­ви­сти­ки явля­ет­ся опре­де­ле­ние места это­го объ­ём­но­го явле­ния в общей систе­ме дис­кур­сив­ных прак­тик. Посколь­ку опре­де­ле­ние медиа­дис­кур­са бази­ру­ет­ся непо­сред­ствен­но на общем пони­ма­нии дис­кур­са, мно­го­чис­лен­ные интер­пре­та­ции кото­ро­го лишь под­чёр­ки­ва­ют его слож­ную и мно­го­гран­ную при­ро­ду, то име­ет смысл оста­но­вить­ся на том, как медиа­дис­курс соот­но­сит­ся с общей кон­цеп­ци­ей дис­кур­са. Как извест­но, клю­че­вым ком­по­нен­том тео­рии дис­кур­са явля­ет­ся все­сто­рон­ний ком­плекс­ный под­ход к ана­ли­зу рече­вой дея­тель­но­сти, пони­ма­ние дис­кур­са как слож­но­го ком­му­ни­ка­тив­но­го явле­ния, кото­рое охва­ты­ва­ет всю сово­куп­ность экс­тра­линг­ви­сти­че­ских фак­то­ров, сопро­вож­да­ю­щих про­цесс ком­му­ни­ка­ции, вклю­чая отпра­ви­те­ля сооб­ще­ния, его полу­ча­те­ля, раз­лич­ные виды кон­тек­ста, осо­бен­но­сти про­из­вод­ства, рас­про­стра­не­ния и вос­при­я­тия инфор­ма­ции, куль­тур­но-идео­ло­ги­че­ский фон и т. д. [ван Дейк 1989]. Систем­ный ана­лиз мно­го­чис­лен­ных опре­де­ле­ний, раз­ра­бо­тан­ных в рам­ках как зару­беж­ных, так и оте­че­ствен­ных иссле­до­ва­ний, поз­во­ля­ет выде­лить три основ­ных под­хо­да к опре­де­ле­нию дис­кур­са — струк­тур­ный, функ­ци­о­наль­ный и тематический.

При опре­де­ле­нии дис­кур­са в рам­ках струк­тур­но­го под­хо­да акцент дела­ет­ся на его струк­тур­ных состав­ля­ю­щих, дис­курс пони­ма­ет­ся как про­дукт рече­вой дея­тель­но­сти, взя­тый в сово­куп­но­сти всех вер­баль­ных и экс­тра­линг­ви­сти­че­ских харак­те­ри­стик, свя­зан­ных с его про­из­вод­ством, рас­про­стра­не­ни­ем и вос­при­я­ти­ем. Наи­бо­лее нагляд­но струк­тур­ный под­ход мож­но про­ил­лю­стри­ро­вать с помо­щью ком­му­ни­ка­ци­он­ной моде­ли, пер­во­на­чаль­но пред­ло­жен­ной в 1949 году аме­ри­кан­ски­ми учё­ны­ми-кибер­не­ти­ка­ми Шэн­но­ном и Виве­ром и полу­чив­шей затем широ­кое рас­про­стра­не­ние для изу­че­ния ком­му­ни­ка­ци­он­ных про­цес­сов. К кон­цу ХХ века сло­жил­ся сво­е­го рода «уни­вер­саль­ный вари­ант» ком­му­ни­ка­ци­он­ной моде­ли, учи­ты­ва­ю­щий все базо­вые ком­по­нен­ты ком­му­ни­ка­ции, как то: отпра­ви­те­ля сооб­ще­ния (1), его полу­ча­те­ля (2), канал (4), обрат­ную связь (5), само сооб­ще­ние (3), про­цес­сы его коди­ро­ва­ния и деко­ди­ро­ва­ния (6, 7) и, нако­нец, ситу­а­цию обще­ния, или кон­текст (8) [Доб­рос­клон­ская 2006: 22].

Коммуникативная модель. Журнал Медиалингвистика

Опре­де­ле­ния дис­кур­са, осно­ван­ные на струк­тур­ном под­хо­де, выде­ля­ют клю­че­вые ком­по­нен­ты рече­вой дея­тель­но­сти, участ­ву­ю­щие в про­цес­се ком­му­ни­ка­ции: от отпра­ви­те­ля сооб­ще­ния и его полу­ча­те­ля до кана­ла рас­про­стра­не­ния и кон­тек­ста обще­ния. Ана­лиз дис­кур­сив­ных прак­тик с точ­ки зре­ния струк­тур­но­го под­хо­да осо­бен­но ценен при изу­че­нии мас­сме­дий­ной речи, так как поз­во­ля­ет понять, как из отдель­ных состав­ля­ю­щих скла­ды­ва­ет­ся целост­ная кар­ти­на ком­му­ни­ка­ции, отра­жа­ю­щая опре­де­лён­ный соци­аль­но-поли­ти­че­ский и куль­тур­но-идео­ло­ги­че­ский кон­текст. Так, сопо­став­ле­ние на осно­ве ком­му­ни­ка­ци­он­ной моде­ли двух новост­ных сооб­ще­ний о запус­ке рос­сий­ской муль­ти­ме­дий­ной груп­пы “Sputnik” нагляд­но демон­стри­ру­ет, как раз­ли­чия в поли­ти­че­ской пози­ции изда­ний, в фор­ми­ру­е­мых бри­тан­ски­ми и рос­сий­ски­ми СМИ куль­тур­но-идео­ло­ги­че­ских кон­текстах про­яв­ля­ют­ся, бук­валь­но «счи­ты­ва­ют­ся», на уровне медиатекста.

1. Russia has launched a new state-run international “media brand” called Sputnik to counter what it calls a unipolar view of the world promoted by an “overbearing and destructive United States”. Dmitry Kiselev, who is widely known as the Kremlin’s “propagandist-in-chief”, told an audience in Moscow that Sputnik would operate “multi-media hubs” with 30 to 100 staff in major foreign cities such as London, Paris, Washington, DC, Istanbul and Beijing [http://​www​.telegraph​.co​.uk/​n​e​w​s​/​w​o​r​l​d​n​e​w​s​/​e​u​r​o​p​e​/​r​u​s​sia]. 

2. Меж­ду­на­род­ное инфор­ма­ци­он­ное агент­ство «Рос­сия сего­дня» запу­сти­ло новый бренд — муль­ти­ме­дий­ную груп­пу Sputnik, кото­рая будет пред­став­ле­на в десят­ках стран мира и будет пол­но­стью ори­ен­ти­ро­ва­на на зару­беж­ную ауди­то­рию. Sputnik будет вести сай­ты и вещать из сво­их сту­дий в 34 стра­нах, на 30 язы­ках, в том чис­ле рус­ском. Штат каж­до­го цен­тра будет состав­лять от 30 до 100 чело­век. Как отме­тил на пре­зен­та­ции гене­раль­ный дирек­тор «Рос­сия сего­дня» Дмит­рий Кисе­лев, кон­тент груп­пы рас­счи­тан на ауди­то­рию, кото­рая «уста­ла от навяз­чи­вой про­па­ган­ды» [http://​news2​.ru/​s​t​o​r​y​/​4​3​0​5​73/ 10.11.2014].

Струк­тур­ный под­ход поз­во­ля­ет так­же про­де­мон­стри­ро­вать раз­ли­чие меж­ду таки­ми важ­ней­ши­ми поня­ти­я­ми, как текст, меди­а­текст и дис­курс, медиа­дис­курс. Опре­де­ляя текст, меди­а­текст и медиа­дис­курс на осно­ве уни­вер­саль­ной ком­му­ни­ка­ци­он­ной моде­ли, мож­но ска­зать, что текст — это сооб­ще­ние, меди­а­текст — это сооб­ще­ние плюс канал, а дис­курс — это сооб­ще­ние в сово­куп­но­сти со все­ми про­чи­ми ком­по­нен­та­ми ком­му­ни­ка­ции. При­бе­гая к визу­аль­ной мета­фо­ре, мож­но так­же ска­зать, что текст — это фото­гра­фи­че­ское отоб­ра­же­ние дей­стви­тель­но­сти, меди­а­текст — это видео­изоб­ра­же­ние или “moving image”, а дис­курс — это изоб­ра­же­ние голо­гра­фи­че­ское, даю­щее пол­ное и все­сто­рон­нее пред­став­ле­ние об объ­ек­те, в дан­ном слу­чае о рече­вой деятельности.

В рам­ках функ­ци­о­наль­но­го под­хо­да глав­ным кри­те­ри­ем опре­де­ле­ния дис­кур­са явля­ет­ся вза­и­мо­связь рече­упо­треб­ле­ния с раз­лич­ны­ми сфе­ра­ми чело­ве­че­ской дея­тель­но­сти, кото­рые во мно­гом и обу­слав­ли­ва­ют осо­бен­но­сти рече­вой ком­му­ни­ка­ции. При этом дис­кур­со­об­ра­зу­ю­щи­ми харак­те­ри­сти­ка­ми тек­стов, беру­щих­ся в каче­стве эмпи­ри­че­ской осно­вы для выде­ле­ния дис­кур­сов того или ино­го типа, высту­па­ют раз­лич­ные обще­ствен­но-зна­чи­мые сфе­ры чело­ве­че­ской ком­му­ни­ка­ции и рече­вой прак­ти­ки, такие как нау­ка, обра­зо­ва­ние, поли­ти­ка, меди­ци­на, сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции и т. д. На осно­ве рече­вых прак­тик в соот­вет­ству­ю­щих сфе­рах выде­ля­ют­ся раз­ные виды дис­кур­сов, напри­мер, такие как науч­ный, поли­ти­че­ский, меди­цин­ский, юри­ди­че­ский и, конеч­но, инте­ре­су­ю­щий нас мас­сме­дий­ный. Таким обра­зом, с точ­ки зре­ния функ­ци­о­наль­но­го под­хо­да медиа­дис­курс пред­став­ля­ет собой не что иное, как сово­куп­ность тек­стов, функ­ци­о­ни­ру­ю­щих в сфе­ре мас­со­вой коммуникации.

Не менее важен и тре­тий под­ход к опре­де­ле­нию дис­кур­са — тема­ти­че­ский, кото­рый поз­во­ля­ет сгруп­пи­ро­вать пись­мен­ные и уст­ные тек­сты как про­дук­ты рече­вой дея­тель­но­сти вокруг опре­де­лён­ных соци­аль­но-зна­чи­мых тем, кото­рые в тот или иной момент ока­зы­ва­ют­ся в цен­тре обще­ствен­но­го вни­ма­ния, напри­мер, расо­вые отно­ше­ния, имми­гра­ция, тер­ро­ризм, феми­низм, выбо­ры орга­нов вла­сти. Так, в англо­языч­ной речи уже доволь­но дав­но исполь­зу­ют­ся такие сло­во­со­че­та­ния, как racist discourse, terrorist discourse, feminist discourse, immigration discourse, electoral discourse. Напри­мер, Western feminist discourse and political practice is neither singular nor homogeneous in its goals, interests or analyses. Рас­про­стра­не­ние пони­ма­ния дис­кур­са на осно­ве тема­ти­че­ской состав­ля­ю­щей наблю­да­ет­ся и в пуб­ли­ка­ци­ях на рус­ском язы­ке, напри­мер: Поли­ти­че­ский дис­курс на тему свя­зи имми­гра­ции и меж­ду­на­род­но­го тер­ро­риз­ма явля­ет­ся одним из фак­то­ров при­ня­тия зако­но­да­тель­ных реше­ний по вопро­сам имми­гра­ци­он­ной поли­ти­ки [http://​cheloveknauka​.com/​i​m​m​i​g​r​a​t​s​i​o​n​n​a​y​a​-​p​o​l​i​t​i​k​a​-​v​e​l​i​k​o​b​r​i​t​a​n​i​i​-​v​-​u​s​l​o​v​i​y​a​h​-​g​l​o​b​a​l​i​z​a​t​s​i​i​-​t​e​o​r​i​y​a​-​d​i​s​k​u​r​s​-​p​r​a​k​t​i​k​a​#​i​x​z​z​3​J​b​F​R​b​QHh].

Опре­де­ле­ние мас­сме­дий­но­го дис­кур­са в рам­ках медиа­линг­ви­сти­ки учи­ты­ва­ет все три под­хо­да, посколь­ку толь­ко таким обра­зом мож­но соста­вить объ­ём­ное пред­став­ле­ние об осо­бен­но­стях рече­де­я­тель­но­сти в сфе­ре мас­сме­диа. Медиа­дис­курс — это функ­ци­о­наль­но-обу­слов­лен­ный тип дис­кур­са, кото­рый пони­ма­ет­ся как сово­куп­ность рече­вых прак­тик и про­дук­тов рече­вой дея­тель­но­сти в сфе­ре мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции во всем богат­стве и слож­но­сти их взаимодействия.

Бес­ко­неч­ное раз­но­об­ра­зие тек­сто­ло­гии мас­сме­дий­но­го дис­кур­са стук­ту­ри­ру­ет­ся вокруг четы­рёх основ­ных типов меди­а­тек­стов, тра­ди­ци­он­но выде­ля­е­мых во всех функ­ци­о­наль­но-жан­ро­вых клас­си­фи­ка­ци­ях медиа­ре­чи, как рос­сий­ских, так и зару­беж­ных. Это ново­сти, инфор­ма­ци­он­ная ана­ли­ти­ка и ком­мен­та­рий, пуб­ли­ци­сти­ка или автор­ские тема­ти­че­ские мате­ри­а­лы (в англо­языч­ной тео­рии жур­на­ли­сти­ки, обо­зна­ча­е­мые тер­ми­ном features), и, конеч­но, рекла­ма. При этом важ­но пом­нить, что меди­а­текст как базо­вый ком­по­нент мас­сме­дий­но­го дис­кур­са пред­став­ля­ет собой слож­ное мно­го­уров­не­вое явле­ние, осно­ван­ное на опре­де­лён­ном соче­та­нии вер­баль­ной и медий­ной части. В отли­чие от тек­ста сло­вес­но­го, пред­став­ля­ю­ще­го собой после­до­ва­тель­ность вер­баль­ных еди­ниц, меди­а­текст — это акту­а­ли­зо­ван­ное в опре­де­лён­ном медиа­фор­ма­те и объ­еди­нён­ное общим смыс­лом соче­та­ние зна­ко­вых еди­ниц вер­баль­но­го и медий­но­го уров­ней [Доб­рос­клон­ская 2008: 34].

Рас­смот­ре­ние мас­сме­дий­но­го дис­кур­са с пози­ций медиа­линг­ви­сти­ки осно­вы­ва­ет­ся на клю­че­вых поло­же­ни­ях это­го науч­но­го направ­ле­ния, в част­но­сти, раз­гра­ни­че­нии и опре­де­ле­нии поня­тий текст — меди­а­текст и дис­курс — медиа­дис­курс. Если в рам­ках тра­ди­ци­он­ной линг­ви­сти­ки текст опре­де­ля­ет­ся как «объ­еди­нён­ная смыс­ло­вой свя­зью после­до­ва­тель­ность зна­ко­вых еди­ниц, основ­ны­ми свой­ства­ми кото­рой явля­ют­ся связ­ность и целост­ность» [ЛЭС 1999: 507] (при­чём под­ра­зу­ме­ва­ет­ся, что еди­ни­цы эти носят вер­баль­ный харак­тер, ина­че гово­ря, текст — это, преж­де все­го, после­до­ва­тель­ность слов), то при пере­но­се в сфе­ру мас­сме­диа поня­тие «текст» зна­чи­тель­но рас­ши­ря­ет свои гра­ни­цы. Здесь кон­цеп­ция меди­а­тек­ста выхо­дит за пре­де­лы зна­ко­вой систе­мы вер­баль­но­го уров­ня, пред­став­ляя собой после­до­ва­тель­ность зна­ков раз­лич­ных семи­о­ти­че­ских систем — язы­ко­вых, гра­фи­че­ских, зву­ко­вых, визу­аль­ных, спе­ци­фи­ка соче­та­ния кото­рых обу­слов­ле­на кон­крет­ным кана­лом мас­со­вой информации.

Нераз­рыв­ная связь любых иссле­до­ва­ний мас­сме­дий­но­го дис­кур­са с ана­ли­зом меди­а­тек­стов обу­слов­ле­на тем, что дис­крет­ной еди­ни­цей медиа­дис­кур­са явля­ет­ся меди­а­текст, кото­рый поз­во­ля­ет упо­ря­до­чить и струк­ту­ри­ро­вать дви­же­ние медиа­по­то­ка в усло­ви­ях инфор­ма­ци­он­но­го обще­ства. Мас­сме­дий­ный дис­курс реа­ли­зу­ет­ся и суще­ству­ет толь­ко в виде кон­крет­ных меди­а­тек­стов, объ­еди­нён­ных на осно­ве тех или иных объ­ек­тив­ных кри­те­ри­ев. Имен­но поэто­му общая тео­рия меди­а­тек­ста, сфор­му­ли­ро­ван­ная в рам­ках медиа­линг­ви­сти­ки, име­ет огром­ное зна­че­ние и для иссле­до­ва­ний мас­сме­дий­но­го дискурса.

В Рос­сии зна­чи­тель­ный вклад в ста­нов­ле­ние и раз­ви­тие тео­рии меди­а­тек­ста, а так­же мето­дов его изу­че­ния внес­ли такие учё­ные, как С. И. Берн­штейн, Д. Н. Шме­лёв, В. Г. Косто­ма­ров, Ю. В. Рож­де­ствен­ский, Г. Я. Солга­ник, С. И. Трес­ко­ва, И. П. Лыса­ко­ва, Б. В. Кри­вен­ко, А. Н. Васи­лье­ва, Т. Г. Доб­рос­клон­ская. Боль­шин­ство иссле­до­ва­те­лей схо­дят­ся в том, что уро­вень мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции при­да­ёт поня­тию «текст» новые смыс­ло­вые оттен­ки, обу­слов­лен­ные медий­ны­ми свой­ства­ми того или ино­го сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции [Bell 1996: 3]. Одним из важ­ней­ших свойств меди­а­тек­стов явля­ет­ся их «нели­ней­ность», ина­че гово­ря, нали­чие слож­ной мно­го­уров­не­вой струк­ту­ры, при кото­рой текст раз­ви­ва­ет­ся одно­вре­мен­но в несколь­ких изме­ре­ни­ях: вер­баль­ном, медий­ном и гипер­тек­сту­аль­ном — за счёт выстра­и­ва­ния меж­тек­сто­вых свя­зей в Интер­нет-про­стран­стве. Ощу­ще­ние «объ­ём­но­сти» меди­а­тек­ста уси­ли­ва­ет­ся бла­го­да­ря осо­бен­но­стям его раз­вёр­ты­ва­ния на каж­дом из уров­ней, что допол­ня­ет­ся раз­лич­ны­ми воз­мож­но­стя­ми соче­та­ния вер­баль­ных и медий­ных ком­по­нен­тов и при­да­ёт меди­а­тек­сту ещё более слож­ный характер.

Кон­цеп­ция меди­а­тек­ста как объ­ём­но­го мно­го­уров­не­го явле­ния допол­ня­ет­ся устой­чи­вой систе­мой пара­мет­ров, кото­рая поз­во­ля­ет дать пре­дель­но точ­ное опи­са­ние того или ино­го меди­а­тек­ста с точ­ки зре­ния осо­бен­но­стей его про­из­вод­ства, кана­ла рас­про­стра­не­ния и линг­во­фор­мат­ных при­зна­ков. Назван­ная систе­ма вклю­ча­ет такие суще­ствен­ные пара­мет­ры, как: 1) спо­соб про­из­вод­ства тек­ста (автор­ский — кол­ле­ги­аль­ный); 2) фор­ма созда­ния (уст­ная — пись­мен­ная); 3) фор­ма вос­про­из­ве­де­ния (уст­ная — пись­мен­ная); 4) канал рас­про­стра­не­ния (сред­ство мас­со­вой инфор­ма­ции — носи­тель: печать, радио, теле­ви­де­ние, Интер­нет); 5) функ­ци­о­наль­но-жан­ро­вый тип тек­ста (ново­сти, ком­мен­та­рий, пуб­ли­ци­сти­ка (features), рекла­ма); 6) тема­ти­че­ская доми­нан­та или при­над­леж­ность к тому или ино­му устой­чи­во­му меди­а­то­пи­ку [Доб­рос­клон­ская 2005: 44].

Осо­бое зна­че­ние при иссле­до­ва­нии мас­сме­дий­но­го дис­кур­са при­об­ре­та­ет изу­че­ние его тема­ти­че­ско­го устрой­ства, ина­че гово­ря, набо­ра тем, вокруг кото­рых струк­ту­ри­ру­ет­ся еже­час­но обнов­ля­е­мый поток миро­вой инфор­ма­ции. Нали­чие устой­чи­вой тема­ти­че­ской струк­ту­ры орга­ни­зу­ет бес­ко­неч­ное раз­но­об­ра­зие меди­а­тек­стов в соот­вет­ствии с устой­чи­вы­ми тема­ми, посто­ян­но осве­ща­е­мы­ми мас­сме­диа, или меди­а­то­пи­ка­ми. Тема­ти­че­ская орга­ни­за­ция медиа­дис­кур­са реа­ли­зу­ет­ся в виде мно­го­уров­не­вой систе­мы, в кото­рой круп­ные тема­ти­че­ские бло­ки, (поли­ти­ка, эко­но­ми­ка, куль­ту­ра, обра­зо­ва­ние, спорт, пого­да) в про­цес­се кон­кре­ти­за­ции и лока­ли­за­ции рас­па­да­ют­ся на более мел­кие. Так, уни­вер­саль­ный тема­ти­че­ский блок «поли­ти­ка» есте­ствен­но под­раз­де­ля­ет­ся на осве­ще­ние собы­тий меж­ду­на­род­но­го мас­шта­ба и внут­ри­по­ли­ти­че­ской жиз­ни стра­ны, реги­о­на. Тема меж­ду­на­род­ной поли­ти­ки охва­ты­ва­ет широ­кий набор кон­крет­ных тем — от дву­сто­рон­них отно­ше­ний и встреч на выс­шем уровне до дея­тель­но­сти меж­ду­на­род­ных орга­ни­за­ций и воен­ных кон­флик­тов. В свою оче­редь, тема дву­сто­рон­них отно­ше­ний меж­ду стра­на­ми рас­па­да­ет­ся на мно­же­ство более мел­ких топи­ков — от сов­мест­ных поли­ти­че­ских меро­при­я­тий и встреч до куль­тур­но-тури­сти­че­ско­го обме­на и про­блем иммиграции.

При изу­че­нии тема­ти­че­ской струк­ту­ры мас­сме­дий­но­го дис­кур­са сле­ду­ет так­же учи­ты­вать фак­тор про­дол­жи­тель­но­сти и интен­сив­но­сти осве­ще­ния, на осно­ве кото­ро­го осве­ща­е­мые сред­ства­ми мас­со­вой инфор­ма­ции топи­ки под­раз­де­ля­ют­ся на темы уни­вер­саль­но­го осве­ще­ния и темы интен­сив­но­го осве­ще­ния. Напри­мер, к темам уни­вер­саль­но­го осве­ще­ния мож­но отне­сти посто­ян­но при­сут­ству­ю­щую в миро­вых СМИ тему кли­ма­ти­че­ских изме­не­ний и гло­баль­но­го потеп­ле­ния, к темам интен­сив­но­го осве­ще­ния такие актив­но осве­ща­е­мые и име­ю­щие зна­чи­тель­ные послед­ствия собы­тия, как круп­ные ката­стро­фы, зем­ле­тря­се­ния, извер­же­ния вул­ка­нов и т. п.

Ана­лиз тема­ти­че­ской струк­ту­ры игра­ет суще­ствен­ную роль при изу­че­нии реги­о­наль­ных медиа­дис­кур­сов, поз­во­ляя выде­лить наци­о­наль­но-куль­тур­ные осо­бен­но­сти меди­а­ланд­шаф­тов раз­лич­ных стран, изу­чить спе­ци­фи­ку созда­ва­е­мой наци­о­наль­ны­ми СМИ инфор­ма­ци­он­ной кар­ти­ны мира. Содер­жа­ние тема­ти­че­ских бло­ков в медиа­дис­кур­сах раз­лич­ных стран куль­ту­ро­спе­ци­фич­но, посколь­ку в текстах мас­со­вой инфор­ма­ции про­ис­хо­дит свое­об­раз­ное нало­же­ние наци­о­наль­но-куль­тур­ной и инфор­ма­ци­он­ной кар­тин мира, что есте­ствен­но про­яв­ля­ет­ся в набо­ре посто­ян­ных тема­ти­че­ских состав­ля­ю­щих, харак­тер­ных для той или иной стра­ны, той или иной куль­ту­ры. Так, напри­мер, одной из посто­ян­ных тем для бри­тан­ских СМИ явля­ет­ся осве­ще­ние подроб­но­стей част­ной жиз­ни чле­нов коро­лев­ской семьи и высо­ко­по­став­лен­ных поли­ти­ков. В меди­а­кон­тен­те США посто­ян­но при­сут­ству­ет тема расо­вых вза­и­мо­от­но­ше­ний, для рос­сий­ско­го меди­а­ланд­шаф­та харак­тер­ны сооб­ще­ния о раз­лич­ных видах кор­руп­ции и мерах борь­бы с ней. Регу­ляр­но вос­про­из­во­ди­мые темы, отра­жа­ю­щие наци­о­наль­но-куль­тур­ную спе­ци­фи­ку того или ино­го меди­а­ланд­шаф­та, назы­ва­ют­ся buzz-topics, или темы, вызы­ва­ю­щие повы­шен­ный инте­рес [Доб­рос­клон­ская 2005: 189].

Боль­шое зна­че­ние при иссле­до­ва­нии мас­сме­дий­но­го дис­кур­са в систе­ме медиа­линг­ви­сти­ки име­ет мето­до­ло­ги­че­ский аспект, или ком­плекс мето­дов, при­ме­ня­е­мых для ана­ли­за меди­а­тек­стов и отра­жа­ю­щий меж­дис­ци­пли­нар­ный харак­тер иссле­до­ва­ний рече­вой дея­тель­но­сти в сфе­ре мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции. Осо­бую роль в усло­ви­ях посто­ян­но­го совер­шен­ство­ва­ния инфор­ма­ци­он­но-ком­му­ни­ка­ци­он­ных тех­но­ло­гий и нарас­та­ю­щей кон­вер­ген­ции меди­а­кон­тен­та при­об­ре­та­ет инте­гри­ро­ван­ный под­ход, раз­ра­бо­тан­ный в рам­ках медиа­линг­ви­сти­ки. Инте­гри­ро­ван­ный под­ход осно­ван на соче­та­нии широ­ко­го спек­тра мето­дов раз­лич­ных дис­ци­плин и вклю­ча­ет сле­ду­ю­щие наи­бо­лее зна­чи­мые и рас­про­стра­нён­ные груп­пы методов:

1) во-пер­вых, целую груп­пу мето­дов линг­ви­сти­че­ско­го ана­ли­за, поз­во­ля­ю­щих выявить базо­вые свой­ства и харак­те­ри­сти­ки тек­ста на раз­лич­ных язы­ко­вых уров­нях: лек­си­че­ском, син­таг­ма­ти­че­ском (соче­та­е­мость), сти­ли­сти­че­ском (исполь­зо­ва­ние тро­пов, срав­не­ний, мета­фор и про­чих сти­ли­сти­че­ских при­ё­мов), социолингвистическом;

2) метод кон­тент-ана­ли­за, или ана­ли­за содер­жа­ния, осно­ван­ный на ста­ти­сти­че­ском под­счё­те спе­ци­аль­но выбран­ных тек­сто­вых единиц;

3) метод дис­кур­сив­но­го ана­ли­за, осно­ван­ный на кон­цеп­ции дис­кур­са и поз­во­ля­ю­щий про­сле­дить вза­и­мо­связь меж­ду язы­ко­вой и экс­тра­линг­ви­сти­че­ской сто­ро­ной текста;

4) метод кри­ти­че­ской линг­ви­сти­ки, поз­во­ля­ю­щий выявить скры­тую поли­ти­ко-идео­ло­ги­че­скую состав­ля­ю­щую меди­а­тек­ста и осно­ван­ный на выяв­ле­нии оце­ноч­ных, отра­жа­ю­щих опре­де­лён­ные идео­ло­ги­че­ские взгля­ды и уста­нов­ки, компонентов;

5) метод когни­тив­но­го ана­ли­за, осно­ван­ный на изу­че­нии кон­цеп­ту­аль­но­го аспек­та меди­тек­стов, сопо­став­ле­нии раз­лич­ных вари­ан­тов интер­пре­та­ции собы­тий в СМИ и направ­лен­ный на выяв­ле­ние соот­но­ше­ния реаль­ной дей­стви­тель­но­сти и её медиарепрезентаций;

6) метод линг­во­куль­ту­ро­ло­ги­че­ско­го ана­ли­за, осно­ван­ный на выяв­ле­нии куль­ту­розна­чи­мых ком­по­нен­тов тек­ста, как то: реа­лий, заим­ство­ва­ний, ино­стран­ных слов, еди­ниц без­эк­ви­ва­лент­ной лек­си­ки и т. п., поз­во­ля­ю­щий соста­вить пред­став­ле­ние о куль­ту­ро­ло­ги­че­ском аспек­те того или ино­го про­из­ве­де­ния медиа­ре­чи, его наци­о­наль­но-куль­тур­ной специфике;

7) нако­нец, метод соб­ствен­но медиа­линг­ви­сти­че­ский, пред­по­ла­га­ю­щий ана­лиз тек­ста с точ­ки зре­ния устой­чи­вой систе­мы пара­мет­ров опи­са­ния меди­а­тек­ста, таких как спо­соб его созда­ния и вос­про­из­ве­де­ния, канал рас­про­стра­не­ния, функ­ци­о­наль­но-жан­ро­вый тип, тема­ти­че­ская доми­нан­та и проч.

Оста­но­вим­ся на каж­дом из назван­ных мето­дов подроб­нее. Несо­мнен­но, клю­че­вое зна­че­ние в рам­ках медиа­линг­ви­сти­ки име­ет груп­па соб­ствен­но линг­ви­сти­че­ских мето­дов. Осо­бен­но важен метод сплош­но­го тек­сто­ло­ги­че­ско­го ана­ли­за, поз­во­ля­ю­щий выявить зако­но­мер­но­сти постро­е­ния тек­стов мас­со­вой инфор­ма­ции на син­таг­ма­ти­че­ском и сти­ли­сти­че­ском уров­нях. Ана­лиз на уровне син­таг­ма­ти­ки пока­зы­ва­ет устой­чи­вую пара­диг­му соче­та­е­мо­сти, харак­тер­ную для того или ино­го типа тек­стов, поз­во­ля­ет выде­лить целые груп­пы устой­чи­вых тема­ти­че­ских кол­ло­ка­ций, регу­ляр­но вос­про­из­во­ди­мых при осве­ще­нии того или ино­го медиатопика.

Неоце­ни­мую роль в изу­че­нии тек­стов мас­со­вой инфор­ма­ции игра­ет социо­ло­ги­че­ский метод кон­тент-ана­ли­за, или ана­ли­за содер­жа­ния (от англ. content — содер­жа­ние). Осно­ван­ный на ста­ти­сти­че­ском под­счё­те спе­ци­аль­но выбран­ных еди­ниц тек­ста (при­чём не толь­ко вер­баль­ных), метод кон­тент-ана­ли­за предо­став­ля­ет иссле­до­ва­те­лю мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции самый широ­кий спектр воз­мож­но­стей и поз­во­ля­ет выявить обыч­но скры­тые соци­аль­но-идео­ло­ги­че­ские осо­бен­но­сти репре­зен­ти­ру­е­мой дан­ным тек­стом дей­стви­тель­но­сти. Напри­мер, кон­тент-ана­лиз тек­стов о Рос­сии в англо­языч­ной прес­се за послед­нее деся­ти­ле­тие поз­во­ля­ет сде­лать вывод о нарас­та­нии нега­тив­ных тен­ден­ций в вос­при­я­тии обра­за Рос­сии и её лиде­ра на Запа­де, что про­яв­ля­ет­ся в уве­ли­че­нии обще­го чис­ла тек­сто­вых фраг­мен­тов, содер­жа­щих упо­ми­на­ние КГБ, ФСБ, Лубян­ки, ста­ли­низ­ма, тота­ли­тар­но­го режи­ма, боль­ше­виз­ма и про­чих анти­де­мо­кра­ти­че­ских символов.

Высо­кий мето­до­ло­ги­че­ский потен­ци­ал кон­тент-ана­ли­за обу­слов­лен тем, что в роли еди­ниц под­счё­та может высту­пать прак­ти­че­ски любой ком­по­нент тек­ста мас­со­вой инфор­ма­ции — как вер­баль­ный (сло­во, сло­во­со­че­та­ние, име­на поли­ти­че­ских дея­те­лей и т. д.), так и отно­ся­щий­ся к медиа­ря­ду (повто­ря­ю­щи­е­ся обра­зы, аудио- и видео­фраг­мен­ты). Имен­но такой под­ход поз­во­ля­ет опре­де­лить такие важ­ные с точ­ки зре­ния медиа­линг­ви­сти­ки момен­ты, как, напри­мер, частот­ные еди­ни­цы тема­ти­че­ски свя­зан­ной лек­си­ки, устой­чи­вые кол­ло­ка­ции, наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ные спо­со­бы ссыл­ки на источ­ник инфор­ма­ции, при­о­ри­тет­ные топи­ки новост­ных тек­стов и т. д.

Несо­мнен­но, клю­че­вое зна­че­ние для изу­че­ния медиа­дис­кур­са име­ет метод дис­кур­сив­но­го ана­ли­за, кото­рый поз­во­ля­ет сосре­до­то­чить вни­ма­ние не толь­ко на внеш­них фор­маль­ных при­зна­ках тек­ста, но, и это осо­бен­но важ­но, на целом ряде экс­тра­линг­ви­сти­че­ских фак­то­ров, сопро­вож­да­ю­щих его про­из­вод­ство и акту­а­ли­за­цию. Одним из при­ме­ров мно­го­чис­лен­ных иссле­до­ва­ний, при­ме­ня­ю­щих метод дис­курс-ана­ли­за для опи­са­ния тек­стов мас­со­вой инфор­ма­ции, могут слу­жить рабо­ты извест­но­го гол­ланд­ско­го уче­но­го Т. ван Дей­ка: «Ана­лиз ново­стей как дис­кур­са» и «Струк­ту­ра ново­стей в прес­се». Рас­смат­ри­вая ново­сти как осо­бый вид дис­кур­са, ван Дейк под­чёр­ки­ва­ет, что струк­ту­ры меди­а­тек­стов могут быть адек­ват­но поня­ты толь­ко в одном слу­чае: если мы будем ана­ли­зи­ро­вать их как резуль­тат когни­тив­ной и соци­аль­ной дея­тель­но­сти жур­на­ли­стов по про­из­вод­ству тек­стов и их зна­че­ний, как резуль­тат интер­пре­та­ции тек­стов чита­те­ля­ми газет и теле­зри­те­ля­ми, про­из­во­ди­мой на осно­ве опы­та их обще­ния со сред­ства­ми мас­со­вой инфор­ма­ции [ван Дейк 1989]. Конеч­ная же цель дис­курс-ана­ли­за состо­ит в том, что­бы выявить и опи­сать обыч­но скры­тые для мас­со­вой ауди­то­рии свя­зи меж­ду язы­ком, вла­стью и идеологией.

Доста­точ­но бли­зок к мето­ду дис­кур­сив­но­го ана­ли­за по сво­им зада­чам метод кри­ти­че­ской линг­ви­сти­ки (critical linguistics) — отно­си­тель­но ново­го направ­ле­ния в язы­ко­зна­нии, воз­ник­ше­го в кон­це про­шло­го века. Фор­му­ли­руя основ­ные поло­же­ния дан­но­го направ­ле­ния, англий­ские линг­ви­сты исхо­ди­ли из того, что зна­ки язы­ка и спо­со­бы их акту­а­ли­за­ции не носят ней­траль­но­го харак­те­ра. Они осо­бо под­чёр­ки­ва­ют необ­хо­ди­мость выяв­ле­ния и опи­са­ния идео­ло­ги­че­ских средств воз­дей­ствия, неиз­беж­но при­сут­ству­ю­щих в каж­дом про­из­ве­де­нии медиа­ре­чи [Mass Communication 1998].

Таким обра­зом, цель мето­да кри­ти­че­ской линг­ви­сти­ки состо­ит в обна­ру­же­нии и изу­че­нии идео­ло­ги­че­ски окра­шен­ных ком­по­нен­тов тек­ста. При этом осо­бое вни­ма­ние уде­ля­ет­ся имен­но ана­ли­зу тек­стов мас­со­вой инфор­ма­ции как тек­стов по при­ро­де сво­ей глу­бо­ко идео­ло­ги­зи­ро­ван­ных. Напри­мер, про­стое срав­не­ние двух вер­сий газет­ных заго­лов­ков, посвя­щён­ных одно­му и тому же собы­тию, — «Ком­па­ния IBM закры­ва­ет завод. Рабо­чие про­те­сту­ют» и «Рабо­чие выра­жа­ют недо­воль­ство закры­ти­ем заво­да IBM» — поз­во­ля­ет сде­лать опре­де­лён­ные выво­ды о раз­ной рас­ста­нов­ке идео­ло­ги­че­ских акцен­тов. В пер­вом вари­ан­те заго­лов­ка основ­ная ответ­ствен­ность за закры­тие заво­да воз­ла­га­ет­ся на ком­па­нию, во вто­ром пере­ме­ще­ние сло­ва «рабо­чие» в нача­ло пред­ло­же­ния и заме­на гла­го­ла «закры­ва­ет» суще­стви­тель­ным «закры­тие» поз­во­ля­ет сме­стить акцент с дей­ствий ком­па­нии на дей­ствия самих рабочих.

Боль­шое вни­ма­ние изу­че­нию мас­сме­дий­но­го дис­кур­са уде­ля­ет­ся так­же в рам­ках когни­тив­ной линг­ви­сти­ки, основ­ная зада­ча кото­рой состо­ит в соот­не­се­нии раз­лич­ных язы­ко­вых про­цес­сов с когни­тив­ны­ми спо­со­ба­ми вос­при­я­тия и обра­бот­ки инфор­ма­ции. Рас­смат­ри­вая язык в каче­стве когни­тив­но­го инстру­мен­та для репре­зен­та­ции и коди­ро­ва­ния дей­стви­тель­но­сти, когни­ти­ви­сты иссле­ду­ют меди­а­тек­сты как в свя­зи с общи­ми про­бле­ма­ми кате­го­ри­за­ции и кон­цеп­ту­а­ли­за­ции, так и в свя­зи с вопро­са­ми язы­ко­вой кар­ти­ны мира. Важ­ней­шим объ­ек­том иссле­до­ва­ния в когни­тив­ной линг­ви­сти­ке явля­ет­ся кон­цепт. Кон­цеп­ты — это мен­таль­ные сущ­но­сти, кото­рые име­ют назва­ние в язы­ке и отра­жа­ют куль­тур­но-наци­о­наль­ное пред­став­ле­ние чело­ве­ка о мире. Так, при­ме­няя мето­ды когни­тив­ной линг­ви­сти­ки, мож­но выяс­нить зна­че­ние и спо­со­бы репре­зен­та­ции самых раз­ных кон­цеп­тов в медиа­ре­чи. Про­бле­мы муль­ти­куль­тур­но­го обще­ства, имми­гра­ция, рели­ги­оз­ные кон­флик­ты, отно­ше­ние к окру­жа­ю­щей сре­де, ген­дер­ная про­бле­ма­ти­ка — когни­тив­ный ана­лиз этих посто­ян­но осве­ща­е­мых сред­ства­ми мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции тем поз­во­ля­ет понять, как скла­ды­ва­ет­ся общая инфор­ма­ци­он­ная кар­ти­на мира, в чём про­яв­ля­ет­ся наци­о­наль­но-куль­тур­ная спе­ци­фи­ка меди­а­ланд­шаф­тов кон­крет­ных стран. Имен­но поэто­му с точ­ки зре­ния когни­тив­ной линг­ви­сти­ки суще­ствен­ное зна­че­ние име­ет тема­ти­че­ская орга­ни­за­ция инфор­ма­ци­он­но­го про­стран­ства, выра­жен­ная в опре­де­лен­ном набо­ре устой­чи­вых меди­а­то­пи­ков и отра­жа­ю­щая куль­ту­ро-спе­ци­фич­ные осо­бен­но­сти медиапотока.

Когни­тив­ный под­ход поз­во­ля­ет так­же отве­тить на важ­ней­ший вопрос о спо­со­бах вза­и­мо­дей­ствия меж­ду реаль­ной дей­стви­тель­но­стью и её медий­ной репре­зен­та­ци­ей. Дело в том, что когни­тив­ное осво­е­ние реаль­но­сти во мно­гом зави­сит от тех вер­сий и интер­пре­та­ций, кото­рые про­из­во­дят­ся и рас­про­стра­ня­ют­ся по кана­лам мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции. Меха­низм функ­ци­о­ни­ро­ва­ния СМИ пред­по­ла­га­ет не толь­ко и даже не столь­ко отра­же­ние окру­жа­ю­щей дей­стви­тель­но­сти, сколь­ко, и это гораз­до более важ­но, ее интер­пре­та­цию, ком­мен­та­рий, оцен­ку, спо­соб­ству­ю­щие созда­нию опре­де­лен­но­го идео­ло­ги­че­ско­го фона.

Моде­ли­ро­ва­ние меха­низ­ма отоб­ра­же­ния реаль­ных собы­тий сред­ства­ми мас­со­вой инфор­ма­ции поз­во­ля­ет выде­лить три основ­ных типа медиа­пре­зен­та­ций, кото­рые услов­но мож­но обо­зна­чить как отра­же­ние, рекон­струк­ция, миф. Отра­же­ние пред­по­ла­га­ет наи­бо­лее точ­ное, мак­си­маль­но при­бли­жен­ное к реаль­но­сти вос­про­из­ве­де­ние собы­тий. При­ме­ром тако­го типа медиа­пре­зен­та­ции могут слу­жить новост­ные меди­а­тек­сты, в кото­рых мак­си­маль­но объ­ек­тив­но и досто­вер­но осве­ща­ют­ся те или иные собы­тия, в том чис­ле собы­тия поли­ти­че­ские. Харак­тер­ным при­зна­ком дан­но­го типа медиа­пре­зен­та­ции на линг­ви­сти­че­ском уровне явля­ет­ся боль­шое коли­че­ство цитат­ной речи, вос­про­из­ве­де­ние целых фраг­мен­тов из речей и выступ­ле­ний поли­ти­ков, обя­за­тель­ное нали­чие ссы­лок на источ­ник инфор­ма­ции и фак­ти­че­ское отсут­ствие ана­ли­ти­че­ски-ком­мен­ти­ру­ю­ще­го и оце­ноч­но­го ком­по­нен­тов. Тип «рекон­струк­ция» допус­ка­ет боль­шую сво­бо­ду интер­пре­та­ции со сто­ро­ны СМИ: реаль­ное собы­тие зано­во «кон­стру­и­ру­ет­ся» в медий­ном про­стран­стве на осно­ве тех или иных поли­ти­ко-идео­ло­ги­че­ских уста­но­вок. Поэто­му отли­чи­тель­ным при­зна­ком медиа­ре­кон­струк­ции счи­та­ет­ся как раз при­сут­ствие ана­ли­ти­че­ски-ком­мен­ти­ру­ю­щей и идео­ло­ги­че­ски-оце­ноч­ной части, на что, в част­но­сти, ука­зы­ва­ет извест­ный иссле­до­ва­тель медиа­дис­кур­са Т. ван Дейк в сво­ей кни­ге «Идео­ло­гия: меж­дис­ци­пли­нар­ный под­ход»: «Собы­тия и явле­ния не обла­да­ют зна­че­ни­ем сами по себе, эти зна­че­ния кон­стру­и­ру­ют­ся при сооб­ще­нии о собы­ти­ях на осно­ве вза­и­мо­дей­ствия мно­гих соци­аль­но-идео­ло­ги­че­ских фак­то­ров — клас­со­вой при­над­леж­но­сти, ген­де­ра, расы, куль­ту­ры, поли­ти­че­ских убеж­де­ний» и т. д. [van Dijk 1998].

Тре­тий тип медиа­пре­зен­та­ции — «миф» — пред­став­ля­ет собой целе­на­прав­лен­но создан­ный, часто весь­ма отда­лен­ный от реаль­ной дей­стви­тель­но­сти, образ собы­тия. Основ­ной чер­той меди­а­ми­фа явля­ет­ся его «задан­ность», направ­лен­ная на ока­за­ние опре­де­лён­но­го идео­ло­ги­че­ско­го воз­дей­ствия, на дости­же­ние тех или иных поли­ти­че­ских целей.

Для изу­че­ния куль­ту­ро­ло­ги­че­ской состав­ля­ю­щей медиа­дис­кур­са совер­шен­но неза­ме­ним метод линг­во­куль­ту­ро­ло­ги­че­ско­го ана­ли­за. Дан­ный метод осно­ван на появив­шей­ся в 90‑х годах про­шло­го века кон­цеп­ции линг­во­куль­ту­ры, кото­рая отра­жа­ет нераз­рыв­ную связь меж­ду наци­о­наль­ным язы­ком и куль­ту­рой, под­чёр­ки­вая их орга­нич­ное един­ство и целост­ность. Зна­че­ние линг­во­куль­ту­ро­ло­ги­че­ско­го мето­да для ана­ли­за тек­стов мас­со­вой инфор­ма­ции оче­вид­но, посколь­ку весь кор­пус медиа­ре­чи явля­ет­ся важ­ней­шим ком­по­нен­том совре­мен­ной куль­ту­ры. Меди­а­тек­сты насы­ще­ны куль­ту­розна­чи­мой инфор­ма­ци­ей, в них фик­си­ру­ют­ся и отра­жа­ют­ся как общие, так и спе­ци­фи­че­ские осо­бен­но­сти функ­ци­о­ни­ро­ва­ния наци­о­наль­ных язы­ков и куль­тур. Имен­но поэто­му выяв­ле­ние и опи­са­ние куль­ту­розна­чи­мых ком­по­нен­тов медиа­ре­чи ока­зы­ва­ет­ся сего­дня одной из важ­ней­ших иссле­до­ва­тель­ских задач. Гово­ря о куль­ту­ро­обу­слов­лен­ных эле­мен­тах тек­ста, мы име­ем в виду самый широ­кий круг еди­ниц: от слов, обо­зна­ча­ю­щих реа­лии (Кремль, Белый дом, Биг Бен, Би-Би-Си), куль­ту­ро­спе­ци­фи­че­ской и без­эк­ви­ва­лент­ной лек­си­ки (дача, глас­ность, чел­но­ки) до заим­ство­ва­ний и вкрап­ле­ния в текст ино­стран­ных слов и выра­же­ний (fin de ciecle, haute couture и т. д.). Нель­зя не отме­тить при­клад­ное зна­че­ние линг­во­куль­ту­ро­ло­ги­че­ско­го ана­ли­за, посколь­ку его резуль­та­том явля­ет­ся обна­ру­же­ние и разъ­яс­не­ние куль­ту­розна­чи­мых еди­ниц, столь необ­хо­ди­мых для состав­ле­ния куль­ту­ро­ло­ги­че­ско­го комментария.

Логи­че­ским про­дол­же­ни­ем линг­во­куль­ту­ро­ло­ги­че­ско­го мето­да мож­но счи­тать метод куль­ту­ро­ло­ги­че­ский, кото­рый пере­но­сит вни­ма­ние иссле­до­ва­те­ля на экс­тра­линг­ви­сти­че­ские аспек­ты тек­ста — куль­ту­ро­обу­слов­лен­ные обра­зы, аудио- или видео­фраг­мен­ты. С его помо­щью мож­но отве­тить на такие вопро­сы, как, напри­мер: поче­му в про­грам­мах бри­тан­ско­го теле­ви­де­ния обя­за­тель­но долж­ны участ­во­вать пред­ста­ви­те­ли всех рас, чем вызва­на дис­кус­сия о ноше­нии хиджа­ба, в чём кор­ни «кари­ка­тур­но­го скан­да­ла». Кро­ме того, метод куль­ту­ро­ло­ги­че­ско­го ана­ли­за име­ет боль­шой срав­ни­тель­но-сопо­ста­ви­тель­ный потен­ци­ал, поз­во­ляя срав­ни­вать то, как ана­ло­гич­ные темы и обра­зы акту­а­ли­зи­ру­ют­ся в медиа­дис­кур­се раз­ных стран.

Наря­ду с пере­чис­лен­ны­ми мето­да­ми, ана­ли­ти­че­ский аппа­рат медиа­линг­ви­сти­ки вклю­ча­ет и метод соб­ствен­но медиа­линг­ви­сти­че­ский, суть кото­ро­го состо­ит в обна­ру­же­нии и опи­са­нии зако­но­мер­но­стей вза­и­мо­дей­ствия вер­баль­но­го и медий­но­го уров­ней меди­а­тек­ста, в изу­че­нии осо­бен­но­стей исполь­зо­ва­ния зна­ков каж­до­го уров­ня, а так­же раз­лич­ных вари­ан­тов их ком­би­на­ций: сло­во — звук — изоб­ра­же­ние, сло­во — гра­фи­че­ское оформ­ле­ние — образ и т. д. При этом необ­хо­ди­мо учи­ты­вать, что вер­баль­ный и медий­ный уров­ни тек­ста могут соче­тать­ся на осно­ве раз­лич­ных прин­ци­пов — иллю­стра­ции, допол­не­ния, уси­ле­ния, кон­тра­ста, столк­но­ве­ния смыс­лов и проч., созда­вая опре­де­лён­ные эффек­ты и уси­ли­вая воз­дей­ствие на ауди­то­рию. В рам­ках медиа­линг­ви­сти­че­ско­го под­хо­да мето­ди­ка ана­ли­за меди­а­тек­стов как объ­ём­но­го мно­го­уров­не­го явле­ния допол­ня­ет­ся устой­чи­вой систе­мой пара­мет­ров, кото­рая поз­во­ля­ет дать пре­дель­но точ­ное опи­са­ние того или ино­го меди­а­тек­ста с точ­ки зре­ния осо­бен­но­стей его про­из­вод­ства, кана­ла рас­про­стра­не­ния и линг­во­фор­мат­ных признаков.

Завер­шая рас­смот­ре­ние мас­сме­дий­но­го дис­кур­са в систе­ме медиа­линг­ви­сти­ки, сле­ду­ет отме­тить, что толь­ко соче­та­ние пре­иму­ществ раз­лич­ных мето­до­ло­ги­че­ских под­хо­дов поз­во­ля­ет полу­чить все­сто­рон­нее пред­став­ле­ние как об осо­бен­но­стях функ­ци­о­ни­ро­ва­ния язы­ка в сфе­ре мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции, так и о содер­жа­нии клю­че­во­го для мас­сме­дий­но­го дис­кур­са поня­тия «меди­а­текст».

© Доб­рос­клон­ская Т. Г., 2015