Суббота, Ноябрь 17Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

МАССМЕДИЙНЫЙ ДИСКУРС В СИСТЕМЕ МЕДИАЛИНГВИСТИКИ

В статье рассматриваются основные свойства и характеристики массмедийного дискурса как объекта медиалингвистики. Системный анализ разнообразных определений, разработанных в рамках как зарубежных, так и отечественных исследований, позволяет выделить три основных подхода к определению дискурса — структурный, функциональный и тематический. Определение массмедийного дискурса в рамках медиалингвистики учитывает все три подхода, поскольку только таким образом можно составить объёмное представление об особенностях речедеятельности в сфере массмедиа. Медиадискурс представляет собой функционально-обусловленный тип дискурса, который понимается как совокупность речевых практик и продуктов речевой деятельности в сфере массовой коммуникации во всем богатстве и сложности их взаимодействия. 

MEDIA DISCOURSE WITHIN THE FRAMEWORK OF MEDIA LINGUISTICS

The article focuses on the characteristics of media discourse from the point of view of media linguistics. Systematic analysis of multiple definitions offered by Russian and foreign scholars allows to single out three basic approaches to defining discourse — structural, functional and thematic. The definition of media discourse within the framework of media linguistics is based on all three approaches, which makes it possible to present a complete and diverse picture of language practices in mass media. Media discourse then is a functionally determined type of discourse, incorporating speech activities and speech products in mass communication taken in overall complexity and diversity of their manifestations. 

Добросклонская Татьяна Георгиевна, доктор филологических наук, профессор кафедры лингвистики, перевода и межкультурной коммуникации факультета иностранных языков и регионоведения Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова

E-mail: tatdobro@mail.ru

Tatiana Georgievna Dobrosklonskaya, PhD, Professor at the Faculty of Foreign Languages and Area Studies, Moscow State Lomonosov University 

E-mail: tatdobro@mail.ru

УДК 659.4:81’42 
ББК 100.3 
ГРНТИ 16.21.33 
КОД ВАК 10.02.19

Предметом медиалингвистики является функционирование языка в средствах массовой информации, медиаречь во всём богатстве её форм и проявлений. В последние годы исследования речевой деятельности в сфере массмедиа динамично развиваются как на платформе медиалингвистики, так и на базе других гуманитарных наук, что, естественно, порождает новые подходы и классификации. Появление и укоренение в научном сознании термина медиадискурс, или массмедийный дискурс, является закономерным следствием активного распространения как концепции дискурса вообще, так и дискурсивного анализа в частности. Такое положение дел несколько изменяет общую архитектуру исследований языка СМИ, превращая медиадискурс, наряду с медиатекстом, в основной объект современной медиалингвистической науки.

Важнейшим условием для успешного изучения масмедийного дискурса в рамках медиалингвистики является определение места этого объёмного явления в общей системе дискурсивных практик. Поскольку определение медиадискурса базируется непосредственно на общем понимании дискурса, многочисленные интерпретации которого лишь подчёркивают его сложную и многогранную природу, то имеет смысл остановиться на том, как медиадискурс соотносится с общей концепцией дискурса. Как известно, ключевым компонентом теории дискурса является всесторонний комплексный подход к анализу речевой деятельности, понимание дискурса как сложного коммуникативного явления, которое охватывает всю совокупность экстралингвистических факторов, сопровождающих процесс коммуникации, включая отправителя сообщения, его получателя, различные виды контекста, особенности производства, распространения и восприятия информации, культурно-идеологический фон и т. д. [ван Дейк 1989]. Системный анализ многочисленных определений, разработанных в рамках как зарубежных, так и отечественных исследований, позволяет выделить три основных подхода к определению дискурса — структурный, функциональный и тематический.

При определении дискурса в рамках структурного подхода акцент делается на его структурных составляющих, дискурс понимается как продукт речевой деятельности, взятый в совокупности всех вербальных и экстралингвистических характеристик, связанных с его производством, распространением и восприятием. Наиболее наглядно структурный подход можно проиллюстрировать с помощью коммуникационной модели, первоначально предложенной в 1949 году американскими учёными-кибернетиками Шэнноном и Вивером и получившей затем широкое распространение для изучения коммуникационных процессов. К концу ХХ века сложился своего рода «универсальный вариант» коммуникационной модели, учитывающий все базовые компоненты коммуникации, как то: отправителя сообщения (1), его получателя (2), канал (4), обратную связь (5), само сообщение (3), процессы его кодирования и декодирования (6, 7) и, наконец, ситуацию общения, или контекст (8) [Добросклонская 2006: 22].

Коммуникативная модель. Журнал Медиалингвистика

Определения дискурса, основанные на структурном подходе, выделяют ключевые компоненты речевой деятельности, участвующие в процессе коммуникации: от отправителя сообщения и его получателя до канала распространения и контекста общения. Анализ дискурсивных практик с точки зрения структурного подхода особенно ценен при изучении массмедийной речи, так как позволяет понять, как из отдельных составляющих складывается целостная картина коммуникации, отражающая определённый социально-политический и культурно-идеологический контекст. Так, сопоставление на основе коммуникационной модели двух новостных сообщений о запуске российской мультимедийной группы “Sputnik” наглядно демонстрирует, как различия в политической позиции изданий, в формируемых британскими и российскими СМИ культурно-идеологических контекстах проявляются, буквально «считываются», на уровне медиатекста.

1. Russia has launched a new state-run international “media brand” called Sputnik to counter what it calls a unipolar view of the world promoted by an “overbearing and destructive United States”. Dmitry Kiselev, who is widely known as the Kremlin’s “propagandist-in-chief”, told an audience in Moscow that Sputnik would operate “multi-media hubs” with 30 to 100 staff in major foreign cities such as London, Paris, Washington, DC, Istanbul and Beijing [http://www.telegraph.co.uk/news/worldnews/europe/russia]. 

2. Международное информационное агентство «Россия сегодня» запустило новый бренд — мультимедийную группу Sputnik, которая будет представлена в десятках стран мира и будет полностью ориентирована на зарубежную аудиторию. Sputnik будет вести сайты и вещать из своих студий в 34 странах, на 30 языках, в том числе русском. Штат каждого центра будет составлять от 30 до 100 человек. Как отметил на презентации генеральный директор «Россия сегодня» Дмитрий Киселев, контент группы рассчитан на аудиторию, которая «устала от навязчивой пропаганды» [http://news2.ru/story/430573/ 10.11.2014].

Структурный подход позволяет также продемонстрировать различие между такими важнейшими понятиями, как текст, медиатекст и дискурс, медиадискурс. Определяя текст, медиатекст и медиадискурс на основе универсальной коммуникационной модели, можно сказать, что текст — это сообщение, медиатекст — это сообщение плюс канал, а дискурс — это сообщение в совокупности со всеми прочими компонентами коммуникации. Прибегая к визуальной метафоре, можно также сказать, что текст — это фотографическое отображение действительности, медиатекст — это видеоизображение или “moving image”, а дискурс — это изображение голографическое, дающее полное и всестороннее представление об объекте, в данном случае о речевой деятельности.

В рамках функционального подхода главным критерием определения дискурса является взаимосвязь речеупотребления с различными сферами человеческой деятельности, которые во многом и обуславливают особенности речевой коммуникации. При этом дискурсообразующими характеристиками текстов, берущихся в качестве эмпирической основы для выделения дискурсов того или иного типа, выступают различные общественно-значимые сферы человеческой коммуникации и речевой практики, такие как наука, образование, политика, медицина, средства массовой информации и т. д. На основе речевых практик в соответствующих сферах выделяются разные виды дискурсов, например, такие как научный, политический, медицинский, юридический и, конечно, интересующий нас массмедийный. Таким образом, с точки зрения функционального подхода медиадискурс представляет собой не что иное, как совокупность текстов, функционирующих в сфере массовой коммуникации.

Не менее важен и третий подход к определению дискурса — тематический, который позволяет сгруппировать письменные и устные тексты как продукты речевой деятельности вокруг определённых социально-значимых тем, которые в тот или иной момент оказываются в центре общественного внимания, например, расовые отношения, иммиграция, терроризм, феминизм, выборы органов власти. Так, в англоязычной речи уже довольно давно используются такие словосочетания, как racist discourse, terrorist discourse, feminist discourse, immigration discourse, electoral discourse. Например, Western feminist discourse and political practice is neither singular nor homogeneous in its goals, interests or analyses. Распространение понимания дискурса на основе тематической составляющей наблюдается и в публикациях на русском языке, например: Политический дискурс на тему связи иммиграции и международного терроризма является одним из факторов принятия законодательных решений по вопросам иммиграционной политики [http://cheloveknauka.com/immigratsionnaya-politika-velikobritanii-v-usloviyah-globalizatsii-teoriya-diskurs-praktika#ixzz3JbFRbQHh].

Определение массмедийного дискурса в рамках медиалингвистики учитывает все три подхода, поскольку только таким образом можно составить объёмное представление об особенностях речедеятельности в сфере массмедиа. Медиадискурс — это функционально-обусловленный тип дискурса, который понимается как совокупность речевых практик и продуктов речевой деятельности в сфере массовой коммуникации во всем богатстве и сложности их взаимодействия.

Бесконечное разнообразие текстологии массмедийного дискурса стуктурируется вокруг четырёх основных типов медиатекстов, традиционно выделяемых во всех функционально-жанровых классификациях медиаречи, как российских, так и зарубежных. Это новости, информационная аналитика и комментарий, публицистика или авторские тематические материалы (в англоязычной теории журналистики, обозначаемые термином features), и, конечно, реклама. При этом важно помнить, что медиатекст как базовый компонент массмедийного дискурса представляет собой сложное многоуровневое явление, основанное на определённом сочетании вербальной и медийной части. В отличие от текста словесного, представляющего собой последовательность вербальных единиц, медиатекст — это актуализованное в определённом медиаформате и объединённое общим смыслом сочетание знаковых единиц вербального и медийного уровней [Добросклонская 2008: 34].

Рассмотрение массмедийного дискурса с позиций медиалингвистики основывается на ключевых положениях этого научного направления, в частности, разграничении и определении понятий текст — медиатекст и дискурс — медиадискурс. Если в рамках традиционной лингвистики текст определяется как «объединённая смысловой связью последовательность знаковых единиц, основными свойствами которой являются связность и целостность» [ЛЭС 1999: 507] (причём подразумевается, что единицы эти носят вербальный характер, иначе говоря, текст — это, прежде всего, последовательность слов), то при переносе в сферу массмедиа понятие «текст» значительно расширяет свои границы. Здесь концепция медиатекста выходит за пределы знаковой системы вербального уровня, представляя собой последовательность знаков различных семиотических систем — языковых, графических, звуковых, визуальных, специфика сочетания которых обусловлена конкретным каналом массовой информации.

Неразрывная связь любых исследований массмедийного дискурса с анализом медиатекстов обусловлена тем, что дискретной единицей медиадискурса является медиатекст, который позволяет упорядочить и структурировать движение медиапотока в условиях информационного общества. Массмедийный дискурс реализуется и существует только в виде конкретных медиатекстов, объединённых на основе тех или иных объективных критериев. Именно поэтому общая теория медиатекста, сформулированная в рамках медиалингвистики, имеет огромное значение и для исследований массмедийного дискурса.

В России значительный вклад в становление и развитие теории медиатекста, а также методов его изучения внесли такие учёные, как С. И. Бернштейн, Д. Н. Шмелёв, В. Г. Костомаров, Ю. В. Рождественский, Г. Я. Солганик, С. И. Трескова, И. П. Лысакова, Б. В. Кривенко, А. Н. Васильева, Т. Г. Добросклонская. Большинство исследователей сходятся в том, что уровень массовой коммуникации придаёт понятию «текст» новые смысловые оттенки, обусловленные медийными свойствами того или иного средства массовой информации [Bell 1996: 3]. Одним из важнейших свойств медиатекстов является их «нелинейность», иначе говоря, наличие сложной многоуровневой структуры, при которой текст развивается одновременно в нескольких измерениях: вербальном, медийном и гипертекстуальном — за счёт выстраивания межтекстовых связей в Интернет-пространстве. Ощущение «объёмности» медиатекста усиливается благодаря особенностям его развёртывания на каждом из уровней, что дополняется различными возможностями сочетания вербальных и медийных компонентов и придаёт медиатексту ещё более сложный характер.

Концепция медиатекста как объёмного многоуровнего явления дополняется устойчивой системой параметров, которая позволяет дать предельно точное описание того или иного медиатекста с точки зрения особенностей его производства, канала распространения и лингвоформатных признаков. Названная система включает такие существенные параметры, как: 1) способ производства текста (авторский — коллегиальный); 2) форма создания (устная — письменная); 3) форма воспроизведения (устная — письменная); 4) канал распространения (средство массовой информации — носитель: печать, радио, телевидение, Интернет); 5) функционально-жанровый тип текста (новости, комментарий, публицистика (features), реклама); 6) тематическая доминанта или принадлежность к тому или иному устойчивому медиатопику [Добросклонская 2005: 44].

Особое значение при исследовании массмедийного дискурса приобретает изучение его тематического устройства, иначе говоря, набора тем, вокруг которых структурируется ежечасно обновляемый поток мировой информации. Наличие устойчивой тематической структуры организует бесконечное разнообразие медиатекстов в соответствии с устойчивыми темами, постоянно освещаемыми массмедиа, или медиатопиками. Тематическая организация медиадискурса реализуется в виде многоуровневой системы, в которой крупные тематические блоки, (политика, экономика, культура, образование, спорт, погода) в процессе конкретизации и локализации распадаются на более мелкие. Так, универсальный тематический блок «политика» естественно подразделяется на освещение событий международного масштаба и внутриполитической жизни страны, региона. Тема международной политики охватывает широкий набор конкретных тем — от двусторонних отношений и встреч на высшем уровне до деятельности международных организаций и военных конфликтов. В свою очередь, тема двусторонних отношений между странами распадается на множество более мелких топиков — от совместных политических мероприятий и встреч до культурно-туристического обмена и проблем иммиграции.

При изучении тематической структуры массмедийного дискурса следует также учитывать фактор продолжительности и интенсивности освещения, на основе которого освещаемые средствами массовой информации топики подразделяются на темы универсального освещения и темы интенсивного освещения. Например, к темам универсального освещения можно отнести постоянно присутствующую в мировых СМИ тему климатических изменений и глобального потепления, к темам интенсивного освещения такие активно освещаемые и имеющие значительные последствия события, как крупные катастрофы, землетрясения, извержения вулканов и т. п.

Анализ тематической структуры играет существенную роль при изучении региональных медиадискурсов, позволяя выделить национально-культурные особенности медиаландшафтов различных стран, изучить специфику создаваемой национальными СМИ информационной картины мира. Содержание тематических блоков в медиадискурсах различных стран культуроспецифично, поскольку в текстах массовой информации происходит своеобразное наложение национально-культурной и информационной картин мира, что естественно проявляется в наборе постоянных тематических составляющих, характерных для той или иной страны, той или иной культуры. Так, например, одной из постоянных тем для британских СМИ является освещение подробностей частной жизни членов королевской семьи и высокопоставленных политиков. В медиаконтенте США постоянно присутствует тема расовых взаимоотношений, для российского медиаландшафта характерны сообщения о различных видах коррупции и мерах борьбы с ней. Регулярно воспроизводимые темы, отражающие национально-культурную специфику того или иного медиаландшафта, называются buzz-topics, или темы, вызывающие повышенный интерес [Добросклонская 2005: 189].

Большое значение при исследовании массмедийного дискурса в системе медиалингвистики имеет методологический аспект, или комплекс методов, применяемых для анализа медиатекстов и отражающий междисциплинарный характер исследований речевой деятельности в сфере массовой коммуникации. Особую роль в условиях постоянного совершенствования информационно-коммуникационных технологий и нарастающей конвергенции медиаконтента приобретает интегрированный подход, разработанный в рамках медиалингвистики. Интегрированный подход основан на сочетании широкого спектра методов различных дисциплин и включает следующие наиболее значимые и распространённые группы методов:

1) во-первых, целую группу методов лингвистического анализа, позволяющих выявить базовые свойства и характеристики текста на различных языковых уровнях: лексическом, синтагматическом (сочетаемость), стилистическом (использование тропов, сравнений, метафор и прочих стилистических приёмов), социолингвистическом;

2) метод контент-анализа, или анализа содержания, основанный на статистическом подсчёте специально выбранных текстовых единиц;

3) метод дискурсивного анализа, основанный на концепции дискурса и позволяющий проследить взаимосвязь между языковой и экстралингвистической стороной текста;

4) метод критической лингвистики, позволяющий выявить скрытую политико-идеологическую составляющую медиатекста и основанный на выявлении оценочных, отражающих определённые идеологические взгляды и установки, компонентов;

5) метод когнитивного анализа, основанный на изучении концептуального аспекта медитекстов, сопоставлении различных вариантов интерпретации событий в СМИ и направленный на выявление соотношения реальной действительности и её медиарепрезентаций;

6) метод лингвокультурологического анализа, основанный на выявлении культурозначимых компонентов текста, как то: реалий, заимствований, иностранных слов, единиц безэквивалентной лексики и т. п., позволяющий составить представление о культурологическом аспекте того или иного произведения медиаречи, его национально-культурной специфике;

7) наконец, метод собственно медиалингвистический, предполагающий анализ текста с точки зрения устойчивой системы параметров описания медиатекста, таких как способ его создания и воспроизведения, канал распространения, функционально-жанровый тип, тематическая доминанта и проч.

Остановимся на каждом из названных методов подробнее. Несомненно, ключевое значение в рамках медиалингвистики имеет группа собственно лингвистических методов. Особенно важен метод сплошного текстологического анализа, позволяющий выявить закономерности построения текстов массовой информации на синтагматическом и стилистическом уровнях. Анализ на уровне синтагматики показывает устойчивую парадигму сочетаемости, характерную для того или иного типа текстов, позволяет выделить целые группы устойчивых тематических коллокаций, регулярно воспроизводимых при освещении того или иного медиатопика.

Неоценимую роль в изучении текстов массовой информации играет социологический метод контент-анализа, или анализа содержания (от англ. content — содержание). Основанный на статистическом подсчёте специально выбранных единиц текста (причём не только вербальных), метод контент-анализа предоставляет исследователю массовой коммуникации самый широкий спектр возможностей и позволяет выявить обычно скрытые социально-идеологические особенности репрезентируемой данным текстом действительности. Например, контент-анализ текстов о России в англоязычной прессе за последнее десятилетие позволяет сделать вывод о нарастании негативных тенденций в восприятии образа России и её лидера на Западе, что проявляется в увеличении общего числа текстовых фрагментов, содержащих упоминание КГБ, ФСБ, Лубянки, сталинизма, тоталитарного режима, большевизма и прочих антидемократических символов.

Высокий методологический потенциал контент-анализа обусловлен тем, что в роли единиц подсчёта может выступать практически любой компонент текста массовой информации — как вербальный (слово, словосочетание, имена политических деятелей и т. д.), так и относящийся к медиаряду (повторяющиеся образы, аудио- и видеофрагменты). Именно такой подход позволяет определить такие важные с точки зрения медиалингвистики моменты, как, например, частотные единицы тематически связанной лексики, устойчивые коллокации, наиболее распространенные способы ссылки на источник информации, приоритетные топики новостных текстов и т. д.

Несомненно, ключевое значение для изучения медиадискурса имеет метод дискурсивного анализа, который позволяет сосредоточить внимание не только на внешних формальных признаках текста, но, и это особенно важно, на целом ряде экстралингвистических факторов, сопровождающих его производство и актуализацию. Одним из примеров многочисленных исследований, применяющих метод дискурс-анализа для описания текстов массовой информации, могут служить работы известного голландского ученого Т. ван Дейка: «Анализ новостей как дискурса» и «Структура новостей в прессе». Рассматривая новости как особый вид дискурса, ван Дейк подчёркивает, что структуры медиатекстов могут быть адекватно поняты только в одном случае: если мы будем анализировать их как результат когнитивной и социальной деятельности журналистов по производству текстов и их значений, как результат интерпретации текстов читателями газет и телезрителями, производимой на основе опыта их общения со средствами массовой информации [ван Дейк 1989]. Конечная же цель дискурс-анализа состоит в том, чтобы выявить и описать обычно скрытые для массовой аудитории связи между языком, властью и идеологией.

Достаточно близок к методу дискурсивного анализа по своим задачам метод критической лингвистики (critical linguistics) — относительно нового направления в языкознании, возникшего в конце прошлого века. Формулируя основные положения данного направления, английские лингвисты исходили из того, что знаки языка и способы их актуализации не носят нейтрального характера. Они особо подчёркивают необходимость выявления и описания идеологических средств воздействия, неизбежно присутствующих в каждом произведении медиаречи [Mass Communication 1998].

Таким образом, цель метода критической лингвистики состоит в обнаружении и изучении идеологически окрашенных компонентов текста. При этом особое внимание уделяется именно анализу текстов массовой информации как текстов по природе своей глубоко идеологизированных. Например, простое сравнение двух версий газетных заголовков, посвящённых одному и тому же событию, — «Компания IBM закрывает завод. Рабочие протестуют» и «Рабочие выражают недовольство закрытием завода IBM» — позволяет сделать определённые выводы о разной расстановке идеологических акцентов. В первом варианте заголовка основная ответственность за закрытие завода возлагается на компанию, во втором перемещение слова «рабочие» в начало предложения и замена глагола «закрывает» существительным «закрытие» позволяет сместить акцент с действий компании на действия самих рабочих.

Большое внимание изучению массмедийного дискурса уделяется также в рамках когнитивной лингвистики, основная задача которой состоит в соотнесении различных языковых процессов с когнитивными способами восприятия и обработки информации. Рассматривая язык в качестве когнитивного инструмента для репрезентации и кодирования действительности, когнитивисты исследуют медиатексты как в связи с общими проблемами категоризации и концептуализации, так и в связи с вопросами языковой картины мира. Важнейшим объектом исследования в когнитивной лингвистике является концепт. Концепты — это ментальные сущности, которые имеют название в языке и отражают культурно-национальное представление человека о мире. Так, применяя методы когнитивной лингвистики, можно выяснить значение и способы репрезентации самых разных концептов в медиаречи. Проблемы мультикультурного общества, иммиграция, религиозные конфликты, отношение к окружающей среде, гендерная проблематика — когнитивный анализ этих постоянно освещаемых средствами массовой коммуникации тем позволяет понять, как складывается общая информационная картина мира, в чём проявляется национально-культурная специфика медиаландшафтов конкретных стран. Именно поэтому с точки зрения когнитивной лингвистики существенное значение имеет тематическая организация информационного пространства, выраженная в определенном наборе устойчивых медиатопиков и отражающая культуро-специфичные особенности медиапотока.

Когнитивный подход позволяет также ответить на важнейший вопрос о способах взаимодействия между реальной действительностью и её медийной репрезентацией. Дело в том, что когнитивное освоение реальности во многом зависит от тех версий и интерпретаций, которые производятся и распространяются по каналам массовой коммуникации. Механизм функционирования СМИ предполагает не только и даже не столько отражение окружающей действительности, сколько, и это гораздо более важно, ее интерпретацию, комментарий, оценку, способствующие созданию определенного идеологического фона.

Моделирование механизма отображения реальных событий средствами массовой информации позволяет выделить три основных типа медиапрезентаций, которые условно можно обозначить как отражение, реконструкция, миф. Отражение предполагает наиболее точное, максимально приближенное к реальности воспроизведение событий. Примером такого типа медиапрезентации могут служить новостные медиатексты, в которых максимально объективно и достоверно освещаются те или иные события, в том числе события политические. Характерным признаком данного типа медиапрезентации на лингвистическом уровне является большое количество цитатной речи, воспроизведение целых фрагментов из речей и выступлений политиков, обязательное наличие ссылок на источник информации и фактическое отсутствие аналитически-комментирующего и оценочного компонентов. Тип «реконструкция» допускает большую свободу интерпретации со стороны СМИ: реальное событие заново «конструируется» в медийном пространстве на основе тех или иных политико-идеологических установок. Поэтому отличительным признаком медиареконструкции считается как раз присутствие аналитически-комментирующей и идеологически-оценочной части, на что, в частности, указывает известный исследователь медиадискурса Т. ван Дейк в своей книге «Идеология: междисциплинарный подход»: «События и явления не обладают значением сами по себе, эти значения конструируются при сообщении о событиях на основе взаимодействия многих социально-идеологических факторов — классовой принадлежности, гендера, расы, культуры, политических убеждений» и т. д. [van Dijk 1998].

Третий тип медиапрезентации — «миф» — представляет собой целенаправленно созданный, часто весьма отдаленный от реальной действительности, образ события. Основной чертой медиамифа является его «заданность», направленная на оказание определённого идеологического воздействия, на достижение тех или иных политических целей.

Для изучения культурологической составляющей медиадискурса совершенно незаменим метод лингвокультурологического анализа. Данный метод основан на появившейся в 90-х годах прошлого века концепции лингвокультуры, которая отражает неразрывную связь между национальным языком и культурой, подчёркивая их органичное единство и целостность. Значение лингвокультурологического метода для анализа текстов массовой информации очевидно, поскольку весь корпус медиаречи является важнейшим компонентом современной культуры. Медиатексты насыщены культурозначимой информацией, в них фиксируются и отражаются как общие, так и специфические особенности функционирования национальных языков и культур. Именно поэтому выявление и описание культурозначимых компонентов медиаречи оказывается сегодня одной из важнейших исследовательских задач. Говоря о культурообусловленных элементах текста, мы имеем в виду самый широкий круг единиц: от слов, обозначающих реалии (Кремль, Белый дом, Биг Бен, Би-Би-Си), культуроспецифической и безэквивалентной лексики (дача, гласность, челноки) до заимствований и вкрапления в текст иностранных слов и выражений (fin de ciecle, haute couture и т. д.). Нельзя не отметить прикладное значение лингвокультурологического анализа, поскольку его результатом является обнаружение и разъяснение культурозначимых единиц, столь необходимых для составления культурологического комментария.

Логическим продолжением лингвокультурологического метода можно считать метод культурологический, который переносит внимание исследователя на экстралингвистические аспекты текста — культурообусловленные образы, аудио- или видеофрагменты. С его помощью можно ответить на такие вопросы, как, например: почему в программах британского телевидения обязательно должны участвовать представители всех рас, чем вызвана дискуссия о ношении хиджаба, в чём корни «карикатурного скандала». Кроме того, метод культурологического анализа имеет большой сравнительно-сопоставительный потенциал, позволяя сравнивать то, как аналогичные темы и образы актуализируются в медиадискурсе разных стран.

Наряду с перечисленными методами, аналитический аппарат медиалингвистики включает и метод собственно медиалингвистический, суть которого состоит в обнаружении и описании закономерностей взаимодействия вербального и медийного уровней медиатекста, в изучении особенностей использования знаков каждого уровня, а также различных вариантов их комбинаций: слово — звук — изображение, слово — графическое оформление — образ и т. д. При этом необходимо учитывать, что вербальный и медийный уровни текста могут сочетаться на основе различных принципов — иллюстрации, дополнения, усиления, контраста, столкновения смыслов и проч., создавая определённые эффекты и усиливая воздействие на аудиторию. В рамках медиалингвистического подхода методика анализа медиатекстов как объёмного многоуровнего явления дополняется устойчивой системой параметров, которая позволяет дать предельно точное описание того или иного медиатекста с точки зрения особенностей его производства, канала распространения и лингвоформатных признаков.

Завершая рассмотрение массмедийного дискурса в системе медиалингвистики, следует отметить, что только сочетание преимуществ различных методологических подходов позволяет получить всестороннее представление как об особенностях функционирования языка в сфере массовой коммуникации, так и о содержании ключевого для массмедийного дискурса понятия «медиатекст».

© Добросклонская Т. Г., 2015

1. Анненкова И. В. Медиадискурс ХХI века. Лингвофилософский аспект языка СМИ. М., 2011.

2. Добросклонская Т. Г. Медиалингвистика: системный подход к изучению языка СМИ. М., 2008.

3. Добросклонская Т. Г. Методология анализа медиатекста как информационно-коммуникативного продукта // Массово-коммуникационные процессы в современной России. М., 2008. С. 78–92.

4. Добросклонская Т. Г. Вопросы изучения медиатекстов. М., 2005. 

5. Добросклонская Т. Г. Медиадискурс как объект лингвистики и межкультурной коммуникации // Вестник Московского университета. Серия 10. №2. 2006. С. 20–33.

6. Землянова Л. М. Зарубежная коммуникативистика в преддверии информационного общества. М., 1999.

7. Калмыков А. А., Коханова Л. А. Интернет-журналистика. М., 2005.

8. Луман Н. Реальность масс медиа. М., 2005.

9. Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990.

10. Полонский А. В. Социально-когнитивная морфология коммуникации // Global Media Journal — Глобальный медиажурнал (Российское издание). 2011. Вып. 1. 

11. ван Дейк Т. Язык. Познание. Коммуникация. М., 1989.

12. Analysing media texts. Ed. by M. Gillespie and J. Toynbee. Oxford, 2006.

13. Bell A. Approaches to Media Discourse. London, 2001.

14. Carter R. Introducing Applied Linguistics. London,1993. 

15. Mass Communication Research Methods. London, 1998.

16.  Dijk T. Ideology: multidisciplinary approach. SAGE, 1998. 

1. Annenkova I. V. Media discourse of the XXI century. Linguophilosophical aspect of media language [Mediadiskurs XXI veka. Lingvofilosofskiy aspect yazuka SMI]. Moscow, 2011.

2. Dobrosklonskaya T. G. Media linguistics: systematic approach to the study of media language [Medialingvistika: sistemniy podhod k izucheniyu yazuka SMI]. Moscow, 2008.

3. Dobrosklonskaya T. G. Methodology of the analysis of media texts as a communicative product [Metodologiya analiza mediateksta kak informazionno-kommunikativnogo produkta] // Mass communication processes in contemporary Russia [Massovo-kommunikazionnuye prozessy v sovremennoy Rossiyi]. Moscow, 2008. Pp. 78–92.

4. Dobrosklonskaya T. G. Studying media texts [Voprosy izucheniya mediatekstov]. Moscow, URSS, 2005. 

5. Dobrosklonskaya T. G. Media discourse as the object of linguistics and intercultural communication [Mediadiskurs kak obyekt lingvistiki I mezhkulturnoy kommunikazii] // Vestnik Moskovskogo Universiteta. Seriya 10. №2. 2006. Pp. 20–33.

6. Zemlyanova L. M. Foreign communication studies in information society [Zarubezhnaya kommunikativistika v preddverii informazionnogo obshestva]. Moscow, 1999. 

7. Kalmykov A. A., Kohanova L. A. Internet Journalism [Interner-zhurnalistika]. M., 2005. 

8. Luman N. The reality of mass media [Realnost mass media]. Moscow, 2005. 

9. Encyclopedic dictionary of linguistics [Lingvisticheskiy enziklopedicheskiy slovar]. Moscow, 1990. 

10. Polonskiy A. V. Socio-cognitive morphology of communications [Sozialno-kognitivnaya morfologiya kommunikazii] // Global Media Journal. 2011. Issue 1.

11. van Dijk T. Language. Cognition. Communication [Yazik. Poznaniye. Kommunikaziya]. Moscow, 1989. 

12. Analysing media texts. Ed. By M. Gillespie and J. Toynbee. Oxford, 2006. 

13. Bell A. Approaches to Media Discourse. London, 2001. 

14. Carter R. Introducing Applied Linguistics. London, 1993. 

15. Mass Communication Research Methods. London, 1998.

16. van Dijk T. Ideology: multidisciplinary approach. SAGE, 1998.