Пятница, Июль 19Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

ЛИНГВОСОЦИОКУЛЬТУРНАЯ ИНТЕНЦИЯ ИМЕНИ СОБСТВЕННОГО В ЖЕНСКОМ ЖУРНАЛЕ

В статье рассматриваются культурно-национальная, культурно-историческая, социально-профессиональная интенции имен собственных, зафиксированных в публикациях украинского журнала «Жінка» в конце ХХ столетия. Отмечена роль антропонимов в формировании лингвосоциокультурной компетенции в общественном сознании читателей женского журнала. Определены содержательно-смысловые и образно-оценочные свойства детерминантов интенционального стиля публикаций о медиаперсоне — эпитетов, перифраз, метафорических выражений, используемых в национальной медиакультуре для создания журнальных текстов об известных личностях.

LINGUISTIC AND SOCIOCULTURAL INTENTIONS OF PROPER NAMES IN WOMEN’S MAGAZINES 

The article examines the cultural-national, cultural-historical, socio-professional intentions of proper names that are fixed in the publications of the Ukrainian magazine “Zhinka” issued at the end of XX century. The place of antroponims in formation of the lingvosociocultural competence in public consciousness of readers of women’s magazine is defined. Informally-notional and figuratively-evaluative properties of determinants of intentional style in publications about media persons (epithets, paraphrase, metaphorical expressions developed in the national media culture to deploy journal texts about famous people) are determined.

Мирослава Владимировна Мамич, кандидат филологических наук, заведующая кафедрой прикладной лингвистики факультета журналистики Национального университета «Одесская юридическая академия» 

E-mail: miroslavamiros@mail.ru

Miroslava Vladimirovna Mamych, PhD, Head of the Applied Linguistics Department at the Faculty of Journalism, National University “Odessa Law Academy” 

Email: miroslavamiros@mail.ru

Мамич М. В. Лингвосоциокультурная интенция имени собственного в женском журнале // Медиалингвистика. 2014. № 2 (5). С. 97-103. URL: https://medialing.ru/lingvosociokulturnaya-intenciya-imeni-sobstvennogo-v-zhenskom-zhurnale/ (дата обращения: 19.07.2019).

Mamych M. V. Linguistic and sociocultural intentions of proper names in women’s magazines // Media Linguistics, 2014, No. 2 (5), pp. 97–103. Available at: https://medialing.ru/lingvosociokulturnaya-intenciya-imeni-sobstvennogo-v-zhenskom-zhurnale/ (accessed: 19.07.2019). (In Russian)

УДК 811.161.2’38 
ББК 81.2Укр 
ГРНТИ 16.21.55 
Код ВАК 10.02.01

Типо­ло­ги­за­ция линг­во­со­ци­о­куль­тур­ных интен­ций име­ни соб­ствен­но­го в газет­но-жур­наль­ных текстах име­ет сво­ей целью осве­тить их роль в обес­пе­че­нии рече­во­го жан­ра [Дус­ка­е­ва 2012] груп­пы пуб­ли­ка­ций о медиа­пер­соне. В свя­зи с этим ста­вят­ся зада­чи — систе­ма­ти­зи­ро­вать выде­лен­ные из тек­стов жен­ско­го жур­на­ла антро­по­ни­мы; уста­но­вить их интен­цию; опре­де­лить детер­ми­нан­ты интен­ци­о­наль­но­сти в типич­ных сред­ствах раз­вер­ты­ва­ния содер­жа­тель­но-смыс­ло­вых и образ­но-оце­ноч­ных выска­зы­ва­ний, каса­ю­щих­ся опре­де­лен­ной медиа­пер­со­ны. Акту­аль­ность насто­я­ще­го иссле­до­ва­ния опре­де­ля­ет­ся в свя­зи с клю­че­вой доми­нан­той совре­мен­ной медиа­сфе­ры — антро­по­ори­ен­ти­ро­ван­но­стью, вер­ба­ли­зи­ру­ю­щей­ся не толь­ко в име­нах нари­ца­тель­ных (в том чис­ле и сред­ствах опи­са­ния пер­со­ны), но и в име­нах соб­ствен­ных.

Для того что­бы наи­бо­лее пол­но выпол­нить постав­лен­ные зада­чи, пред­по­ла­га­ет­ся: 1) акту­а­ли­зи­ро­вать фраг­мен­ты тео­рии интен­ци­о­наль­но­го сти­ля; 2) обос­но­вать ста­тус име­ни соб­ствен­но­го как зна­ка куль­ту­ры и его цен­ност­ные смыс­лы в жур­наль­ной пуб­ли­ци­сти­ке; 3) пред­ста­вить систе­му номи­на­ций медиа­пер­сон; 4) типо­ло­ги­зи­ро­вать сти­ли­сти­че­ские сред­ства моди­фи­ка­ции линг­во­со­ци­о­куль­тур­ной интен­ции антро­по­ни­мов в жен­ском жур­на­ле.

Исход­ным явля­ет­ся поло­же­ние о том, что жур­наль­ная пуб­ли­ци­сти­ка — важ­ный источ­ник инфор­ма­ции, ори­ен­ти­ро­ван­ной на опре­де­лен­ную груп­пу чита­те­лей, диф­фе­рен­ци­ро­ван­ных по ген­дер­но­му, воз­раст­но­му, соци­аль­но-про­фес­си­о­наль­но­му прин­ци­пам. Поэто­му в зави­си­мо­сти от типа тек­ста выстра­и­ва­ет­ся интен­ци­о­наль­ность изда­ния [Дус­ка­е­ва 2012]. При усло­вии, что по инфор­ма­ци­он­ной тра­ди­ции в СМИ «пред­став­ле­ны запро­сы трех видов: в ответ на запрос о фак­тах воз­ни­ка­ет осве­до­ми­тель­ная интен­ция, оце­ноч­ная — в ответ на запрос о мне­ни­ях, побу­ди­тель­ная — в ответ на запрос о пред­пи­са­ни­ях» [Дус­ка­е­ва 2012: 12], каж­дое из изда­ний по-сво­е­му напол­ня­ет этот кар­кас, обес­пе­чи­вая тем самым свою инди­ви­ду­аль­ную интен­ци­о­наль­ность. Напри­мер, с 20-х годов ХХ сто­ле­тия и по сей день на Укра­ине изда­ет­ся жен­ский жур­нал «Жін­ка» (сна­ча­ла — «Радянсь­ка жін­ка»). Его интен­ци­о­наль­ность созда­ют опре­де­лен­ная поли­те­ма­тич­ность, закреп­лен­ная в руб­ри­ках, раз­де­лах, тра­ди­ци­он­ные жан­ры, а так­же акту­а­ли­за­ция соот­вет­ству­ю­щих лек­си­че­ских средств.

Имен­но сло­вес­ные зна­ки (сим­во­лы, линг­во­куль­ту­ре­мы, праг­ма­то­ни­мы, язы­ко­во-эсте­ти­че­ские зна­ки, кон­цеп­ты, кон­стан­ты куль­ту­ры, пре­це­дент­ные име­на и т. п.) в наци­о­наль­ной куль­ту­ре — это зна­чи­мые язы­ко­вые сущ­но­сти, опре­де­ля­е­мые вне­язы­ко­вы­ми обсто­я­тель­ства­ми обще­ствен­но-исто­ри­че­ско­го опы­та чело­ве­ка или соци­аль­ных групп, осо­бен­но­стя­ми оцен­ки ситу­а­ций в куль­ту­ре повсе­днев­но­сти. Такие зна­ки фор­ми­ру­ют­ся под воз­дей­стви­ем язы­ко­вых и вне­язы­ко­вых (поли­ти­че­ских, соци­аль­ных, куль­тур­ных) фак­то­ров, в кон­тек­сте соци­аль­но-ста­тус­ных и жан­ро­во-сти­ле­вых реа­ли­за­ций наци­о­наль­но­го язы­ка. Сло­вес­ные зна­ки в таком пони­ма­нии соци­а­ли­зи­ро­ва­ны: 1) они реа­ли­зу­ют­ся в струк­ту­ре обще­ствен­но­го созна­ния — язы­ко­во­го, мораль­но­го, наци­о­наль­но­го, пра­во­во­го, эко­ло­ги­че­ско­го, исто­ри­че­ско­го, поли­ти­че­ско­го, рели­ги­оз­но­го и т. п., вер­ба­ли­зи­ро­ван­но­го, в част­но­сти, в име­нах соб­ствен­ных; 2) они акту­а­ли­зи­ру­ют­ся в зави­си­мо­сти от целео­ри­ен­та­ции рече­во­го акта или опре­де­лен­ных тек­стов.

Сло­вес­ные зна­ки с линг­во­со­ци­о­куль­тур­ной интен­ци­ей, т. е. сло­ва-сим­во­лы с «при­креп­лен­ны­ми куль­тур­ны­ми смыс­ла­ми» [Мас­ло­ва 2001: 31], при­над­ле­жат офи­ци­аль­ной сфе­ре упо­треб­ле­ния, рож­да­ют­ся в ней в опре­де­лен­ных дис­кур­сах и через офи­ци­аль­ные кана­лы ком­му­ни­ка­ции вхо­дят в созна­ние пред­ста­ви­те­лей наци­о­наль­ной общ­но­сти. В этом нема­ло­важ­ную роль игра­ют жур­наль­ные пуб­ли­ка­ции, ори­ен­ти­ро­ван­ные на широ­кие мас­сы чита­те­лей. Имен­но в инсти­ту­ци­о­наль­ном дис­кур­се и фор­ми­ру­ют­ся сло­вес­ные зна­ки с осо­бой интен­ци­ей — выде­лить и акту­а­ли­зи­ро­вать в обще­ствен­ном созна­нии, в част­но­сти в язы­ко­вом, номи­на­ции, содер­жа­щие во внут­рен­ней фор­ме пози­тив­ные цен­ност­но-оце­ноч­ные, мораль­но-нор­ма­тив­ные, состав­ля­ю­щие в еди­ном кон­гло­ме­ра­те сим­во­лов и зна­ков куль­ту­ры повсе­днев­но­сти чело­ве­ка. В струк­ту­ре мас­сме­дий­ных тек­стов они явля­ют­ся «мощ­ным инстру­мен­том фор­ми­ро­ва­ния миро­воз­зре­ния лич­но­сти и цен­ност­ной ори­ен­та­ции обще­ства» [Ивчен­ков 2013: 124].

Фор­ми­ро­ва­ние жур­наль­ных изда­ний для «сво­е­го» чита­те­ля сви­де­тель­ству­ет о нали­чии в инсти­ту­ци­о­наль­ной ком­му­ни­ка­ции сег­мен­ти­ро­ван­ной цен­ност­ной кар­ти­ны мира, т. е. ори­ен­та­ции на инте­ре­сы чело­ве­ка, на его линг­во­со­ци­о­куль­тур­ную ком­пе­тен­цию. Это в свою оче­редь созда­ет воз­мож­ность для очер­чи­ва­ния эле­мен­тов соци­аль­но­го вза­и­мо­дей­ствия, фор­ми­ру­ю­щих гло­баль­ный образ мира. В цен­ност­но-язы­ко­вой кар­тине мира удер­жи­ва­ет­ся это пси­хо­линг­валь­ное ощу­ще­ние в виде когни­тив­но­го кон­струк­та. Напом­ним, что соглас­но тео­рии о «цен­ност­ной кар­тине мира», изло­жен­ной в рабо­тах В. И. Кара­си­ка, это систе­ма «мораль­ных цен­но­стей, этич­ных норм и пра­вил пове­де­ния, рекон­стру­и­ру­е­мая в виде вза­и­мо­свя­зан­ных оце­ноч­ных суж­де­ний, соот­но­си­мых с юри­ди­че­ски­ми, рели­ги­оз­ны­ми, мораль­ны­ми кодек­са­ми, обще­при­ня­ты­ми суж­де­ни­я­ми здра­во­го ума, типич­ны­ми фольк­лор­ны­ми и извест­ны­ми сюже­та­ми» [Кара­сик 1996: 3–16]. Цен­ност­ная кар­ти­на мира име­ет свои под­дер­жи­ва­е­мые в язы­ке доми­нан­ты, опре­де­ля­ю­щие тип куль­ту­ры. В таком слу­чае она — часть язы­ко­во­го, кол­лек­тив­но­го и инди­ви­ду­аль­но­го, созна­ния. 

Цен­ност­ные смыс­лы вер­ба­ли­зу­ют­ся в лек­си­ке, фра­зео­ло­гии, созда­вая цен­ност­но-кон­цеп­ту­аль­ную кар­ти­ну мира. В свя­зи с этим ср. мысль В. И. Коно­нен­ко: «Синер­ге­ти­че­ские, линг­во­кре­а­тив­ные потен­ции вер­баль­ной еди­ни­цы обна­ру­жи­ва­ют себя в образ­ном сло­во­упо­треб­ле­нии при вза­и­мо­дей­ствии когни­тив­ных и дис­кур­сив­ных фак­то­ров с опо­сре­до­ван­ным осмыс­ле­ни­ем духов­но-куль­тур­ных цен­но­стей (выде­ле­но нами — М. М.) — кон­цеп­то­сфе­ры наци­о­наль­но­го сооб­ще­ства» [Коно­нен­ко 2006: 250]. Цен­ност­ны­ми ста­но­вят­ся экзи­стен­ци­о­наль­ные и интел­лек­ту­аль­ные уров­ни язы­ка как сфе­ры духов­ной дея­тель­но­сти чело­ве­ка [Мален­ко 2011: 1]. Цен­но­сти объ­ек­ти­ви­ру­ют­ся на опре­де­лен­ном син­хрон­ном сре­зе в раз­ви­тии язы­ка и обще­ства, выра­жая в сло­вес­ных зна­ках сим­во­ли­ку жела­е­мо­го. 

Соглас­но шка­ле цен­но­стей М. С. Бур­ги­на и В. И. Куз­не­цо­ва, в пер­вой шка­ле рас­по­ла­га­ют­ся абстракт­ные каче­ства (пред­мет­ные цен­но­сти, цен­но­сти окру­жа­ю­щей сре­ды, инди­ви­дов, групп, обще­ства, чело­ве­че­ства, логоса), во вто­рой — направ­лен­ность цен­но­стей (само­ори­ен­ти­ро­ван­ные цен­но­сти — эрга­тив­ные, био­со­ци­аль­ные; ори­ен­ти­ро­ван­ные извне цен­но­сти — лич­ност­но-груп­по­вые, соци­аль­но-лич­ност­ные, лич­ност­но-обще­че­ло­ве­че­ские, обще­ствен­но-груп­по­вые), в тре­тьей — раз­но­вид­но­сти полез­но­сти (телес­ные, эко­но­ми­че­ские, соци­аль­ные, юри­ди­че­ские, мораль­ные, когни­тив­ные, эсте­ти­че­ские, интел­лек­ту­аль­ные, про­фес­си­о­наль­ные) [Бур­гин, Куз­не­цов 1991: 118–121]. Цен­ност­ные ори­ен­ти­ры всех трех пла­нов пере­пле­те­ны в том или ином печат­ном газет­но-жур­наль­ном изда­нии. Имен­но они опре­де­ля­ют его струк­ту­ру, руб­ри­ка­цию, систе­му заго­лов­ков, выбор тем и тек­стов для чте­ния. В жур­на­ле «Жін­ка» («Жен­щи­на») основ­ны­ми руб­ри­ка­ми, пред­став­ля­ю­щи­ми цен­ност­ные кон­цеп­ту­аль­ные ори­ен­ти­ры, явля­ют­ся руб­ри­ки, кото­рые опре­де­ля­ют соци­о­куль­тур­ные цен­но­сти («Гість номе­ра», «Вісті з неуря­до­вих», «Усі ми родом із дитин­ства…», «Друзі нашо­го жур­на­лу», «Світ­ло віч­них істин», «На жит­тєвих стеж­ках», «Силу­ет», «Спо­відь», «Кон­такт», «Ти!», «Рід і роди­на», «Спорт»). В тече­ние года регу­ляр­но на стра­ни­цах жур­на­ла раз­ме­ща­ют ста­тьи в честь како­го-либо госу­дар­ствен­но­го празд­ни­ка, зна­ко­вой лич­но­сти в обще­ствен­ной, куль­тур­ной, эко­но­ми­че­ской и про­чих сфе­рах (День мате­ри, День учи­те­ля, День работ­ни­ка сель­ско­го хозяй­ства и пр.). Лич­ност­но-чело­ве­че­ские цен­ност­ные ори­ен­ти­ры пред­став­ля­ют и выбран­ные для печа­ти отрыв­ки из худо­же­ствен­ных про­из­ве­де­ний для детей и взрос­лых.

Опре­де­ле­ние линг­во­со­ци­о­куль­тур­ной интен­ции в сло­вес­ных зна­ках сопря­же­но с мето­дом внеш­не­го наблю­де­ния, пред­ло­жен­ным В. А. Мас­ло­вой. Имен­но он поз­во­ля­ет уста­но­вить «куль­ту­ро­нос­ность» еди­ниц язы­ка. Фак­ти­че­ски мате­ри­ал жур­наль­ных пуб­ли­ка­ций поз­во­ля­ет нам опре­де­лить: 1) в какой пери­од исто­рии лите­ра­тур­но­го язы­ка как фено­ме­на куль­ту­ры повсе­днев­но­сти акту­а­ли­зи­ро­ва­ны те или иные име­на людей, мар­ки­ру­ю­щие интен­ци­о­наль­ность, важ­ность, цен­ност­ность для обще­ства и чело­ве­ка сфе­ры или тема­ти­ки, свя­зан­ной по антро­по­цен­три­че­ской тен­ден­ции [ср. подоб­ное заме­ча­ние: Дус­ка­е­ва 2013: 84] обя­за­тель­но с какой-то лич­но­стью; 2) повто­ря­е­мость обра­ще­ния к како­му-либо име­ни соб­ствен­но­му. При таком под­хо­де имя соб­ствен­ное ста­но­вит­ся обра­зом вре­ме­ни и акту­а­ли­зи­ро­ван­ной тема­ти­ки. В дан­ном слу­чае, по спра­вед­ли­во­му утвер­жде­нию В. А. Мас­ло­вой, «образ — это важ­ней­шая язы­ко­вая сущ­ность, в кото­рой содер­жит­ся основ­ная инфор­ма­ция о свя­зи сло­ва с куль­ту­рой» [Мас­ло­ва 2001: 43]. Имен­но куль­тур­но-наци­о­наль­ная, куль­тур­но-исто­ри­че­ская, соци­аль­но-про­фес­си­о­наль­ная интен­ции сло­вес­но­го зна­ка-они­ма, уси­ле­ние в нем той или иной интен­ции (осве­до­ми­тель­ной, побу­ди­тель­ной, оце­ноч­ной), интер­пре­та­ция дено­та­тив­но­го или образ­но-моти­ви­ро­ван­но­го аспек­тов зна­че­ния в кате­го­ри­ях куль­ту­ры (В. Н. Телия) и созда­ет суть поня­тия «линг­во­со­ци­о­куль­тур­ная интен­ция име­ни соб­ствен­но­го».

Наи­бо­лее ярко линг­во­со­ци­о­куль­тур­ная (куль­тур­но-наци­о­наль­ная) интен­ция выра­же­на в име­нах соб­ствен­ных, обра­ще­ние к кото­рым явля­ет­ся тра­ди­ци­он­ным. Одно из них — имя Тара­са Гри­го­рье­ви­ча Шев­чен­ко. Еже­год­но тре­тий выпуск жур­на­ла — шев­чен­ков­ский. Повто­ря­е­мая из года в год номи­на­ция при­об­ре­та­ет при­зна­ки праг­ма­то­ни­ма, то есть зна­ка куль­ту­ры с выра­жен­ной внут­рен­ней фор­мой. По наше­му мне­нию, выде­лен­ные и обсуж­да­е­мые на стра­ни­цах жур­на­ла темы-моти­вы его твор­че­ства праг­ма­тич­но воз­дей­ству­ют через спе­ци­фи­че­ские кон­тек­сты на обще­ствен­ное созна­ние, линг­во­со­ци­о­куль­тур­ную ком­пе­тен­цию чита­те­лей. Это веду­щие моти­вы: а) дома и сада, вопло­щен­но­го в поэ­зии «Садок више­вий коло хати» (№3, 2007). Рефлек­сия пред­став­ля­ет осно­ву для раз­вер­ты­ва­ния сопо­став­ле­ний с совре­мен­ны­ми мораль­ны­ми цен­но­стя­ми; б) отно­ше­ние к мате­ри, сест­рам: имен­но через шев­чен­ков­ские цита­ты фор­ми­ру­ет­ся поло­жи­тель­ный образ жен­щи­ны (най­святі­ше, най­кра­ще сло­во мати, матері свя­тої, матір доб­рую мою), тре­пет­ное и ува­жи­тель­ное к ней отно­ше­ние (№3, 1998); в) оди­но­че­ства (№3, 1995) тра­гиз­ма исто­рии, мораль­ной ответ­ствен­но­сти за ее собы­тия (№3, 1995); д) бра­та­ния наро­дов (№3, 1995); е) сло­ва-ору­жия (№3, 1993) и др. 

Жур­на­ли­сты в созна­нии чита­те­лей акту­а­ли­зи­ру­ют извест­ные для каж­до­го укра­ин­ца, да и не толь­ко, име­на соб­ствен­ные, пред­став­ля­ю­щие писа­тель­скую (Гри­го­рий Ско­во­ро­да — №9, 1995; Леся Укра­ин­ка — «Жін­ка». № 2, 1996; Мак­сим Рыль­ский — №3, 1995; Олесь Гон­чар — №10, 1995); теат­раль­ную (актри­са Татья­на Наза­ро­ва — №10, 1995); искус­ство­вед­че­скую и худо­же­ствен­ную (Миха­ил Она­ць­ко — №2, 1995); песен­ную и эст­рад­ную (пев­цы Наза­рий Ярем­чук — «№11, 1995; Ири­на Билык — «№8, 1996; Надеж­да Шестак — №7, 1996; поэт-песен­ник Юрий Рыб­чин­ский — №9, 1995); науч­ную (Еле­на Апа­но­вич — №11, 1995; Тама­ра Стри­жак — №10, 1995); спор­тив­ную (Кате­ри­на Сереб­рян­ская, Еле­на Вит­ри­чен­ко, Ири­на Дерю­ги­на — №10, 1995); поли­ти­че­скую (Сла­ва Сте­ць­ко — №3, 1996) и др. эли­ту Укра­и­ны раз­ных поко­ле­ний. 

Имен­но интен­ци­о­наль­ность сти­ля тек­стов интер­вью, порт­рет­ных зари­со­вок «дири­жи­ру­ет» систе­мой самых про­стых и понят­ных для боль­шин­ства средств образ­но­сти, направ­лен­ных на уси­ле­ние осве­до­ми­тель­ной, оце­ноч­ной интен­ций в кон­крет­но-образ­ной репре­зен­та­ции носи­те­лей имен соб­ствен­ных. Сре­ди послед­них важ­ную роль игра­ют номи­на­ции с аксио­ло­ги­че­ской состав­ля­ю­щей в семан­ти­че­ской струк­ту­ре сло­ва, напр., об Оксане Пет­ру­сен­копрак­тич­ність, без­по­се­ред­ність, емо­цій­ність, загад­ко­ва (№10, 1996); о Елене Тели­ге — діяль­на, енер­гій­на, цілес­пря­мо­ва­на (№5, 1995); о супру­же­ской паре пев­цов Гали­на и Сте­пан Сав­ки висо­ка май­стер­ність, сприт­ність (№5, 1996); о док­то­ре физи­ко-мате­ма­ти­че­ских наук Тама­ре Стри­жак замрія­на, пра­це­люб­на (№10, 1995). Пре­об­ла­да­ние образ­но-оце­ноч­ных и каче­ствен­ных харак­те­ри­стик, функ­ции кото­рых выпол­ня­ют эпи­те­ты и абстракт­ные номи­на­ции с обоб­ща­ю­щей семан­ти­кой, направ­ле­но на инди­ви­ду­а­ли­за­цию вер­баль­ных обра­зов пер­сон.

Тра­ди­ци­он­но зна­чи­мым сред­ством образ­но­сти в пуб­ли­ци­сти­ке явля­ют­ся пери­фра­зы. Вот неко­то­рые из при­ме­ров «пере­име­но­ва­ния»: а) с содер­жа­тель­но-смыс­ло­вы­ми свой­ства­ми: Мак­сим Рыль­скийчоло­вік вес­ня­ний, а его твор­че­ство — цілий мате­рик в українсь­кій куль­турі (№3, 1995); Олесь Гон­чар — гуманіст, роман­тик, патріот (№10, 1995); б) с образ­но-оце­ноч­ны­ми свой­ства­ми: Тама­ра Стри­жак жва­ва, вольо­ва та енер­гій­на люди­на (№10, 1995); Еле­на Тели­гапре­крас­на жін­ка, яскра­ва пое­те­са, сві­до­ма україн­ка (№5, 1995); Гали­на и Сте­пан Сав­ки унікаль­ні мит­ці (№5, 1996); Надия Шестак, Лилия Сан­ду­ле­са, Иво Бобул, Свет­ла­на и Вита­лий Било­нож­ки, Иван Попо­вич, Тарас Пет­ри­нен­конаціо­наль­на гор­дість (№6, 1996); Миха­ил Она­ць­косамо­бут­ній худож­ник (№ 2, 1995); Федир Кри­чев­ский, Опа­нас Сла­сти­он, Гри­го­рий Ксьон­дз відо­мі май­стри пен­з­ля (№2, 1995); Еле­на Апа­но­вич люди­на зна­на в Україні (№11, 1995). Как видим, в оцен­ках пре­об­ла­да­ют сте­рео­тип­ные поло­жи­тель­ные ква­ли­фи­ка­ции медиа­пер­сон с акцен­том на том, что опре­де­лен­ная эли­тар­ная лич­ность вопло­ща­ет в себе обще­че­ло­ве­че­ские пове­ден­че­ские и мораль­ные цен­но­сти, а так­же важ­ные соци­аль­но-про­фес­си­о­наль­ные каче­ства.

Менее актив­ны в пуб­ли­ка­ци­ях о медиа­пер­соне образ­ные мета­фо­ри­че­ские обо­ро­ты, к при­ме­ру, о Миха­и­ле Она­ць­косвіт його кар­тин овія­ний теп­лим поди­хом віт­ру, насто­я­но­го на пахо­щах квіту­чих вишень та груш, обі­грітий лас­ка­вим сон­цем, що купає свої про­мені в тихо­му плесі синьо­го Псла (№2, 1995). Оче­вид­но, жур­на­ли­сты мень­ше обра­ща­ют­ся к это­му сред­ству имен­но пото­му, что эпи­те­ты и пери­фра­зы — более «усво­я­е­мый» тип образ­ной оцен­ки в пуб­ли­ка­ци­ях, пред­на­зна­чен­ных для мас­со­во­го чита­те­ля, поз­во­ля­ю­щий сохра­нить, с одной сто­ро­ны, чув­ство меры в харак­те­ри­сти­ке опре­де­лен­ной лич­но­сти, а с дру­гой — рав­но­ве­сие меж­ду осве­до­ми­тель­ной и оце­ноч­ной интен­ци­ей.

Часть руб­рик в жур­на­ле «Жін­ка», как пра­ви­ло, пред­став­ля­ют мате­ри­а­лы об исто­ри­че­ских лич­но­стях, напр.: Бог­дане Хмель­ниц­ком (№11, 1995), кня­гине Оль­ге (№3, 1995), жен­щи­нах-вели­ко­му­че­ни­цах (№2, 1995) и др. Эти пуб­ли­ка­ции содер­жат кон­крет­но-исто­ри­че­скую интен­цию. Мар­ке­ра­ми неор­ди­нар­но­сти носи­те­ля име­ни соб­ствен­но­го, его эли­тар­но­сти явля­ют­ся харак­тер­ные образ­ные зна­ки: пери­фра­зы (кня­ги­ня Оль­га могут­ня воло­дар­ка Русі, вели­ка київсь­ка кня­ги­ня), мета­фо­ри­че­ские обо­ро­ты (хри­сти­ан­ские жены-вели­ко­му­че­ни­цы — в обра­зах Софії, Кате­ри­ни, Вар­ва­ри, сер­ця яких пала­х­ко­ті­ли все­пе­ре­ма­га­ю­чим полум’ям любо­ві до Ісу­са Хри­ста).

Для боль­шин­ства порт­рет­ных интер­вью, пред­став­ля­ю­щих ту или иную лич­ность, харак­тер­ны яркие оце­ноч­ные заго­лов­ки, вклю­ча­ю­щие номи­на­ции с аксио­ло­ги­че­ской праг­ма­ти­кой. Они наце­ли­ва­ют чита­те­ля на поло­жи­тель­ное вос­при­я­тие медиа­пер­со­ны: Наші гім­наст­ки най­кра­щі (№10, 1995), З іме­нем вели­ко­го Ско­во­ро­ди (№9, 1995), Коро­ле­ва (№12, 1995). Тем самым заго­ло­воч­ные ком­плек­сы в пуб­ли­ка­ци­ях о выда­ю­щих­ся лич­но­стях акти­ви­зи­ру­ют про­цесс фор­ми­ро­ва­ния линг­во­со­ци­о­куль­тур­ной ком­пе­тен­ции у чита­тель­ской ауди­то­рии, моти­ви­руя пози­тив­ное отно­ше­ние к лич­но­сти, игра­ю­щей важ­ную роль в жиз­ни обще­ства, в раз­ви­тии его куль­ту­ры, пози­тив­ное отно­ше­ние к ‘сво­е­му’. Этот пози­тив­ный сти­ли­сти­че­ский регистр про­ни­зы­ва­ет и тек­сты соб­ствен­но интер­вью, посколь­ку такие рас­про­стра­нен­ные сте­рео­ти­пы с поло­жи­тель­ной семан­ти­кой, как попу­ляр­ний, відо­мий, став­лен­ня довір­ли­ве, помо­га­ют заин­те­ре­со­вать чита­те­ля, обра­тить его вни­ма­ние на субъ­ек­та речи. 

В про­цес­се веде­ния диа­ло­га жур­на­ли­сты ино­гда исполь­зу­ют одно­вре­мен­но тек­сто­об­ра­зу­ю­щие и харак­те­ро­ло­ги­че­ские выра­же­ния, под­чер­ки­ва­ю­щие, напри­мер, поло­жи­тель­ные экс­тра­линг­валь­ные эле­мен­ты ком­му­ни­ка­ции: щиро усмі­хаєть­ся Ната­ля Пет­рів­на (№5, 1992).

Важ­ную роль в созда­нии рече­во­го порт­ре­та игра­ет соб­ствен­ное выска­зы­ва­ние интер­вью­и­ру­е­мо­го. В одних слу­ча­ях поло­жи­тель­ную кон­но­та­цию созда­ют исполь­зу­е­мые в речи сред­ства инти­ми­за­ции: Змал­ку зна­ла, як зветь­ся кож­на тра­вин­ка і від чого лікує (№5, 1992), в дру­гих — обоб­ще­ния, отно­ся­щи­е­ся к ген­дер­ным сте­рео­ти­пам пове­де­ния: Жін­ка — це сімей­на зла­го­да, теп­ла яко­го виста­чає на всіх членів роди­ни. Вона і домаш­ній лікар, бо най­пер­шу медич­ну допо­мо­гу, як кажуть, не дай Бог чого, сім’я одер­жує з рук жін­ки (№5, 1992). Важ­ную линг­во­со­ци­о­куль­тур­ную инфор­ма­цию в текст при­вно­сит оцен­ка мораль­ных прин­ци­пов повсе­днев­но­го пове­де­ния. Один из них — забот­ли­вость: Про­те при­єм­но, коли люди­на піклуєть­ся не лише про себе чи близь­ких; Мабуть, най­біль­ше бать­ківсь­ке щастя — бла­го­по­луч­ні діти (№1, 1993).

Таким обра­зом, жен­ский жур­нал, как и любое дру­гое печат­ное сред­ство инфор­ма­ции, вклю­ча­ю­щее тема­ти­че­ские груп­пы пуб­ли­ка­ций о зна­ме­ни­то­стях, ори­ен­ти­ро­ва­но на фор­ми­ро­ва­ние в обще­ствен­ном созна­нии линг­во­со­ци­о­куль­тур­ной ком­пе­тен­ции и пред­став­ле­ния об инсти­ту­ци­о­наль­ном соци­у­ме. Антро­по­ни­мы содер­жат куль­тур­но-наци­о­наль­ную, куль­тур­но-исто­ри­че­скую и соци­аль­но-про­фес­си­о­наль­ную интен­ции, пред­став­ля­ю­щие пози­тив­ные цен­ност­но-оце­ноч­ные, мораль­но-нор­ма­тив­ные состав­ля­ю­щие в совре­мен­ной куль­ту­ре повсе­днев­но­сти. 

Типич­ны­ми сред­ства­ми раз­вер­ты­ва­ния содер­жа­тель­но-смыс­ло­вых и образ­но-оце­ноч­ных выска­зы­ва­ний об опре­де­лен­ной медиа­пер­соне явля­ют­ся сте­рео­тип­ные эпи­те­ты, пери­фра­зы с пози­тив­ной аксио­ло­ги­че­ской праг­ма­ти­кой. Они созда­ют поло­жи­тель­ную осве­до­ми­тель­ную, оце­ноч­ную и побу­ди­тель­ную (сти­мул к насле­до­ва­нию соци­о­куль­тур­ных цен­но­стей) интен­цию в пуб­ли­ка­ци­ях об эли­тар­ной лич­но­сти в наци­о­наль­ной куль­ту­ре.

Хотя иссле­до­ва­ние про­ве­де­но на укра­ин­ском язы­ко­вом мате­ри­а­ле, мож­но пред­по­ло­жить, что уста­нов­лен­ные в дан­ной рабо­те линг­во­со­ци­о­куль­тур­ные интен­ции име­ни соб­ствен­но­го явля­ют­ся уни­вер­саль­ны­ми, при­су­щи­ми газет­но-жур­наль­но­му дис­кур­су в целом и тема­ти­че­ским пуб­ли­ка­ци­ям о зна­ме­ни­тых лич­но­стях в част­но­сти. Одна­ко реест­ры имен соб­ствен­ных в пуб­ли­ци­сти­че­ских дис­кур­сах раз­ных стран и в изда­ни­ях, диф­фе­рен­ци­ро­ван­ных по функ­ци­о­наль­но­му и соци­о­куль­тур­но­му назна­че­нию, будут раз­ли­чать­ся.

© Мамич М. В., 2014

1. Бургин М. С., Кузнецов В. И. Аксиологические аспекты научных теорий. Киев, 1991.

2. Дускаева Л. Р. Интенциональность медиаречи: онтология и структура // Медиатекст как полиинтенциональная система. СПб., 2012. С. 10–16. URL: http://jf.spbu.ru/upload/files/file_135084...50844183_58.pdf

3. Дускаева Л. Р. Интент-анализ как вектор функционально-стилистического исследования речевых разновидностей // Медиалингвистика. СПб., 2013. Вып. 1. С. 81–91. URL: http://medialing.spbu.ru/upload/files/file_1398323612_5877.pdf

4. Ивченков В. И. Стилистика в отражении времени и личности // Медиалингвистика. СПб., 2013. Вып. 1. С. 121–130. URL: http://medialing.spbu.ru/upload/files/file_ 1398323612_5877.pdf

5. Карасик В. И. Культурные доминанты в языке // Языковая личность: культурные концепты. Волгоград, Архангельск, 1996. С. 3–16.

6. Кононенко В. І. Смислова структура концепту // Семантика мови і тексту. Івано-Франківськ, 2006. С. 248–250.

7. Маленко О. О. Мовно-естетична репрезентація цінностей буття в динаміці української поетичної творчості : Дис. … докт. філол. наук. Київ, 2011. 

8. Маслова В. А. Лингвокультурология. М., 2001.

1. Burgin M. S., Kuznetsov V. I. Axiological aspects of scientific theories [Aksiologicheskije aspekty nauchnyh teorij]. Kiev, 1991.

2. Duskaeva L. R. Intentionality of media speech: ontology and structure [Intentsional’nost’ mediarechi: ontologija i struktura]. Mediatekst kak poliintentsional’naja sistema — Mediatexts as poliintentsional system. St. Petersburg, 2012. Рp. 10–16. URL: http://jf.spbu.ru/upload/files/file_135084...50844183_58.pdf

3. Duskaeva L. R. Intent analysis as a vector of functional and stylistic study of speech varieties [Intent-analiz kak vector functsional’no-stilisticheskogo issledovanija rechevyh raznovidnostej]. Medialingvistika. St. Petersburg, 2013. Vol. 1. Pp. 81–91. URL: http://medialing.spbu.ru/upload/files/file_1398323612_5877.pdf

4. Ivchenkov V. I. Stylistics in reflection of time and personality [Stilistika v otrazenii vremeni i lichnosti]. Medialingvistika. St. Petersburg, 2013. Vol. 1. Pp. 121–130. URL: http://medialing.spbu.ru/upload/files/file_1398323612_5877.pdf

5. Karasik V. I. Cultural dominants of language [Kulturnyje dominanty v jazyke]. Jazykovaja lichnost’: kulturnyje kontsepty — Language identity: cultural concepts. Volgograd, Arkhangel’sk, 1996. Pp. 3–16.

6. Kononenko V. I. Semantic structure of a concept [Smyslovaja struktura kontsepta]. Semantyka movy i tekstu — The semantics of language and text. Ivano-Frankivs’k, 2006. Pp. 248–250.

7. Malenko O. O. Linguistic and aesthetic representation of the values being in the dynamics of Ukrainian poetry [Movno-estetychna representatsija tsinnostej butt’a v dynamitsi ukrajins’koji poetychnoji tvorchosti: Dis. ... doc. filol. nauk]. Kyiv, 2011.

8. Maslova V. A. Linguistic culturology [Lingvokulturologija]. Moscow, 2001.