Среда, 27 маяИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

Коммуникативные стратегии в дискурсивной практике Терезы Мэй (на примере кампании по выходу Великобритании из ЕС)

Исследуется коммуникационная деятельность британского премьер-министра в процессе кампании по выходу страны из Евросоюза и использованные в ней коммуникативные стратегии и тактики. Для исследования отобраны устные выступления Терезы Мэй в парламенте, на партийных съездах, обращения к нации, заявления для прессы, а также информационные сообщения и комментарии переговорного процесса с представителями ЕС в СМИ. В ходе анализа коммуникативных актов с участием Т. Мэй выявляется корреляция между их успехом или неудачей и выбранными стратегиями общения. Анализируется изменение характера коммуникативных стратегий и тактик, использованных премьер-министром, по мере того как менялось отношение к курсу правительства по выходу из ЕС со стороны политического истеблишмента Великобритании и ослабевала его поддержка внутри страны. Анализ использованных Терезой Мэй коммуникативных стратегий как на внутриполитическом, так и на внешнеполитическом уровне дает возможность понять, насколько они способствовали выполнению поставленных коммуникативных задач и выявить факторы, которые помогали или препятствовали их достижению. Для комплексного анализа коммуникативных актов проводится семиотический анализ выступлений участников коммуникации, реакция адресатов этих выступлений для определения факторов, способствующих успешности или неудаче коммуникативного акта. В ходе исследования определяются типы коммуникативных стратегий, использованных в дискурсивной практике британского премьер-министра, и выявляются факторы, приведшие к поражению ее коммуникационной деятельности в ходе Брексита. Результаты исследования позволяют сделать вывод, что применявшиеся Терезой Мэй коммуникативные стратегии во внутриполитической деятельности в большинстве случаев не соответствовали прагматической ситуации, что становилось причиной коммуникативной неудачи. Во внешнеполитической деятельности британский премьер-министр учитывала прагматический фактор при выборе стратегий, и коммуникация оказывалась успешной. Неверный выбор Терезой Мэй коммуникативных стратегий и их дисбаланс во внешнеполитическом и внутриполитическом дискурсах препятствовали достижению стратегических целей правительства — упорядоченному выходу из ЕС и сохранению единства партии.

Communicative strategies in Theresa May’s discourse practice

The article studies Theresa May’s communication activities during the Brexit process and the communicative strategies she uses. The author analyses her speeches at conservative party congresses, addresses to the nation, participation in parliamentary debates, official letters, as well as mass media publications on the dynamics of the negotiation process between the British government and the EU negotiators. The communicative strategies T. May employs in her activities are analyzed to reveal a correlation between the success and failure of each communicative act. The changes in the character of communicative strategies are studied as far as the attitude of British establishment and general public to changes in the government’s Brexit policy. The analysis of the communicative strategies used in implementing her Brexit policy both internally and externally makes it possible to reveal the factors facilitating or preventing the success of a communicative act. For the purpose of a complex pragmatic analysis of the communicative acts, both oral and written messages of the participants as well as the addressees’ responses to them are analyzed semiotically. The communicative strategies T. May used within the country, in most cases, did not match the pragmatic context and resulted in failure while the strategies used in negotiating with the EU were adequate to the pragmatic intentions of both parties and resulted in signing a Brexit deal. Besides, failure in her communication within Great Britain is due to the dissonance between the internal and external communicative practices utilized by T. May that prevented the parliament from approving the deal with the EU and successfully achieving strategic goals of the government, i.e. orderly Brexit and preserving the unity of the conservative party.

Колесникова Наталия Львовна — канд. филол. наук, доц.;
marfundel@gmail.com

Московский государственный университет
имени М. В. Ломоносова,
Российская Федерация, 119991, Москва, Ленинские горы, 1

Nataliya L. Kolesnikova — PhD, Associate Professor;
marfundel@gmail.com

Lomonosov Moscow State University,
1, Leninskie Gory, Moscow, 119991, Russian Federation

Колесникова, Н. Л. (2020). Коммуникативные стратегии в дискурсивной практике Терезы Мэй (на примере кампании по выходу Великобритании из ЕС). Медиалингвистика, 7 (1), 69–82.

DOI: 10.21638/spbu22.2020.106

URL: https://medialing.ru/kommunikativnye-strategii-v-diskursivnoj-praktike-terezy-mehj-na-primere-kampanii-po-vyhodu-velikobritanii-iz-es/ (дата обращения: 27.05.2020)

Kolesnikova, N. L. (2020). Communicative strategies in Theresa May’s discourse practice. Media Linguistics, 7 (1), 69–82. (In Russian)

DOI: 10.21638/spbu22.2020.106

URL: https://medialing.ru/kommunikativnye-strategii-v-diskursivnoj-praktike-terezy-mehj-na-primere-kampanii-po-vyhodu-velikobritanii-iz-es/ (accessed: 27.05.2020)

УДК 81'44

Постановка проблемы

Ком­му­ни­ка­ци­он­ная дея­тель­ность любо­го поли­ти­ка опре­де­ля­ет­ся постав­лен­ны­ми стра­те­ги­че­ски­ми целя­ми и может быть ори­ен­ти­ро­ва­на как на внут­рен­нюю, так и на внеш­нюю ауди­то­рию. В этом плане инте­рес пред­став­ля­ет внут­ри- и внеш­не­по­ли­ти­че­ская ком­му­ни­ка­ци­он­ная дея­тель­ность бри­тан­ско­го пре­мьер-мини­стра Тере­зы Мэй во вре­мя кам­па­нии по выхо­ду Вели­ко­бри­та­нии из Евро­со­ю­за. Ана­лиз ком­му­ни­ка­тив­ных актов с ее уча­сти­ем поз­во­ля­ет выявить фак­то­ры, кото­рые спо­соб­ству­ют или пре­пят­ству­ют дости­же­нию дол­го­сроч­ной цели пра­ви­тель­ства — под­пи­са­нию дого­во­ра с ЕС на наи­бо­лее выгод­ных для Вели­ко­бри­та­нии усло­ви­ях. Зада­ча иссле­до­ва­ния — про­ана­ли­зи­ро­вать ком­му­ни­ка­тив­ные акты с уча­сти­ем Тере­зы Мэй и выявить кор­ре­ля­цию меж­ду успехом/неудачей ком­му­ни­ка­ции и исполь­зо­ван­ны­ми ком­му­ни­ка­тив­ны­ми стра­те­ги­я­ми и так­ти­ка­ми.

История вопроса

Стра­те­ги­че­ские ком­му­ни­ка­ции (СК) в послед­ние деся­ти­ле­тия актив­но иссле­ду­ют­ся как оте­че­ствен­ны­ми, так и зару­беж­ны­ми уче­ны­ми и пред­став­ля­ют инте­рес для раз­ных обла­стей дея­тель­но­сти чело­ве­ка, посколь­ку прин­ци­пы их функ­ци­о­ни­ро­ва­ния име­ют уни­вер­саль­ный харак­тер.

Одно из наи­бо­лее удач­ных опре­де­ле­ний СК, при­ме­ни­мых к целям наше­го иссле­до­ва­ния, дали П. Кор­ниш, Д. Линдли-Френч и К. Йор­ки [Cornish, Lindley-French, Yorke 2011: 4]: «Стра­те­ги­че­ская ком­му­ни­ка­ция в самом широ­ком смыс­ле пред­став­ля­ет собой про­цесс инте­гра­ции ауди­то­рии в выра­бот­ку поли­ти­ки, пла­ни­ро­ва­ние и дей­ствия орга­ни­за­ции на всех уров­нях» (под «орга­ни­за­ци­ей» в нашем кон­тек­сте мы пони­ма­ем «пра­ви­тель­ство» как власт­ный инсти­тут).

Стра­те­ги­че­ские ком­му­ни­ка­ции име­ют пер­во­сте­пен­ное зна­че­ние в прак­ти­че­ской дея­тель­но­сти поли­ти­ков на любом уровне — от локаль­но­го до гло­баль­но­го, посколь­ку их прин­ци­пы долж­ны учи­ты­вать­ся при состав­ле­нии и осу­ществ­ле­нии дол­го­сроч­ных пла­нов. О том, что цели СК име­ют при­клад­ной харак­тер, пишет Р. Хэл­ла­ган [Hallahan et al. 2007: 24]: СК — это «спо­соб убе­дить дру­гих людей при­нять ваши идеи, поли­ти­ку или дей­ствия, что озна­ча­ет:

  • убе­дить союз­ни­ков и дру­зей остать­ся с вами;
  • убе­дить ней­траль­но настро­ен­ную ауди­то­рию занять вашу сто­ро­ну (или по край­ней мере остать­ся ней­траль­ны­ми);
  • убе­дить про­тив­ни­ков, что у вас есть силы и воля к доми­ни­ро­ва­нию».

О том, что СК могут иметь раз­но­на­прав­лен­ный харак­тер, пишет В. А. Бур­ла­ков [Бур­ла­ков 2016: 10]:

  • на внут­ри­по­ли­ти­че­ском уровне это озна­ча­ет «под­дер­жа­ние ста­биль­но­сти отно­ше­ний путем вовле­че­ния реци­пи­ен­тов в про­цесс ком­му­ни­ка­тив­но­го обме­на»;
  • на внеш­не­по­ли­ти­че­ском уровне ком­му­ни­ка­ция пред­по­ла­га­ет одно­на­прав­лен­ное дей­ствие на реци­пи­ен­та, и его реак­ция рас­смат­ри­ва­ет­ся лишь с точ­ки зре­ния резуль­та­та ком­му­ни­ка­тив­но­го воз­дей­ствия.

Раз­но­уров­не­вый харак­тер СК и реа­ли­зу­е­мых ими целей опре­де­лят выбор мето­дов и так­тик для каж­дой из них.

Методика исследования

Пред­ме­том иссле­до­ва­ния ста­ла ком­му­ни­ка­ци­он­ная дея­тель­ность Т. Мэй в ходе кам­па­нии Вели­ко­бри­та­нии по выхо­ду из Евро­со­ю­за и исполь­зо­ван­ные в ней ком­му­ни­ка­тив­ные стра­те­гии и так­ти­ки. Выбран­ная тема рас­смат­ри­ва­ет­ся как на внутри‑, так и на внеш­не­по­ли­ти­че­ском уровне.

На внут­ри­по­ли­ти­че­ском уровне инте­рес пред­став­ля­ют сле­ду­ю­щие ком­му­ни­ка­тив­ные акты:

  1. меж­ду гла­вой пра­ви­тель­ства — Т. Мэй, ответ­ствен­ной за про­ве­де­ние Брек­си­та, и пар­ла­мент­ской оппо­зи­ци­ей, в кото­рой нет еди­но­го мне­ния по это­му вопро­су;
  2. меж­ду Т. Мэй и рядо­вы­ми граж­да­на­ми стра­ны, сре­ди кото­рых есть как сто­рон­ни­ки, так и про­тив­ни­ки Брек­си­та.
  3. меж­ду Т. Мэй и чле­на­ми пра­ви­тель­ства;
  4. меж­ду Т. Мэй и рядо­вы­ми чле­на­ми пар­тии кон­сер­ва­то­ров.

На внеш­не­по­ли­ти­че­ском уровне ана­ли­зи­ро­ва­лись ком­му­ни­ка­тив­ные акты меж­ду Тере­зой Мэй и пред­ста­ви­те­ля­ми руко­вод­ства Евро­пей­ско­го сою­за на клю­че­вых эта­пах пере­го­во­ров по Брек­си­ту.

Для иссле­до­ва­ния были ото­бра­ны уст­ные и пись­мен­ные выска­зы­ва­ния пре­мьер-мини­стра: отве­ты на вопро­сы и уча­стие в пар­ла­мент­ских деба­тах; выступ­ле­ния на съез­дах кон­сер­ва­то­ров и реак­ция одно­пар­тий­цев на них; пуб­лич­ные выступ­ле­ния или заяв­ле­ния Т. Мэй и ком­мен­та­рии к ним рядо­вых граж­дан; инфор­ма­ция и ком­мен­та­рии в СМИ ито­гов клю­че­вых пере­го­во­ров Т. Мэй с пред­ста­ви­те­ля­ми ЕС. Реак­ция адре­са­тов на выступ­ле­ния поли­ти­ков ана­ли­зи­ро­ва­лась для опре­де­ле­ния фак­то­ров успеш­но­сти или неуда­чи ком­му­ни­ка­тив­но­го акта.

Успех или неуда­ча ком­му­ни­ка­ции во мно­гом зави­сит от ком­му­ни­ка­тив­ных стра­те­гий и так­тик, исполь­зо­ван­ных в про­цес­се ком­му­ни­ка­ции, а так­же от уче­та праг­ма­ти­че­ско­го фак­то­ра — эти два аспек­та и ста­ли пред­ме­том ана­ли­за ком­му­ни­ка­тив­ных актов с уча­сти­ем Т. Мэй.

Праг­ма­ти­че­ский фак­тор име­ет важ­ное зна­че­ние в нашем иссле­до­ва­нии, посколь­ку рас­кры­ва­ет экс­тра­линг­ви­сти­че­ские усло­вия, такие как нали­чие адре­сан­та и адре­са­та, сте­пень их готов­но­сти или жела­ния ком­му­ни­ци­ро­вать друг с дру­гом, интен­ции каж­до­го из них [Сафи­на 2017: 2]. Эти усло­вия поз­во­ля­ют уви­деть, настоль­ко ком­му­ни­ка­тив­ные стра­те­гии и так­ти­ки в каж­дом кон­крет­ном слу­чае учи­ты­ва­ют праг­ма­ти­че­скую ситу­а­цию.

Для это­го исполь­зу­ют­ся сле­ду­ю­щие мето­ды и про­це­ду­ры иссле­до­ва­ния: семи­о­ти­че­ский ана­лиз уст­ных выступ­ле­ний сто­рон­ни­ков и про­тив­ни­ков Брек­си­та; опи­са­тель­ный и ком­па­ра­тив­ный ана­лиз праг­ма­ти­че­ских средств, задей­ство­ван­ных в ком­му­ни­ка­тив­ных актах. Иссле­ду­ет­ся смыс­ло­вое поле речи поли­ти­ка для дости­же­ния постав­лен­ной стра­те­ги­че­ской цели как на внутри‑, так и на внеш­не­по­ли­ти­че­ской арене.

Анализ материала

Дис­кур­сив­ную прак­ти­ку любо­го поли­ти­ка опре­де­ля­ют не толь­ко стра­те­ги­че­ские зада­чи, для реше­ния кото­рых он выби­ра­ет те или иные ком­му­ни­ка­тив­ные стра­те­гии и так­ти­ки, его ком­му­ни­ка­тив­ная интен­ция и праг­ма­ти­че­ские фак­то­ры, но и сама лич­ность поли­ти­ка.

Ана­ли­зи­руя ком­му­ни­ка­тив­ную дея­тель­ность Тере­зы Мэй, необ­хо­ди­мо учи­ты­вать ее поли­ти­че­ское кре­до, кото­рое она сама выра­зи­ла одной фра­зой: «Поли­ти­ка — это не игра». Может быть, поэто­му она име­ет репу­та­цию «Снеж­ной коро­ле­вы», жест­ко­го, бес­ком­про­мисс­но­го поли­ти­ка, праг­ма­ти­ка, кото­рый руко­вод­ству­ет­ся сове­та­ми экс­пер­тов, но не все­гда дове­ря­ет сво­им мини­страм. Она счи­та­ет себя поли­ти­ком, кото­рый испол­ня­ет волю наро­да, и поэто­му она за все в отве­те [Капи­то­но­ва 2016].

Преж­де все­го необ­хо­ди­мо обо­зна­чить стра­те­ги­че­скую цель, кото­рую пре­сле­ду­ет пре­мьер-министр в отно­ше­ни­ях с поли­ти­че­ским истеб­лиш­мен­том и граж­да­на­ми стра­ны: под­дер­жи­вать в них дове­рие к пра­ви­тель­ству и уве­рен­ность в пра­виль­но­сти выбран­но­го им кур­са в пере­го­во­рах с Евро­пей­ским сою­зом. По сути, в ходе Брек­си­та перед Тере­зой Мэй сто­я­ли две стра­те­ги­че­ские зада­чи: (1) осу­ще­ствить волю наро­да и с наи­мень­ши­ми поте­ря­ми выве­сти Вели­ко­бри­та­нию из ЕС и (2) сохра­нить един­ство ее люби­мой пар­тии.

Для целей иссле­до­ва­ния внут­ри­по­ли­ти­че­ско­го дис­кур­са инте­рес пред­став­ля­ют сле­ду­ю­щие ком­му­ни­ка­тив­ные акты с уча­сти­ем Тере­зы Мэй, отра­жа­ю­щие клю­че­вые собы­тия Брек­си­та:

  1. Речь Тере­зы Мэй на съез­де кон­сер­ва­то­ров 2 октяб­ря 2016 г. через три меся­ца после рефе­рен­ду­ма о выхо­де Вели­ко­бри­та­нии из Евро­со­ю­за.
  2. Пер­вая про­грамм­ная речь с основ­ны­ми поло­же­ни­я­ми пра­ви­тель­ства по Брек­си­ту в янва­ре 2017 г.
  3. Речь на съез­де кон­сер­ва­тив­ной пар­тии в октяб­ре 2017 г. после досроч­ных пар­ла­мент­ских выбо­ров в июне того же года, ини­ци­и­ро­ван­ные самой Тере­зой Мэй и осла­бив­шие ее пози­ции в стране.
  4. Деба­ты в Пала­те общин 28 фев­ра­ля 2018 г. по про­ек­ту согла­ше­ния по Брек­си­ту, под­го­тов­лен­но­го Евро­ко­мис­си­ей.
  5. Выступ­ле­ние на съез­де пар­тии кон­сер­ва­то­ров в свя­зи с кам­па­ни­ей по про­ве­де­нию повтор­но­го рефе­рен­ду­ма, запу­щен­ной в апре­ле 2018 г. дви­же­ни­ем «Народ­ное голо­со­ва­ние» («People’s Vote»).
  6. Интер­вью, дан­ное Т. Мэй кор­ре­спон­ден­ту ВВС после при­ня­тия пла­на Чекер­са.
  7. Выступ­ле­ние на съез­де пар­тии кон­сер­ва­то­ров в октяб­ре 2018 г.
  8. Отчет в Пала­те общин 22 октяб­ря 2018 г. о про­дви­же­нии пере­го­во­ров с ЕС.
  9. Отчет в Пала­те общин 26 нояб­ря 2018 г. о под­пи­са­нии окон­ча­тель­но­го согла­ше­ния с ЕС.
  10. Пресс-кон­фе­рен­ция пре­мьер-мини­стра 15 нояб­ря 2019 г. после пред­став­лен­но­го пар­ла­мен­ту окон­ча­тель­но­го вари­ан­та согла­ше­ния о выхо­де Вели­ко­бри­та­нии из ЕС, под­го­тов­лен­но­го пра­ви­тель­ством.
  11. Заяв­ле­ние Т. Мэй на пресс-кон­фе­рен­ции по окон­ча­нии пере­го­во­ров с ЕС 11 мар­та 2019 г.

Оста­но­вим­ся на при­ме­рах, кото­рые отра­жа­ют изме­не­ния в выбо­ре ком­му­ни­ка­тив­ных стра­те­гий Тере­зой Мэй по мере того, как меня­лось отно­ше­ние к про­во­ди­мой ею поли­ти­ке по выхо­ду из Евро­со­ю­за.

Речь Тере­зы Мэй на съез­де кон­сер­ва­то­ров 2 октяб­ря 2016 г. через три меся­ца после рефе­рен­ду­ма о выхо­де Вели­ко­бри­та­нии из Евро­со­ю­за [Josh May 2016]. Пра­ви­тель­ство в самом нача­ле Брек­си­та. Логич­но, что основ­ны­ми ком­му­ни­ка­тив­ны­ми стра­те­ги­я­ми Тере­зы Мэй ста­ли стра­те­гия пози­тив­но­го пози­ци­о­ни­ро­ва­ния пар­тии Тори и само­ре­пре­зен­та­ции, а так­же стра­те­гия искрен­но­сти, кото­рые реа­ли­зу­ют­ся в речи пре­мье­ра через так­ти­ки апо­ло­ги­за­ции, пер­со­ни­фи­ка­ции, убеж­де­ния, при­ве­де­ния аргу­мен­та­ции, что­бы создать и внед­рить в созна­ние ауди­то­рии общую модель мира, вызвать жела­тель­ные ассо­ци­а­ции с поли­ти­кой пар­тии, а так­же утвер­дить ее авто­ри­тет посред­ством демон­стра­ции ответ­ствен­но­сти:

81 days ago, I stood in front of Ten Downing Street for the first time as Prime Minister, and I made a promise to the country.

I said that the Government I lead will be driven not by the interests of a privileged few, but by the interests of ordinary, working-class families. <…>

And this week, we’re going to show the country that we mean business. <…>

…the Conservative Party is united in our determination to deliver that plan.

О пла­нах Вели­ко­бри­та­нии, вклю­ча­ю­щих 12 при­о­ри­тет­ных направ­ле­ний, кото­рые пра­ви­тель­ство соби­ра­лось обсуж­дать с Евро­пой, пре­мьер-министр Соеди­нен­но­го Коро­лев­ства Тере­за Мэй сооб­щи­ла в про­грамм­ной речи на съез­де кон­сер­ва­тив­ной пар­тии 17 янва­ря 2017 г. [GOV​.UK 2017].

В пер­вой части речи, оза­глав­лен­ной «Plan for Britain», исполь­зу­ет­ся стра­те­гия коопе­ра­ции для очер­чи­ва­ния кру­га «сво­их» [Малы­ше­ва 2009: 207], вклю­ча­ю­ще­го и пра­ви­тель­ство, и граж­дан, а так­же стра­те­гия искрен­но­сти:

…I want this United Kingdom to emerge from this period of change stronger, fairer, more united and more outward-looking than ever before. I want us to be a secure, prosperous, tolerant country…

…That is why this government has a Plan for Britain. One that gets us the right deal abroad but also ensures we get a better deal for ordinary working people at home.

Даль­ней­шее раз­ви­тие собы­тий в ходе Брек­си­та пока­за­ло, что кре­дит дове­рия к пра­ви­тель­ству сре­ди насе­ле­ния был подо­рван про­во­див­шей­ся им на началь­ном эта­пе необос­но­ван­но жест­кой моде­ли Брек­си­та и отка­зом Мэй при­слу­шать­ся к уме­рен­ным голо­сам как сре­ди ее мини­стров, так и сре­ди сто­рон­ни­ков в пар­ла­мен­те. В резуль­та­те на досроч­ных пар­ла­мент­ских выбо­рах летом 2017 г. кон­сер­ва­то­ры поте­ря­ли пра­вя­щее боль­шин­ство в Пала­те общин, полу­чив 318 ман­да­тов вме­сто необ­хо­ди­мых 326. В то же вре­мя лей­бо­ри­сты укре­пи­ли свое поло­же­ние в пар­ла­мен­те, уве­ли­чив свое при­сут­ствие в пар­ла­мен­те на 30 мест (262 ман­да­та). Ито­ги выбо­ров пока­за­ли, что пози­ции гла­вы каби­не­та силь­но пошат­ну­лись.

Сре­ди кон­сер­ва­то­ров, в том чис­ле и в пра­ви­тель­стве, отно­ше­ние к поли­ти­ке, про­во­ди­мой их лиде­ром, тоже было неод­но­знач­ным. В такой ситу­а­ции Тере­зе Мэй сле­до­ва­ло бы вне­сти кор­рек­ти­вы в ком­му­ни­ка­тив­ные стра­те­гии и настро­ить на сотруд­ни­че­ство про­ти­во­сто­я­щих друг дру­гу чле­нов Каби­не­та мини­стров, чет­ко и ясно изло­жить свою пози­цию по даль­ней­ше­му сце­на­рию Брек­си­та. Одна­ко на оче­ред­ном пар­тий­ном съез­де 2 октяб­ря 2017 г. она заяви­ла, что пра­ви­тель­ство — это «еди­ная коман­да, спо­соб­ная при под­держ­ке пар­тии вести Бри­та­нию впе­ред в это кри­ти­че­ское для стра­ны вре­мя» [Conservatives 2017]:

…when I look around the cabinet table, I have confidence that we have a team full of talent, drive and compassion. A team that is determined that this party — this great Conservative Party — will tackle the challenges of the future together.

A team that is determined we will always do our duty by our country.

Мэй избра­ла стра­те­гию мани­пу­ли­ро­ва­ния, апел­ли­руя к эмо­ци­ям, отвле­кая вни­ма­ние от внут­ри­пар­тий­ных раз­но­гла­сий и пере­клю­чая его на внут­рен­нюю поли­ти­ку:

…we must renew the British Dream at home through a determined programme of economic and social reform. <…>

Because for too many, the British Dream feels increasingly out of reach.

В выступ­ле­нии так­же про­сле­жи­ва­ет­ся стра­те­гия пози­тив­но­го пози­ци­о­ни­ро­ва­ния пар­тии для укреп­ле­ния ее авто­ри­те­та и вовле­че­ния пар­тий­ных акти­ви­стов в обнов­ле­ние цен­но­стей кон­сер­ва­то­ров:

…And because in this — as in other disasters before it — bereaved and grieving families do not get the support they need, we will introduce an independent public advocate for major disasters. <…>

This is the Conservatism I believe in. A Conservatism of fairness and justice and opportunity for all.

Пафос при­ве­ден­но­го выска­зы­ва­ния — выра­зить смысл идео­ло­гии кон­сер­ва­то­ров: «един­ство, спра­вед­ли­вость и рав­ные воз­мож­но­сти для всех».

Поло­жи­тель­ное пози­ци­о­ни­ро­ва­ние пар­тии Тори уси­ли­ва­ет­ся в выступ­ле­нии пре­мье­ра рече­вой стра­те­ги­ей дис­кре­ди­та­ции пар­тии лей­бо­ри­стов, наце­лен­ной на сни­же­ние авто­ри­те­та оппо­зи­ции у насе­ле­ния, созда­ние отри­ца­тель­но­го обра­за и фор­ми­ро­ва­ние нега­тив­но­го обще­ствен­но­го мне­ния. Сти­ли­сти­че­ский при­ем анти­те­зы (мы — они) уси­ли­ва­ет зна­чи­тель­ный праг­ма­ти­че­ский потен­ци­ал так­ти­ки про­ти­во­по­став­ле­ния и реа­ли­зу­ет функ­цию убеж­де­ния и воз­дей­ствия на ауди­то­рию:

For whenever we are tested as a nation, this party steps up to the plate. Seven years ago, our challenge was to repair the damage of Labour’s great recession — and we did it. The deficit is down. Spending is under control. And our economy is growing again.

Даль­ней­ший ход пере­го­во­ров с Евро­со­ю­зом выявил наи­бо­лее уяз­ви­мые места в пла­нах пра­ви­тель­ства, что потре­бо­ва­ло от него ком­про­мисс­ных реше­ний по таким вопро­сам, как мигра­ци­он­ная поли­ти­ка, гра­ни­ца меж­ду Север­ной Ирлан­ди­ей и Ирланд­ской Рес­пуб­ли­кой, отно­ше­ния с Евро­пей­ским тамо­жен­ным сою­зом, общим рын­ком и Евро­пей­ским судом.

Уступ­ки пра­ви­тель­ства Евро­со­ю­зу и отход от пер­во­на­чаль­но­го пла­на вызва­ли кри­ти­ку пра­ви­тель­ства в обще­стве, оже­сто­чен­ные деба­ты в пар­ла­мен­те и рас­кол в пар­тии кон­сер­ва­то­ров. Но Тере­за Мэй про­яв­ля­ла гиб­кость толь­ко в пере­го­во­рах с ЕС и не шла на ком­про­мисс с пар­ла­мен­том и чле­на­ми соб­ствен­но­го каби­не­та. В част­но­сти, она пыта­лась дока­зать свою право­ту в ходе деба­тов с гла­вой оппо­зи­ции Дже­ре­ми Кор­би­ном в Пала­те общин 28 фев­ра­ля 2018 г. во вре­мя сес­сии «Вопро­сы пре­мьер-мини­стру» [Parliamentlive​.tv. 2018].

Сна­ча­ла Кор­бин попы­тал­ся высме­ять заяв­ле­ние Мэй о том, что пра­ви­тель­ство обе­ща­ет про­во­дить поли­ти­ку «реши­тель­но­го регу­ли­ру­е­мо­го выхо­да» из Евро­со­ю­за:

Mr Speaker, the Prime Minister emerged from her Chequer’s away day to promise a Brexit of ambitious managed divergence. Could she tell the country what on earth ambitious managed divergence will mean in practice?

На что Тере­за Мэй отве­ти­ла без тени иро­нии:

…he asks me about government’s position on the European Union. Well, it’s very simple. We want to bring back control of our laws, our borders and our money.

И тут же язви­тель­но обви­ни­ла лей­бо­ри­стов в пре­да­тель­стве бри­тан­ско­го наро­да:

They want to be in a customs union, have free movement and pay whatever it take to the EU. That would mean to give away our control of our laws, our borders and our money. And that would be a betrayal of the British people.

Куль­ми­на­ци­ей в этой сло­вес­ной бата­лии ста­ла отпо­ведь Кор­би­ну со сто­ро­ны пре­мье­ра, кото­рая с тру­дом сдер­жи­ва­ла эмо­ции:

…my priorities are the priorities of the British people. Yes, we are going to get Brexit right and deliver a good Brexit for them… That’s a conservative government delivering on people’s priorities and giving them optimism and hope for the future as opposed to the Labour Party that would bankrupt Britain betraying voters and drag this country down.

В этих деба­тах оба оппо­нен­та исполь­зо­ва­ли ком­му­ни­ка­тив­ную стра­те­гию кон­флик­та в соче­та­нии со стра­те­ги­ей дис­кре­ди­та­ции, ста­ра­ясь посред­ством так­тик сомне­ния, кри­ти­ки, упре­ка, издев­ки, обви­не­ния опо­ро­чить друг дру­га. В этом про­ти­во­сто­я­нии Тере­зе Мэй не уда­лось достичь постав­лен­ной цели — убе­дить оппо­нен­та в пра­виль­но­сти сво­ей поли­ти­ки, и она потер­пе­ла ком­му­ни­ка­тив­ную неуда­чу. И при­чи­на здесь не столь­ко в непра­виль­ном выбо­ре ком­му­ни­ка­тив­ной стра­те­гии или так­ти­ки, сколь­ко в праг­ма­ти­че­ском наме­ре­нии каж­дой из сто­рон — у оппо­нен­тов непри­ми­ри­мые поли­ти­че­ские пози­ции, кото­рые ни один не соби­рал­ся усту­пать.

При­ве­ден­ный фраг­мент деба­тов демон­стри­ру­ет, что ком­му­ни­ка­тив­ный акт — это актив­ное вза­и­мо­дей­ствие оппо­нен­тов, при кото­ром каж­дый интер­пре­ти­ру­ет сло­ва дру­го­го, реа­ли­зуя свою соб­ствен­ную ком­му­ни­ка­тив­ную стра­те­гию [Ширя­е­ва, Чер­но­усо­ва, Три­ус 2016: 180].

Как пока­за­ли даль­ней­шие собы­тия, недо­воль­ство и недо­ве­рие к пере­го­вор­ной поли­ти­ке пра­ви­тель­ства, уступ­кам с его сто­ро­ны Евро­со­ю­зу рос­ло как сре­ди поли­ти­че­ско­го истеб­лиш­мен­та, так и сре­ди насе­ле­ния. В апре­ле 2018 г. четы­ре чле­на пар­ла­мен­та ини­ци­и­ро­ва­ли созда­ние дви­же­ния «Народ­ное голо­со­ва­ние». Сво­ей ком­му­ни­ка­тив­ной стра­те­ги­ей дви­же­ние выбра­ло кон­фрон­та­цию с пра­ви­тель­ством, что про­сле­жи­ва­ет­ся в рече­вых так­ти­ках обви­не­ния, непо­ви­но­ве­ния, обма­ну­тых ожи­да­ний, кото­ры­ми поль­зу­ют­ся руко­во­ди­те­ли дви­же­ния [Brockwell 2018]:

The more the shape of the final Brexit deal becomes clear, the more it is clear that it will do nothing to improve social justice, reduce inequality, increase our standard of living, or create a better future for future generations. <…>

This Government has failed on Brexit: there is no mandate for its car crash proposal or for a disastrous no-deal Brexit. We won’t let them get away with a bad deal — that’s why we will be there in Central London making the case for a People’s Vote.

Отсю­да тре­бо­ва­ния про­ве­сти повтор­ный рефе­рен­дум, что­бы «голос демо­кра­тии» был услы­шан. Одна­ко недо­воль­ство и про­те­сты насе­ле­ния не повли­я­ли на стра­те­ги­че­ский план Тере­зы Мэй, она пол­на реши­мо­сти дове­сти Брек­сит до логи­че­ско­го кон­ца. А анти­пра­ви­тель­ствен­ное дви­же­ние, по ее мне­нию, — это мани­пу­ля­ция поли­ти­ка­нов настро­е­ни­я­ми наро­да, и повтор­ный рефе­рен­дум по Брек­си­ту исклю­ча­ет­ся, о чем она заяви­ла на октябрь­ском съез­де пар­тии 2018 [Politicshome 2018]:

They call it a ‘People’s Vote’. But we had the people’s vote. The people voted to leave. A second referendum would be a “politicians’ vote”: politicians telling people they got it wrong the first time and should try again.

В то же вре­мя в пере­го­во­рах с евро­пей­ски­ми парт­не­ра­ми Тере­за Мэй ста­но­ви­лась менее кате­го­рич­ной, ей при­хо­ди­лось идти на уступ­ки, искать ком­про­мис­сы по спор­ным вопро­сам. Это нашло отра­же­ние в плане «мяг­ко­го» выхо­да Вели­ко­бри­та­нии из ЕС, согла­со­ван­ном и под­пи­сан­ном Каби­не­том мини­стров 6 июля 2018 г. в Чекер­се. Новый план кате­го­ри­че­ски отверг­ли министр ино­стран­ных дел Борис Джон­сон и сек­ре­тарь по делам Брек­си­та Дэвид Дэвис — сто­рон­ни­ки «жест­ко­го» Брек­си­та, и оба мини­стра пода­ли в отстав­ку.

В пар­ла­мен­те поли­ти­ке Тере­зы Мэй откры­то про­ти­во­сто­я­ла груп­па кон­сер­ва­то­ров-еврос­кеп­ти­ков, кото­рая объ­еди­ни­лась в так назы­ва­е­мую Евро­пей­скую иссле­до­ва­тель­скую груп­пу и при­гро­зи­ла, что не менее 80 кон­сер­ва­то­ров в Пала­те общин про­го­ло­су­ют про­тив пла­на Чекер­са, если пре­мьер-министр не сме­нит курс, кото­рый может при­ве­сти к рас­ко­лу пар­тии.

Тем не менее Тере­за Мэй наста­и­ва­ла, на том, что план Чекер­са — един­ствен­но при­ем­ле­мый, мак­си­маль­но учи­ты­ва­ю­щий инте­ре­сы и Вели­ко­бри­та­нии, и ЕС [BBC News 2018]:

Of course we still have work to do with the EU in ensuring that we get to that end point in October. But this is good we have come today, following our detailed discussions, to a positive future for the UK.

К октяб­рю 2018 г. ситу­а­ция настоль­ко нака­ли­лась, что вызва­ла рас­кол в пра­ви­тель­стве и в пар­тии кон­сер­ва­то­ров. Несмот­ря на раз­но­гла­сия сре­ди чле­нов каби­не­та, Тере­зе Мэй уда­лось одер­жать так­ти­че­скую побе­ду, заста­вив их при­нять окон­ча­тель­ный вари­ант согла­ше­ния с ЕС с ком­про­мисс­ны­ми поло­же­ни­я­ми. В этом помог­ло выступ­ле­ние Тере­зы Мэй на пар­тий­ном съез­де в октяб­ре 2018 г. [Politicshome 2018]. Стра­те­гии и так­ти­ки обра­ще­ния к одно­пар­тий­цам были подо­бра­ны адек­ват­но ситу­а­ции и спо­соб­ство­ва­ли ком­му­ни­ка­тив­но­му успе­ху: ей уда­лось убе­дить ауди­то­рию и про­из­ве­сти на нее мак­си­маль­но поло­жи­тель­ное впе­чат­ле­ние. Вот лишь несколь­ко выска­зы­ва­ний из этой речи:

…We must recapture that spirit of common purpose. …if we come together, there is no limit to what we can achieve.

…Let’s say it loud and clear: Conservatives will always stand up for a politics that unites us rather than divides us.

Несмот­ря на поиск ком­про­мис­са с ЕС, вопро­сы о гра­ни­це Север­ной Ирлан­дии с Ирланд­ской Рес­пуб­ли­кой, мигра­ци­он­ной поли­ти­ке, отно­ше­ний с Евро­пей­ским тамо­жен­ным сою­зом, общим рын­ком и Евро­пей­ским судом по-преж­не­му не реше­ны, и это потре­бо­ва­ло от пра­ви­тель­ства даль­ней­ших усту­пок.

Отход от пер­во­на­чаль­но­го пла­на вызы­вал все боль­шую кри­ти­ку пра­ви­тель­ства в обще­стве, оже­сто­чен­ные деба­ты в пар­ла­мен­те и рас­кол в пар­тии кон­сер­ва­то­ров. Одна­ко в оче­ред­ном докла­де пар­ла­мен­ту пре­мьер гово­рит об успеш­ном про­дви­же­нии пере­го­во­ров [GOV. UK 2018a]:

Mr Speaker, taking all of this together, 95 per cent of the Withdrawal Agreement and its protocols are now settled. <…>

We have to explore every possible option to break the impasse and that is what I am doing.

Цель этой речи — убе­дить депу­та­тов при­нять согла­со­ван­ный с ЕС план пра­ви­тель­ства. Для это­го Тере­за Мэй исполь­зу­ет стра­те­гии поло­жи­тель­но­го пози­ци­о­ни­ро­ва­ния сво­ей поли­ти­ки и стра­те­гию кон­флик­та. Кон­фликт в дан­ном слу­чае счи­ты­ва­ет­ся импли­цит­но: согла­со­ван­ное с ЕС согла­ше­ние Т. Мэй пре­под­но­сит как успех ее пере­го­вор­ной поли­ти­ки, а депу­та­та­ми оно рас­це­ни­ва­ет­ся как уступ­ка Евро­пе вопре­ки инте­ре­сам Вели­ко­бри­та­нии.

В пере­го­во­рах с ЕС гра­ни­ца меж­ду Север­ной Ирлан­ди­ей и Ирланд­ской Рес­пуб­ли­кой по-преж­не­му оста­ет­ся кам­нем пре­ткно­ве­ния — Т. Мэй все так же непре­клон­на по это­му вопро­су: жест­кая гра­ни­ца невоз­мож­на — и в этом она соли­дар­на с пар­ла­мен­том.

Нако­нец ком­про­мисс по это­му вопро­су был най­ден, и 25 нояб­ря 2018 г. на вне­оче­ред­ном засе­да­нии Евро­со­ве­та было достиг­ну­то окон­ча­тель­ное согла­ше­ние по Брек­си­ту меж­ду пра­ви­тель­ством Вели­ко­бри­та­нии в лице Т. Мэй и 27 чле­на­ми ЕС. Сдел­ку она счи­та­ет сво­ей побе­дой: «Эта сдел­ка — имен­но то, что нуж­но стране, пото­му что она обес­пе­чит выпол­не­ние обя­за­тельств Вели­ко­бри­та­нии не про­во­дить жест­кую гра­ни­цу меж­ду Север­ной Ирлан­ди­ей и Ирланд­ской Рес­пуб­ли­кой». Об этом пре­мьер сооб­щи­ла в Пала­те общин на сле­ду­ю­щий день, 26 нояб­ря 2018 г. [GOV​.UK 2018b]:

At yesterday’s Special European Council in Brussels, I reached a deal with the leaders of the other 27 EU Member States on a Withdrawal Agreement that will ensure our smooth and orderly departure on 29th March next year… <…>

Mr Speaker, this is the right deal for Britain because it delivers on the democratic decision of the British people.

Т. Мэй пыта­ет­ся уве­рить депу­та­тов в пра­виль­но­сти достиг­ну­то­го с ЕС согла­ше­ния, исполь­зуя так­ти­ки убеж­де­ния, при­ве­де­ния аргу­мен­та­ции, и одно­вре­мен­но утвер­дить свой авто­ри­тет посред­ством демон­стра­ции ответ­ствен­но­сти посред­ством стра­те­гии пози­тив­ной само­ре­пре­зен­та­ции. При этом стра­те­гия кон­флик­та в ком­му­ни­ка­ции с депу­та­та­ми сохра­ня­ет­ся: Т. Мэй не соби­ра­ет­ся идти с ними на ком­про­мисс и наста­и­ва­ет на пра­виль­но­сти достиг­ну­то­го с ЕС согла­ше­ния.

Тем не менее в пар­ла­мен­те достиг­ну­тое согла­ше­ние было отверг­ну­то боль­шин­ством депу­та­тов в янва­ре 2019 г. как непри­ем­ле­мое из-за пунк­та с мно­го­чис­лен­ны­ми поправ­ка­ми ЕС по ирланд­ской гра­ни­це.

В ходе даль­ней­шей рабо­ты с пере­го­вор­щи­ка­ми ЕС 11 мар­та 2019 г. были согла­со­ва­ны и утвер­жде­ны новые поправ­ки по спор­но­му вопро­су об ирланд­ской гра­ни­це, что, по мне­нию Т. Мэй, упро­чит пози­ции Вели­ко­бри­та­нии. Об этом она заяви­ла на пресс-кон­фе­рен­ции по окон­ча­нии пере­го­во­ров 11 мар­та 2019 г. [European Commission 2019]:

The deal that MPs voted on in January was not strong enough in making that clear — and legally binding changes were needed to set that right. <…>

Tomorrow the House of Commons will debate the improved deal that these legal changes have created. <…>

Now is the time to come together, to back this improved Brexit deal, and to deliver on the instruction of the British people.

Одна­ко новый дого­вор с ЕС в пар­ла­мен­те 12 мар­та 2019 г. был реши­тель­но отверг­нут сокру­ши­тель­ным боль­шин­ством голо­сов (149), и Вели­ко­бри­та­ния ока­за­лась на поро­ге выхо­да из ЕС без сдел­ки.

Ана­лиз при­ве­ден­ных выше выступ­ле­ний Т. Мэй с инфор­ма­ци­ей о ходе и резуль­та­тах пере­го­во­ров с ЕС демон­стри­ру­ют, что выбор ком­му­ни­ка­тив­ных стра­те­гий, кото­рые она при­ме­ня­ла в пере­го­во­рах с ЕС, был обу­слов­лен праг­ма­ти­че­ской уста­нов­кой на сотруд­ни­че­ство, поиск вза­и­мо­при­ем­ле­мо­го вари­ан­та согла­ше­ния и дости­же­ние ком­про­мис­са. Такой под­ход дал поло­жи­тель­ный резуль­тат — окон­ча­тель­ное согла­ше­ние по выхо­ду из Евро­со­ю­за было под­пи­са­но.

Результаты исследования

Про­ве­ден­ное иссле­до­ва­ние ком­му­ни­ка­ци­он­ной дея­тель­но­сти бри­тан­ско­го пре­мьер-мини­стра пока­за­ло сле­ду­ю­щее:

  1. На началь­ном эта­пе Брек­си­та, в 2016 и 2017 гг., пре­мьер-министр исполь­зо­ва­ла стра­те­гии пози­тив­но­го пози­ци­о­ни­ро­ва­ния кон­сер­ва­тив­ной пар­тии, само­ре­пре­зен­та­ции, искрен­но­сти, коопе­ра­ции и убеж­де­ния для кон­стру­и­ро­ва­ния обра­за парт­не­ра в гла­зах обще­ствен­но­сти и поли­ти­че­ско­го истеб­лиш­мен­та Вели­ко­бри­та­нии.
  2. С нача­ла 2018 г., по мере нарас­та­ния недо­воль­ства со сто­ро­ны насе­ле­ния про­во­ди­мой пра­ви­тель­ством во гла­ве с Тере­зой Мэй поли­ти­кой по выхо­ду стра­ны из ЕС, пре­мьер-министр вынуж­де­на была исполь­зо­вать стра­те­гии пози­тив­но­го пози­ци­о­ни­ро­ва­ния пар­тии в соче­та­нии со стра­те­ги­ей мани­пу­ли­ро­ва­ния.
  3. По мере изме­не­ния век­то­ра в поли­ти­ке Тере­зы Мэй по Брек­сти­ту набор ее ком­му­ни­ка­тив­ных стра­те­гий во внут­ри­по­ли­ти­че­ском дис­кур­се сужал­ся и менял­ся от пози­тив­ных к нега­тив­ным. В ком­му­ни­ка­ции с оппо­зи­ци­он­но настро­ен­ны­ми поли­ти­ка­ми внут­ри пар­тии и в пар­ла­мен­те пре­мьер-министр исполь­зу­ет стра­те­гию кон­флик­та и все более жест­кую рито­ри­ку.
  4. Бес­ком­про­мисс­ное сле­до­ва­ние Тере­зой Мэй выбран­но­му кур­су, а так­же кате­го­ри­че­ское отри­ца­ние пла­на пра­ви­тель­ства оппо­зи­ци­ей в Пала­те общин, неже­ла­ние обе­их сто­рон идти на ком­про­мисс све­ли на нет пер­спек­ти­ву утвер­жде­ния пар­ла­мен­том согла­ше­ния о выхо­де Бри­та­нии из ЕС.
  5. В отли­чие от внут­ри­по­ли­ти­че­ско­го кур­са, по мере раз­ви­тия пере­го­вор­но­го про­цес­са с ЕС пре­мьер-министр меня­ла внеш­не­по­ли­ти­че­ские ком­му­ни­ка­тив­ные стра­те­гии и так­ти­ки с нега­тив­ных (кон­фликт­ных) на пози­тив­ные (коопе­ра­ции, убеж­де­ния), наце­лен­ные на сотруд­ни­че­ство, адап­ти­руя их в зави­си­мо­сти от праг­ма­ти­че­ской ситу­а­ции, что вело к успе­ху ком­му­ни­ка­ции.
  6. На всех эта­пах кам­па­нии по выхо­ду Вели­ко­бри­та­нии из ЕС Т. Мэй при­бе­га­ла к стра­те­гии пози­тив­но­го пози­ци­о­ни­ро­ва­ния кон­сер­ва­тив­ной пар­тии, несмот­ря на внут­ри­пар­тий­ные кон­флик­ты и пер­спек­ти­ву ее рас­ко­ла, а так­же к стра­те­гии пози­тив­ной само­ре­пре­зен­та­ции вопре­ки утра­те дове­рия к про­во­ди­мой Т. Мэй поли­ти­ке.

Выводы

Ана­лиз ком­му­ни­ка­тив­ных стра­те­гий в дис­кур­сив­ной прак­ти­ке Тере­зы Мэй в пери­од кам­па­нии по Брек­си­ту поз­во­лил сде­лать сле­ду­ю­щие выво­ды.

Исполь­зо­ван­ные Тере­зой Мэй ком­му­ни­ка­тив­ные стра­те­гии в боль­шин­стве слу­ча­ев не соот­вет­ство­ва­ли праг­ма­ти­че­ской ситу­а­ции, что вело к ком­му­ни­ка­тив­ной неуда­че. Об оши­боч­ном выбо­ре ком­му­ни­ка­тив­ных стра­те­гий сви­де­тель­ству­ет сло­жив­ша­я­ся к мар­ту 2019 г. внут­ри стра­ны ситу­а­ция — пар­ла­мент­ский кри­зис и рас­кол внут­ри пар­тии кон­сер­ва­то­ров, что пре­пят­ство­ва­ло утвер­жде­нию Пала­той общин под­пи­сан­но­го с ЕС дого­во­ра, т. е. дости­же­нию стра­те­ги­че­ской цели пра­ви­тель­ства.

Во внеш­не­по­ли­ти­че­ской дея­тель­но­сти ком­му­ни­ка­тив­ные стра­те­гии под­би­ра­лись адек­ват­но ком­му­ни­ка­тив­но­му наме­ре­нию участ­ни­ков — дости­же­нию ком­про­мис­са, в резуль­та­те чего сто­ро­нам уда­лось согла­со­вать и под­пи­сать дого­вор по Брек­си­ту.

Учет праг­ма­ти­че­ско­го фак­то­ра — готов­ность или неже­ла­ние ком­му­ни­кан­тов идти на ком­про­мисс — опре­де­лял успех или неуда­чу ком­му­ни­ка­ции Тере­зы Мэй как во внутри‑, так и во внеш­не­по­ли­ти­че­ской дея­тель­но­сти.

Невер­ный выбор Тере­зой Мэй ком­му­ни­ка­тив­ных стра­те­гий и их дис­ба­ланс во внут­ри­по­ли­ти­че­ском и внеш­не­по­ли­ти­че­ском дис­кур­сах не поз­во­ли­ли ей достичь постав­лен­ных стра­те­ги­че­ских целей: осу­ще­ствить упо­ря­до­чен­ный выход из ЕС и сохра­нить един­ство пар­тии.

Бурлаков, В. А. (2016). Проблема использования стратегической коммуникации во внешней политике. Электронный ресурс https://cyberleninka.ru/article/n/problema-ispolzovaniya-strategicheskoy-kommunikatsii-vo-vneshney-politike.

Капитонова, Н. К. (2016). Новый премьер-министр Великобритании Тереза Мэй. Электронный ресурс https://mgimo.ru/about/news/experts/novyy-premer-ministr-velikobritanii-tereza-mey/.

Малышева, О. П. (2009). Коммуникативные стратегии и тактики в публичных выступлениях (на материале речей американских и британских политических лидеров). Электронный ресурс https://cyberleninka.ru/article/n/kommunikativnye-strategii-i-taktiki-v-publichnyh-vystupleniyah-na-materiale-rechey-amerikanskih-i-britanskih-politicheskih-liderov.

Сафина, А. Р. (2017). Коммуникативные стратегии и тактики, реализуемые при экспликации эпистемической модальности в английском языке. Электронный ресурс https://cyberleninka.ru/article/n/kommunikativnye-strategii-i-taktiki-realizuemye-pri-eksplikatsii-epistemicheskoy-modalnosti-v-angliyskom-yazyke.

Ширяева, Т. А., Черноусова, Ю. А., Триус, Л. И. (2016). Стратегия дискредитации в дискурсе современных британских парламентских дебатов. Филологические науки. Вопросы теории и практики, 7 (3), 180–184. Электронный ресурс http://www.gramota.net/materials/2/2016/7-3/51.html.

BBC News (2018). Brexit: Cabinet agrees ‘collective’ stance on future EU deal. Электронный ресурс https://www.bbc.com/news/uk-politics-44747444.

Brockwell, H. (2018). Want a Second EU Referendum? Show Up to the People’s Vote March. October. Электронный ресурс https://www.gizmodo.co.uk/2018/10/peoples-vote-march/.

Conservatives (2017). Theresa May’s Speech to Conservative Party Conference. October, 3. Электронный ресурс https://www.conservatives.com/sharethefacts/2017/10/theresa-mays-conference-speech.

Cornish, P., Lindley-French, J., Yorke, C. (2011). Strategic Communications and National Strategy. A Chatham House Report. NATO STRATCOM COE. Электронный ресурс https://stratcomcoe.org/paul-cornish-julian-lindley-french-and-claire-yorke-strategic-communications-and-national-strategy.

European Commission. (2019). Remarks by President Jean-Claude Juncker at today’s joint press conference with UK Prime Minister Theresa May. March, 11. Электронный ресурс http://europa.eu/rapid/press-release_SPEECH-19-1635_en.htm.

GOV. UK. (2017). Theresa May’s Speech to Conservative Party Conference. January, 17. Электронный ресурс https://www.gov.uk/government/speeches/the-governments-negotiating-objectives-for-exiting-the-eu-pm-speech.

GOV.UK. (2018a). PM’s statement on European Council: 22 October 2018. Электронный ресурс https://www.gov.uk/government/speeches/pms-statement-on-european-council-22-october-2018.

GOV.UK. (2018b). PM’s statement on the Special European Council: 26 November 2018. Электронный ресурс https://www.gov.uk/government/speeches/pms-statement-on-the-special-european-council-26-november-2018.

Hallahan, K., Holtzhausenb, D., van Rulerc, B., Ver.i.d, D. (2007). Defining Strategic Communication. Электронный ресурс https://www.researchgate.net/publication/241730557_Defining_Strategic_ Communication.

Josh May. (2016). Theresa May’s Conservative conference speech on Brexit. October, 2. Электронный ресурс https://www.politicshome.com/news/uk/political-parties/conservative-party/news/79517/read-full-theresa-mays-conservative.

Parliamentlive.tv. (2018). Prime Minister’s Questions: 28 February 2018. Электронный ресурс https://parliamentlive.tv/event/index/d1533e71-dc9b-476b-86ba-6ba54265f681.

Politicshome (2018). Theresa May’s speech to the 2018 Conservative Party conference. October, 3. Электронный ресурс https://www.politicshome.com/news/uk/political-parties/conservative-party/news/98760/read-full-theresa-mays-speech-2018.

BBC News (2018). Brexit: Cabinet agrees ‘collective’ stance on future EU deal. Retrieved from https://www.bbc.com/news/uk-politics-44747444.

Burlakov, V. A. (2016). Problem of strategic communication usage in foreign policy. Retrieved from https://cyberleninka.ru/article/n/problema-ispolzovaniya-strategicheskoy-kommunikatsii-vo-vneshneypolitike. (In Russian)

Conservatives (2017). Theresa May’s Speech to Conservative Party Conference. October, 3. Retrieved from https://www.conservatives.com/sharethefacts/2017/10/theresa-mays-conference-speech.

Cornish, P., Lindley-French, J., Yorke, C. (2011). Strategic Communications and National Strategy. A Chatham House Report. NATO STRATCOM COE.Retrieved from https://stratcomcoe.org/paul-cornish-julianlindley-french-and-claire-yorke-strategic-communications-and-national-strategy.

European Commission. (2019). Remarks by President Jean-Claude Juncker at today’s joint press conference with UK Prime Minister Theresa May. March, 11. Retrieved from http://europa.eu/rapid/press-release_SPEECH-19-1635_en.htm.

GOV.UK. (2017). Theresa May’s Speech to Conservative Party Conference. January, 17. Retrieved from https://www.gov.uk/government/speeches/the-governments-negotiating-objectives-for-exiting-theeu-pm-speech.

GOV.UK. (2018a). PM’s statement on European Council: 22 October 2018. Retrieved from https://www.gov.uk/government/speeches/pms-statement-on-european-council-22-october-2018.

GOV.UK. (2018b). PM’s statement on the Special European Council: 26 November 2018. Retrieved from https://www.gov.uk/government/speeches/pms-statement-on-the-special-european-council-26-november-2018.

Hallahan, K., Holtzhausenb, D., van Rulerc, B., Verčičd, D. (2007). Defining Strategic Communication. Retrieved from https://www.researchgate.net/publication/241730557_Defining_Strategic_Communication.

Holly Brockwell. (2018). Want a Second EU Referendum? Show Up to the People’s Vote March. October. Retrieved from https://www.gizmodo.co.uk/2018/10/peoples-vote-march/.

Josh May. (2016). Theresa May’s Conservative conference speech on Brexit. October, 2. Retrieved from https://www.politicshome.com/news/uk/political-parties/conservative-party/news/79517/read-full-theresamays-conservative.

Kapitonova, N. K. (2016). New British prime minister. Retrieved from https://mgimo.ru/about/news/experts/novyy-premer-ministr-velikobritanii-tereza-mey/. (In Russian)

Malysheva, O. P. (2009). Communicative strategies and tactics in public speeches (based on the speeches of British and American political leaders). Retrieved from https://cyberleninka.ru/article/n/kommunikativnye-strategii-i-taktiki-v-publichnyh-vystupleniyah-na-materiale-rechey-amerikanskih-i-britanskih-politicheskih-liderov. (In Russian)

Parliamentlive.tv. (2018). Prime Minister’s Questions: 28 February 2018. Retrieved from https://parliamentlive.tv/event/index/d1533e71-dc9b-476b-86ba-6ba54265f681.

Politicshome. (2018). Theresa May’s speech to the 2018 Conservative Party conference. October, 3. Retrieved from https://www.politicshome.com/news/uk/political-parties/conservative-party/news/98760/readfull-theresa-mays-speech-2018.

Safina, A. R. (2017). Communicative strategies used to disclose epistemic modality in the English language. Retrieved from https://cyberleninka.ru/article/n/kommunikativnye-strategii-i-taktiki-realizuemyepri-eksplikatsii-epistemicheskoy-modalnosti-v-angliyskom-yazyke. (In Russian)

Shiriaeva, T. A., Chernousova, Iu. A., Trius, L. I. (2016). Discredit strategy in discourse of modern British parliamentary debates. Filologicheskie nauki. Voprosy teorii i praktiki, 7 (3), 180–184. http://www.gramota.net/materials/2/2016/7-3/51.html. (In Russian)

Ста­тья посту­пи­ла в редак­цию 15 мая 2019 г.;
реко­мен­до­ва­на в печать 24 июля 2019

© Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, 2020

Received: May 15, 2019
Accepted: July 24, 2019