Пятница, 15 октябряИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

Коммуникативные стратегии и тактики речевого воздействия в жанрах арт-журналистики (рецензия, репортаж)

Постановка проблемы

Усло­ви­ем для раз­ви­тия арт-жур­на­ли­сти­ки явля­ет­ся транс­фор­ма­ция само­го искус­ства, изме­не­ния, кото­рые про­ис­хо­дят в арт-инду­стрии. По мне­нию Н. Д. Арутю­но­вой, рынок искус­ства зна­чи­тель­но рас­ши­ря­ет­ся, актив­но вовле­кая в свою орби­ту мас­сме­диа [Арутю­но­ва 2015: 220]. Л. П. Саен­ко­ва-Мель­ниц­кая счи­та­ет, что «кон­сью­ме­рист­ские тен­ден­ции не толь­ко про­яви­ли инфор­ма­ци­он­ную состав­ля­ю­щую на арт-рын­ке, но и поспо­соб­ство­ва­ли тому, что пуб­ли­ка­ции в сред­ствах мас­со­вой инфор­ма­ции тоже ста­ли частью товар­но-денеж­но­го кон­тек­ста» [Саен­ко­ва­Мель­ниц­кая 2020: 336]. Сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции помо­га­ют сти­му­ли­ро­вать потре­би­тель­ский инте­рес к про­из­ве­де­нию искус­ства, репре­зен­ти­руя его не как часть куль­ту­ры, а как реклам­ный про­дукт. Такая тен­ден­ция при­ве­ла к уси­ле­нию реклам­ной и аттрак­тив­ной функ­ций, ослаб­ле­нию ана­ли­ти­че­ской состав­ля­ю­щей и эсте­ти­че­ской оцен­ки в медиатексте.

Под эсте­ти­че­ской оцен­кой сле­ду­ет пони­мать «как раци­о­наль­ное, так и эмо­ци­о­наль­ное пере­жи­ва­ние жур­на­ли­ста, свя­зан­ное с интер­пре­та­ци­ей интел­лек­ту­аль­ной и эмо­ци­о­наль­ной инфор­ма­ции, зало­жен­ной в про­из­ве­де­нии искус­ства» [Дус­ка­е­ва 2015: 32]. Эсте­ти­че­ская оцен­ка вклю­ча­ет «ука­за­ние на зна­ки оцен­ки выде­лен­ных свойств; сопо­став­ле­ние осо­бен­но­стей вос­про­из­ве­де­ния с замыс­лом созда­те­ля; образ­ную интер­пре­та­цию худо­же­ствен­но­го мате­ри­а­ла; пере­да­чу эмо­ци­о­наль­но­го откли­ка, состо­я­ния, вызван­но­го вос­при­я­ти­ем про­из­ве­де­ния. “…кос­вен­ное побуж­де­ние к лич­но­му зна­ком­ству с оце­ни­ва­е­мым про­из­ве­де­ни­ем искус­ства, она направ­ле­на на фор­ми­ро­ва­ние сопе­ре­жи­ва­ния, на созда­ние у чита­те­ля чув­ства сопри­част­но­сти к жиз­ни искус­ства”» [Дус­ка­е­ва 2015: 33]. Таким обра­зом, жур­на­лист дол­жен оце­нить мастер­ство авто­ра про­из­ве­де­ния, выявить смыс­ло­вые доми­нан­ты, опре­де­лить уро­вень худо­же­ствен­ных состав­ля­ю­щих. Одна­ко вме­сто это­го автор меди­а­тек­ста «лег­ко под­ме­ня­ет про­фес­си­о­наль­ный эсте­ти­че­ский ана­лиз в соот­вет­ству­ю­щих фраг­мен­тах наи­бо­лее попу­ляр­ных жан­ров агрес­сив­ны­ми кон­ста­ти­ру­ю­щи­ми, оце­ноч­ны­ми выска­зы­ва­ни­я­ми, про­дик­то­ван­ны­ми не аргу­мен­ти­ру­е­мы­ми лич­ны­ми, инди­ви­ду­аль­ны­ми вку­со­вы­ми пред­по­чте­ни­я­ми» [Цве­то­ва 2015]. За счет подоб­ной рече­вой репре­зен­та­ции худо­же­ствен­но­го про­из­ве­де­ния или куль­тур­но­го собы­тия теря­ет­ся эсте­ти­че­ская зна­чи­мость, на пер­вый план выхо­дят эпа­таж, скан­даль­ность, кото­рые спо­соб­ны при­влечь мас­со­вую аудиторию.

Жур­на­лист выби­ра­ет такие рече­вые сред­ства, кото­рые помо­гут ему пред­ста­вить свою точ­ку зре­ния как наи­бо­лее при­вле­ка­тель­ную и авто­ри­тет­ную, что­бы чита­тель не толь­ко обра­тил вни­ма­ние, но и сде­лал свой потре­би­тель­ский выбор. Исполь­зо­ва­ние опре­де­лен­ных язы­ко­вых средств (реклам­ной лек­си­ки, оце­ноч­ных выра­же­ний, иро­нии и т. д.) поз­во­ля­ет достиг­нуть реклам­но­го эффек­та при репре­зен­та­ции худо­же­ствен­но­го про­из­ве­де­ния. Этим обу­слов­ле­на необ­хо­ди­мость иссле­до­ва­ния меха­низ­ма рече­во­го воз­дей­ствия. Изу­че­ние это­го аспек­та помо­жет выде­лить сред­ства и при­е­мы, при помо­щи кото­рых осу­ществ­ля­ет­ся вли­я­ние на вос­при­я­тие про­из­ве­де­ния искус­ства или куль­тур­но­го собы­тия мас­со­вым чита­те­лем. Важ­ное зна­че­ние име­ет иссле­до­ва­ние тех ком­му­ни­ка­тив­ных стра­те­гий и так­тик, кото­рые исполь­зу­ют жур­на­ли­сты в опре­де­лен­ных жанрах.

История вопроса

Рече­вое воз­дей­ствие в широ­ком смыс­ле — это осо­знан­ное выстра­и­ва­ние ком­му­ни­ка­ции в соот­вет­ствии со сво­и­ми интен­ци­я­ми, целе­на­прав­лен­ное воз­дей­ствие на адре­са­та: «Люди — это раци­о­наль­но дей­ству­ю­щие суще­ства, спо­соб­ные фор­ми­ро­вать и выпол­нять пла­ны дости­же­ний сво­их целей» [Аллен, Пер­ро 1986: 323]. Так­же рече­вое воз­дей­ствие необ­хо­ди­мо рас­смат­ри­вать как «воз­дей­ствие чело­ве­ка на дру­го­го чело­ве­ка или груп­пу лиц при помо­щи речи и сопро­вож­да­ю­щих речь невер­баль­ных средств для дости­же­ния постав­лен­ной гово­ря­щим цели» [Стер­нин 2001: 51]. Т. А. При­сяж­нюк в отно­ше­нии медиа­дис­кур­са отме­ча­ет сле­ду­ю­щее: «Оха­рак­те­ри­зу­ем вер­баль­ное рече­вое воз­дей­ствие в язы­ке прес­сы как воз­дей­ствие инфор­ми­ру­ю­ще­го печат­но­го орга­на на мас­со­вую чита­тель­скую ауди­то­рию при помо­щи язы­ко­вых средств и сопро­вож­да­ю­щих речь гра­фи­ко-визу­аль­ных средств для дости­же­ния постав­лен­ной адре­сан­том цели» [При­сяж­нюк 2009: 205].

Рече­вое воз­дей­ствие в арт-жур­на­ли­сти­ке — это вли­я­ние средств мас­со­вой инфор­ма­ции на ауди­то­рию с помо­щью меди­а­тек­ста, кото­рый фор­му­ли­ру­ет мне­ние, отно­ше­ние к про­из­ве­де­нию искус­ства, куль­тур­но­му собы­тию, фак­ту, пер­соне худо­же­ствен­ной куль­ту­ры. В осо­бен­но­стях рече­во­го воз­дей­ствия в арт-жур­на­ли­сти­ке про­сле­жи­ва­ют­ся тра­ди­ции мас­со­вой куль­ту­ры: «уста­нов­ка на раз­вле­ка­тель­ность, соот­вет­ствие вку­сам и потреб­но­стям мас­со­вой ауди­то­рии» [Саен­ко­ва 2003: 34].

Спе­ци­фи­ка рече­во­го воз­дей­ствия, т. е. соот­но­ше­ние в нем инфор­ма­ци­он­ных сооб­ще­ний, воз­дей­ствия и реак­ции на них, опре­де­ля­ет­ся, как пра­ви­ло, целе­по­ла­га­ни­ем авто­ра, изда­ния. В арт-жур­на­ли­сти­ке оно заклю­ча­ет­ся в том, что­бы пред­ста­вить в меди­а­тек­сте про­из­ве­де­ние искус­ства или куль­тур­ное собы­тие. Соот­вет­ствен­но, жур­на­лист опре­де­ля­ет соот­но­ше­ние двух типов инфор­ма­ции и выби­ра­ет ком­му­ни­ка­тив­ную стра­те­гию рече­во­го воз­дей­ствия, кото­рая реа­ли­зу­ет­ся в первую оче­редь через сти­ли­сти­че­скую струк­ту­ру медиатекста.

Поня­тие «стра­те­гия» актив­но исполь­зу­ет­ся в раз­лич­ных нау­ках: эко­но­ми­че­ской тео­рии (стра­те­гия раз­ви­тия пред­при­я­тия), пси­хо­ло­гии (стра­те­гия пове­де­ния), мар­ке­тин­ге (стра­те­гия про­дви­же­ния), менедж­мен­те (стра­те­гия управ­ле­ния). В линг­ви­сти­ке поня­тие «ком­му­ни­ка­тив­ная (рече­вая) стра­те­гия» обо­зна­ча­ет «общий план, или “век­тор”, рече­во­го пове­де­ния, выра­жа­ю­щий­ся в выбо­ре систе­мы про­ду­ман­ных говорящим/пишущим поэтап­ных рече­вых дей­ствий; линия рече­во­го пове­де­ния, при­ня­тая на осно­ве осо­зна­ния ком­му­ни­ка­тив­ной ситу­а­ции в целом и направ­лен­ная на дости­же­ние конеч­ной ком­му­ни­ка­тив­ной цели (целей) в про­цес­се рече­во­го обще­ния» [Ско­во­род­ни­ков 2004: 6]. А. Н. Море­ва выде­ля­ет сле­ду­ю­щие эта­пы фор­ми­ро­ва­ния и реа­ли­за­ции ком­му­ни­ка­тив­ной стра­те­гии: «опре­де­ле­ние цели ком­му­ни­ка­ции и выбор соот­вет­ству­ю­щей стра­те­гии, пла­ни­ро­ва­ние рече­во­го воз­дей­ствия; поэтап­ная реа­ли­за­ция стра­те­гии и кон­троль над ее осу­ществ­ле­ни­ем; резуль­тат (пер­ло­ку­тив­ный эффект) реа­ли­за­ции стра­те­гии» [Море­ва 2016: 24]. Рас­смот­рим эти эта­пы подроб­нее и про­ком­мен­ти­ру­ем их осо­бен­но­сти при­ме­ни­тель­но к рече­во­му пове­де­нию арт-журналиста.

Под опре­де­ле­ни­ем цели ком­му­ни­ка­ции мы пони­ма­ем, с одной сто­ро­ны, фор­ми­ро­ва­ние в созна­нии чита­те­ля поло­жи­тель­но­го или отри­ца­тель­но­го обра­за худо­же­ствен­но­го про­из­ве­де­ния, куль­тур­но­го собы­тия или опре­де­лен­ной лич­но­сти, с дру­гой — при­вле­че­ние вни­ма­ния мас­со­вой ауди­то­рии к дан­ным объ­ек­там. Сто­ит отме­тить, что поста­нов­ка цели и выбор нуж­ной стра­те­гии еще не опре­де­ля­ют путь ее реа­ли­за­ции, ведь одну и ту же цель мож­но достиг­нуть по-раз­но­му, если выбрать опти­маль­ный спо­соб. Таким обра­зом, важ­ной состав­ля­ю­щей явля­ет­ся пла­ни­ро­ва­ние, в ходе кото­ро­го выде­ля­ют­ся кон­крет­ные зада­чи. Реше­ние этих задач на опре­де­лен­ных эта­пах реа­ли­за­ции ком­му­ни­ка­тив­ной стра­те­гии спо­соб­ству­ет дости­же­нию стра­те­ги­че­ской цели. Здесь сле­ду­ет обра­тить вни­ма­ние на ком­му­ни­ка­тив­ные тактики.

На наш взгляд, ком­му­ни­ка­тив­ные так­ти­ки необ­хо­ди­мо рас­смат­ри­вать как вспо­мо­га­тель­ный инстру­мент реа­ли­за­ции стра­те­гии: «Явля­ясь в какой-то сте­пе­ни “частя­ми” стра­те­гии и раз­во­ра­чи­ва­ясь линей­но (во вре­ме­ни и про­стран­стве), так­ти­ки не пред­ше­ству­ют стра­те­гии, не состав­ля­ют ее, а реа­ли­зу­ют» [Ива­но­ва 2003: 7]. Напри­мер, жур­на­ли­сту необ­хо­ди­мо иден­ти­фи­ци­ро­вать себя с чита­те­лем для уси­ле­ния мани­пу­ля­тив­но­го эффек­та, убеж­де­ния в пра­виль­но­сти выно­си­мых оце­нок — таким обра­зом реа­ли­зо­вы­ва­ет­ся так­ти­ка диа­ло­га с чита­те­лем. Сред­ством реа­ли­за­ции так­ти­ки ста­но­вит­ся рече­вой ход, кото­рый «поз­во­ля­ет опи­сать соб­ствен­но вер­баль­ную состав­ля­ю­щую ком­му­ни­ка­тив­ной стра­те­гии» [Море­ва 2016: 29]. Соот­вет­ствен­но, важ­ным для реа­ли­за­ции стра­те­гии ста­но­вит­ся не про­сто исполь­зо­ва­ние ком­плек­са рече­вых ходов, а их выстра­и­ва­ние в опре­де­лен­ную после­до­ва­тель­ность. Выбор рече­вых ходов аргу­мен­ти­ро­ван нали­чи­ем в язы­ке вари­а­тив­ных еди­ниц. Есть набор средств, кото­рые поз­во­ля­ют гово­рить об одном и том же, но по-раз­но­му. Дан­ное свой­ство язы­ка дает воз­мож­ность не толь­ко сво­бод­но выра­жать свои мыс­ли, но и делать это раз­ны­ми спо­со­ба­ми, при­чем язы­ко­вая вари­а­тив­ность про­яв­ля­ет­ся на всех уров­нях языка.

Подроб­ную клас­си­фи­ка­цию ком­му­ни­ка­тив­ных стра­те­гий пред­ста­ви­ла О. С. Иссерс. В зави­си­мо­сти от сте­пе­ни «гло­баль­но­сти» наме­ре­ния она выде­ли­ла общие и част­ные стра­те­гии. Общие стра­те­гии направ­ле­ны «на дости­же­ние более общих соци­аль­ных целей (уста­нов­ле­ние и подер­жа­ние ста­ту­са, про­яв­ле­ние вла­сти, под­твер­жде­ние соли­дар­но­сти с груп­пой и т. д.)» [Иссерс 2012: 105]. Част­ные стра­те­гии харак­те­ри­зу­ют «кон­крет­ный раз­го­вор с кон­крет­ны­ми целя­ми (обра­тить­ся с прось­бой, уте­шить и т. п.)» [Иссерс 2012: 105]. С функ­ци­о­наль­ной точ­ки зре­ния Иссерс выде­ли­ла основ­ные и вспо­мо­га­тель­ные стра­те­гии. Под основ­ной пони­ма­ет­ся стра­те­гия, кото­рая «непо­сред­ствен­но свя­за­на с воз­дей­стви­ем на адре­са­та, его модель мира, систе­му цен­но­стей» [Иссерс 2012: 106]. К основ­ным Иссерс отно­сит стра­те­гии, свя­зан­ные с воз­дей­стви­ем на адре­са­та, его пред­став­ле­ние о дей­стви­тель­но­сти, систе­му цен­но­стей и пове­ден­че­ские сте­рео­ти­пы. Вспо­мо­га­тель­ные же стра­те­гии «спо­соб­ству­ют эффек­тив­ной орга­ни­за­ции диа­ло­го­во­го вза­и­мо­дей­ствия, опти­маль­но­му воз­дей­ствию на адре­са­та» [Иссерс 2012: 106]. Эти стра­те­гии в зави­си­мо­сти от цели делят­ся на праг­ма­ти­че­ские (постро­е­ние ими­джа, фор­ми­ро­ва­ние эмо­ци­о­наль­но­го настро­е­ния), диа­ло­го­вые (кон­троль над темой, кон­троль над ини­ци­а­ти­вой) и рито­ри­че­ские (при­вле­че­ние вни­ма­ния, драматизация).

Из пред­ло­жен­ной клас­си­фи­ка­ции мы можем спро­еци­ро­вать на арт-жур­на­ли­сти­ку две стра­те­гии — реклам­ную (рав­но­знач­ная стра­те­гии при­вле­че­ния вни­ма­ния) и постро­е­ния ими­джа. Их функ­ци­о­ни­ро­ва­ние наи­бо­лее пока­за­тель­но и ярко про­яв­ля­ет­ся в таких жан­рах, как рецен­зия (субъ­ек­том высту­па­ет худо­же­ствен­ное про­из­ве­де­ние и лич­ность его авто­ра) и репор­таж (субъ­ек­та­ми явля­ют­ся куль­тур­ное собы­тие и его участники).

Рецен­зия как клю­че­вой жанр арт-жур­на­ли­сти­ки и лите­ра­тур­но-худо­же­ствен­ной кри­ти­ки иссле­до­вал­ся раз­ны­ми авто­ра­ми в кон­тек­сте тео­рии жур­на­ли­сти­ки: А. А. Тер­тыч­ным, Б. В. Стрель­цо­вым, Г. В. Лазу­ти­ной и др. На наш взгляд, недо­ста­точ­но изу­че­но такое явле­ние, как транс­фор­ма­ция совре­мен­ной рецен­зии, ведь изме­ня­ет­ся жанр — изме­ня­ют­ся под­хо­ды к интер­пре­та­ции и ана­ли­зу про­из­ве­де­ния, моди­фи­ци­ру­ет­ся язык рецен­зии. Дан­ный вопрос пред­став­ля­ет широ­кое поле для иссле­до­ва­ний из-за неболь­шо­го коли­че­ства работ по теме.

Отправ­ной точ­кой в про­цес­се транс­фор­ма­ции рецен­зии ста­ла пер­со­ни­фи­ка­ция арт-жур­на­ли­сти­ки, поиск новой фор­мы для уста­нов­ле­ния актив­но­го диа­ло­га с ауди­то­ри­ей и ори­ги­наль­ной трак­тов­ки фак­тов. Про­из­ве­де­ние искус­ства ста­ли рас­смат­ри­вать в зави­си­мо­сти от лич­ных худо­же­ствен­ных вку­сов, что при­ве­ло к более субъ­ек­тив­ным оцен­кам. Жур­на­лист полу­чил пра­во иро­ни­зи­ро­вать над про­из­ве­де­ни­ем (и его авто­ром), исполь­зо­вать сар­ка­сти­че­ский тон, скан­даль­ные дета­ли в пред­став­ле­нии про­из­ве­де­ния. Н. С. Цве­то­ва назы­ва­ет совре­мен­ную рецен­зию про­из­ве­де­ни­ем «ново­го типа рецен­зен­та (по его ком­пе­тент­но­сти и миро­вос­при­я­тию, твор­че­ско­му и жиз­нен­но­му опы­ту, отно­ше­нию к эти­че­ским прин­ци­пам, опре­де­ля­ю­щим воз­мож­но­сти и алго­рит­мы исполь­зо­ва­ния чужо­го тек­ста, харак­те­ру вза­и­мо­от­но­ше­ний с чита­те­лем, прин­ци­пам отбо­ра средств рече­во­го воз­дей­ствия, рече­вых так­тик и стра­те­гий и т. д.)» [Цве­то­ва 2012: 234].

Рецен­зия долж­на раз­ви­вать эсте­ти­че­ский вкус ауди­то­рии, одна­ко в резуль­та­те ком­мер­ци­а­ли­за­ции искус­ства и его ори­ен­та­ции на мас­со­вую ауди­то­рию основ­ные эсте­ти­че­ские кате­го­рии раз­мы­ва­ют­ся, ред­ко мож­но встре­тить ана­лиз худо­же­ствен­ных досто­инств и недо­стат­ков про­из­ве­де­ния. Исклю­че­ние или све­де­ние к мини­му­му ана­ли­ти­ки при­ве­ло к появ­ле­нию ново­го поня­тия — «мини-рецен­зия». Иссле­до­ва­тель теат­раль­ной жур­на­ли­сти­ки Т. Д. Орло­ва опре­де­ля­ет транс­фор­ма­цию жан­ра сле­ду­ю­щим обра­зом: «Тек­сто­вая модель мини-рецен­зии долж­на содер­жать акту­аль­ный инфор­ма­ци­он­ный повод, быть доступ­ной и понят­ной, что­бы при­влечь чита­те­ля. Меха­низм тек­сто­об­ра­зо­ва­ния при напи­са­нии мини-рецен­зии инди­ви­ду­аль­ный. Это текст-раз­мыш­ле­ние, где все­гда про­яв­ля­ет­ся лич­ность авто­ра. На пер­вый взгляд, текст мини-рецен­зии похож на автор­скую колон­ку или эссе. В мини-рецен­зии авто­ру необ­хо­ди­мо само­огра­ни­че­ние для яркой пре­зен­та­ции про­из­ве­де­ния искус­ства. Луч­ше зафик­си­ро­вать то, что может быть инте­рес­ным не толь­ко для спе­ци­а­ли­стов, но и мас­со­вой пуб­ли­ке, кото­рую необ­хо­ди­мо заин­те­ре­со­вать» [Орло­ва 2016: 406]. Т. Д. Орло­ва так­же отме­ча­ет, что сле­ду­ет по воз­мож­но­сти избе­гать коми­че­ских про­ти­во­ре­чий, слен­го­вой мане­ры пись­ма, пиар-тех­но­ло­гий [Орло­ва 2016: 406]. Одна­ко мож­но поспо­рить с мне­ни­ем иссле­до­ва­те­ля, пото­му что в текстах совре­мен­ной рецен­зии акту­а­ли­зи­ру­ет­ся реклам­ная состав­ля­ю­щая, все реже выпол­ня­ют­ся куль­ту­ро­фор­ми­ру­ю­щая, ана­ли­ти­че­ская, оце­ноч­ная функ­ции и чаще — инфор­ма­ци­он­ная, воз­дей­ству­ю­щая, аттрак­тив­ная, раз­вле­ка­тель­ная и рекламная.

Сре­ди осо­бен­но­стей язы­ка рецен­зии сле­ду­ет выде­лить «иро­ни­че­ское вос­при­я­тие дей­стви­тель­но­сти, про­ти­во­ре­чи­вость эсте­ти­че­ских оце­нок, вари­а­тив­ность интер­пре­та­ций смыс­лов искус­ства, кон­ста­та­ция эсте­ти­че­ских кате­го­рий» [Груз­де­ва 2019: 176], стрем­ле­ние к раз­вле­ка­тель­но­сти и эпа­та­жу, исполь­зо­ва­ние пер­фор­ма­тив­ных выра­же­ний, кото­рые побуж­да­ют к дей­ствию и уси­ли­ва­ют реклам­ный эффект аттрак­тив­ных рече­вых средств.

Тем не менее неспра­вед­ли­во гово­рить толь­ко о нега­тив­ной сто­роне транс­фор­ма­ции рецен­зии. Подоб­ные под­хо­ды спо­соб­ны не толь­ко делать рекла­му про­из­ве­де­нию и «про­да­вать» его через изда­ние, но и при­вле­кать вни­ма­ние как к нему, так и к его авто­ру, зна­ко­мить с про­из­ве­де­ни­я­ми не толь­ко мас­со­вой, но и высо­кой куль­ту­ры. В отли­чие от про­фес­си­о­наль­ной рецен­зии, глав­ным адре­са­том кото­рой явля­ет­ся экс­перт­ное сооб­ще­ство, рецен­зия в арт-жур­на­ли­сти­ке спо­соб­на про­сто и понят­но рас­ска­зать мас­со­во­му чита­те­лю о худо­же­ствен­ном про­из­ве­де­нии с помо­щью язы­ка повсе­днев­ной ком­му­ни­ка­ции, кото­рый сей­час все боль­ше при­бли­жа­ет­ся к выска­зы­ва­нию в соци­аль­ных сетях. Кро­ме того, воз­дей­ствие в таких рецен­зи­ях в боль­шей сте­пе­ни обра­ще­но к эмо­ци­ям читателя.

Цель клас­си­че­ской рецен­зии — пред­ста­вить про­из­ве­де­ние как часть куль­ту­ры, выявить тен­ден­ции раз­ви­тия искус­ства, рас­крыть худо­же­ствен­ные осо­бен­но­сти про­из­ве­де­ния, для нее так­же свой­ствен­ны ана­ли­ти­че­ско-оце­ноч­ные под­хо­ды в репре­зен­та­ции. В совре­мен­ной рецен­зии на пер­вый план вышли реклам­но-пре­зен­та­ци­он­ные под­хо­ды, опре­де­лен­ные редак­ци­он­ные уста­нов­ки и автор­ские стра­те­гии, все более замет­ным ста­но­вит­ся син­тез инфор­ма­ци­он­но-ана­ли­ти­че­ско­го нача­ла с раз­вле­ка­тель­ным, раци­о­наль­но-логи­че­ско­го с эмоционально-образным.

В отли­чие от рецен­зии, репор­таж в арт-жур­на­ли­сти­ке менее изу­чен, но для нас он пред­став­ля­ет инте­рес, посколь­ку в нем реа­ли­зу­ет­ся стра­те­гия постро­е­ния ими­джа куль­тур­но­го собы­тия, кото­рое репре­зен­ти­ру­ет­ся в меди­а­тек­сте. Репор­таж не пре­тен­ду­ет на объ­ек­тив­ность, ведь каж­дый жур­на­лист вос­при­ни­ма­ет собы­тие по-сво­е­му, соот­вет­ствен­но каж­дый его по-сво­е­му и пред­ста­вит. Сре­ди отли­чи­тель­ных черт репор­та­жа выде­ля­ют­ся «хро­но­ло­гия и доку­мен­таль­ность, посколь­ку пер­вое состав­ля­ет осно­ву повест­во­ва­ния, а вто­рое ука­зы­ва­ет на досто­вер­ность опи­сы­ва­е­мых собы­тий» [Кар­пи­ло­вич 2016: 116]. Для совре­мен­но­го репор­та­жа харак­тер­но доми­ни­ро­ва­ние субъ­ек­тив­но­го ком­по­нен­та в меди­а­тек­сте, яркая само­пре­зен­та­ция автор­ско­го стиля.

Мож­но выде­лить два типа авто­ра репор­та­жа: «актор и нар­ра­тор. В пер­вом слу­чае жур­на­лист явля­ет­ся актив­ным участ­ни­ком дей­ствия, и это дела­ет текст дина­мич­ным. Во вто­ром слу­чае жур­на­лист высту­па­ет рас­сказ­чи­ком и ста­ра­ет­ся не фигу­ри­ро­вать в мате­ри­а­ле. С точ­ки зре­ния под­дер­жа­ния эмо­ци­о­наль­но­го вос­при­я­тия меди­а­тек­ста обра­ще­ние к нар­ра­ти­ву явля­ет­ся эффек­тив­ным. Его мастер­ство состо­ит в уме­нии сохра­нять интри­гу, раз­ви­вать сюжет с помо­щью образ­но­сти и эмо­ци­о­наль­но­сти» [Точиц­кая 2019: 90]. Не все­гда жур­на­лист выби­ра­ет стра­те­гию, кото­рая пока­зы­ва­ла бы худо­же­ствен­ные осо­бен­но­сти куль­тур­но­го собы­тия и спо­соб­ство­ва­ла под­ня­тию его пре­сти­жа. Автор ста­вит перед собой зада­чу — уго­дить мас­со­во­му чита­те­лю, что свя­за­но с куль­ту­рой потреб­ле­ния. Ее меха­низм заклю­ча­ет­ся в том, что­бы при­влечь вни­ма­ние к собы­тию путем исполь­зо­ва­ния агрес­сив­но-реклам­но­го ком­по­нен­та в заго­ло­воч­ном ком­плек­се, сде­лать акцент на резо­нанс­ных дета­лях, широ­ко осве­тить скан­дал для при­вле­че­ния допол­ни­тель­ных про­смот­ров и ком­мен­та­ри­ев на пор­та­ле. Подоб­ная стра­те­гия заста­вит чита­те­ля думать не о филь­мах или спек­так­лях, кото­рые были пока­за­ны на фести­ва­ле, а о раз­го­рев­шем­ся на нем скан­да­ле, что спо­соб­ству­ет фор­ми­ро­ва­нию нега­тив­но­го ими­джа куль­тур­но­го события.

Ана­лиз ком­му­ни­ка­тив­ных стра­те­гий и так­тик поз­во­лит выявить спо­со­бы вер­баль­но­го воз­дей­ствия на мас­со­вую ауди­то­рию в жан­рах рецен­зия и репор­таж. Каса­тель­но жан­ра рецен­зии исполь­зо­ва­ние ком­му­ни­ка­тив­ных стра­те­гий обу­слов­ле­но стрем­ле­ни­ем жур­на­ли­ста сфор­ми­ро­вать пози­тив­ное или нега­тив­ное отно­ше­ние к про­из­ве­де­нию искус­ства в созна­нии адре­са­та, что напря­мую соот­но­сит­ся с ком­му­ни­ка­тив­ной целью жан­ра. В репор­та­же ком­му­ни­ка­тив­ные стра­те­гии помо­га­ют репре­зен­ти­ро­вать куль­тур­ное собы­тие с той или иной эмо­ци­о­наль­ной окраской.

Методика исследования

Одним из основ­ных мето­дов, кото­рый исполь­зу­ет­ся для реше­ния постав­лен­ной про­бле­мы, явля­ет­ся кри­ти­че­ский ана­лиз ком­му­ни­ка­тив­ных стра­те­гий и так­тик рече­во­го воз­дей­ствия, исполь­зу­е­мых в рецен­зи­ях и репор­та­жах для репре­зен­та­ции про­из­ве­де­ния искус­ства и куль­тур­но­го собы­тия, выра­же­ния впе­чат­ле­ний и оцен­ки. Кро­ме того, были выбра­ны такие мето­ды иссле­до­ва­ния, как опи­са­тель­ный, ком­па­ра­тив­ный, кон­тент-ана­лиз, обобщение.

В каче­стве эмпи­ри­че­ско­го мате­ри­а­ла были ото­бра­ны кино­ре­цен­зии и репор­та­жи с цере­мо­ний откры­тия и закры­тия кино­фе­сти­ва­ля «Ліста­пад», наци­о­наль­но­го отбо­ра кон­кур­са пес­ни «Евро­ви­де­ния», опуб­ли­ко­ван­ные в бело­рус­ских сете­вых изда­ни­ях tut​.by и onliner​.by за 2017–2020 гг. Выбор изда­ний аргу­мен­ти­ру­ет­ся тем, что их меди­а­тек­сты пред­по­ла­га­ют само­быт­ность и яркость изло­же­ния, осо­бен­но в рас­суж­де­ни­ях авто­ра, кото­рый обла­да­ет ярким инди­ви­ду­аль­ным автор­ским сти­лем, спо­соб­ным заин­те­ре­со­вать мас­со­вую ауди­то­рию интернет-изданий.

Анализ материала

Каж­дый год в СМИ пуб­ли­ку­ют­ся репор­та­жи с цере­мо­ний откры­тия и закры­тия Мин­ско­го меж­ду­на­род­но­го кино­фе­сти­ва­ля «Ліста­пад», в кото­рых чаще все­го вни­ма­ние чита­те­ля акцен­ти­ру­ет­ся на том, во что были оде­ты гости цере­мо­нии: Светлана Немоляева, известная по роли Оленьки в фильме «Служебный роман», появилась на церемонии в черном бархатном платье с белой розой на сумке (tut​.by, 2.11.2018). Такой под­ход спо­со­бен при­влечь вни­ма­ние чита­те­ля, но не явля­ет­ся ими­дже­об­ра­зу­ю­щим приемом.

Сле­ду­ет отме­тить, что постро­е­нию ими­джа фести­ва­ля спо­соб­ству­ют субъ­ек­тив­ные заме­ча­ния жур­на­ли­ста: Речь о всех тех, кто имеет к национальному кино хоть какое-то, иногда даже очень опосредованное отношение (tut​.by, 4.11.2017). Ино­гда подоб­ные ремар­ки от жур­на­ли­ста могут пере­хо­дить в сар­казм по отно­ше­нию к гостям цере­мо­нии: Со стороны проход по «красной дорожке» казался чем-то средним между обязаловкой и ярмаркой тщесла­вия. Автор репор­та­жа подоб­ным срав­не­ни­ем обес­це­ни­ва­ет меро­при­я­тие, хотя фести­валь не огра­ни­чи­ва­ет­ся толь­ко цере­мо­ни­я­ми откры­тия и закры­тия. До кон­ца тек­ста жур­на­лист при­дер­жи­ва­ет­ся нега­тив­ной стра­те­гии, отме­чая, что церемония открытия фестиваля это аляповатое и иногда безвкусное дополнение к изысканно составленным конкурсным программам, за что особенно стыдно было перед зарубежными гостями. По мне­нию жур­на­ли­ста, имен­но цере­мо­ния откры­тия созда­ет такое впе­чат­ле­ние, одна­ко посте­пен­но стра­те­гия меня­ет­ся и при­об­ре­та­ет реа­би­ли­та­ци­он­ный харак­тер: На этот раз в кино­театре «Москва» на какой-то момент действительно запахло магией кино. Репор­таж, в кото­ром не созда­ет­ся пози­тив­ный имидж фести­ва­ля, еди­нич­ный. В дру­гих текстах жур­на­ли­сты не дела­ют акцен­ты на скан­даль­но­сти и эпа­таж­но­сти цере­мо­ний откры­тия и закры­тия, а, наобо­рот, под­чер­ки­ва­ют эли­тар­ность кино­фе­сти­ва­ля и его зна­чи­мость для бело­рус­ской куль­ту­ры, что соот­вет­ству­ет действительности.

Про­цес­сы, кото­рые про­ис­хо­дят в совре­мен­ном искус­стве, спо­соб­ны вли­ять на язык рецен­зий и репор­та­жей. Напри­мер, «Евро­ви­де­ние» сего­дня вос­при­ни­ма­ет­ся не как кон­курс пес­ни, а как раз­вле­ка­тель­ное шоу, поэто­му иро­ния, пере­хо­дя­щая в стеб, слу­жит одним из основ­ных средств реа­ли­за­ции стра­те­гии фор­ми­ро­ва­ния ими­джа кон­кур­са. Рас­смот­рим, как репре­зен­ти­ру­ет­ся бело­рус­ский наци­о­наль­ный отбор и сам кон­курс. Доволь­но рас­про­стра­не­ны в репор­та­жах с наци­о­наль­но­го отбо­ра оце­ноч­ные суж­де­ния типа еже­годный остросюжетный сериал, мясорубка закрытого прослушивания, пластическое шоу с пла­менным шевелением бедра­ми и глубокой одышкой, полуфинальное месиво отбо­ра, еже­годный сакральный акт борьбы белорусского шоубиза. Исполь­зо­ва­ние подоб­ных мета­фор под­чер­ки­ва­ет несе­рьез­ность, абсурд­ность про­ис­хо­дя­ще­го. Жур­на­лист не упус­ка­ет воз­мож­но­сти поглу­мить­ся над все­ми, кто попа­да­ет в фокус его вни­ма­ния: Особенно жалко певицу Зену, совсем еще детскую психику которой рвет в лохмотья звер­ским калейдоскопом гуля­щих нот (onliner​.by, 27.01.2020). Подоб­ная пода­ча репор­та­жа созда­ет наци­о­наль­но­му отбо­ру не столь­ко нега­тив­ный, сколь­ко коми­че­ский имидж, а сам меди­а­текст по импрес­си­о­нист­ско­му сти­лю напи­са­ния напо­ми­на­ет поств­пе­чат­ле­ние в соци­аль­ной сети.

В отно­ше­нии само­го кон­кур­са чаще все­го исполь­зу­ют­ся сле­ду­ю­щие лек­се­мы, фор­ми­ру­ю­щие имидж кон­кур­са: конкурс, который все ругают, но все равно смотрят; головная боль в виде организации международного песенного конкурса. Оце­ноч­ные суж­де­ния жур­на­лист исполь­зу­ет и по отно­ше­нию к участ­ни­кам кон­кур­са: евровизион­ный крендель; кудахчет так, как не умеет ни одна домохозяйка с 20-летним стажем; крепкие пражские телята. Весь текст постро­ен в раз­вле­ка­тель­ной мане­ре, ни о каких эсте­ти­че­ских досто­ин­ствах кон­кур­са нет и речи. Отдель­но сто­ит обра­тить вни­ма­ние на оце­ноч­ные суж­де­ния по отно­ше­нию к участ­ни­ку от Бела­ру­си: Сам Алексеев выходит на дорожку в черном костюме, из которо­го белым пламенем сверкают только красивые зубы артиста. Никита явля­ет собой торжество красноречия и сражает наповал риторикой победителя; «Капитанит» про погоду украинец, такой чистенький и нарядный, будто его только что нещадно обработали в фоторедакторе, а потом еще смазали сливочным маслицем (onliner​.by, 8.05.2018).

В дан­ном при­ме­ре, каза­лось бы, без­обид­ный стеб, кото­рый исполь­зо­вал­ся по отно­ше­нию к дру­гим участ­ни­кам, пере­хо­дит в иро­нию язви­тель­но­го харак­те­ра. Такой под­ход мож­но рас­це­ни­вать как мощ­ный инстру­мент мани­пу­ля­тив­но­го воз­дей­ствия на мне­ние чита­те­ля и созда­ние нега­тив­но­го обра­за чело­ве­ка. В целом жур­на­ли­сты в сво­их репор­та­жах фор­ми­ру­ют коми­че­ский имидж кон­кур­са, они акцен­ти­ру­ют вни­ма­ние не на пес­нях, а на участ­ни­ках, при этом исполь­зу­ют раз­вле­ка­тель­ные под­хо­ды, при­дер­жи­ва­ют­ся уста­нов­ки на созда­ние облег­чен­но­го вари­ан­та тек­ста, кото­рый выпол­ня­ет рекре­а­тив­ную функ­цию. В про­ана­ли­зи­ро­ван­ных репор­та­жах мож­но отме­тить яркую само­пре­зен­та­цию авто­ра, но при этом жур­на­лист не выпя­чи­ва­ет свое «я», он оста­ет­ся авто­ром-нар­ра­то­ром, кото­рый иро­нич­но рас­ска­зы­ва­ет о собы­тии. В дан­ном слу­чае сле­ду­ет гово­рить о реа­ли­за­ции так­ти­ки самопрезентации.

Исполь­зо­ва­ние подоб­ной так­ти­ки свя­за­но с тем, что жур­на­лист пред­став­ля­ет себя в каче­стве про­фес­си­о­на­ла, что­бы вызвать рас­по­ло­же­ние потен­ци­аль­но­го чита­те­ля и повы­сить его дове­рие к выно­си­мым оцен­кам. На осно­ве про­ана­ли­зи­ро­ван­ных рецен­зий мы можем выде­лить пози­тив­ную так­ти­ку само­пре­зен­та­ции, кото­рая поз­во­ля­ет кино­обо­зре­ва­те­лю пре­под­не­сти себя как чело­ве­ка, обла­да­ю­ще­го опре­де­лен­ны­ми про­фес­си­о­наль­ны­ми зна­ни­я­ми: Стиль «Отверженных» как бы балансирует между гонзо-журналистикой и теледокументалистикой (стоит ли уточнять, что Ладж скорее известен как документалист?) (tut​.by, 1.02.2020). Вве­де­ние в текст инфор­ма­ции о ком­пе­тен­ции кино­обо­зре­ва­те­ля спо­соб­но повы­сить у чита­те­ля сте­пень дове­рия к нему. Так­ти­ка само­пре­зен­та­ции так­же может выра­жать­ся и через яркую пода­чу рецен­зии, упо­треб­ле­ние раз­го­вор­ной лек­си­ки вро­де кровавое мочилово, поехавшая кукуха.

Реа­ли­за­ция так­ти­ки пре­зен­та­ции объ­ек­та (в нашем слу­чае филь­ма) свя­за­на с такой зада­чей рецен­зии, как фор­ми­ро­ва­ние в созна­нии ауди­то­рии опре­де­лен­но­го оце­ноч­но­го обра­за филь­ма с помо­щью кри­ти­че­ско­го ана­ли­за идей­но-худо­же­ствен­но­го свое­об­ра­зия кино­лен­ты и режис­сер­ско­го мастер­ства. Так­ти­ка пре­зен­та­ции объ­ек­та рецен­зии в зави­си­мо­сти от век­то­ра оцен­ки направ­ле­на на созда­ние пози­тив­но­го или нега­тив­но­го обра­за ана­ли­зи­ру­е­мо­го про­из­ве­де­ния. Чаще все­го она реа­ли­зу­ет­ся через выра­же­ние впе­чат­ле­ний от филь­ма, пере­чис­ле­ние его досто­инств или недостатков.

В рецен­зии на фильм «Ара­хи­со­вый сокол» (tut​.by, 24.10.2019) кино­обо­зре­ва­тель под­чер­ки­ва­ет, что лен­та явля­ет­ся глав­ным пре­тен­ден­том на «Оскар»: «Ара­хисовый сокол»: 7 из 10. А вот и первый кандидат на «Оскар» (гром­кое заяв­ле­ние в заго­лов­ке рецен­зии); Ну, а ближе к оскаровскому сезону можно смело делать ставки: без наград «Арахисо­вый сокол» точно не останется. Для мно­гих чита­те­лей нали­чие у филь­ма «Оска­ра» сви­де­тель­ству­ет о высо­ком каче­стве кино­лен­ты, что уже сти­му­ли­ру­ет к ней зри­тель­ский инте­рес. Одна­ко в 2020 г. «Ара­хи­со­вый сокол» не был отме­чен пре­стиж­ной кино­пре­ми­ей, а это зна­чит, что кино­обо­зре­ва­тель обма­нул ожи­да­ния чита­те­лей. При воз­мож­ной худо­же­ствен­ной зна­чи­мо­сти филь­ма такой под­ход может создать нега­тив­ный образ и антирекламу.

С помо­щью так­ти­ки пре­зен­та­ции объ­ек­та кино­обо­зре­ва­тель может так­же поре­ко­мен­до­вать про­смот­реть фильм: Afisha.tut.by посмотрела фильм и рекомендует его тем, кто привык искать в фильмах про кос­мос экзистенциальный кризис вместо эффектных сцен (tut​.by, 26.09.2019); Кинообозреватель tut.by Анна Ефременко посмотрела «Однажды в… Голливуде» на два дня раньше премьеры и рекомендует вам бежать за билетами прямо сейчас (tut​.by, 8.08.2019). В таком слу­чае кино­обо­зре­ва­тель демон­стри­ру­ет свой авто­ри­тет и бога­тый зри­тель­ский опыт. Так­же при­мер пока­за­те­лен в том плане, что в нем исполь­зо­ва­но пер­фор­ма­тив­ное выра­же­ние, где кино­обо­зре­ва­тель при­зы­ва­ет к дей­ствию, в дан­ном слу­чае к покуп­ке биле­та. Это один из фак­то­ров реа­ли­за­ции реклам­ной стра­те­гии в рецензии.

Одна из задач рецен­зии — уста­нов­ле­ние диа­ло­га с чита­те­лем. Рецен­зия — жанр моно­ло­гич­ный, поэто­му мы можем гово­рить лишь об иллю­зии пря­мо­го диа­ло­га. Таким обра­зом, так­ти­ка диа­ло­га с чита­те­лем реа­ли­зу­ет­ся через апел­ля­цию к адре­са­ту рецен­зии и ими­та­цию ответ­ных реплик. В кине­ма­то­гра­фе есть поня­тие «раз­ру­шить чет­вер­тую сте­ну», когда герой обра­ща­ет­ся к зри­те­лю. Подоб­ный при­ем мож­но отме­тить и в рецен­зии: «Время возмездия» кино о человеке на грани отчаяния азови я это экзистенциальным кризисом, вы начнете корчить гримасы) (tut​.by, 15.03.2019). Таким обра­зом кино­обо­зре­ва­тель обра­ща­ет­ся к чита­те­лю, втя­ги­ва­ет его в про­цесс ана­ли­за филь­ма. Вто­рой при­ем вовле­че­ния чита­те­ля в диа­лог про­яв­ля­ет­ся в том, что кино­обо­зре­ва­тель исполь­зу­ет обра­ще­ния во вто­ром лице мно­же­ствен­но­го чис­ла: тут вам должен вспом­ниться, что вам еще припом­нит во время сеанса ваш вестибулярный аппарат, хотя нам с вами это понятно еще раньше. Подоб­ное воз­дей­ствие ори­ен­ти­ро­ва­но на эффект иден­ти­фи­ка­ции чита­те­ля с кинообозревателем.

Мы неод­но­крат­но под­чер­ки­ва­ли реклам­ную при­ро­ду рецен­зии, поэто­му сто­ит затро­нуть вопрос, как вер­ба­ли­зи­ру­ет­ся дан­ная стра­те­гия. В первую оче­редь необ­хо­ди­мо обра­тить вни­ма­ние на заго­ло­вок как самый пер­вый и актив­ный ком­по­нент рецен­зии. Осо­бен­ность про­ана­ли­зи­ро­ван­ных рецен­зий заклю­ча­ет­ся в том, что в их заго­ло­воч­ный ком­плекс вхо­дит оцен­ка филь­ма по деся­ти­балль­ной шка­ле: «Дылда»: 8 из 10. Блокадный Ленинград глазами 27-летнего хипстера; «Мертвые не умирают»: 5 из 10. Как развлекается великий режиссер. И почему у него ничего не выходит. Во-пер­вых, такое оце­ни­ва­ние — пока­за­тель автор­ской субъ­ек­тив­но­сти, ведь точ­ка зре­ния кино­обо­зре­ва­те­ля может не сов­па­дать с мне­ни­ем чита­те­ля или дру­го­го кри­ти­ка. Во-вто­рых, подоб­ный под­ход может созда­вать в созна­нии пози­тив­ный или нега­тив­ный образ филь­ма, а сле­до­ва­тель­но, рекла­му или анти­ре­кла­му. Чаще все­го имен­но в заго­лов­ке содер­жит­ся реклам­ная лек­си­ка (фильм-скандал, лучший российский фильм года, идеальный хор­рор, откровенное даже шокирующее) кино), кото­рая может как при­влечь вни­ма­ние к филь­му, так и оттолк­нуть от него. «Про­дать» фильм через рецен­зию помо­га­ет акцен­ти­ро­ва­ние вни­ма­ния на том, что он полу­чил пре­стиж­ную награ­ду: Фильм, завоевавший «Золотого льва» Венецианского кинофестиваля, теперь поборется за зрительские сердца кошельки) (tut​.by, 4.10.2019).

Выводы

Ана­лиз эмпи­ри­че­ско­го мате­ри­а­ла выявил спе­ци­фи­че­скую сти­ли­сти­ку репор­та­жей и рецен­зий за счет исполь­зо­ва­ния опре­де­лен­ных стра­те­гий и так­тик. Это мож­но объ­яс­нить тем, что меди­а­текст отра­жа­ет про­цес­сы, кото­рые про­ис­хо­дят, с одной сто­ро­ны, в язы­ке СМИ, с дру­гой — в обла­сти искус­ства. Наблю­да­ет­ся тен­ден­ция к дегу­ма­ни­за­ции искус­ства, «когда кате­го­рия воз­вы­шен­но­го исче­за­ет, а кате­го­рия низ­мен­но­го, наобо­рот, выхо­дит на пер­вый план» [Груз­де­ва 2018: 51].

Зада­чей обо­зре­ва­те­ля или кри­ти­ка явля­ет­ся не ана­лиз худо­же­ствен­но­го про­из­ве­де­ния и выде­ле­ние его досто­инств и недо­стат­ков, а при­вле­че­ние вни­ма­ния к нему как к ком­мер­че­ско­му про­дук­ту, что при­ве­ло к ком­мер­ци­а­ли­за­ции искус­ства и кри­ти­че­ской дея­тель­но­сти. Такой под­ход повли­ял на рече­вую фор­му меди­а­тек­ста. Ана­лиз рецен­зий и репор­та­жей в интер­нет-изда­ни­ях поз­во­лил выявить такие осо­бен­но­сти реклам­ной стра­те­гии и стра­те­гии постро­е­ния ими­джа, как стрем­ле­ние к раз­вле­ка­тель­но­сти, иро­ни­че­ское и сар­ка­сти­че­ское вос­при­я­тие, яркая само­пре­зен­та­ция, за кото­рой спо­соб­ны поте­рять­ся про­из­ве­де­ние искус­ства и куль­тур­ное событие.

Ста­тья посту­пи­ла в редак­цию 10 мар­та 2021 г.;
реко­мен­до­ва­на в печать 20 апре­ля 2021 г.

© Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, 2021

Received: July 2, 2020
Accepted: November 4, 2020