Понедельник, Ноябрь 19Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

КАТЕГОРИЯ ОБЪЕКТИВНОСТИ В КОНТЕКСТЕ СОВРЕМЕННОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ: ИТАЛЬЯНСКИЙ ОПЫТ

Категория объективности — фундаментальное понятие журналистики, которое определяет ее качество как способа осознавания социальной действительности. Каждая культура вырабатывает собственное понимание объективности и отношение к ней. И то и другое может меняться по разным причинам — из-за политических перемен или из-за череды эпох со всеми их особенностями и характеристиками. В истории итальянской журналистики выделяются три периода, в которых проявляется интерес к объективности. В данной статье рассматривается то, как категория объективности реализуется в практике современной итальянской журналистики. Принцип объективности опирается на требование со стороны общества к журналисту говорить правду, которая может быть обеспечена независимостью журналиста и его личностной заинтересованностью в истине. Однако объективности не способствует распространение в коммуникации стратегии массмедийного спектакля, в котором главным героем становится журналист, когда проникает в жизнь и чувства интервьюируемых им людей.

CATEGORY OF OBJECTIVITY IN THE CONTEXT OF MODERN JOURNALISM: THE ITALIAN EXPERIENCE

The category of objectivity is a fundamental concept of journalism, which determines its quality as a modus of recognition of the social reality. Each culture develops its own understanding of objectivity and attitude towards it. Both can vary for different reasons — because of political changes or because of a succession of eras with all their features and specifications. In the history of Italian journalism distinguished three periods in which there is interest in objectivity. This article discusses how the category of objectivity is realized in the practice of modern Italian journalism. The principle of objectivity is based on the society’s requirement for the truth to a journalist, it may be provided by a freelance journalist and his personal interest in the truth. However, objectivity is not conducive to the spread of the mass media in the communication strategy of the play in which the protagonist becomes a journalist, when penetrating into the life and feelings of the people he interviewed.

Уго Перси, профессор, заведующий кафедрой славистики Бергамского государственного университета

E-mail: ugo.persi@unibg.it

Ugo Persi, Professor, Head of the Slavonic Department of the Bergamo State University

E-mail: ugo.persi@unibg.it

УДК 070 
ББК 73.0 
ГРНТИ 19.41.09 
КОД ВАК 10.01.10

Постановка проблемы. Категория объективности — фундаментальное понятие журналистики, определяющее ее качество как деятельности, цель которой — распространение актуальной, социально значимой информации и на этой основе «обеспечение демократии» [Прохоров 2004]. В рамках данной статьи мне хотелось рассмотреть, как категория объективности реализуется в практике современной журналистики, конечно, имея в виду прежде всего непростой итальянский опыт. 

В городе Барроу (Аляска) в 1988 г. были обнаружены три серых кита, застрявших во льду. Если это журналистская новость, то возникает вопрос: почему ее считают именно журналистской новостью? Ведь практически все знают, что Аляска — самая северная часть американского континента, что там — суровый климат, холодный океан и что по этой причине киты любят там плавать. Многие также знают, что киты иногда теряют дорогу и попадают в положения, для них опасные и даже смертельные. Тем не менее, несмотря на все эти тривиальности, взоры всего мира оказались обращенными в сторону Барроу и три кита во льду стали мировым событием, которым заинтересовались даже Рональд Рейган и Михаил Горбачев. 

То, что превратило в мировое событие не частое, но и не удивительное происшествие повседневной жизни тех далеких и «замороженных» берегов, — это присутствие там видеокамеры. Однако и телевизионная съемка как объективное воспроизведение реального (обыденного) факта сама по себе не смогла бы придать видеоматериалу статус мирового ранга, если бы за ней не стояло того, что немецкий герменевт Х. Р. Яусс называет «горизонтом ожиданий» [Jauss 1974], другими словами, того, что публика желает знать и видеть. 

На мой взгляд, в данном случае речь идет не столько об удовлетворении желания обладать знанием как таковым, связанным с заполнением существующих пробелов, сколько об удовлетворении своего любопытства, о желании каким-то образом быть в том месте или, в лучшем случае, дать свободу своим эмоциям. В самом деле, многие могли сочувствовать судьбе китов, ведь хотя они и самые большие живые существа, но даже они, к сожалению, могут страдать и погибать. Благодаря концентрации внимания, т. е. объединению любопытства, эмоций, интереса, новизны, сочувствия, статус трех морских исполинов повысился от объекта «морского происшествия» до «героев дня».  

Три кита стали одним из первых примеров новой концепции в передаче происшествий — инфотейнмента, спектакуляризации репортажа, гибридизации журналистских жанров [Березин 2014; Дорощук 2006]. По этой концепции журналистский пересказ является жанром, все более смешанным с языками интертейнмента и фикшена и обращенным к эмоциональности и поиску, порой навязчивому, так называемых софт ньюз. Таким образом развивается массмедийная культура, состоящая из великих событий, умеющих привлечь к себе внимание целых стран и возбудить общий интерес [Назаров 2004; Кириллова 2006; Полонский 2014]. Журналистский текст постепенно превращается в рассказ, в котором определенный сектор населения может (должен) узнавать себя, чтобы о себе рассказать. Даже в политическом измерении определенный коллектив нуждается в выражении общих эмоций с целью представления и восхваления своих характерных особенностей и своего единства.

Каждая культура вырабатывает собственное, особое отношение к понятию «объективность», и в любой культуре оно может меняться по разным причинам — из-за политических перемен или просто из-за череды эпох со всеми их особенностями и характеристиками [Russ-Mohl 2003; Белоедова 2014; Иващенко 2010; Муртазин 2015].

Описание аналитического подхода к решению проблемы. Как итальянская культура относится к объективности?

Первый и, может, несколько упрощенный шаг к рассмотрению этой проблематики — обращение к словарям. Как словарь Альдо Габриелли [Gabrielli 2015], так и словарь Джакомо Девото [Devoto 1975] не связывают объяснение понятия «объективность» с практикой журналистики. В объяснениях оба словаря придерживаются довольно отвлеченных концепций и не соотносят объективность с какой-нибудь профессиональной деятельностью.

В словарях французского и в особенности английского языка, наоборот, ссылка на профессиональную деятельность связывается с определениями понятия «объективность», выраженными посредством таких определений, как, например, «беспристрастный», «уравновешенный», «лояльный», т. е. значений, ссылающихся на поведение, которое считается справедливым, законным и необходимым со стороны общественных деятелей, в частности в странах более устойчивых демократических традиций.

В определениях вышеупомянутых словарей чувствуется еще не разорванная связь с духом позитивизма XIX в. и отсутствуют намеки на эпохальные изменения, которым подверглись СМИ и которые они, в свою очередь, внесли в понятие «объективность». 

Широкое распространение журнализма, кино, телевидения, радио, Интернета коренным образом изменило перцепцию людей социального мира и отношения с его «действительностью». Необходимо иметь в виду, что упомянутые определения итальянских словарей не учитывают «текущие модальности восприятия реальности», без которых нельзя успешно и исчерпывающе поставить вопрос об объективности журналистов.     

Итальянская журналистика, как и журналистика других стран мира, обладает своей, чрезвычайно специфической, модальностью восприятия реальности, продиктованной историей и культурой страны, а также самим ее устройством. 

Большинство итальянских СМИ сконцентрировано в руках немногих семей, хотя «создавать» подробную имущественную карту СМИ является нелегким делом из-за того, что, кроме немногих крупных фирм, не все котируются на бирже. Самое опасное все же не столько сама концентрация, сколько то, что рынок коммуникации тесно связан с экономической властью, крупным финансовым капиталом и политикой. Достаточно упомянуть, что Mediaset, самое крупное предприятие не только по производству и сбыту телевизионных передач, но и по сбыту кинематографической и мультимедийной продукции, а также по рекламному сбору, финансируется холдингом Fininvest, принадлежащим семье С. Берлускони, глава которой в течение двадцати лет был и премьер-министром. Другой пример: туринская газета «La Stampa» принадлежит семье Аньелли, мажоритарному акционеру FIAT. И наконец, RCS Mediagroup, первый концерн Италии в издательском деле, принадлежит Mediobanca, первому торговому банку страны, названному «изящной гостиной итальянских финансистов», в которой «сидят» почти все крупные предприниматели страны.

Этим их круг и ограничивается.

Из вышеизложенного следует, что в Италии, как и в других странах, журналисты безусловно стремятся к объективности, но только, замечу, теоретически. В самом деле они не только знают, что полная объективность невозможна, но ее и не преследуют, потому что журналистика и политика по традиции считаются аналогичными явлениями.

Чем объясняется этот факт? 

1. Тем, что после объединения страны в 1861 г. новая политическая власть пользовалась газетами, чтобы оправдать себя перед своим народом и оправдать новую страну перед остальным миром.

2. Тем, что после Второй мировой войны враждебно противостоящие политические группировки в парламенте имели свои рупоры в газетах: неофашисты против антифашистов, коммунисты против католиков и антикоммунистов, берлусконцы против антиберлусконцев.

Анализ материала. В истории итальянской журналистики выделяются только три недолгих периода, в которых проявлялся некий интерес к объективности: в начале ХХ в. казалось, что итальянская пресса пойдет по пути журналистики других передовых стран, однако с наступлением фашизма этот робкий огонек потух.

Следующий краткий период (конец 70-х — конец 80-х годов) относится к феномену противоположных, правого и левого, терроризмов. 

В последний период, после горячих споров, верх одержало мнение, что объективность как таковая невозможна и, следовательно, бороться за нее не стоит. Характерны высказывания У. Эко того времени. Философ утверждал, между прочим, что «миф объективности вместе с соотносящимся образом „независимой газеты“ просто маскирует признанную и неизбежную тенденциозность любой новости». К этому утверждению Эко добавляет, что простой факт выбора обсуждения определенной новости сам по себе уже является толкованием, и даже обсуждение новости на первой странице предъявляет читателю определенную шкалу приоритетов. Философ так заканчивает свои размышления: «У журналиста нет обязанности быть объективным, у него есть обязанность свидетельствовать. Он должен свидетельствовать о том, что он знает… и должен свидетельствовать, высказав, каково его мнение… Задача журналиста не в убеждении читателя в том, что он говорит правду, а в предупреждении его о том, что он излагает „свою“ правду, хотя есть и другие правды. Журналист, уважающий читателя, должен оставить у него чувство альтернативы» [Eco 1969: 126].

В то время аргументировали невозможность объективности, исходя из отвлеченных, скорее философских, размышлений, однако такая позиция с трудом могла согласоваться с позицией другого лагеря, утверждавшего, что публикуемое газетами есть не что иное, как «фотография реальности». В самом деле, непросто сочетать тезис, по которому реальность так сложна и многогранна, что почти невозможно ее понять и о ней рассказать, с тезисом, в соответствии с которым у журналистики есть средства для «фотографирования» реальности.   

В Италии так называемая четвертая власть никогда не являлась действительно авторитетной и автономной. В самых отрицательных случаях извращенное переплетение журналистики, плохой политики и — нередко — мафиозных происков содействует растерянности публики. Однако даже публика серьезных газет и телевизионных передач, за исключением немногих людей, уму-разуму наученных, или людей с более высоким образованием, только изредка в состоянии оценить то, что читает или слушает, потому что оно уже было «осмыслено» другим субъектом — журналистом-посредником, комментатором, автором аналитических статей. В связи с этим невозможно не жаловаться на то, что количество журналистов, начавших свою карьеру репортерами, т. е. носителями «стратегических знаний», резко уменьшилось. Все более развивается практика набранных отовсюду сообщений, которые потом «упаковываются» в форме новости. Торжествуют в итальянской прессе, на телевидении и радио комментарии, и хотя они нередко делаются на высоком уровне, этот факт сам по себе подчеркивает тяготение немалой части журналистики к публицистике как способу «предъявления точки зрения, ценностного суждения… социальной заявки на будущее» [Полонский 2009: 14].   

Возникает вопрос: если итальянская журналистика настолько тесно связана с властью разного порядка, является ли она кастой? В наши дни уже не на таком уровне, как в прошлые десятилетия, но она кастой была. Причиной этого являются следующих шесть фактов:

1) небольшое количество работников: если сложить количество журналистов в полном штате и практикантов, в 1975 г. работало только 7237 человек (сегодня их в 5 раз больше);

2) форма доступа к профессии: часто бывало, что журналистами становились сыновья журналистов или люди со связями;

3) институты профессиональной защиты, первый из которых — Национальная федерация итальянской прессы;

4) образование, которое вообще не может быть не высоким, однако в то время оно часто приобреталось по прочной семейной культурной традиции;

5) доходы (гонорары): известен случай, когда журналист после практики был принят на работу в важную газету и всего лишь за два года смог позволить себе купить хорошую квартиру в центре города и обеспечить семью из пяти человек плюс служанку, работавшую полный рабочий день;

6) общее социальное признание как логичное следствие всего выше сказанного.

Однако такая ситуация, как уже было замечено, резко изменилась в 70-е годы, в «эпоху терроризма», когда журналисты начали себе задавать вопросы о том, почему у них такое слабое влияние в редакциях и почему газеты зависят в большей степени от других интересов, чем от свободы информации. Несколько лет спустя изменению ситуации содействовали развитие индустрии медиа и процесс технологической инновации. 

В самом деле, индустрия медиа предусматривает наличие знания о целом производном цикле, о его процессе и управлении им, о сбыте, рынке и общих экономических условиях, о формировании и распределении профессиональных задач. В те годы только одна газета «la Republica» отдавала себе отчет в этом. Она дала, так сказать, «пощечину» ремесленному управлению журналистики и превратила его в промышленное. Не стоит скрывать, что все эти факторы, безусловно, содействовали модернизации итальянской журналистики, однако не устранили базовых недостатков, и «союз» информационной и политической сфер последних двух десятилетий («берлусконская» эпоха) — красноречивое тому доказательство.

То, что начиная с 80-х годов ХХ в. уже едва ли можно было говорить об итальянской журналистике как о касте (в этом статусе ее значительно превосходила политика), подтверждается формулированием этических правил журналиста, которые представлены в Деонтологическом кодексе журналистики, введенном в действие в 1998 г. 

Кодекс журналистики представляет собой совокупность юридических норм, касающихся отношений журналиста с другими членами журналистского сообщества и с обществом в целом, нарушение их может предусматривать гражданскую и / или уголовную ответственность. Наряду с этими нормами есть и другие, правда лишенные юридической силы, касающиеся профессиональной этики и предусматривающие только дисциплинарные взыскания, т. е. предупреждение, временное отстранение и исключение из журналистского сообщества.

Выводы. Дух Деонтологического кодекса журналиста зиждется на обязанностях журналистов, первый из которых — это, безусловно, долг говорить правду, поскольку средства информации являются звеном между фактом и обществом. Они обеспечивают исполнение суверенитета, который, как гласит первая статья итальянской Конституции, «принадлежит народу». Средства информации, скрывающие или искажающие действительные факты, не позволяют сообществу сознательно исполнять требования суверенитета.

В то же время наравне с долгом рассказывать правду кодекс делает акцент и на абсолютно непременной этической ценности — независимости журналиста и его личностной заинтересованности в истине. Если журналист независим, то он может быть и объективен.

Однако даже независимый от капитала или от политики итальянский журналист, если вообще таковой существует, уже не в силах быть полностью независимым от новых массмедийных стратегий, от соблазна спектакуляризации — желания самому стать актером массмедийного спектакля, от некого сладострастного стремления проникнуть в жизнь и чувства интервьюированных им людей и тем самым стать главным героем. 

Таким образом, объективность представляет собой фундаментальное понятие журналистики, один из важнейших ее принципов, который определяет ее качество как способа социального познания действительности. Каким бы сложным ни был вопрос об объективности в журналистском деле, ценность и достоинство журналиста заключаются в простом человеческом качестве — честности и порядочности.

© Перси Уго, 2016

Белоедова А. В. Журналистский текст на шкале безусловной и проблемной достоверности // Науч. ведомости Белгород. гос. ун-та. Сер. Гуманитарные науки. 2014. Т. 21, № 6 (177). С. 141–146.

Березин В. М. Новость и мем: научные заметки о рождении и сопряжении смыслов // Вестн. Твер. гос. ун-та. 2014. № 1. С. 157–161.

Дорощук Е. С. Журналист и журналистская деятельность в системе публичных коммуникаций. Казань: Казан. гос. ун-т, 2006. 

Иващенко Н. А. Современная газетная журналистика: категория качества в текстовой идентификации: дис. … канд. филол. наук. СПб., 2010. URL: http://www.dslib.net/zhurnalistika/sovremennaja-gazetnaja-zhurnalistika-kategorija-kachestva-v-tekstovoj-identifikacii.html. 

Кириллова Н. Б. Медиакультура: от модерна к постмодернизму. М.: Академ. Проект, 2006. 

Муртазин Э. Объективность журналистики — миф устраивающий всех // Частный корреспондент. 2015. 4 марта. URL: http://www.chaskor.ru/article/obektivnost_zhurnalistiki__mif_ustraivayushchij_vseh_37733. 

Назаров М. М. Массовая коммуникация и общество. М.: Аванти Плюс, 2004. 

Полонский А. В. Сущность и язык публицистики: учеб. пособие. Белгород: Политерра, 2009. 

Полонский А. В. К вопросу о массмедийности и ее параметрах // Вестн. Твер. гос. ун-та. 2014. № 1. С. 171–182.

Прохоров Е. П. Журналистика и демократия. М.: Аспект Пресс, 2004.

Gabrielli A. Grande dizionario Hoepli Italiano. Milano: Edigeo SRL, 2015.

Devoto G., Oli G. C. Vocabolario della lingua italiana. Vol. II. Firenze: Alma Adizione, 1975. URL: http://www.cnrtl.fr/definition/objectivit%C3%A9. 

Eco U. Il lavaggio dei lettori  // L’espresso.  1969. 13 luglio.

Jauss H. R. Literaturgeschichte als Provokation. Frankfurt/Main: Suhrkamp, 1974. 

Russ-Mohl St. Tempi duri per il giornalismo obiettivo // Problemi dell’informazione. 2003. Vol.  28 (4). P. 445–451.

Beloyedova A. V. Journalistic text on a scale of absolute reliability and problem [Zhurnalistskiy tekst na shkale bezuslovnoy i problemnoy dostovernosti] // Sci. statements of Belgorod State Univ. Ser. Humanitarian Sciences. 2014. T. 21, No. 6 (177). P. 141–146.

Berezin V. M. News and meme: scientific notes of the birth and the pair of sense  [Novost i mem: nauchnyie zametki o rozhdenii i sopryazhenii smyislov] // Vestn. of Tver State Univ. 2014. No. 1. P. 157–161.

Devoto G., Oli G. C. Dictionary of the Italian language. Vol. II. Firenze: Le Monnier, 1975. P. 265. URL: http://www.cnrtl.fr/definition/objectivit%C3%A9. 

Doroshok E. S. Journalist and journalism in the public communications [Zhurnalist i zhurnalistskaya deyatelnost v sisteme publichnyih kommunikatsiy]. Kazan, 2006.  

Eco U. The washing of the readers // L’espresso.  1969. 13 luglio.

Gabrielli A. Large dictionary. Milano: Hoepli, 2015. 

Ivashchenko N. A. Modern newspaper journalism: a quality in a text identification [Sovremennaya gazetnaya zhurnalistika: kategoriya kachestva v tekstovoy identifikatsii]: dis. … cand. of philol. Sciences. St Petersburg, 2010. URL: http://www.dslib.net/zhurnalistika/sovremennaja-gazetnaja-zhurnalistika-kategorija-kachestva-v-tekstovoj-identifikacii.html.

Jauss H. R. Literary history as a provocation. Frankfurt/Main, 1974. 

Kirillova N. B. Media culture: from modernism to postmodernism [Mediakultura: ot moderna k postmodernizmu]. Moscow, 2006.  

Murtazin E. Objectivity in journalism is a myth suitable for all [Ob’ektivnost zhurnalistiki — mif ustraivayuschiy vseh] // Private correspondent. 2015. March 4. URL: http://www.chaskor.ru/article/obektivnost_zhurnalistiki__mif_ustraivayushchij_vseh_37733.  

Nazarov M. M. Mass communication and society [Massovaya kommunikatsiya i obschestvo]. Moscow, 2004.  

Polonskiy A. V. The essence and the language of journalism [Suschnost i yazyik publitsistiki]. Belgorod, 2009. 

Polonskiy A. V. To the question of massmediynogo and parameters  [Ob’ektivnost zhurnalistiki — mif ustraivayuschiy vseh] // Vestn. of Tver State Univ. 2014. No. 1. S. 171–182.

Prokhorov E. P. Journalism and democracy [Zhurnalistika i demokratiya]. Moscow, 2004. 

Russ-Mohl St. Tempi duri per il giornalismo obiettivo // Problemi dell’informazione. 2003. Vol.  28 (4). P. 445–451.