Понедельник, 25 октябряИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

КАФЕДРА, ИДУЩАЯ В НОГУ СО ВРЕМЕНЕМ

50 лет назад на факуль­те­те жур­на­ли­сти­ки тогда Ленин­град­ско­го уни­вер­си­те­та была созда­на кафед­ра рус­ско­го язы­ка и сти­ли­сти­ки. Воз­гла­вил ее фрон­то­вик, дей­ству­ю­щий жур­на­лист доцент Вален­тин Алек­сан­дро­вич Алек­се­ев, спе­ци­а­лист в обла­сти газет­ных жан­ров. До это­го вре­ме­ни линг­ви­сти­че­ские кур­сы по сво­им про­грам­мам вели пре­по­да­ва­те­ли кафед­ры рус­ско­го язы­ка фило­ло­ги­че­ско­го факуль­те­та. Новая кафед­ра долж­на была, не раз­ру­шая основ, сфор­ми­ро­ван­ных заме­ча­тель­ны­ми уче­ны­ми — ленин­град­ски­ми фило­ло­га­ми, искать пути сбли­же­ния содер­жа­ния и мето­дов обу­че­ния рус­ско­му язы­ку с нуж­да­ми жур­на­лист­ско­го обра­зо­ва­ния. С само­го нача­ла было ясно, что не все про­бле­мы, свя­зан­ные с изу­че­ни­ем язы­ко­вой систе­мы, с клас­си­фи­ка­ци­он­ным под­хо­дом к ее еди­ни­цам акту­аль­ны для буду­щих жур­на­ли­стов. И не менее труд­но было выде­лить те вопро­сы, изу­че­ние кото­рых было бы полез­но сту­ден­там для раз­ви­тия у них навы­ков чте­ния раз­лич­ных тек­стов — извле­че­ния из них сущ­ност­ной инфор­ма­ции — и созда­ния сво­их соб­ствен­ных сочинений.

Пре­по­да­ва­те­ли кафед­ры — люди раз­но­го воз­рас­та и пре­по­да­ва­тель­ско­го опы­та — с жела­ни­ем и боль­шим вни­ма­ни­ем ана­ли­зи­ро­ва­ли газет­ные тек­сты, отно­сясь к ним не толь­ко как к про­стран­ству, из кото­ро­го извле­ка­лись при­ме­ры, но и как к неко­то­рой само­сто­я­тель­ной обла­сти функ­ци­о­ни­ро­ва­ния язы­ка. Чита­лись и обсуж­да­лись рабо­ты, и уже извест­ные, и новые, кото­рые были посвя­ще­ны газет­но-пуб­ли­ци­сти­че­ско­му сти­лю. С пер­вых шагов скла­ды­ва­лись свя­зи с факуль­те­та­ми жур­на­ли­сти­ки МГУ и дру­гих уни­вер­си­те­тов: это было вре­мя фор­ми­ро­ва­ния жур­на­лист­ско­го обра­зо­ва­ния в нашей стране.

60‑е годы были вре­ме­нем и суще­ствен­ных сдви­гов в самой линг­ви­сти­че­ской нау­ке. После сти­ли­сти­че­ской дис­кус­сии, кото­рая целый год (в 1954 г.) велась на стра­ни­цах жур­на­ла «Вопро­сы язы­ко­зна­ния», появ­ле­ния работ М. Н. Кожи­ной и А. Н. Васи­лье­вой сти­ли­сти­ка ста­ла местом при­ло­же­ния иссле­до­ва­тель­ских сил. Шли поис­ки воз­мож­но­стей не толь­ко систе­ма­ти­зи­ро­вать сти­ли­сти­че­ски окра­шен­ные язы­ко­вые сред­ства и при­е­мы, но и опре­де­лять их роль в фор­ми­ро­ва­нии смыс­ла тек­ста. Ста­но­вил­ся оче­вид­ным пово­рот от абсо­лю­ти­за­ции язы­ко­вой систе­мы как пред­ме­та изу­че­ния к обра­ще­нию к речи с ее зако­но­мер­но­стя­ми, с ее ори­ен­та­ци­ей на семан­ти­ку и прагматику.

В это вре­мя выхо­дит кни­га про­фес­со­ра Львов­ско­го уни­вер­си­те­та А. В. Чиче­ри­на «Идеи и стиль» (1968), и хотя она была посвя­ще­на «при­ро­де поэ­ти­че­ско­го сло­ва», ее назва­ние было столь созвуч­но поис­кам свя­зи меж­ду содер­жа­ни­ем сооб­ще­ния и сред­ства­ми его язы­ко­во­го выра­же­ния, что, как напи­сал автор в пре­ди­сло­вии ко вто­ро­му изда­нию, уже на вто­рой день про­да­жи ее невоз­мож­но было купить. Было реше­но при­гла­сить А. В. Чиче­ри­на на факуль­тет жур­на­ли­сти­ки, что­бы более деталь­но озна­ко­мить­ся с иде­я­ми авто­ра. Лек­ции Алек­сея Вла­ди­ми­ро­ви­ча, бесе­ды с ним на кафед­ре застав­ля­ли о мно­гом заду­мать­ся. Так, про­де­мон­стри­ро­ван­ные им экс­пе­ри­мен­ты с пре­об­ра­зо­ва­ни­ем син­так­си­че­ских струк­тур при сохра­не­нии обще­го содер­жа­ния убеж­да­ли в семан­ти­ке син­так­си­са, не остав­ля­ли сомне­ний в смыс­ло-сти­ли­сти­че­ском потен­ци­а­ле прак­ти­че­ски всех язы­ко­вых средств. Пло­до­твор­но было зна­ком­ство и с иде­я­ми запад­ных кол­лег. Напри­мер, с мыс­лью К. Бюле­ра о том, что при изу­че­нии речи необ­хо­ди­мо обра­ще­ние не толь­ко к язы­ко­вой функ­ции репре­зен­та­ции дей­стви­тель­но­сти, но и к функ­ции экс­прес­сии (выра­же­ние внут­рен­не­го состо­я­ния гово­ря­ще­го) и к функ­ции апел­ля­ции (обра­ще­ния к слу­ша­ю­ще­му) [Алпа­тов 2015: 193]. Оче­вид­но, что при изу­че­нии язы­ка пуб­ли­ци­сти­ки две послед­ние функ­ции долж­ны были стать определяющими. 

Соб­ствен­ные рабо­ты чле­ны кафед­ры регу­ляр­но посвя­ща­ют наблю­де­ни­ям за спе­ци­фи­кой функ­ци­о­ни­ро­ва­ния язы­ко­вых средств в газет­ной речи, резуль­та­ты этих иссле­до­ва­ний внед­ря­ют­ся в учеб­ный про­цесс, про­блем­ные вопро­сы ста­но­вят­ся тема­ми диплом­ных работ сту­ден­тов и дис­сер­та­ций пер­вых аспи­ран­тов. Кафед­ра заво­е­вы­ва­ет про­фес­си­о­наль­ные пози­ции на факуль­те­те. Сти­му­ли­ру­ю­щую роль игра­ют и рабо­ты мос­ков­ских кол­лег: Г. Я. Солга­ник выпус­ка­ет бро­шю­ру «Стиль репор­та­жа» (1970), В. Г. Косто­ма­ров — кни­гу «Рус­ский язык на газет­ной поло­се» (1971).

Акту­аль­ность иссле­до­ва­ния В. Г. Косто­ма­ро­ва состо­я­ла не толь­ко в пред­став­ле­нии сти­ли­сти­че­ских осо­бен­но­стей газет­ной речи, но и в утвер­жде­нии суще­ство­ва­ния кон­струк­тив­но­го прин­ци­па, кото­рый руко­во­дит отбо­ром и орга­ни­за­ци­ей язы­ко­вых средств при созда­нии газет­ных тек­стов. Близ­кие сооб­ра­же­ния выска­зы­ва­лись и М. Н. Кожи­ной отно­си­тель­но язы­ка худо­же­ствен­ной лите­ра­ту­ры и науч­ной речи. Такой под­ход «свер­ху», от «идей», был прин­ци­пи­аль­но важ­ным, он был свя­зан с пони­ма­ни­ем того, что изу­че­ние речи тре­бу­ет новых мето­дов изу­че­ния и опи­са­ния, что при­выч­ное испы­тан­ное «скла­ди­ро­ва­ние» язы­ко­вых средств, задей­ство­ван­ных в той или иной сфе­ре язы­ко­во­го упо­треб­ле­ния, не адек­ват­но пред­став­ле­нию речи и рече­вой дея­тель­но­сти. Хотя имен­но обу­че­ние рече­вой дея­тель­но­сти и состав­ля­ет глав­ную зада­чу вос­пи­та­ния истин­ной куль­ту­ры речи.

В каче­стве рече­вых обра­зо­ва­ний рас­смат­ри­ва­ют­ся теперь функ­ци­о­наль­ные сти­ли, выде­ля­е­мые вслед за Ю. С. Соро­ки­ным, кото­рый выдви­нул поло­же­ние о необ­хо­ди­мо­сти рас­смат­ри­вать сти­ли­сти­че­ские явле­ния в аспек­те ана­ли­ти­ки и функ­ци­о­ни­ро­ва­ния (ана­ли­ти­че­ская и функ­ци­о­наль­ная сти­ли­сти­ка) [Соро­кин 1954: 68–82]. Если содер­жа­ние ана­ли­ти­че­ской сти­ли­сти­ки было уже осно­ва­тель­но изу­че­но и пред­став­ле­но и в спе­ци­аль­ной лите­ра­ту­ре, и в учеб­ных посо­би­ях под автор­ством Д. Э. Розен­та­ля [Розен­таль 1977], то функ­ци­о­наль­ная сти­ли­сти­ка тре­бо­ва­ла иссле­до­ва­ния и мето­ди­че­ской интер­пре­та­ции для обу­че­ния — преж­де все­го на факуль­те­тах жур­на­ли­сти­ки. Пре­по­да­ва­те­ли кафед­ры сти­ли­сти­ки и редак­ти­ро­ва­ния поста­ви­ли перед собой эту зада­чу. К 1980 г. такой учеб­ник был напи­сан. Его содер­жа­ние состав­ля­ло опи­са­ние сти­ли­сти­че­ских осо­бен­но­стей основ­ных функ­ци­о­наль­ных сти­лей. Каж­дая часть содер­жа­ла прак­ти­че­ские зада­ния твор­че­ско­го харак­те­ра, кото­рые долж­ны были помочь чита­те­лям уяс­нить полу­чен­ную инфор­ма­цию. Харак­тер изло­же­ния и типы зада­ний выгля­де­ли не совсем обыч­но, были явно ори­ен­ти­ро­ва­ны на диа­лог с чита­те­лем. Обсуж­де­ние учеб­ни­ка до при­ня­тия к печа­ти вызы­ва­ло мно­го вопро­сов, авто­рам при­хо­ди­лось высту­пать на кафед­рах, взяв­ших его для рецен­зи­ро­ва­ния. Он был выпу­щен как «Прак­ти­че­ская сти­ли­сти­ка рус­ско­го язы­ка. Функ­ци­о­наль­ные сти­ли» изда­тель­ством «Выс­шая шко­ла» в 1982 г. и нашел чита­те­лей не толь­ко в нашей стране, но и в Китае. 

Конеч­но, это был пер­вый и доста­точ­но наив­ный опыт, но он обо­зна­чил область инте­ре­сов кафед­ры, где науч­ные изыс­ка­ния были нераз­рыв­но свя­за­ны с про­цес­сом обу­че­ния, со стрем­ле­ни­ем сам этот про­цесс вклю­чить в науч­но-поис­ко­вую деятельность.

Важ­ным направ­ле­ни­ем в дея­тель­но­сти факуль­те­та была под­го­тов­ка радио- и теле­жур­на­ли­стов. На кафед­ре актив­но изу­ча­лась уст­ная речь, доцен­ты Н. Г. Бой­ко­ва, В. И. Конь­ков и Т. И. Попо­ва выпу­сти­ли учеб­ное посо­бие по уст­ной речи, снаб­жен­ное твор­че­ски­ми зада­ни­я­ми, ори­ен­ти­ро­ван­ны­ми на пони­ма­ние раз­ли­чий меж­ду пись­мен­ной и уст­ной речью. Навы­ки осо­знан­но­го вла­де­ния обо­и­ми вида­ми рус­ской речи состав­ля­ют необ­хо­ди­мое усло­вие про­фес­си­о­наль­но­го роста журналиста. 

В 80‑е годы, во вре­мя боль­шой попу­ляр­но­сти жан­ра очер­ка, на кафед­ре про­явил­ся инте­рес к язы­ко­вой спе­ци­фи­ке жан­ро­вых обра­зо­ва­ний вооб­ще и к худо­же­ствен­но-пуб­ли­ци­сти­че­ским жан­рам в их вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях с худо­же­ствен­ной лите­ра­ту­рой. На эту тему появи­лись и ста­тьи, и неболь­шие мало­ти­раж­ные учеб­ные посо­бия, выпуск кото­рых прак­ти­ко­вал­ся в те годы.

Сотруд­ни­ка­ми кафед­ры были защи­ще­ны док­тор­ские дис­сер­та­ции: К. А. Рого­вой на тему «Экс­прес­сив­но-сти­ли­сти­че­ские фор­мы син­так­си­са в пуб­ли­ци­сти­че­ской речи» и И. П. Лыса­ко­вой «Социо­линг­ви­сти­че­ский ана­лиз газе­ты», обо­зна­чив­шие соб­ствен­но линг­ви­сти­че­ское и социо­линг­ви­сти­че­ское направ­ле­ния, в рам­ках кото­рых про­дол­жа­лось раз­ви­тие науч­ной и педа­го­ги­че­ской дея­тель­но­сти кафед­ры. После­ду­ю­щие деся­ти­ле­тия, кото­рые внес­ли кар­ди­наль­ные изме­не­ния в жизнь стра­ны, сфор­ми­ро­ва­ли мощ­ные СМИ, потре­бо­вав­шие суще­ствен­ных изме­не­ний и в иссле­до­ва­ния язы­ка медиа, а так­же созда­ние новых направ­ле­ний в язы­ко­зна­нии мно­гое изме­ни­ли как в соста­ве кафед­ры, так и в иссле­до­ва­тель­ских темах и под­хо­дах, но она неиз­мен­но оста­ет­ся нова­тор­ской, она все­гда — в пути. 

© Рого­ва К. А., 2016