Вторник, 28 маяИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ
Shadow

К вопросу о статусе выражения violencia de género в современном испанском языке

Постановка проблемы

Изу­че­ние язы­ка нераз­рыв­но свя­за­но с его соци­аль­ной при­ро­дой. В послед­нее вре­мя одним из мощ­ней­ших инстру­мен­тов изме­не­ний в испан­ском язы­ке (в первую оче­редь на лек­си­че­ском уровне) явля­ет­ся фено­мен борь­бы с ген­дер­ной асим­мет­ри­ей, что про­яв­ля­ет­ся в осу­ществ­ле­нии ген­дер­ной язы­ко­вой поли­ти­ки. Ген­дер ста­но­вит­ся «слож­ным соци­о­куль­тур­ным про­цес­сом фор­ми­ро­ва­ния (кон­стру­и­ро­ва­ния) обще­ством раз­ли­чий в муж­ских и жен­ских ролях, пове­де­нии, мен­таль­ных и эмо­ци­о­наль­ных харак­те­ри­сти­ках»1. Одним из про­яв­ле­ний ген­дер­но­го нера­вен­ства как ста­рей­шей фор­мы асим­мет­рии, тес­но свя­зан­ной с его демон­стра­ци­ей в мате­ри­аль­ной, этни­че­ской, рели­ги­оз­ной, расо­вой и дру­гих сфе­рах, явля­ет­ся ген­дер­ное наси­лие, или наси­лие в отно­ше­нии жен­щи­ны [Сил­ла­сте 2016]. Имен­но это­му вопро­су уде­ля­ет­ся мно­го вни­ма­ния как линг­ви­ста­ми, социо­линг­ви­ста­ми, пси­хо­ло­га­ми, так и жур­на­ли­ста­ми, вви­ду того что тема борь­бы с ген­дер­ным наси­ли­ем осве­ща­ет­ся очень широ­ко в веду­щих медиа Испа­нии2.

Акту­аль­ность изу­ча­е­мо­го вопро­са обу­слов­ле­на гло­баль­но­стью про­бле­мы ген­дер­но­го наси­лия не толь­ко в Испа­нии, но и в боль­шин­стве совре­мен­ных обществ. По мне­нию самих испан­цев, тема ген­дер­но­го наси­лия сто­ит осо­бен­но ост­ро для 93,3 % насе­ле­ния3. В 2021 г. в Испа­нии было заре­ги­стри­ро­ва­но око­ло 40 тысяч слу­ча­ев наси­лия в отно­ше­нии жен­щин, почти 31 тыся­ча отно­сят­ся к кате­го­рии ген­дер­но­го наси­лия, осталь­ные — слу­чаи домаш­не­го наси­лия4.

Любо­пыт­ны резуль­та­ты опро­са, про­ве­ден­но­го наци­о­наль­ным инсти­ту­том ста­ти­сти­ки в янва­ре 2023 г., когда на вопрос «По каким при­чи­нам, на ваш взгляд, про­ис­хо­дят слу­чаи наси­лия в отно­ше­нии жен­щин?» боль­шее коли­че­ство респон­ден­тов отве­ти­ло, что из-за мен­таль­ных про­блем муж­чи­ны (12,2 %), вто­рое место занял ответ «из-за нехват­ки обра­зо­ва­ния, отсут­ствия прин­ци­пов и цен­но­стей» (10,6 %)5. В свя­зи с этим оче­ви­ден тот факт, что про­бле­ма ген­дер­но­го наси­лия, нера­вен­ства в обще­стве и в язы­ке име­ет место в Испа­нии и тре­бу­ет ком­плекс­но­го под­хо­да к ее реше­нию. Изу­че­ние ген­дер­но­го наси­лия в кон­тек­сте куль­ту­ры и язы­ка, несо­мнен­но, помо­жет понять, осо­знать и най­ти пути реше­ния. Любое инди­ви­ду­аль­ное наси­лие явля­ет­ся резуль­та­том и про­дук­том опре­де­лен­ной идео­ло­гии и куль­тур­ной тра­ди­ции, частью этой реаль­но­сти [Бур­дье, Пас­срон 2006; van Soest, Bryant 1995: 550; Симо­но­ва, Симо­но­ва 2020]. Дан­ный фено­мен широ­ко изу­ча­ет­ся как в оте­че­ствен­ной нау­ке [Коф­ман 1997; Коф­ман 2020; Ростов­ская, Без­верб­ная 2020; Сил­ла­сте 2016; Симо­но­ва 2020; Симо­но­ва 2021; Фир­со­ва 2006], так и зару­беж­ной [Falcón 2014; Futrado 2013; Velando Casanova 2005; ZurbanoBerenguer 2015].

История вопроса

Ген­дер­ная асим­мет­рия — это источ­ник неста­биль­но­сти в госу­дар­ствах и в мире, что дока­за­но спе­ци­а­ли­ста­ми, в том чис­ле и экс­пер­та­ми ООН. В насто­я­щее вре­мя меж­ду­на­род­ные агент­ства и орга­ни­за­ции раз­ра­ба­ты­ва­ют мас­штаб­ные про­грам­мы по пре­одо­ле­нию ген­дер­ной асим­мет­рии во всех обла­стях жиз­ни. Ген­дер­ная асим­мет­рия про­яв­ля­ет­ся в наци­о­наль­ном язы­ке, когда име­ет место нерав­но­мер­ная пред­став­лен­ность лиц раз­но­го пола, как грам­ма­ти­че­ски, син­так­си­че­ски, так и лексически.

Ген­дер­ное равен­ство в язы­ке явля­ет­ся неотъ­ем­ле­мым усло­ви­ем обес­пе­че­ния соци­аль­ной спра­вед­ли­во­сти и равен­ства в совре­мен­ном обще­стве, а так­же осно­ва­ни­ем для реа­ли­за­ции соци­аль­ной поли­ти­ки, для под­дер­жа­ния равен­ства в опре­де­лен­ном госу­дар­стве. Одним из клю­че­вых поня­тий явля­ет­ся линг­ви­сти­че­ская дис­кри­ми­на­ция лич­но­сти, кото­рая может про­яв­лять­ся по таким при­зна­кам, как этни­че­ская, расо­вая при­над­леж­ность, воз­раст, пол, физи­че­ская дее­спо­соб­ность и др. [Тол­сто­ко­ро­ва 2005: 88]. Основ­ны­ми фор­ма­ми про­яв­ле­ния дис­кри­ми­на­ции в язы­ке явля­ют­ся сле­ду­ю­щие: расизм, сек­сизм, эйджизм и т. п. Сек­сизм может выра­жать­ся в раз­ных фор­мах: ген­дер­но-экс­клю­зив­ный, ген­дер­но-асси­мет­рич­ный, ген­дер­но­не­кор­рект­ный язык. Несмот­ря на то что вопрос о необ­хо­ди­мо­сти ген­дер­ной язы­ко­вой поли­ти­ки и мас­со­вом обсуж­де­нии поло­же­ния о ген­дер­но-кор­рект­ном язы­ке начал под­ни­мать­ся еще в сере­дине 1970‑х годов (напри­мер, рабо­та Р. Лакоф­фа, в кото­рой аме­ри­кан­ский иссле­до­ва­тель чет­ко выра­зил свою пози­цию отно­си­тель­но свя­зи дис­кри­ми­на­ции жен­щин и роли наци­о­наль­но­го язы­ка [Lakoff 1973: 46]), эта тема до сих пор оста­ет­ся на повест­ке дня во мно­гих государствах.

В 1990‑х годах в Испа­нии ста­ло раз­ви­вать­ся идео­ло­ги­че­ское тече­ние, целью кото­ро­го было устра­не­ние ген­дер­ной дис­кри­ми­на­ции в язы­ке. Появи­лось боль­шое коли­че­ство реко­мен­да­ций и книг по ген­дер­но-кор­рект­но­му упо­треб­ле­нию испан­ско­го язы­ка в речи, одна­ко пер­вые рабо­ты и иссле­до­ва­ния ста­ли выхо­дить еще в кон­це 1980‑х годов [Gibbon 1999]. В насто­я­щее вре­мя суще­ству­ет боль­шое коли­че­ство пуб­ли­ка­ций, реко­мен­да­ций, редак­ци­он­ных доку­мен­тов для жур­на­ли­стов в обла­сти несек­сист­ско­го испан­ско­го язы­ка и осо­бен­но­стей его исполь­зо­ва­ния в испа­но­языч­ных СМИ, но спо­ры все еще про­дол­жа­ют­ся как на науч­ном, медий­ном уровне, так и в поли­ти­ке. Вопрос о необ­хо­ди­мо­сти про­ве­де­ния ген­дер­ной язы­ко­вой поли­ти­ки обсуж­да­ет­ся в науч­ном мире на испан­ском язы­ке. Основ­ны­ми «узло­вы­ми точ­ка­ми» дан­ных дис­кус­сий явля­ют­ся такие поня­тия, как lenguaje igualitario (рав­но­прав­ный язык) и lenguaje inclusivo (инклю­зив­ный язык). При­ня­тие жен­щи­ной вто­ро­сте­пен­ной роли во мно­гих сфе­рах жиз­ни спо­соб­ству­ет росту слу­ча­ев ген­дер­но­го наси­лия [Fernández Poncela 2012], что не толь­ко про­яв­ля­ет­ся в повсе­днев­ной жиз­ни, но и закреп­ля­ет­ся в язы­ке и речи.

В Испа­нии вопрос ген­дер­ной асим­мет­рии, где века­ми сло­жил­ся пат­ри­ар­хат­ный тип обще­ства, сто­ит осо­бен­но ост­ро. Про­бле­ма доми­ни­ру­ю­ще­го по отно­ше­нию к жен­щине пове­де­ния испан­ско­го мачо, став­ше­го нор­мой, вышла в лиде­ры по обсуж­да­е­мо­сти и охва­ти­ла все инсти­ту­ты обще­ства. Испан­ский язык, как и мно­гие язы­ки, име­ет дол­гую пат­ри­ар­халь­ную тра­ди­цию. Таким обра­зом, язык, будучи транс­ля­то­ром пат­ри­ар­халь­ной куль­ту­ры, не мог не исполь­зо­вать­ся в иной фор­ме кро­ме как сексистской.

Под дав­ле­ни­ем обще­ства, кото­рое тре­бу­ет изме­не­ния наци­о­наль­но­го созна­ния и ново­вве­де­ний, поли­ти­че­ская систе­ма была вынуж­де­на создать орга­ни­за­ции, ассо­ци­а­ции, зани­ма­ю­щи­е­ся вопро­са­ми прав жен­щин с целью иско­ре­не­ния нерав­но­пра­вия [Calero 2002: 117]. В Испа­нии, где суще­ству­ет огром­ное коли­че­ство орга­ни­за­ций, защи­ща­ю­щих пра­ва и сво­бо­ды жен­щин как на госу­дар­ствен­ном, так и на авто­ном­ном, город­ском, рай­он­ном уров­нях, язы­ко­вая поли­ти­ка сво­дит­ся, как пра­ви­ло, к замене опре­де­лен­ных форм доми­ни­ро­ва­ния муж­ско­го рода на лек­си­че­ском уровне. В дан­ном тек­сте автор пред­ла­га­ет в первую оче­редь рас­смот­реть сам тер­мин «ген­дер­ное наси­лие» на испан­ском язы­ке как отра­же­ние и след­ствие неод­но­знач­но­го отно­ше­ния к это­му тер­ми­ну и про­бле­ме в совре­мен­ном испан­ском обществе.

Описание методики исследования

В иссле­до­ва­нии исполь­зо­ва­ны клас­си­че­ские мето­ды рабо­ты с мате­ри­а­лом, такие как: опи­са­тель­но-ана­ли­ти­че­ский и струк­тур­но-семан­ти­че­ский мето­ды, при­ем сплош­ной выбор­ки с исполь­зо­ва­ни­ем рас­ши­рен­ных функ­ций поис­ко­ви­ка в элек­трон­ных вер­си­ях газет, сло­во­об­ра­зо­ва­тель­ный и коли­че­ствен­ный ана­лиз. За еди­ни­цу сче­та были при­ня­ты сло­во­со­че­та­ния типа violencia de género, violencia doméstica, violencia machista и подоб­ные дуб­ле­ты. Сде­лан­ные авто­ром выво­ды осно­ва­ны на рабо­те с тол­ко­вы­ми сло­ва­ря­ми испан­ско­го язы­ка, сло­ва­ря­ми про­фес­си­о­наль­ной лек­си­ки, а так­же на базах дан­ных испан­ско­го язы­ка, зако­но­да­тель­ных актах и неко­то­рых веду­щих пери­о­ди­че­ских изда­ни­ях Испа­нии (газе­ты El País, La Vanguardia, El Mundo). Выбор дан­ных печат­ных СМИ обу­слов­лен несколь­ки­ми фак­то­ра­ми, а имен­но: лиди­ру­ю­щи­ми пози­ци­я­ми в рей­тин­ге веду­щих каче­ствен­ных изда­ний Испа­нии; нали­чи­ем раз­де­ла «Ген­дер­ное наси­лие» или «Домаш­нее наси­лие»; досту­пом к мате­ри­а­лам на офи­ци­аль­ных стра­ни­цах газет. Пред­став­ля­ет­ся инте­рес­ным про­ана­ли­зи­ро­вать про­бле­му ген­дер­но­го наси­лия с пози­ции функ­ци­о­ни­ро­ва­ния и коди­фи­ка­ции поня­тия в языке.

В испан­ском язы­ке в офи­ци­аль­ных доку­мен­тах, в науч­ных пуб­ли­ка­ци­ях, в мате­ри­а­лах пери­о­ди­че­ских изда­ний встре­ча­ют­ся раз­но­об­раз­ные дуб­ле­ты сло­во­со­че­та­нию «ген­дер­ное наси­лие», такие как: violencia intrafamiliar (наси­лие внут­ри семьи), violencia familiar (наси­лие в семье), violencia doméstica (домаш­нее наси­лие), parricidio (убий­ство род­ствен­ни­ка), malos tratos (жесто­кое обра­ще­ние), agresión sexual (сек­су­аль­ная агрес­сия), terrorismo doméstico (домаш­ний тер­рор), feminicidio (убий­ство на поч­ве ген­дер­ной непри­яз­ни), violencia contra las mujeres (наси­лие в отно­ше­нии жен­щин), violencia machista (наси­лие на поч­ве жено­не­на­вист­ни­че­ства). Несо­мнен­но, нали­чие тако­го боль­шо­го сино­ни­мич­но­го ряда гово­рит о мно­го­об­ра­зии форм про­яв­ле­ния агрес­сии в отно­ше­нии женщин.

Анализ материала

Выра­же­ние violencia doméstica (домаш­нее наси­лие) впер­вые вошло в речь после про­ве­де­ния I Кон­грес­са орга­ни­за­ций, зани­ма­ю­щих­ся вопро­са­ми семьи, в 1987 г. С это­го момен­та все орга­ни­за­ции и инсти­ту­ты, зани­ма­ю­щи­е­ся вопро­са­ми, свя­зан­ны­ми с наси­ли­ем в отно­ше­нии жен­щин, ста­ли исполь­зо­вать этот тер­мин. Кро­ме того, в при­ня­том Мини­стер­ством заня­то­сти и соци­аль­но­го обес­пе­че­ния (Ministerio de Trabajo y Asuntos Sociales) в 1998 и 2001 гг. законе о домаш­нем наси­лии исполь­зо­ва­лась имен­но фор­му­ли­ров­ка violencia doméstica. Этот тер­мин под­ра­зу­ме­вал все фор­мы жесто­ко­го отно­ше­ния внут­ри семьи в отно­ше­нии жен­щин, детей, а так­же лиц пожи­ло­го воз­рас­та. В даль­ней­шем сам тер­мин стал под­вер­гать­ся кри­ти­ке со сто­ро­ны феми­ни­сток, так как, по их мне­нию, не отоб­ра­жал пол­ной кар­ти­ны про­ис­хо­дя­ще­го в обществе.

Язы­ко­вая поли­ти­ка как «сово­куп­ность идео­ло­ги­че­ских прин­ци­пов и прак­ти­че­ских меро­при­я­тий по реше­нию язы­ко­вых про­блем в соци­у­ме, госу­дар­стве»6, цель кото­рой — изме­не­ние норм в опре­де­лен­ных фраг­мен­тах язы­ко­вой систе­мы, в кото­рых име­ет место ген­дер­ная асим­мет­рия, не даст жела­е­мых резуль­та­тов, если рефор­мы не будут при­ня­ты обще­ством как нор­ма сло­во­упо­треб­ле­ния. Глав­ным инсти­ту­том по коди­фи­ка­ции норм испан­ско­го язы­ка явля­ет­ся Коро­лев­ская ака­де­мия испан­ско­го язы­ка (Real Academia Española, RAE), резуль­та­ты дея­тель­но­сти кото­рый закреп­ле­ны в ака­де­ми­че­ских сло­ва­рях и грам­ма­ти­ке. Изна­чаль­но основ­ной зада­чей дея­тель­но­сти Ака­де­мии было наблю­де­ние и фик­си­ро­ва­ние закре­пив­ших­ся в узу­се слов и выра­же­ний, а так­же грам­ма­ти­че­ских норм, но в послед­нее вре­мя RAE стре­мит­ся пред­пи­сы­вать новые нор­мы, а не фик­си­ро­вать узус [Lázaro Carreter 1997: 87].

Ака­де­мия RAE на про­тя­же­нии дол­го­го вре­ме­ни отста­и­ва­ет необ­хо­ди­мость исполь­зо­вать тер­мин violencia doméstica в зна­че­нии «ген­дер­ное наси­лие», отсы­лая к тому, что про­бле­ма намно­го шире, чем про­сто наси­лие в отно­ше­нии жен­щин. Кро­ме того, чле­ны Ака­де­мии высту­па­ли в 2004 г. за фор­му­ли­ров­ку violencia doméstica в «Орга­ни­че­ском законе о домаш­нем наси­лии, в том чис­ле и на поч­ве поло­вой непри­яз­ни» (Ley integral contra la violencia doméstica o por razón de sexo). Одна­ко в финаль­ном вари­ан­те зако­на появи­лось сло­во­со­че­та­ние «ген­дер­ное наси­лие» (violencia de género).

Иссле­до­ва­те­ли про­яв­ле­ния ген­дер­но­го наси­лия в язы­ке и куль­ту­ре пред­ла­га­ют раз­но­об­раз­ные обо­зна­че­ния это­го явле­ния: так, Анна Мария Перес Дель Кам­по при­зы­ва­ет исполь­зо­вать выра­же­ние terrorismo doméstico7, когда речь идет о тер­ро­ре, кото­ро­му под­вер­га­ют­ся жен­щи­ны со сто­ро­ны сво­их парт­не­ров / быв­ших парт­не­ров по ана­ло­гии с поли­ти­че­ским дав­ле­ни­ем (автор его назы­ва­ет «поли­ти­че­ское наси­лие» — violencia de sesgo político), кото­ро­му под­вер­жен любой граж­да­нин стра­ны. Лидия Фаль­кон [Falcón 2014: 38] наста­и­ва­ет на упо­треб­ле­нии выра­же­ния terrorismo sexista. Дру­гие тео­ре­ти­ки наста­и­ва­ют на исполь­зо­ва­нии соче­та­ния terrorismo de género, опи­сы­вая ситу­а­цию тер­ро­ра и угро­зы, осно­ван­ную на струк­тур­ном наси­лии. При ген­дер­ном тер­ро­риз­ме, как и при поли­ти­че­ском, счи­та­ет Лорен­те, тер­рор про­яв­ля­ет­ся посред­ством угроз, а его эффек­тив­ность зави­сит не от про­цес­са про­яв­ле­ния наси­лия в отно­ше­нии опре­де­лен­ных людей с после­ду­ю­щи­ми трав­ма­ми, а от нали­чия самой агрес­сии, кото­рая может при­ве­сти к кон­крет­но­му слу­чаю ее про­яв­ле­ния [Lorente Acosta 2019: 93].

Функ­ци­о­ни­ру­ю­щий в испан­ском язы­ке еще один тер­мин, feminicidio (от лат. femina и -cidio)8, явля­ет­ся заим­ство­ва­ни­ем из англий­ско­го язы­ка (от feminicide). Если в англий­ском язы­ке тер­мин обо­зна­ча­ет «пре­ступ­ле­ние на поч­ве нена­ви­сти к жен­щине», то в испан­ском язы­ке — «убий­ство жен­щи­ны муж­чи­ной на поч­ве мачиз­ма или жено­не­на­вист­ни­че­ства»9. Осо­бое рас­про­стра­не­ние этот тер­мин полу­чил в стра­нах Латин­ской Аме­ри­ки, осо­бен­но в Мек­си­ке и Гва­те­ма­ле. Извест­ная мек­си­кан­ская иссле­до­ва­тель-антро­по­лог Мар­се­ла Лагар­де пони­ма­ет тер­мин feminicidio очень широ­ко, не толь­ко как гибель жен­щи­ны от рук муж­чи­ны, но и как «набор насиль­ствен­ных дей­ствий в отно­ше­нии жен­щин, в резуль­та­те чего не толь­ко они лич­но явля­ют­ся жерт­ва­ми, но и их окру­же­ние и иму­ще­ство» [Lagarde y de los Ríos 2006: 14]. Иссле­до­ва­тель­ни­ца была одним из ини­ци­а­то­ров того, что­бы исполь­зо­вать тер­мин feminicidio в офи­ци­аль­ных доку­мен­тах после про­ве­де­ния в 2005 г. III Меж­ду­на­род­но­го меж­пар­ла­мен­тар­но­го диа­ло­га, посвя­щен­но­го наси­лию в отно­ше­нии жен­щин в Мек­си­ке, Гва­те­ма­ле и Испа­нии (Tercer Diálogo Internacional Interparlamentario sobre Violencia Feminicida entre México, Guatemala y España). Мек­си­кан­ская сто­ро­на наста­и­ва­ла на упо­треб­ле­нии тер­ми­на violencia feminicida как «край­ней фор­мы ген­дер­но­го наси­лия в отно­ше­нии жен­щин, нару­ша­ю­щую пра­ва чело­ве­ка, в осо­бен­но­сти пра­во на жизнь, на без­опас­ность, на доступ к пра­во­вой защи­те»10.

В послед­ние деся­ти­ле­тия как на офи­ци­аль­ном, так и на медий­ном уровне ста­ло актив­но исполь­зо­вать­ся соче­та­ние violencia de género. Несмот­ря на то что чле­ны Коро­лев­ской ака­де­мии испан­ско­го язы­ка высту­па­ют про­тив упо­треб­ле­ния это­го тер­ми­на, он даже не зафик­си­ро­ван в глав­ном ака­де­ми­че­ском сло­ва­ре, а «Обще­ис­пан­ский уточ­ня­ю­щий сло­варь» (Diccionario Panhispánico de Dudas) лишь допус­ка­ет исполь­зо­ва­ние это­го тер­ми­на как соци­о­куль­тур­ную кате­го­рию, кото­рая отра­жа­ет раз­ли­чия и нерав­но­пра­вие в соци­аль­ной, эко­но­ми­че­ской, поли­ти­че­ской или тру­до­вой сфе­рах дея­тель­но­сти. Одна­ко в том же сло­ва­ре отме­ча­ет­ся, что, когда речь идет о наси­лии, то допу­сти­мо исполь­зо­вать аль­тер­на­тив­ные выра­же­ния: discriminación/violencia por razón de sexo (дискриминация/насилие по поло­во­му при­зна­ку): discriminación/violencia contra las mujeres (дискриминация/насилие в отно­ше­нии жен­щин); violencia doméstica (домаш­нее наси­лие); violencia de pareja (наси­лие меж­ду партнерами).

А вот в Vademécum del Diccionario de Dudas del Español de la Fundéu BBVA11 (Спра­воч­ник сло­ва­ря по осо­бо важ­ным вопро­сам испан­ско­го язы­ка) пред­при­ня­та попыт­ка раз­гра­ни­чить этот сино­ни­мич­ный ряд. Там выска­зы­ва­ет­ся при­зыв исполь­зо­вать выра­же­ние violencia de género в тех слу­ча­ях, когда дис­кри­ми­на­ция жен­щи­ны по ген­дер­но­му при­зна­ку под­твер­жде­на офи­ци­аль­ны­ми доку­мен­та­ми о подоб­ном насилии.

Когда в 2004 г. гото­вил­ся про­ект пер­во­го инте­граль­но­го зако­на о ген­дер­ном наси­лии12, Коро­лев­ская ака­де­мия испан­ско­го язы­ка высту­пи­ла кате­го­ри­че­ски про­тив исполь­зо­ва­ния соче­та­ния violencia de género, пред­ло­жив заме­нить его на por razón de sexo.

Результаты исследования

Ана­лиз ситу­а­ции, а так­же пуб­ли­ка­ции испа­но­языч­ных иссле­до­ва­те­лей на тему ген­дер­но­го наси­лия пока­зал, что на насто­я­щий момент суще­ству­ет два бло­ка спе­ци­а­ли­стов, высту­па­ю­щих за исполь­зо­ва­ние и коди­фи­ка­цию прин­ци­пи­аль­но раз­ных обо­зна­че­ний «наси­лия в отно­ше­нии жен­щин» на испан­ском язы­ке. Одни иссле­до­ва­те­ли, к чис­лу кото­рых при­над­ле­жат име­ни­тые ака­де­ми­ки, писа­те­ли и иссле­до­ва­те­ли испан­ско­го язы­ка (А. Гри­хель­мо, Ф. Ласа­ро Кар­ре­тер, А. Перес-Ревер­те и др.), а так­же чле­ны RAE, высту­па­ют про­тив упо­треб­ле­ния выра­же­ния violencia de género, апел­ли­руя к нали­чию в испан­ском язы­ке сино­ни­мич­ных тер­ми­нов, а так­же к раз­ни­це зна­че­ний лек­се­мы gender в испан­ском и англий­ском языках.

Испан­ское género13 обо­зна­ча­ет исклю­чи­тель­но грам­ма­ти­че­ский род, а не пол (у сло­ва есть род — género, но не пол — sexo; гово­ря о людях, мы име­ем в виду пол — sexo, а не род — género), тогда как в англий­ском язы­ке, где грам­ма­ти­че­ский род не выра­жен, сло­во gender рав­но­знач­но лек­се­ме sex14. Упо­треб­ле­ние англий­ско­го gender в каче­стве сино­ни­ма лек­се­ме sex зафик­си­ро­ва­но очень дав­но, а функ­ци­о­ни­ро­ва­ние дан­но­го соче­та­ния с более рас­ши­рен­ным зна­че­ни­ем в кон­тек­сте соци­аль­ных и куль­тур­ных раз­ли­чий при­хо­дит­ся на 1960‑е годы, когда наблю­дал­ся всплеск феми­нист­ских дви­же­ний и иссле­до­ва­ний в англо­сак­сон­ском мире [Velando Casanova 2005: 109]. Ака­де­мия RAE осо­бо отме­ча­ет, что в испан­ском язы­ке нет тра­ди­ции исполь­зо­вать сло­во género в каче­стве сино­ни­ма лек­си­че­ской еди­ни­цы sexo.

Испан­ский линг­вист А. Гри­хель­мо писал, что «толь­ко ком­плекс непол­но­цен­но­сти испа­но­языч­но­го насе­ле­ния по отно­ше­нию к тер­ми­нам, кото­рые при­хо­дят из англий­ско­го, может объ­яс­нить пред­по­чте­ние испан­ских феми­ни­сток упо­треб­лять выра­же­ние violencia de género (худ­ший пере­вод с англий­ско­го: «сла­ща­вый и мяг­ко­те­лый») вме­сто более точ­ных и убе­ди­тель­ных форм, таких как: violencia machista15, violencia sexista16 или violencia de los hombres17» [Grijelmo 2002: 252–253].

Зна­ме­ни­тый испан­ский фило­лог Ласа­ро Кар­ре­тер так­же в 2000 г. осу­дил упо­треб­ле­ние соче­та­ния violencia de género в заго­лов­ке одно­го из вален­сий­ских изда­ний, отме­чая, что факт под­ме­ны зна­че­ний пере­вод­чи­ка­ми ООН на кон­грес­се 1995 г. «был при­нят неко­то­ры­ми поклон­ни­ка­ми англий­ско­го язы­ка… и мог бы суще­ство­вать, если бы толь­ко не ранил чув­ство досто­ин­ства кастиль­ско­го язы­ка (наравне с ката­лан­ским, пор­ту­галь­ским, ита­льян­ским, фран­цуз­ским и т. п.), где поня­тия род и пол очень чет­ко раз­гра­ни­че­ны» [Lázaro Carreter 1997: 15].

Пред­ста­ви­те­ли дру­го­го лаге­ря (А. Касте­лья­нос, Э. Хиль Каль­во, Ламар­ка Лапу­эн­те и др.) ссы­ла­ют­ся на латин­ское про­ис­хож­де­ние англий­ских gender и violence. Кро­ме того, выра­же­ние violencia de género уже отно­си­тель­но дав­но исполь­зу­ет­ся в меж­ду­на­род­ных доку­мен­тах. Спра­вед­лив вопрос жур­на­ли­ста Энри­ке Хиля Каль­во к Ака­де­мии RAE: поче­му с лег­ко­стью вклю­ча­ют­ся в тол­ко­вый сло­варь тех­ни­че­ские англи­циз­мы, а когда речь идет про гума­ни­тар­ные тер­ми­ны и поня­тия, появ­ля­ют­ся под­вод­ные камни?

По слу­чаю линг­ви­сти­че­ских спо­ров вокруг тер­ми­но­ло­гии Коро­лев­ская ака­де­мия испан­ско­го язы­ка опуб­ли­ко­ва­ла доклад, в кото­ром обос­но­вы­ва­лась пози­ция ака­де­ми­ков, высту­па­ю­щих про­тив исполь­зо­ва­ния соче­та­ния violencia de género. Дан­ный доку­мент являл­ся отве­том на заяв­ле­ния вице-пре­зи­ден­та испан­ско­го пра­ви­тель­ства о том, что язык Кон­сти­ту­ции 1978 г. ущем­ля­ет пра­ва и досто­ин­ства жен­щин, и тре­бо­ва­ла моди­фи­ци­ро­вать текст глав­но­го доку­мен­та. В этом отве­те18 Ака­де­мия под­чер­ки­ва­ет свои зада­чи по сохра­не­нию целост­но­сти испан­ско­го язы­ка и ссы­ла­ет­ся на банк дан­ных испан­ско­го язы­ка, в кото­ром выра­же­ние violencia doméstica явля­лось самым частот­ным в испа­но­языч­ных доку­мен­тах и лите­ра­ту­ре (136 доку­мен­тов), а discriminación por razón de sexo — в 70 доку­мен­тах, тогда как violencia de género — в 19 документах.

Спо­ры на пред­мет исполь­зо­ва­ния англий­ско­го пере­во­да или соб­ствен­но испан­ской тер­ми­но­ло­гии все еще про­дол­жа­ют­ся, одна­ко в 2004, 2007 и 2018 гг. были при­ня­ты зако­ны о ген­дер­ном наси­лии, в кото­рых упо­треб­ля­лось имен­но сло­во­со­че­та­ние violencia de género19.

Сто­рон­ни­ки ген­дер­но­го рав­но­пра­вия, в том чис­ле пред­ста­ви­те­ли Мини­стер­ства по вопро­сам равен­ства (Ministerio de Igualdad), Инсти­ту­та жен­щин (Instituto de las Mujeres) более 15 лет пыта­ют­ся ока­зать воз­дей­ствие на RAE с целью вклю­че­ния в сло­варь тер­ми­на violencia de género и тем самым коди­фи­ци­ро­вать язы­ко­вую номи­на­цию как отра­же­ние соци­аль­ной реа­лии. Что каса­ет­ся это­го соче­та­ния, то оно уже дав­но закре­пи­лось в узу­се (тер­мин пред­став­лен в зако­но­да­тель­ных актах, в редак­ци­он­ных доку­мен­тах для жур­на­ли­стов, а так­же в лите­ра­ту­ре, как науч­ной, так и публицистической).

В 2019 г. RAE под дав­ле­ни­ем феми­нист­ских дви­же­ний и актив­ной дея­тель­но­сти Инсти­ту­та жен­щин вновь была вынуж­де­на обра­тить­ся к вопро­су о вклю­че­нии тер­ми­на violencia de género в тол­ко­вый сло­варь испан­ско­го язы­ка спу­стя 16 лет после того, как ака­де­ми­ки откло­ни­ли пред­ло­же­ние о вне­се­нии соче­та­ния в новое изда­ние сло­ва­ря. Речь идет о 24‑м изда­нии 2026 г. Одна­ко пред­ста­ви­те­ли Ака­де­мии под­чер­ки­ва­ют, что тер­мин уже зафик­си­ро­ван в двух сло­ва­рях RAE: «Сло­варь юри­ди­че­ских тер­ми­нов испан­ско­го язы­ка»20 и «Пан­ис­пан­ский юри­ди­че­ский сло­варь»21, где дает­ся подроб­ное тол­ко­ва­ние тако­го вида пре­ступ­ле­ния, как violencia de género. В свя­зи с этим пред­ста­ви­те­ли RAE отка­зы­ва­ют­ся вно­сить сло­во­со­че­та­ние в элек­трон­ную вер­сию тол­ко­во­го сло­ва­ря, кото­рая обнов­ля­ет­ся ежегодно.

Быв­ший дирек­тор Ака­де­мии испан­ско­го язы­ка Дарио Виль­а­ну­э­ва на вопрос, поче­му тер­мин еще не вклю­чен в глав­ный сло­варь испан­ско­го язы­ка, отве­тил, что поня­тие «ген­дер­ное наси­лие — не новое сло­во, а сум­ма зна­че­ний. Любой, кто вла­де­ет испан­ским язы­ком, кто пони­ма­ет зна­че­ние сло­ва “наси­лие” и “ген­дер”, спо­со­бен понять этот кон­цепт. Нет необ­хо­ди­мо­сти объ­яс­нять это в сло­ва­ре»22.

Если обра­тить­ся к дан­ным кор­пу­са упо­треб­ле­ния совре­мен­но­го испан­ско­го язы­ка, мож­но сде­лать вывод, что соче­та­ние violencia de género встре­ча­ет­ся в офи­ци­аль­ных доку­мен­тах и в пери­о­ди­ке намно­го чаще, чем дру­гие его дуб­ле­ты. Напри­мер, за 2022 г. в кор­пу­се зафик­си­ро­ва­но 1661 раз упо­треб­ле­ние violencia de género, тогда как сло­во­со­че­та­ние violencia doméstica встре­ча­ет­ся 1154 раза, а пред­ла­га­е­мый ака­де­ми­ка­ми тер­мин violencia por razón de sexo — 6 раз. Лек­се­ма maltrato, обо­зна­ча­ю­щая «дей­ствие и резуль­тат жесто­ко­го отно­ше­ния» (Diccionario de la Real Academia Española — DRAE), явля­ет­ся самой часто встре­ча­ю­щей­ся в текстах на испан­ском язы­ке (3745), она име­ет очень широ­кое зна­че­ние и может отно­сить­ся как к людям, так и к живот­ным и рас­те­ни­ям. Тер­мин violencia de género, кото­рый трак­ту­ет­ся как «любое нане­се­ние уве­чий, наси­лие про­тив мораль­ной или интим­ной целост­но­сти жен­щи­ны парт­не­ром или быв­шим парт­не­ром»23, явля­ет­ся наи­бо­лее исполь­зу­е­мым в срав­не­нии с violencia por razón de sexo, на упо­треб­ле­нии кото­ро­го наста­и­ва­ют чле­ны RAE.

В прес­се Испа­нии по дан­ным за 2015–2022 гг. наи­бо­лее часто упо­треб­ля­ет­ся соче­та­ние violencia de género (La Vanguardia — 39 100, El ABC — 21 225, El Diario — 19 115, El Mundo — 11 266, El País — 7730), затем идет violencia machista (La Vanguardia — 31 800, El ABC — 4411, El Diario — 12 533, El Mundo — 3699, El País — 4270), violencia por razón de sexo встре­ча­ет­ся слиш­ком ред­ко (La Vanguardia — 7, El ABC — 5, El Diario — 3, El Mundo — 6, El País — 2).

Полу­чен­ные дан­ные гово­рят о том, что тер­мин violencia de género, как бы не сопро­тив­ля­лись ака­де­ми­ки RAE, вошел в узус совре­мен­но­го испан­ско­го язы­ка, он не толь­ко исполь­зу­ет­ся в зако­но­да­тель­ных доку­мен­тах, но и в прес­се (в боль­шин­стве газет есть спе­ци­аль­ный раз­дел Violencia de género или Violencia machista, в кото­рых и пуб­ли­ку­ют­ся мате­ри­а­лы о слу­ча­ях ген­дер­но­го насилия).

Вви­ду того, что тер­мин violencia de género не коди­фи­ци­ро­ван в ака­де­ми­че­ском сло­ва­ре испан­ско­го язы­ка, в насто­я­щее вре­мя име­ет место боль­шое коли­че­ство его трак­то­вок и пони­ма­ний. Так, если в зако­нах Испа­нии про­пи­са­но, что ген­дер­ное наси­лие — это про­яв­ле­ние дис­кри­ми­на­ции со сто­ро­ны муж­чи­ны по отно­ше­нию к жен­щине, супру­ге, быв­шей или насто­я­щей, т. е. ого­ва­ри­ва­ет­ся, что речь идет о наси­лии толь­ко в отно­ше­нии жен­щи­ны, то в офи­ци­аль­ных доку­мен­тах дру­гих испа­но­языч­ных стран, напри­мер Мек­си­ки, violencia de género опре­де­ля­ет­ся как наси­лие, совер­шен­ное не толь­ко в отно­ше­нии жен­щин, но и дево­чек, муж­чин, маль­чи­ков, а так­же сек­су­аль­ных мень­шинств24.

Выводы

Социо­линг­ви­сти­че­ски­ая ситу­а­ция, сло­жив­ша­я­ся в послед­ние деся­ти­ле­тия в Испа­нии, когда мас­со­во при­шли жен­щи­ны в раз­ные сфе­ры дея­тель­но­сти, в том чис­ле и в поли­ти­ку, актив­но ста­ра­ясь иско­ре­нить ген­дер­ное нерав­но­пра­вие, а так­же повли­ять на рече­вую прак­ти­ку совре­мен­но­го испа­но­языч­но­го соци­у­ма, при­ве­ла к тому, что на сего­дняш­ний день узус язы­ка всту­пил в кон­фликт с нор­мой, с суще­ству­ю­щи­ми номи­на­ци­я­ми, кото­рые не отра­жа­ют пол­но совре­мен­ную кар­ти­ну состо­я­ния испа­но­языч­но­го обще­ства. Воль­ное пони­ма­ние тер­ми­нов и их трак­тов­ка, отсут­ствие коди­фи­ка­ции в тол­ко­вых сло­ва­рях испан­ско­го язы­ка не спо­соб­ству­ют еди­но­му ком­плекс­но­му под­хо­ду к иско­ре­не­нию фено­ме­на ген­дер­но­го наси­лия в обществе.

Про­ти­во­сто­я­ние ака­де­ми­ков Коро­лев­ской ака­де­мии испан­ско­го язы­ка и чле­нов дру­гих ассо­ци­а­ций, высту­па­ю­щих за рав­но­пра­вие в язы­ке, при­об­ре­ло фор­му «спек­так­ля», когда ни одна из сто­рон не под­дер­жи­ва­ет кон­струк­тив­ный диа­лог [Bolívar 2018]. Так, в 2018 г. один из ака­де­ми­ков, писа­тель и жур­на­лист Арту­ро Перес-Ревер­те пуб­лич­но заявил, что если будут при­ня­ты поправ­ки линг­ви­сти­че­ско­го харак­те­ра в текст Кон­сти­ту­ции Испа­нии, то он поки­нет свое крес­ло Ака­де­мии25.

Боль­шую раз­ни­цу меж­ду нор­мой и узу­сом соче­та­ния «ген­дер­ное наси­лие» под­твер­жда­ет и ана­лиз веду­щих печат­ных медиа на испан­ском язы­ке (El País, La Vanguardia, El Mundo), в кото­рых, во-пер­вых, упо­треб­ля­ют­ся раз­ные вари­ан­ты ана­ли­зи­ру­е­мо­го явле­ния, что при­да­ет инфор­ма­ции раз­ные оттен­ки и зна­че­ния, фоку­си­ру­ет вни­ма­ние чита­те­ля на не «клю­че­вых» аспек­тах наси­лия; во вто­рых, оче­вид­но, что пред­по­чте­ние отда­ет­ся исполь­зо­ва­нию соче­та­ния violencia de género, что соот­вет­ству­ет евро­пей­ской и миро­вой повестке.

Чле­ны Коро­лев­ской ака­де­мии испан­ско­го язы­ка, все­гда при­дер­жи­ва­ясь поли­ти­ки мини­ми­за­ции вме­ша­тельств в язы­ко­вые про­цес­сы, заня­ли очень актив­ную пози­цию по непри­я­тию тер­ми­на violencia de género, что и объ­яс­ня­ет сло­жив­шу­ю­ся ситу­а­цию, когда учет роли узу­са в фор­ми­ро­ва­нии нор­мы дости­га­ет­ся бла­го­да­ря сооб­ще­ствам, орга­ни­за­ци­ям, кото­рые борют­ся за рав­но­пра­вие в обще­стве и в язы­ке. Такое поло­же­ние мож­но назвать идео­ло­ги­че­ской борь­бой, но никак не линг­ви­сти­че­ской [Calero 2002: 113].

1 Сло­варь ген­дер­ных тер­ми­нов / под ред. А. А. Дени­со­вой; Реги­о­наль­ная обще­ствен­ная орга­ни­за­ция «Восток — Запад: жен­ские инно­ва­ци­он­ные про­ек­ты». М.: Инфор­ма­ция XXI век, 2002. Элек­трон­ный ресурс https://​www​.gender​.by/​g​e​n​d​e​r​n​y​j​-​s​l​o​v​a​r​/04.

2 В пери­од с 1 янва­ря по 1 декаб­ря 2023 г. в газе­те El Mundo вышло 1200 пуб­ли­ка­ций в раз­де­ле «Ген­дер­ное наси­лие», а в газе­те El País — более 3000 по дан­ным офи­ци­аль­ных стра­ниц www​.elmundo​.com и www.elpaís.com.

3 Barometro de febrero 2020. Estudio no. 3273 (2020). Centro de Investigaciones Sociológicas. Элек­трон­ный ресурс http://​www​.cis​.es/​c​i​s​/​e​x​p​o​r​t​/​s​i​t​e​s​/​d​e​f​a​u​l​t​/​-​A​r​c​h​i​v​o​s​/​M​a​r​g​i​n​a​l​e​s​/​3​2​6​0​_​3​2​7​9​/​3​2​7​3​/​e​s​3​2​7​3​m​a​r​.​pdf.

4 Estadística de violencia doméstica y violencia de género (2021). Instituto Nacional de Estadística. Элек­трон­ный ресурс https://​www​.ine​.es/​d​y​n​g​s​/​I​N​E​b​a​s​e​/​e​s​/​o​p​e​r​a​c​i​o​n​.​h​t​m​?​c​=​E​s​t​a​d​i​s​t​i​c​a​_​C​&​c​i​d​=​1​2​5​4​7​3​6​1​7​6​8​6​6​&​m​e​n​u​=​u​l​t​i​D​a​t​o​s​&​i​d​p​=​1​2​5​4​7​3​5​5​7​3​206.

5 Centro de Investigaciones Sociológicas. Элек­трон­ный ресурс https://​www​.cis​.es/​c​i​s​/​e​x​p​o​r​t​/​s​i​t​e​s​/​d​e​f​a​u​l​t​/​-​A​r​c​h​i​v​o​s​/​M​a​r​g​i​n​a​l​e​s​/​3​3​8​0​_​3​3​9​9​/​3​3​9​3​/​e​s​3​3​9​3​m​a​r​.​pdf.

6 Линг­ви­сти­че­ский энцик­ло­пе­ди­че­ский сло­варь / под ред. В. Н. Ярце­вой. Элек­трон­ный ресурс http://​tapemark​.narod​.ru/​l​e​s​/​6​1​6​a​.​h​tml.

7 Terrorismo doméstico (2010). Arte contra violencia de género. Элек­трон­ный ресурс https://​artecontraviolenciadegenero​.org/​t​e​r​r​o​r​i​s​m​o​-​d​o​m​e​s​t​i​co/.

8 В лати­но­аме­ри­кан­ских вари­ан­тах испан­ско­го язы­ка так­же упо­треб­ля­ет­ся сокра­щен­ное femicidio.

9 Diccionario de RAE. Real Academia Española. Элек­трон­ный ресурс https://​dle​.rae​.es/​f​e​m​i​n​i​c​i​d​i​o​?​m​=​f​orm.

10 Conclusiones del III Diálogo Internacional Interparlamentario sobre la violencia feminicida (2005). Mujeres en Red. El Periódico feminista. Элек­трон­ный ресурс https://​mujeresenred​.net/​s​p​i​p​.​p​h​p​?​a​r​t​i​c​l​e​342.

11 Diccionario. Fundéu RAE. Элек­трон­ный ресурс https://​www​.fundeu​.es/​t​e​m​a​/​d​i​c​c​i​o​n​a​r​io/.

12 Ley Orgánica 1/2004, de 28 de diciembre, de Medidas de Protección Integral contra la Violencia de Género.

13 «…свой­ства, при­су­щие суще­стви­тель­ным и неко­то­рым место­име­ни­ям, бла­го­да­ря кото­рым их мож­но отне­сти к муж­ско­му, жен­ско­му, а в неко­то­рых язы­ках — так­же к сред­не­му роду» (propiedad de los sustantivos y de algunos pronombres por la cual se clasifican en masculinos, femeninos y, en algunas lenguas, también en neutro).

14 Нача­ло упо­треб­ле­ния в испан­ском язы­ке соче­та­ния violencia de género, каль­ки с англий­ско­го gender-based violence или gender violence, при­хо­дит­ся на пери­од, когда про­во­дил­ся Кон­гресс жен­щин ООН (Пекин, 1995 г.).

15 Наси­лие на поч­ве мачиз­ма.

16 Наси­лие на поч­ве сек­сиз­ма.

17 Муж­ское наси­лие.

18 Informe de la Real Academia Española sobre la expresión violencia de género (2004). Universitat de València. Элек­трон­ный ресурс https://​www​.uv​.es/​i​v​o​r​r​a​/​d​o​c​u​m​e​n​t​o​s​/​G​e​n​e​r​o​.​htm.

19 Ley Orgánica 3/2007, de 22 de marzo, para la igualdad efectiva de mujeres y hombres (2007). Agencia Estatal Boletín Oficial del Estado. Элек­трон­ный ресурс https://www.boe.es/buscar/act.php?id=BOEA-2007–6115; Real Decreto-ley 9/2018, de 3 de agosto, de medidas urgentes para el desarrollo del Pacto de Estado contra la violencia de género (2018). Agencia Estatal Boletín Oficial del Estado. Элек­трон­ный ресурс https://www.boe.es/diario_boe/txt.php?id=BOE-A-2018–11135.

20 Diccionario del español jurídico. Real Academia Española. Элек­трон­ный ресурс https://​www​.rae​.es/​o​b​r​a​s​-​a​c​a​d​e​m​i​c​a​s​/​d​i​c​c​i​o​n​a​r​i​o​s​/​d​i​c​c​i​o​n​a​r​i​o​-​d​e​l​-​e​s​p​a​n​o​l​-​j​u​r​i​d​ico.

21 Diccionario panhispánico del español jurídico. Real Academia Española. Элек­трон­ный ресурс https://​dpej​.rae​.es/.

22 Alvarez P. La RAE se plantea incluir «violencia de género» en el diccionario 15 años después de rechazarlo (2020). El País. Элек­трон­ный ресурс https://​elpais​.com/​s​o​c​i​e​d​a​d​/​2​0​1​9​/​0​7​/​1​9​/​a​c​t​u​a​l​i​d​a​d​/​1​5​6​3​5​5​0​4​5​3​_​6​1​5​5​3​5​.​h​tml.

23 Definición de violencia de género. Ministerio de Sanidad, Servicios Sociales e Igualdad. Элек­трон­ный ресурс https://​www​.inmujeres​.gob​.es/​s​e​r​v​R​e​c​u​r​s​o​s​/​f​o​r​m​a​c​i​o​n​/​P​y​m​e​s​/​d​o​c​s​/​I​n​t​r​o​d​u​c​c​i​o​n​/​0​2​_​D​e​f​i​n​i​c​i​o​n​_​d​e​_​v​i​o​l​e​n​c​i​a​_​d​e​_​g​e​n​e​r​o​.​pdf.

24 Glosario de términos sobre violencia contra la mujer. Gobierno de México. Элек­трон­ный ресурс http://​cedoc​.inmujeres​.gob​.mx/​l​g​a​m​v​l​v​/​c​o​n​a​v​i​m​/​g​l​o​s​a​r​i​o​_​c​o​n​a​v​i​m​.​pdf.

25 Arturo Pérez-Reverte amenaza con dejar la RAE si se revisa la Constitución para adecuarla al lenguaje inclusivo (2018). El Mundo. Элек­трон­ный ресурс https://​www​.elmundo​.es/​c​u​l​t​u​r​a​/​l​i​t​e​r​a​t​u​r​a​/​2​0​1​8​/​0​7​/​1​2​/​5​b​4​7​0​9​2​c​2​6​8​e​3​e​8​6​4​2​8​b​4​5​b​8​.​h​tml.

Ста­тья посту­пи­ла в редак­цию 25 авгу­ста 2023 г.;
реко­мен­до­ва­на к печа­ти 28 нояб­ря 2023 г.

© Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, 2024

Received: August 25, 2023 Accepted: November 28, 2023