Четверг, 21 январяИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

Изъяснительная конструкция в языке медиа

Рассматривается проблема функционирования изъяснительной конструкции в языке медиа. Исследование основано на результатах изучения изъяснительных предложений в русской синтаксической науке, его история кратко описана во вводной части статьи. Работа построена на наблюдениях над изъяснительными конструкциями в современных медиа, представленных в интернете. В качестве исходного принимается утверждение о том, что для решения проблемы необходимо различать в медиатексте собственно текст и паратекст, а также иметь в виду авторское начало текста. В ходе исследования выявилось, что изъяснительная конструкция выступает в роли заголовка новостных текстов, подзаголовков авторских колонок и лидах интервью. При этом новостные тексты обнаружили особый тип, который можно назвать «речевой» новостью: в ней сообщается о высказывании некоего лица, в роли заголовка выступает изъяснительная конструкция, а авторское начало составляют главным образом глаголы речи. Существенным результатом работы можно считать вывод о том, что язык медиа не только использует весь репертуар изъяснительных конструкций, известных литературному языку, но и формирует целый ряд особых их реализаций, основанных на редукции элементов модусной пропозиции и даже ее в целом: это конструкции с эллипсисом модусного предиката типа «автор о проблеме», «автор: реплика», а также предикативный делибератив с вопросительными местоимениями типа кто, куда, почему, какой (этот тип все чаще используется в качестве заголовка медиатекста). Все эти редуцированные конструкции отвечают условиям медиакоммуникации и жанровой дифференциации медиатекстов. Кроме того, показано, что в паратексте задаются важные смысловые и грамматические характеристики медиатекста.

Explanatory construction in the media language

The article considers the problem of functioning in the language of the media of the Russian explanatory structure. The study is based on the results of studying explanatory sentences in Russian syntactic science, which is reflected in the article as a brief history of their study. The study is based on observations of explanatory constructions in the language of various modern media presented on the Internet. As a starting point, it is argued that in order to solve a problem in a media text, it is necessary to distinguish between the text itself and the paratext, as well as the author’s beginning of the text. The study revealed that the explanatory structure acts as the headings of news texts, subheadings of author columns and interview leads. At the same time, news texts found a special type of speech news, the heading of which is an explanatory structure, and the author’s beginning is mainly verbs of speech. The most significant grammatical result is that the media language not only uses the entire repertoire of explanatory constructions known to the literary language, but also forms a number of spe cial constructions based on the reduction of various elements of the modus proposition and even its whole: these are constructions with a omitted modus predicate of the type “Author about the problem”, “author: replica”, as well as a predicative deliberation with interrogative pronouns like who, where, why, what, it is increasingly used as a heading in a number of pub lications. All these reduced constructions meet the conditions of media communication and genre differentiation of media texts. In addition, it has been shown that important textual and grammatical characteristics of the media text are set in the paratext.

Шмелева Татьяна Викторовна — д-р филол. наук, проф.;
szmiel@mail.ru

Новгородский государственный университет имени Ярослава Мудрого, Российская Федерация, 173003, Великий Новгород, ул. Большая Санкт-Петербургская, 41

Tatyana V. Shmeleva — Dr. Sci. in Philology, Professor;
szmiel@mail.ru

Yaroslav-the-Wise Novgorod State University, 41, ul. Bol’shaya Sankt-Petersburgskaya, Velikij Novgorod, 173014, Russian Federation

Шмелева, Т. В. (2020). Изъяснительная конструкция в языке медиа. Медиалингвистика, 7 (4), 384–395.

DOI: 10.21638/spbu22.2020.401

URL: https://medialing.ru/izyasnitelnaya-konstrukciya-v-yazyke-media/ (дата обращения: 21.01.2021)

Shmeleva, T. V. (2020). Explanatory construction in the media language. Media Linguistics, 7 (4), 384–395. (In Russian)

DOI: 10.21638/spbu22.2020.401

URL: https://medialing.ru/izyasnitelnaya-konstrukciya-v-yazyke-media/ (accessed: 21.01.2021)

УДК 81

Рабо­та выпол­не­на в рам­ках про­ек­та «Рус­ская изъ­яс­ни­тель­ная кон­струк­ция: поли­дис­кур­сив­ная пара­диг­ма», полу­чив­ше­го финан­со­вую под­держ­ку РФФИ
(грант № 20–012-00126 А)

The research was supported by the Russian Foundation for Basic Research
(project no. 20–012-00126 А)

Постановка проблемы

Раз­ви­тие рос­сий­ской медиа­линг­ви­сти­ки ста­вит перед иссле­до­ва­те­ля­ми вопрос о том, как в медиа­сфе­ре реа­ли­зу­ет­ся грам­ма­ти­ка рус­ско­го язы­ка, в чем состо­ит спе­ци­фи­ка этой реа­ли­за­ции, опре­де­ля­е­мая свой­ства­ми меди­а­ком­му­ни­ка­ции. В рам­ках про­бле­мы весь­ма инте­рес­ным пред­став­ля­ет­ся вопрос об исполь­зо­ва­нии в язы­ке медиа изъ­яс­ни­тель­ной кон­струк­ции. Он вле­чет за собой ряд более кон­крет­ных вопро­сов. Какие свой­ства изъ­яс­ни­тель­ной кон­струк­ции обес­пе­чи­ва­ют ее вос­тре­бо­ван­ность в язы­ке медиа­сфе­ры? Какие жан­ры про­яв­ля­ют эту вос­тре­бо­ван­ность в наи­боль­шей сте­пе­ни и поче­му? Про­яв­ля­ет ли медиа­сфе­ра изби­ра­тель­ность к семан­ти­че­ским раз­но­вид­но­стям изъ­яс­ни­тель­ных кон­струк­ций? Поиск отве­тов на эти вопро­сы и соста­вит содер­жа­ние насто­я­щей работы.

История вопроса

Реше­ние постав­лен­ных вопро­сов невоз­мож­но без опо­ры на опыт изу­че­ния изъ­яс­ни­тель­ных кон­струк­ций в рус­ской син­так­си­че­ской науке.

Этот тип слож­но­под­чи­нен­но­го пред­ло­же­ния впер­вые отме­чен В. А. Бого­ро­диц­ким в его «Общем кур­се рус­ской грам­ма­ти­ки», 5‑е изда­ние кото­ро­го вышло в 1935 г., и более раз­вер­ну­то опи­сан Н. С. Поспе­ло­вым в 1959 г. [Мак­си­мов 2011: 563]. Инте­рес­но, что Н. С. Поспе­лов в ука­зан­ной рабо­те утвер­жда­ет, что изъ­яс­ни­тель­ные слож­ные пред­ло­же­ния отно­сят­ся к «пере­ход­ным слу­ча­ям от про­сто­го пред­ло­же­ния к слож­но­му, как сво­е­го рода quasi-слож­ные пред­ло­же­ния» на том осно­ва­нии, что при­да­точ­ное «рас­кры­ва­ет кон­крет­ное содер­жа­ние ска­зу­е­мо­го глав­ной части» [Поспе­лов 1959: 24]. Со ссыл­кой на В. А. Бого­ро­диц­ко­го этот автор и ранее харак­те­ри­зо­вал изъ­яс­ни­тель­ные слож­ные пред­ло­же­ния, обра­щая вни­ма­ние на то, что в их глав­ной части могут высту­пать «пере­ход­ные гла­го­лы при отсут­ству­ю­щем пря­мом допол­не­нии или воз­врат­но-без­лич­ные гла­го­лы, а так­же без­лич­но-пре­ди­ка­тив­ные сло­ва из кате­го­рии состо­я­ния», при­во­дя при­ме­ры из тек­стов клас­си­че­ской лите­ра­ту­ры: Извест­но, что сло­ны в дико­вин­ку у нас; Ей снит­ся, буд­то бы она идет по сне­го­вой поляне; Что вол­ки жад­ны, вся­кий зна­ет [Поспе­лов 1950: 322].

Как струк­тур­но-семан­ти­че­ский тип слож­но­го пред­ло­же­ния изъ­яс­ни­тель­ная кон­струк­ция пред­став­ле­на в ака­де­ми­че­ской грам­ма­ти­ке [Бело­шап­ко­ва 1970]. Назва­ние раз­де­ла гово­рит о том, что этот тип опре­де­ля­ет­ся по нали­чию в глав­ном пред­ло­же­нии опор­но­го сло­ва, кото­рое изъ­яс­ня­ет­ся при­да­точ­ным. Этот тип слож­ных пред­ло­же­ний опи­сы­ва­ет­ся как ряд раз­но­вид­но­стей, кото­рые раз­ли­ча­ют­ся сред­ства­ми свя­зи: в «пред­ло­же­ния с нево­про­си­тель­ной при­да­точ­ной частью» послед­няя при­со­еди­ня­ет­ся сою­за­ми что, буд­то бы, как, что­бы, когда, если, а в «пред­ло­же­ни­ях с вопро­си­тель­ной при­да­точ­ной частью» — место­име­ни­я­ми, кото­рые тол­ку­ют­ся как вопро­си­тель­ные: где, куда, сколь­ко… Завер­ша­ет­ся опи­са­ние харак­те­ри­сти­кой изъ­яс­ни­тель­ных пред­ло­же­ний с место­име­ни­ем то: То, что он стал писа­те­лем, вышло как-то само собой [Бело­шап­ко­ва 1970: 707–708].

Далее изу­че­ние изъ­яс­ни­тель­ных слож­ных пред­ло­же­ний велось как в рам­ках тео­рии слож­но­го пред­ло­же­ния (см., напри­мер: [Мак­си­мов 2011: 102–235] (моно­гра­фия отра­жа­ет док­тор­скую дис­сер­та­цию, защи­щен­ную в 1971 г.), [Мишла­нов 1996]), так и спе­ци­аль­но с вни­ма­ни­ем к раз­ным аспек­там кон­струк­ции. Так, в цен­тре иссле­до­ва­ний С. Г. Ильен­ко и ее уче­ни­ков ока­за­лись опор­ные сло­ва, в ито­ге сло­жил­ся лек­си­ко­гра­фи­че­ский под­ход к изъ­яс­ни­тель­ным пред­ло­же­ни­ям и соот­вет­ству­ю­щее опи­са­ние [Ильен­ко, Леви­на 2007; Ильен­ко 2008]; на семан­ти­ку гла­голь­ных модус­ных пре­ди­ка­тов в первую оче­редь ори­ен­ти­ро­ва­ны рабо­ты [Куз­не­цо­ва 2006; Стек­со­ва 2018; 2019]; на скре­пу о том, что — ста­тья [Кош­ка­ре­ва 2015]. Не ста­вя цели деталь­но­го изло­же­ния исто­рии иссле­до­ва­ния изъ­яс­ни­тель­ных кон­струк­ций, отме­тим, что совре­мен­ным кажет­ся ее семан­ти­че­ское толкование.

С пози­ций семан­ти­че­ско­го син­так­си­са изъ­яс­ни­тель­ная кон­струк­ция пред­став­ля­ет собой дик­тум­ную про­по­зи­цию с экс­пли­цит­ным моду­сом, при этом в слож­ном пред­ло­же­нии модус и дик­тум вопло­ща­ют­ся в пре­ди­ка­тив­ных еди­ни­цах, тогда как в про­стом — толь­ко одна из них. Осо­бен­ность дик­ту­ма этой семан­ти­че­ской струк­ту­ры в том, что он пред­став­ля­ет собой объ­ект содер­жа­ния, или дели­бе­ра­тив [Мак­си­мов 2011: 108; Куз­не­цо­ва 2006]. Поэто­му к изъ­яс­ни­тель­ной кон­струк­ции отно­сят слож­но­под­чи­нен­ные пред­ло­же­ния типа Изда­ние сооб­ща­ло, что визит отло­жен; Изда­ние сооб­ща­ло о том, что визит отло­жен; Мы уже сооб­ща­ли: визит отло­жен; про­стые пред­ло­же­ния типа Изда­ние сооб­ща­ло о визи­те и Как извест­но, визит отло­жен. Все эти пред­ло­же­ния в плане содер­жа­ния объ­еди­ня­ют­ся тем, что в них обо­зна­че­ние собы­тия или ситу­а­ции (визит) сопро­вож­да­ет­ся рефлек­си­ей авто­ра (инфор­ма­ция о нем уже сооб­ща­лась).

Такое широ­кое тол­ко­ва­ние изъ­яс­ни­тель­ной кон­струк­ции опи­ра­ет­ся на идеи, выска­зан­ные в тра­ди­ци­он­ных рабо­тах. Так, вклю­че­ние в чис­ло изъ­яс­ни­тель­ных пред­ло­же­ний бес­со­юз­ных обос­но­ва­но в [Чай­ков­ская 1988]. На смыс­ло­вую экви­ва­лент­ность сло­во­фор­мы и пре­ди­ка­тив­ной еди­ни­цы, обо­зна­ча­ю­щих дели­бе­ра­тив, ука­зы­ва­лось в [Бело­шап­ко­ва 1970: 701; Куз­не­цо­ва 2006: 53]. Экви­ва­лент­ность глав­ной части слож­но­го изъ­яс­ни­тель­но­го пред­ло­же­ния и ввод­ных слов дав­но отме­ча­лась грам­ма­ти­ста­ми, одни счи­та­ли, что послед­ние — это «состав­ля­ю­щие как бы часть неокон­чен­но­го, недо­го­во­рен­но­го пред­ло­же­ния, или, наобо­рот, воз­ник­шие как резуль­тат сокра­ще­ния неко­гда пол­но­го пред­ло­же­ния, от кото­ро­го оста­лась та или дру­гая часть» [Овся­ни­ко-Кули­ков­ский 1912: 297]. Дру­гие к этой точ­ке зре­ния отно­си­лись кри­ти­че­ски, пола­гая, что она упро­ща­ет взгляд на раз­но­об­раз­ные в плане фор­мы и семан­ти­ки ввод­ные сло­ва [Вино­гра­дов 1972: 571]. Кста­ти, воз­мож­ность заме­нить глав­ную часть слож­но­го изъ­яс­ни­тель­но­го пред­ло­же­ния ввод­ны­ми сло­ва­ми под­твер­дит любой редактор.

Таким обра­зом, под тер­ми­ном изъ­яс­ни­тель­ная кон­струк­ция пони­ма­ют­ся пред­ло­же­ния с общей смыс­ло­вой струк­ту­рой «модус + дик­тум», рас­по­ла­га­ю­щие рядом кон­струк­тив­ных вопло­ще­ний, кото­рые раз­ли­ча­ют­ся харак­те­ром пред­став­ле­ния модус­ной и дик­тум­ной про­по­зи­ций, а так­же скре­па­ми, их соединяющими.

Что каса­ет­ся функ­ци­о­ни­ро­ва­ния изъ­яс­ни­тель­ной кон­струк­ции в медиа­сфе­ре, то таких работ не обна­ру­же­но, что, впро­чем, неуди­ви­тель­но: в син­так­си­се выяв­лять сфер­ные раз­ли­чия еще не ста­ло тра­ди­ци­ей, если не счи­тать изу­че­ния раз­го­вор­но­го син­так­си­са [Лап­те­ва 1976; Ширя­ев 1986: 115–165]. Неко­то­рые дан­ные об изъ­яс­ни­тель­ной кон­струк­ции в медиа­сфе­ре мож­но най­ти в рабо­тах, посвя­щен­ных изу­че­нию модаль­но­сти, в том чис­ле в газет­ных текстах — совре­мен­ных и XVIII в. [Тка­чен­ко 2011; Вау­ли­на 2018: 139–169]. Одна­ко это не отме­ня­ет акту­аль­но­сти вопро­са об изъ­яс­ни­тель­ной кон­струк­ции в совре­мен­ных меди­а­текстах, постав­лен­но­го в насто­я­щей работе.

Методика исследования

Мето­ди­ка изу­че­ния изъ­яс­ни­тель­ной кон­струк­ции в медиа осно­ва­на на пред­став­ле­нии о двух аспек­тах устрой­ства и гра­фи­че­ско­го вопло­ще­ния медиатекста.

Пер­вый аспект каса­ет­ся раз­ли­че­ния соб­ствен­но тек­ста и пара­тек­ста, кото­рый вклю­ча­ет вер­баль­ные эле­мен­ты (заго­ло­вок, под­за­го­ло­вок, лид, под­пись авто­ра) и визу­аль­ные (фото­гра­фии, рисун­ки, кари­ка­ту­ры) [Шме­ле­ва 2010a].

Вто­рой аспект — грам­ма­ти­че­ский, в кото­ром для насто­я­щей рабо­ты важ­но автор­ское нача­ло как одна из состав­ля­ю­щих грам­ма­ти­ки меди­а­тек­ста наря­ду с тема­ти­че­ской осно­вой и рема­ти­че­ским сюже­том. В плане содер­жа­ния автор­ское нача­ло пред­став­ля­ет собой ком­плекс отно­ше­ний авто­ра, или субъ­ек­тив­ных смыс­лов, в том чис­ле авто­ри­за­ции, оцен­ки собы­тий и пер­сон [Шме­ле­ва 2010b]. Обра­щая вни­ма­ние на план выра­же­ния автор­ско­го нача­ла, нель­зя не обна­ру­жить там изъ­яс­ни­тель­ную кон­струк­цию. Какие имен­но смыс­лы выра­жа­ют­ся с ее помо­щью, мож­но опре­де­лить в ходе семан­ти­че­ско­го ана­ли­за автор­ско­го нача­ла меди­а­тек­ста. При этом мож­но пред­по­ло­жить, что репер­ту­ар модус­ных смыс­лов и спо­со­бов их выра­же­ния зави­сит от жан­ра меди­а­тек­ста и харак­те­ра раз­вер­ты­ва­ния его автор­ско­го начала.

Итак, для выяв­ле­ния места изъ­яс­ни­тель­ной кон­струк­ции в меди­а­тек­сте исполь­зу­ют­ся мето­ди­ки рас­смот­ре­ния пара­тек­ста и автор­ско­го нача­ла с уче­том фак­то­ра жан­ра. При этом насто­я­щее иссле­до­ва­ние исхо­дит из гипо­те­зы о том, что пара­текст и автор­ское нача­ло меди­а­тек­ста тес­но свя­за­ны, поэто­му мето­ди­ка пред­по­ла­га­ет веде­ние наблю­де­ний начи­ная с пара­тек­ста. Наблю­де­ния наме­че­но про­ве­сти в три эта­па: на пер­вом обра­ща­ет­ся вни­ма­ние на заго­ло­вок, на вто­ром — на под­за­го­ло­вок, на тре­тьем — на лид. На каж­дом эта­пе после отбо­ра «изъ­яс­ни­тель­ных» заго­лов­ков рас­смат­ри­ва­ет­ся и автор­ское нача­ло меди­а­тек­стов, с тем что­бы полу­чить дан­ные, под­твер­жда­ю­щие или опро­вер­га­ю­щие пред­по­ло­же­ние о том, что они связаны.

Важ­ной харак­те­ри­сти­кой мето­ди­ки насто­я­щей рабо­ты, кото­рую мож­но назвать экс­пресс-иссле­до­ва­ни­ем, ока­зы­ва­ет­ся ее сосре­до­то­чен­ность на неболь­шом пери­о­де наблю­де­ний, чем она отли­ча­ет­ся от про­лон­ги­ро­ван­ных шту­дий, рас­счи­тан­ных на наблю­де­ния над грам­ма­ти­че­ски­ми явле­ни­я­ми в тече­ние мно­гих лет. Тем не менее резуль­та­ты этой рабо­ты могут быть учте­ны в изу­че­нии дина­ми­ки грам­ма­ти­че­ских харак­те­ри­стик язы­ка медиа.

Анализ материала

Мате­ри­а­лом для насто­я­щей рабо­ты послу­жи­ли тек­сты интер­нет-ресур­сов ТАСС, «Газета.ру», «Рос­балт», «Взгляд», «Яндекс Дзен», а так­же интер­нет-вер­сий газет «Ком­мер­сантъ», «Изве­стия». Эти изда­ния пред­став­ля­ют раз­ные типы рос­сий­ских медиа — офи­ци­аль­ных (ТАСС) и неза­ви­си­мых («Ком­мер­сантъ», «Изве­стия», «Газета.ру», «Рос­балт», «Взгляд»), а так­же новый тип интер­нет-ресур­са, ори­ен­ти­ро­ван­ный на адре­са­та, — «Яндекс.Дзен». В свя­зи с этим око­ло 500 меди­а­тек­стов, опуб­ли­ко­ван­ных в назван­ных изда­ни­ях летом 2020 г., пред­став­ля­ют­ся репре­зен­та­тив­ны­ми в содер­жа­тель­ном и гра­фи­че­ском плане.

В соот­вет­ствии с избран­ной мето­ди­кой на пер­вом эта­пе были про­смот­ре­ны заго­лов­ки ново­стей на лен­тах назван­ных изда­ний. Учи­ты­вая, что изъ­яс­ни­тель­ная кон­струк­ция не типич­на для заго­лов­ка, наблю­де­ния над заго­лов­ка­ми реше­но было про­ве­сти мето­дом сплош­ной выбор­ки в пуб­ли­ка­ци­ях двух слу­чай­но выбран­ных дней — 28 и 29 июня 2020 г. Этот сво­е­го рода «момен­таль­ный сни­мок» заго­лов­ков пока­зал: изъ­яс­ни­тель­ные кон­струк­ции в заго­лов­ках исполь­зу­ют­ся, при этом в виде ряда разновидностей:

— слож­но­го пред­ло­же­ния с союз­ной и место­имен­ной тех­ни­кой: Греф ожи­да­ет, что рубль к кон­цу года под­ни­мет­ся до уров­ня 60–62 руб­лей за дол­лар (ТАСС, 29.06.2020); Маск заявил, что Tesla пре­кра­ти­ла полу­чать суб­си­дии от вла­стей (Газета.ру, 29.06.2020); В Мин­тр­у­де рас­ска­за­ли, сколь­ко рос­си­ян полу­ча­ют пен­сии (Газета.ру, 29.06.2020); Лука­шен­ко заявил, что США «теря­ют пози­ции» перед Кита­ем (Газета.ру, 29.06.2020); Гла­ва церк­ви Англии напом­нил, что Хри­стос «не был белым» (Газета.ру, 28.06.2020);

— слож­но­го пред­ло­же­ния с место­имен­но-союз­ной тех­ни­кой: Трамп рас­ска­зал о том, как Рос­сия «пере­иг­ра­ла» США (Рос­балт, 28.06.2020);

— про­сто­го пред­ло­же­ния: Рос­си­яне рас­ска­за­ли о при­чи­нах город­ских про­бок (Изве­стия, 29.06.2020); Рос­кос­мос озву­чил сто­и­мость раке­ты «Анга­ра» (Газета.ру, 29.06.2020).

Кро­ме того, обна­ру­жи­лись заго­лов­ки тако­го вида: Гер­ман Греф: я играю вдол­гую (ТАСС, 29.06.2020); Греф: в Рос­сии име­ют­ся люди вро­де Ило­на Мас­ка (Газета.ру, 29.06.2020). Их нель­зя най­ти сре­ди тех типов изъ­яс­ни­тель­ной кон­струк­ции, кото­рые обо­зна­че­ны на исход­ных пози­ци­ях иссле­до­ва­ния, в свя­зи с чем они тре­бу­ют осо­бой квалификации.

Для того что­бы избе­жать слу­чай­но­сти, ана­ло­гич­ное изу­че­ние заго­лов­ков новост­ных лент было про­ве­де­но через две неде­ли — 12–13 июля 2020 г. Повтор­ное наблю­де­ние пока­за­ло нали­чие всех типов уже обна­ру­жен­ных изъ­яс­ни­тель­ных кон­струк­ций. Кро­ме это­го, выявил­ся еще один тип заго­лов­ков: Чем гро­зит обостре­ние на гра­ни­це Азер­бай­джа­на и Арме­нии (Взгляд, 12.07.2020); Какие тай­ны хра­нят на дне Бал­ти­ки «охот­ни­ки» за совет­ски­ми под­лод­ка­ми (Взгляд, 12.07.2020); Как изба­вить­ся от дур­ных мыс­лей: сове­ты пси­хо­ло­га (Яндекс.Дзен. 13.07.2020); Где рабо­та­ет доч­ка Мали­ко­ва и как она тра­тит мил­ли­о­ны, хотя отец не дает ей ни копей­ки (Яндекс.Дзен. 13.07.2020); На каком эта­же луч­ше поку­пать квар­ти­ру в новострой­ке (Яндекс.Дзен. 13.07.2020). То, что перед нами при­да­точ­ное пред­ло­же­ние без глав­но­го, а зна­чит, реду­ци­ро­ван­ная изъ­яс­ни­тель­ная кон­струк­ция, понят­но из воз­мож­но­сти «вос­ста­но­вить» модус, напри­мер, в виде кон­струк­ции «Здесь речь пой­дет о том…» или «Здесь вы узна­е­те о том…».

Итак, пер­вый этап иссле­до­ва­ния выявил репер­ту­ар «изъ­яс­ни­тель­ных» заго­лов­ков ново­стей. На при­ме­ре одно­го тако­го тек­ста мож­но пока­зать, что заго­лов­ком зада­ет­ся харак­тер автор­ско­го нача­ла тек­ста, состо­я­ще­го в авто­ри­за­ции — сооб­ще­нии об источ­ни­ке инфор­ма­ции и его рече­вых действиях:

В Гид­ро­мет­цен­тре рас­ска­за­ли об ано­маль­ной жаре в России.

Гла­ва Гид­ро­мет­цен­тра Роман Виль­фанд рас­ска­зал об ано­маль­ной жаре, кото­рая при­дет в ряд рос­сий­ских реги­о­нов. Об этом сооб­ща­ет РИА «Ново­сти».

Он отме­тил, что тем­пе­ра­тур­ный режим повы­сит­ся на +8 °C в Яку­тии, а так­же на Ура­ле и на севе­ре Крас­но­яр­ско­го края.

Синоп­тик уточ­нил, что воз­дух может про­греть­ся до +40 °C в Челя­бин­ской, Тюмен­ской, Сверд­лов­ской и Кур­ган­ской обла­стях, а до +35 °C — +38 °C — в Самар­ской, Сара­тов­ской обла­стях и Башкортостане. 

Виль­фанд уточ­нил, что к кон­цу начав­шей­ся неде­ли тем­пе­ра­тур­ные пока­за­те­ли при­дут в нор­му (Газета.ру, 13.07.2020).

Таким обра­зом, «изъ­яс­ни­тель­ный» заго­ло­вок с гла­го­лом речи зада­ет автор­ское нача­ло тек­ста, где дета­ли­зи­ру­ет­ся содер­жа­ние выска­зы­ва­ния, обо­зна­чен­но­го в заго­лов­ке, эти дета­ли вво­дят­ся с помо­щью ряда гла­го­лов речи: рас­ска­зал — отме­тил — уточнил/сообщает.

На вто­ром эта­пе иссле­до­ва­ния выяс­ня­ет­ся, воз­мож­ны ли изъ­яс­ни­тель­ные кон­струк­ции в под­за­го­лов­ках меди­а­тек­стов. Ока­за­лось, что их мож­но най­ти, для чего при­шлось обра­тить­ся к дру­го­му жан­ру — автор­ской колон­ке, так как ново­сти (во вся­ком слу­чае в име­ю­щей­ся выбор­ке) ока­за­лись без подзаголовков.

В руб­ри­ке «Мне­ние» «Газеты.ру» сфор­ми­ро­вал­ся «типо­вой про­ект» под­за­го­лов­ка, кото­рый вклю­ча­ет фами­лию авто­ра + дели­бе­ра­тив, кото­рый выра­жа­ет­ся сло­во­фор­мой или пре­ди­ка­тив­ной еди­ни­цей (заго­ло­вок выде­лен полужирным).

Как вый­ти из каран­ти­на, не при­вле­кая вни­ма­ния
Ната­лья Пис­ку­но­ва о том, как поки­нуть зону само­изо­ля­ции в кори­до­ре лун­но-сол­неч­ных затме­ний (12.07.2020);

Жить без авто­кор­рек­то­ра
Дмит­рий Воден­ни­ков об одной неве­ро­ят­ной жен­щине в кар­це­ре (11.07.2020);

Сор из избы
Денис Дра­гун­ский о поль­зе «Яндекс.Дзена» (10.07.2020);

Нам нече­го терять, кро­ме иллю­зий
Мари­на Ярда­е­ва о том, поче­му коро­на­кри­зис не стал потря­се­ни­ем для рос­си­ян (09.07.2020);

Хоро­ший 2020‑й
Андрей Дес­ниц­кий о том, что его раду­ет в этом году (08.07.2020).

Взя­тые под­ряд пять коло­нок пока­зы­ва­ют, что выра­бо­тан­ный в редак­ции изда­ния тип заго­ло­воч­но­го ком­плек­са вклю­ча­ет изъ­яс­ни­тель­ную кон­струк­цию, кото­рая не встре­ти­лась в заго­лов­ках новостей.

Нель­зя ска­зать, что это изоб­ре­те­ние «Газеты.ру». Такие же кон­струк­ции исполь­зу­ют и дру­гие изда­ния, напри­мер, «Изве­стия»: Экс­перт РИСИ Андрей Сереб­рич — о том, как Анка­ра про­во­ци­ру­ет рели­ги­оз­ные кон­флик­ты (13.07.2020); Финан­со­вый ана­ли­тик Ален Саби­тов — о том, какие сек­то­ры эко­но­ми­ки США будут в плю­се в слу­чае побе­ды на выбо­рах Джо Бай­де­на (10.07.2020); Экс­перт Вале­рий Дзю­бен­ко — о ценах на элек­тро­энер­гию, меша­ю­щих вос­ста­нов­ле­нию эко­но­ми­ки (10.07.2020). Раз­ли­чие оформ­ле­ния под­за­го­лов­ков «Изве­стий» и «Газеты.ру» в том, что в пер­вых меж­ду обо­зна­че­ни­ем модус­но­го субъ­ек­та и дели­бе­ра­ти­вом ста­вят тире как знак эллип­си­са модус­но­го предиката.

Итак, в под­за­го­лов­ке тоже обна­ру­жи­лось исполь­зо­ва­ние изъ­яс­ни­тель­ной кон­струк­ции, при этом она, во-пер­вых, ока­за­лась вне извест­ных типов изъ­яс­ни­тель­ной кон­струк­ции, а во-вто­рых, при­вя­за­на к жан­ру автор­ской колонки.

На тре­тьем эта­пе иссле­до­ва­ния про­смот­ре­ны лиды, кото­рые уда­лось най­ти в текстах интер­вью: их финаль­ной фра­зой ока­зы­ва­ет­ся изъ­яс­ни­тель­ная кон­струк­ция с пре­по­зи­ци­ей дели­бе­ра­ти­ва, обо­зна­чен­но­го место­име­ни­ем это в про­стом пред­ло­же­нии или то в слож­ном: Рос­сий­ские вла­сти поста­ра­лись мак­си­маль­но сни­зить издерж­ки биз­не­са, что­бы сохра­нить рабо­чие места. Об этом заявил пред­се­да­тель пра­ви­тель­ства Рос­сии Миха­ил Мишу­ст­ин в видео­об­ра­ще­нии к участ­ни­кам Дня миро­вых лиде­ров в рам­ках гло­баль­но­го сам­ми­та МОТ (Ком­мер­сантъ, 8.07.2020); Доклад Все­мир­но­го бан­ка об эко­но­ми­ке Рос­сии 2020 года содер­жит спе­ци­аль­ный раз­дел, оце­ни­ва­ю­щий крат­ко­сроч­ные и дол­го­сроч­ные воз­дей­ствия пан­де­мии COVID-19 на рос­сий­скую систе­му обра­зо­ва­ния. О том, какие рефор­мы нуж­ны этой систе­ме, что­бы «анти­ко­ро­на­ви­рус­ные» меры ста­ли сти­му­лом для ее раз­ви­тия, в ста­тье для “Ъ” рас­суж­да­ет Рено Селиг­манн, дирек­тор и посто­ян­ный пред­ста­ви­тель Все­мир­но­го бан­ка в Рос­сии (Ком­мер­сантъ, 8.07.2020).

Таким обра­зом, ана­лиз мате­ри­а­ла пока­зал, что изъ­яс­ни­тель­ная кон­струк­ция исполь­зу­ет­ся в меди­а­те­стах в семи раз­но­вид­но­стях, боль­шая часть кото­рых встре­ча­ет­ся в заго­лов­ках, осталь­ные — в под­за­го­лов­ках и лидах. При этом оче­вид­на зави­си­мость выбо­ра кон­струк­ции от медиажанра.

Результаты исследования

Иссле­до­ва­ние, постро­ен­ное на мате­ри­а­ле пуб­ли­ка­ций бук­валь­но несколь­ких дней лета 2020 г., пока­зы­ва­ет актив­ность и раз­но­об­ра­зие исполь­зо­ва­ния изъ­яс­ни­тель­ной конструкции.

Преж­де все­го выяви­лось, что изъ­яс­ни­тель­ная кон­струк­ция исполь­зу­ет­ся в заго­лов­ке новост­ных тек­стов. Пре­ди­ка­тив­ные заго­лов­ки, когда-то вос­при­ни­ма­е­мые как инно­ва­ция, дав­но уже пред­став­ле­ны в учеб­ных посо­би­ях, напри­мер, в [Колес­ни­чен­ко 2008: 96], одна­ко там при­во­дят­ся толь­ко дик­тум­ные заго­лов­ки типа «Евро­па рас­пла­ти­лась за рабо­вла­де­ние». Совре­мен­ная прак­ти­ка предъ­яв­ля­ет актив­ность изъ­яс­ни­тель­ных заго­лов­ков в виде как про­сто­го пред­ло­же­ния, так и слож­но­го. Об их актив­но­сти могут гово­рить такие дан­ные: на сай­те «Изве­стий» 12–13 июля было раз­ме­ще­но 280 новост­ных тек­стов, из них 103 оза­глав­ле­ны изъ­яс­ни­тель­ным про­стым пред­ло­же­ни­ем (изда­ние исполь­зу­ет толь­ко про­стые пред­ло­же­ния). Зна­чит, из пяти ново­стей две полу­ча­ют такой заго­ло­вок, что не поз­во­ля­ет счи­тать их редкостью.

При этом важ­но отме­тить, что речь идет не про­сто о выбо­ре осо­бо­го заго­лов­ка, а о том, что в пото­ке ново­стей зани­ма­ют боль­шое место такие, кото­рые мож­но было бы назвать рече­вы­ми ново­стя­ми. Их содер­жа­ние сво­дит­ся к выска­зы­ва­нию неко­е­го лица. И, что важ­но, автор­ское нача­ло тако­го тек­ста состав­ля­ют гла­го­лы речи, кото­рые поз­во­ля­ют отме­тить раз­ные сто­ро­ны это­го выска­зы­ва­ния — рас­ска­зал, а потом отме­тил, под­черк­нул (это пока­зы­ва­ет при­ве­ден­ный при­мер такой новости).

То, что сре­ди таких заго­лов­ков пре­об­ла­да­ют про­стые пред­ло­же­ния (а в неко­то­рых изда­ни­ях, напри­мер, в «Изве­сти­ях», исполь­зу­ют толь­ко их), мож­но объ­яс­нить семан­ти­че­ски: про­стое пред­ло­же­ние пред­став­ля­ет дик­тум­ное собы­тие свер­ну­то, а в новост­ном тек­сте инфор­ма­ция о нем раз­во­ра­чи­ва­ет­ся. Так, в ново­сти «В “Рос­кос­мо­се” рас­ска­за­ли о под­го­тов­ке к выхо­ду тури­ста в откры­тый кос­мос» (Изве­стия, 13.07.2020) автор­ское нача­ло состав­ля­ют сле­ду­ю­щие выра­же­ния: …сооб­щил гла­ва госкор­по­ра­ции; Он отме­тил, что…; …ска­зал Рого­зин; …доба­вил Рого­зин; Вме­сте с тем кос­мо­навт Ген­на­дий Падал­ка заявил, что…; Таким обра­зом, это, по его мне­нию…. Гла­го­лы речи ста­но­вят­ся основ­ным сред­ством оформ­ле­ния автор­ско­го нача­ла ново­сти, и в плане сти­ли­сти­ки сто­ит отме­тить, что ино­гда соста­ви­те­ли тек­стов не затруд­ня­ют­ся под­бо­ром раз­ных гла­го­лов, а, напри­мер, неод­но­крат­но исполь­зу­ют гла­гол отме­тить.

Под­за­го­лов­ки тоже вклю­ча­ют изъ­яс­ни­тель­ные кон­струк­ции, и это ста­но­вит­ся фак­том редак­ци­он­ной поли­ти­ки, напри­мер, «Газеты.ру» и «Изве­стий». Такой тип под­за­го­лов­ка объ­еди­ня­ет обо­зна­че­ние авто­ра и тему автор­ской колонки.

Нако­нец, в лиде изъ­яс­ни­тель­ная кон­струк­ция стро­ит­ся так, что­бы, тема­ти­зи­руя сюжет раз­го­во­ра, поме­стить в реме имя собе­сед­ни­ка. В этом слу­чае ока­зы­ва­ет­ся важ­ной не толь­ко семан­ти­ка, но и акту­аль­ная орга­ни­за­ция изъ­яс­ни­тель­ной кон­струк­ции, поз­во­ля­ю­щая выно­сить на пер­вый план необ­хо­ди­мый эле­мент модус­ной пропозиции.

Осо­бо сто­ит отме­тить, что в язы­ке медиа не толь­ко исполь­зу­ют­ся извест­ные в грам­ма­ти­ке типы изъ­яс­ни­тель­ных кон­струк­ций, но и фор­ми­ру­ют­ся новые. В целом эти инно­ва­ци­он­ные кон­струк­ции появ­ля­ют­ся в резуль­та­те редук­ции отдель­ных зве­ньев изъ­яс­ни­тель­ной струк­ту­ры, зна­че­ния кото­рых в усло­ви­ях меди­а­ком­му­ни­ка­ции про­чи­ты­ва­ют­ся одно­знач­но, как, напри­мер, гла­гол речи в слу­чае его про­пус­ка при име­ни авто­ра колон­ки Денис Дра­гун­ский о поль­зе «Яндекс-Дзе­на» или гово­ря­щей пер­со­ны в интер­вью Павел Кра­ше­нин­ни­ков: поправ­ки в кон­сти­ту­цию уби­ра­ют воз­мож­ность кри­зи­са вла­сти (ТАСС, 13.07.2020); Моури­нью: счаст­лив побе­де над «Арсе­на­лом» (Газета.ру, 13.07.2020). Такие заго­лов­ки харак­тер­ны для интер­вью, для них выби­ра­ет­ся наи­бо­лее яркая, при­вле­ка­тель­ная репли­ка интервьюируемого.

Понят­ность заго­лов­ков обес­пе­чи­ва­ет­ся лег­ко­стью рекон­струк­ции: любо­му понят­но, что здесь про­пу­щен гла­гол речи, и в вос­ста­нов­лен­ном виде заго­лов­ки мог­ли бы иметь такой вид: Денис Дра­гун­ский <рас­суж­да­ет> о поль­зе «Яндекс Дзе­на; Моури­нью <гово­рит, сооб­ща­ет>: счаст­лив побе­де над «Арсе­на­лом». Суще­ствен­ное отли­чие состо­ит в том, что в пер­вом слу­чае дели­бе­ра­тив обо­зна­чен сло­во­фор­мой с пред­ло­гом о, а во вто­ром нет фор­маль­но­го зна­ка. В резуль­та­те заго­лов­ки пер­во­го типа обо­зна­ча­ют тему буду­ще­го рас­суж­де­ния, а вто­ро­го — содер­жа­ние одной из реплик. Если гово­рить о том, во что рекон­стру­и­ру­ют­ся такие заго­лов­ки, то оче­вид­но, что пер­вый тип может быть пре­об­ра­зо­ван в про­стое и слож­но­под­чи­нен­ное пред­ло­же­ние с место­име­ни­ем, а вто­рой — в бес­со­юз­ное изъ­яс­ни­тель­ное предложение.

Еще более зна­чи­тель­ная редук­ция изъ­яс­ни­тель­ной кон­струк­ции про­яв­ля­ет­ся в слу­чае, когда реду­ци­ру­ет­ся вся модус­ная часть, порож­дая заго­лов­ки, состо­я­щие из одно­го дик­ту­ма, или пре­ди­ка­тив­но­го дели­бе­ра­ти­ва. Он исполь­зу­ет­ся в тех слу­ча­ях, когда важ­но пока­зать не собы­тие в целом, а его опре­де­лен­ные аспек­ты, кото­рые обо­зна­ча­ют­ся место­име­ни­я­ми кто, какой, поче­му, зачем. Такие заго­лов­ки исполь­зу­ют­ся в ана­ли­ти­че­ских текстах, напри­мер, Чем гро­зит обостре­ние на гра­ни­це Азер­бай­джа­на и Арме­нии (Взгляд, 12.07.2020); в сове­тах, кото­рые зани­ма­ют важ­ное место сре­ди тек­стов «Яндекса.Дзен»: Как уха­жи­вать за льня­ной одеж­дой: 5 про­стых сове­тов (13.07.2020); Как изба­вить­ся от дур­ных мыс­лей: сове­ты пси­хо­ло­га (13.07.2020); На каком эта­же луч­ше поку­пать квар­ти­ру в новострой­ке (13.07.2020). Такие заго­лов­ки полу­ча­ют и инфор­ма­тив­ные тек­сты из серии «подроб­но­сти из жиз­ни зна­ме­ни­то­стей», напри­мер, Где рабо­та­ет доч­ка Мали­ко­ва и как она тра­тит мил­ли­о­ны, хотя отец не дает ей ни копей­ки (13.07.2020), что не вызы­ва­ет труд­но­стей пони­ма­ния: чита­тель с лег­ко­стью рекон­стру­и­ру­ет модус типа «здесь пой­дет речь о том, что» и видит цель­ную изъ­яс­ни­тель­ную кон­струк­цию с объ­яс­не­ни­ем содер­жа­ния тек­ста. В этом мож­но видеть при­чи­ну их рас­ту­щей популярности.

При­ве­ден­ные дан­ные не толь­ко гово­рят о кре­а­тив­ном харак­те­ре грам­ма­ти­ки медиа, но и пока­зы­ва­ют, как харак­тер изъ­яс­ни­тель­ной кон­струк­ции в заго­лов­ке важен для пони­ма­ния жан­ра публикации.

Выводы

Итак, экс­пресс-иссле­до­ва­ние пуб­ли­ка­ций ряда рос­сий­ских изда­ний, заняв­шее несколь­ко дней лета 2020 г., пока­за­ло, что соеди­не­ние в изъ­яс­ни­тель­ной кон­струк­ции объ­ек­тив­но­го и субъ­ек­тив­но­го содер­жа­ния (дик­ту­ма и моду­са) обес­пе­чи­ва­ет ее широ­кую вос­тре­бо­ван­ность в текстах раз­ных меди­а­жан­ров. Выяс­ни­лось, что грам­ма­ти­ка медиа не толь­ко исполь­зу­ет все раз­но­вид­но­сти изъ­яс­ни­тель­ной кон­струк­ции в ее широ­ком пони­ма­нии, но и фор­ми­ру­ет новые виды, полу­чен­ные в резуль­та­те редук­ции эле­мен­тов модус­ной части, опи­ра­ю­щей­ся на спе­ци­фи­ку меди­а­ком­му­ни­ка­ции и пони­ма­ние медиажанров.

Пред­став­ля­ет­ся важ­ным отме­тить зна­чи­мость места изъ­яс­ни­тель­ной кон­струк­ции в пара­тек­сте меди­а­тек­ста. Эта пози­ция демон­стри­ру­ет не толь­ко жан­ро­вую диф­фе­рен­ци­а­цию, но и связь с дру­ги­ми эле­мен­та­ми грам­ма­ти­ки тек­ста: если изъ­яс­ни­тель­ный заго­ло­вок в новост­ном тек­сте опре­де­ля­ет харак­тер его автор­ско­го нача­ла, то для ана­ли­ти­че­ско­го жан­ра и сове­та это не игра­ет осо­бой роли — автор­ское нача­ло в этих слу­ча­ях опре­де­ля­ет­ся реаль­ным содер­жа­ни­ем тек­ста и волей его автора.

Разу­ме­ет­ся, резуль­та­ты пред­став­лен­но­го здесь экс­пресс-иссле­до­ва­ния не могут пре­тен­до­вать на реше­ние про­бле­мы о функ­ци­о­ни­ро­ва­нии изъ­яс­ни­тель­ной кон­струк­ции в язы­ке медиа, но важ­ные момен­ты этой про­бле­мы, как кажет­ся, выяв­ле­ны, что поз­во­ля­ет вести ее даль­ней­шее исследование.

Белошапкова, В. А. (1970). Предложения, структура которых определяется семантической природой опорного слова (изъяснительные). В Н. Ю. Шведова (Ред.), Грамматика современного русского литературного языка (с. 701–708). Москва: Наука.

Ваулина, С. С. (Ред.). (2018). Коммуникативный потенциал модальности в диахронии и синхронии русского языка. Калининград: Изд-во Российского государственного университета им. И. Канта. Электронный ресурс https://www.elibrary.ru/item.asp?id=36539668.

Виноградов, В. В. (1972). Русский язык (грамматическое учение о слове). 2-е изд. Москва: Высшая школа.

Ильенко, С. Г. (Ред.). (2008). Сложноподчиненное предложение в лексикографическом аспекте. Санкт-Петербург: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена.

Ильенко, С. Г, Левина, И. Н. (2007). Лексико-синтаксический словарь русского языка: модели сложноподчиненного предложения. Санкт-Петербург: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена.

Колесниченко, А. В. (2008). Практическая журналистика. Москва: Изд-во МГУ. Электронный ресурс http://evartist.narod.ru/text28/0045.htm.

Кошкарева, Н. Б. (2015). Делиберативная скрепа О ТОМ, ЧТО и модель изъяснительных сложноподчиненных предложений. Вестник Новосибирского государственного университета. Серия: История. Филология, 14 (9), 126–137. Электронный ресурс https://vestnik.nsu.ru/historyphilology/14-9-koshkareva.

Кузнецова, Е. С. (2006). Русские предложения с модусными глаголами передачи информации. Гуманитарные науки в Сибири, 4, 51–56. Электронный ресурс https://www.elibrary.ru/item.asp?id=13074241.

Лаптева, О. А. (1976) Русский разговорный синтаксис. Москва: Наука.

Максимов, Л. Ю. (2011). Многомерная классификация сложноподчиненных предложений (на материале современного русского языка). Ставрополь; Пятигорск: Изд-во Ставропольского гос. ун-та.

Мишланов, В. А. (1996). Семантика и структура русского сложного предложения в свете динамического синтаксиса. Пермь: Изд-во Пермского ун-та.

Овсянико-Куликовский, Д. Н. (1912). Синтаксис русского языка. 2-е изд., испр. и доп. Санкт-Петербург: изд. И. Л. Овсянико-Куликовской.

Поспелов, Н. С. (1950). О грамматической природе сложного предложения. В В. В. Виноградов (Ред.), Вопросы синтаксиса современного русского языка (с. 321–337). Москва: Учпедгиз.

Поспелов, Н. С. (1959). Сложноподчиненное предложение и его структурные типы. Вопросы языкознания, 2, 19–27. Электронный ресурс http://vja.ruslang.ru/archive/1959-2.pdf.

Стексова, Т. И. (2018). Смысловой диапазон изъяснительной конструкции (на примере конструкции: не понимаю, что…). Вестник Томского государственного университета. Филология, 51, 47–57. Электронный ресурс http://journals.tsu.ru/philology/&journal_page=archive&id=1667&article_id=37367. Doi: 10.17223/19986645/51/5.

Стексова, Т. И. (2019). Изъяснительная конструкция в речевом режиме интерпретации (на примере: соглашусь, что…). В О. И. Глазунова, К. А. Рогова (Ред.), Русская грамматика: структурная организация и процессы языкового функционирования (с. 195–203). Москва: URSS

Ткаченко, И. А. (2011). Текстообразующая роль модальности в газетном тексте. Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Филология, Журналистика. 2, 136–138. Электронный ресурс https://www.elibrary.ru/item.asp?id=17256209.

Чайковская, Н. И. (1988). Бессоюзное изъяснительное предложение. Алма-Ата: Наука.

Ширяев, Е. Н. (1986). Бессоюзное сложное предложение в современном русском языке. Москва: Наука.

Шмелева, Т. В. (2010a). Авторское начало в стилистике медийного текста. В О. В. Трофимова (Ред.), Русский язык как фактор стабильности государства и нравственного здоровья нации. Труды и материалы Второй Всероссийской научно-практической конференции. 30 сентября — 2 октября 2010 г. Ч. 2 (с. 207–215). Тюмень: Мандр и Ко.

Шмелева, Т. В. (2010b). Текст и паратекст в современной массовой коммуникации. В М. Л. Ремнева, А. А. Поликарпов (Сост.), Русский язык: исторические судьбы и современность. IV Международный Конгресс исследователей русского языка. МГУ им. М. В. Ломоносова, филологический. факультет, 20–23 марта 2010. Труды и материалы (с. 579–580). Москва: Изд-во МГУ

Beloshapkova, V. A. (1970). Sentences, the structure of which is determined by the semantic of the key word (explanatory). In N. Iu. Shvedova (Ed.), Grammatika sovremennogo russkogo literaturnogo iazyka (pp. 701–708). Moscow: Nauka Pabl. (In Russian)

Chaikovskaia, N. I. (1988). Unionless explanatory sentence. Alma-Ata: Nauka Pabl. (In Russian)

Il’enko, S. G. (Ed.). (2008). Complex sentence in the lexicographic aspect. Collective monograph. St. Petersburg: RSPU Publ. (In Russian)

Il’enko, S. G, Levina, I. N. (2007). Lexico-syntactic dictionary of the Russian language: Models of complex sentences. St. Petersburg: Russian State pedagogical University A. I. Herzen Pabl. (In Russian)

Kolesnichenko, A. V. (2008). Practical Journalism: A Study Guide. Moscow: Moscow State University Publ. Retrieved from http://evartist.narod.ru/text28/0045.htm. (In Russian)

Koshkareva, N. B. (2015). Deliberative joint O TOM CHTO and the model of explanatory complex sentences. Vestnik Novosibirskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriia: Istoriia. Filologiia, 14 (9), 126–137. Retrieved from https://vestnik.nsu.ru/historyphilology/14-9-koshkareva. (In Russian)

Kuznetsova, E. S. (2006). Russian sentences with modus verbs of information transfer. Gumanitarnye nauki v Sibiri, 4, 51–56. Retrieved from https://www.elibrary.ru/item.asp?id=13074241. (In Russian)

Lapteva, O. A. (1976). Russian colloquial syntax. Moscow: Nauka Publ. (In Russian)

Maksimov, L. Iu. (2011). Multidimensional classification of complex sentences (based on the material of the modern Russian language). Stavropol’; Piatigorsk: Stavropol’ State University Publ. (In Russian)

Mishlanov, V. A. (1996). Semantics and structure of the Russian complex sentence in the light of dynamic syntax. Perm’: Perm’ State University Publ. (In Russian)

Ovsianiko-Kulikovskii, D. N. (1912). Syntax of the Russian language. 2nd ed. St. Petersburg: Ovsianiko-Kulikovskоi Publ. (In Russian)

Pospelov, N. S. (1950). On the grammatical nature of a complex sentence. In V. V. Vinogradov (Ed.), Syntax issues of the modern Russian language (pp. 321–337). Moscow: Uchpedgiz Publ. (In Russian)

Pospelov, N. S. (1959). Complex clause and its structural types. Voprosy iazykoznaniia, 2, 19–27. Retrieved from http://vja.ruslang.ru/archive/1959-2.pdf. (In Russian)

Shiryaev, E. N. (1986). Unionless complex sentence in modern Russian language Moscow, Nauka Publ. (In Russian)

Shmeleva, T. V. (2010a). Author’s essence in the style of media text. In O. V. Trofimova (Ed.), Russian language as a factor of state stability and moral health of the nation. Trudy i materialy Vtoroi Vserossiiskoi nauchno-prakticheskoi konferentsii. 2010, September 30 — October 2. Part 2 (pp. 207–215). Tiumen’: Mandr I Ko Publ. (In Russian)

Shmeleva, T. V. (2010b). Text and paratext in modern mass communication. In M. L. Remneva, A. A. Polikarpov (Eds), Russian language: historical destinies and modernity. IV Mezhdunarodnyi Kongress issledovatelei russkogo iazyka. MGU im. M. V. Lomonosova, filologicheskii. fakul’tet, 2010, March 20–23. Trudy i materialy (pp. 579–580). Moscow: Moskow State University Publ. (In Russian)

Steksova, T. I. (2018). The semantic range of the explanatory structure (for example, the structure: ne ponimaiu, chto…). Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. Filologiia, 51, 47–57. https://doi.org/10.17223/19986645/51/5. (In Russian)

Steksova, T. I. (2019). Explanatory construction in the speech mode of interpretation (for example: soglashus’, chto…). In O. I. Glazunova, K. A. Rogova (Eds), Russkaia grammatika: Strukturnaia organizatsiia i protsessy iazykovogo funktsionirovaniia (pp. 195–203). Moscow: URSS Publ. (In Russian)

Tkachenko, I. A. (2011). The text-forming role of modality in the newspaper text. Vestnik Voronezhskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriia: Filologiia, Zhurnalistika. 2, 136–138. Retrieved from https://www.elibrary.ru/item.asp?id=17256209. (In Russian)

Vaulina, S. S. (Ed.). (2018). The communicative potential of modality in synchronicity and diachrony. Kaliningrad: Russian State University named after I. Kant Publ. Retrieved from https://www.elibrary.ru/item.asp?id=36539668. (In Russian)

Vinogradov, V. V. (1972). Russian language (grammatical teaching about the word). 2nd ed. Moscow: Vysshaya Shkola Publ. (In Russian)

Ста­тья посту­пи­ла в редак­цию 15 мая 2020 г.;
реко­мен­до­ва­на в печать 21 авгу­ста 2020 г.

© Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, 2020

Received: May 15, 2020
Accepted: August 21, 2020