Среда, 20 октябряИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

Интернет-мем как жанр и «ньюсмейкер» в современном медиапространстве

Введение

Интер­нет сего­дня не толь­ко гло­баль­ный источ­ник инфор­ма­ции и про­стран­ство для ком­му­ни­ка­ции, но и пло­щад­ка для твор­че­ства. Воз­мож­но­сти про­яв­ле­ния твор­че­ско­го (или игро­во­го) нача­ла в интер­нет-обще­нии, как пра­ви­ло, свя­за­ны с нестан­дарт­ным исполь­зо­ва­ни­ем язы­ка, высту­па­ю­ще­го сред­ством дости­же­ния раз­лич­ных неути­ли­тар­ных целей. Твор­че­ские или эсте­ти­че­ские зада­чи реа­ли­зу­ют­ся в виде уста­нов­ки на дости­же­ние коми­че­ско­го эффекта.

Базо­вые свой­ства интер­нет-ком­му­ни­ка­ции, сре­ди кото­рых осо­бен­но важ­ны­ми ока­зы­ва­ют­ся воз­мож­ность мгно­вен­но­го рас­про­стра­не­ния инфор­ма­ции сре­ди неогра­ни­чен­но­го чис­ла адре­са­тов, спо­соб­ность еди­ниц инфор­ма­ции к репли­ка­ции и «мута­ции», а так­же отсут­ствие стро­гой регла­мен­ти­ро­ван­но­сти обще­ния, опре­де­ля­ют воз­ник­но­ве­ние доста­точ­но спе­ци­фи­че­ских источ­ни­ков комиз­ма. Одним из таких источ­ни­ков мож­но счи­тать интер­нет-мем. При­ме­ча­тель­но, что актив­ность исполь­зо­ва­ния мемов, как в Интер­не­те, так и за его пре­де­ла­ми, неуклон­но воз­рас­та­ет. Рас­тет и инте­рес к изу­че­нию дан­но­го феномена.

Наи­бо­лее про­дук­тив­ным пред­став­ля­ет­ся опре­де­ле­ние, соглас­но кото­ро­му мем пони­ма­ет­ся как «еди­ни­ца куль­тур­ной инфор­ма­ции, спо­соб­ная к само­ко­пи­ро­ва­нию и рас­про­стра­не­нию сре­ди людей дан­ной груп­пы» [Поля­ков 2010: 161]. Исполь­зо­ва­ние мемов в ком­му­ни­ка­ции может пре­сле­до­вать раз­лич­ные цели: в первую оче­редь дости­же­ние коми­че­ско­го эффек­та, а так­же созда­ние под­тек­ста, фор­ми­ро­ва­ние мно­го­пла­но­во­сти вос­при­я­тия, акту­а­ли­за­цию «фоно­вых» зна­ний адре­са­та, повы­ше­ние экс­прес­сив­но­сти, вклю­че­ние эле­мен­тов игры, выра­же­ние отно­ше­ния авто­ра, уси­ле­ние оце­ноч­но­сти и др. [Щури­на 2012: 164].

Раз­но­об­ра­зие спо­со­бов выра­же­ния интер­нет-мемов, слож­ное семи­о­ти­че­ское устрой­ство, нали­чие раз­но­об­раз­ных (в первую оче­редь куль­тур­ных) кон­но­та­ций, несо­мнен­ное воз­дей­ствие на адре­са­тов и опре­де­лен­ная роль в фор­ми­ро­ва­нии кар­ти­ны мира — все это при­ве­ло к тому, что в совре­мен­ной нау­ке мем рас­смат­ри­ва­ет­ся в раз­лич­ных аспек­тах — как репре­зен­та­ция зна­ний, как новая фор­ма кари­ка­ту­ры, как спо­соб ком­му­ни­ка­ции в интернет-среде.

При этом прак­ти­че­ски не изу­ча­ет­ся мем в медиа­сфе­ре, кото­рую целе­на­прав­лен­но насы­ща­ют кон­тен­том жур­на­ли­сты, а не спон­тан­но рядо­вые поль­зо­ва­те­ли (как в интернет-сообществе).

История вопроса

Несмот­ря на то что неко­то­ры­ми иссле­до­ва­те­ля­ми меме­ти­ка (тео­рия содер­жа­ния созна­ния и эво­лю­ции куль­ту­ры) кри­ти­ку­ет­ся как псев­до­на­у­ка [Tyler 2011], поня­тие «мем» уже закре­пи­лось в науч­ном дис­кур­се: мем опи­сы­ва­ет­ся и с пози­ций куль­ту­ро­ло­гии [Гро­мо­вая 2015; Олеш­ко­ва 2017; Савиц­кая 2013], и в социо­ло­ги­че­ском аспек­те [Зино­вье­ва 2015; Лысен­ко 2017], и как фило­соф­ское поня­тие [Поля­ков 2010; Шил­ков 2010].

Пер­во­на­чаль­ное опре­де­ле­ние, дан­ное Р. Докин­зом, пред­став­ля­ет­ся свя­зан­ным в первую оче­редь с эво­лю­ци­ей куль­ту­ры и раз­но­об­раз­ны­ми меха­низ­ма­ми пере­да­чи и рас­про­стра­не­ния куль­тур­ной инфор­ма­ции: Р. Докинз назы­вал мем «еди­ни­цей куль­тур­ной пере­да­чи, или еди­ни­цей ими­та­ции» [Докинз 1993]. С пози­ций когни­ти­ви­сти­ки дает опре­де­ле­ние мема Д. Ден­нет: «Мем — это тако­го рода ком­плекс­ная идея, кото­рая фор­ми­ру­ет себя в виде чего-то опре­де­лен­но­го и запо­ми­на­е­мо­го» (цит. по: [Бро­уди 2007: 32]). Обоб­щая при­ве­ден­ные опре­де­ле­ния, Р. Бро­уди пред­ла­га­ет сле­ду­ю­щее: «Мем — еди­ни­ца инфор­ма­ции, кото­рая содер­жит­ся в созна­нии. Мем воз­дей­ству­ет на собы­тия таким обра­зом, что­бы в созна­нии дру­гих людей воз­ник­ло боль­шее коли­че­ство его копий» [Бро­уди 2007: 4].

Рас­смат­ри­вая поня­тие «мем» в про­стран­стве мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции, Д. Раш­кофф срав­ни­ва­ет быст­рое рас­про­стра­не­ние мемов посред­ством медиа с рас­про­стра­не­ни­ем виру­сов в живых орга­низ­мах: мемы и мемо­ком­плек­сы цир­ку­ли­ру­ют в инфор­ма­ци­он­ной и куль­тур­ной сре­де и изме­ня­ют вос­при­я­тие локаль­ных и гло­баль­ных собы­тий (цит. по: [Лысен­ко 2017: 413]). Тем самым медиа­сфе­ра высту­па­ет бла­го­твор­ной сре­дой для рас­про­стра­не­ния уже име­ю­щих­ся мемов и воз­ник­но­ве­ния новых.

Р. Бро­уди при­хо­дит к выво­ду, что поня­тие мема игра­ет цен­траль­ную роль в новой пара­диг­ме гума­ни­тар­ных наук. «В рам­ках дан­ной новой пара­диг­мы мы рас­смат­ри­ва­ем куль­тур­ную эво­лю­цию с точ­ки зре­ния само­го мема, а не с точ­ки зре­ния инди­ви­ду­у­ма или обще­ства» [Бро­уди 2007: 3].

В рам­ках медиа­линг­ви­сти­ки мем полу­ча­ет ква­ли­фи­ка­цию в ряду коми­че­ских жан­ров [Попо­ва 2018: 384–388] и вирус­ных меди­а­тек­стов [Горя­чев 2018]. В жур­на­ле «Медиа­линг­ви­сти­ка» обсуж­да­ет­ся быто­ва­ние мемов в поль­ском медиа­про­стран­стве, рас­смат­ри­ва­ет­ся их жан­ро­вая при­ро­да, под­чер­ки­ва­ет­ся такое каче­ство мемов, как сери­аль­ность [Кэм­па-Фигу­ра 2019].

Постановка проблемы

Пер­во­ис­точ­ни­ки мемов раз­но­об­раз­ны: собы­тие — горя­чая новость в СМИ (пожар в Нотр-Дам-де-Пари, избра­ние Зелен­ско­го пре­зи­ден­том Укра­и­ны, рос­гвар­дей­цы на митин­ге 27 июля), извест­ная лич­ность (Как тебе такое, Илон Маск, мемы с Вита­ли­ем Клич­ко), фильм (Мсти­те­ли, Звезд­ные вой­ны), сери­ал (Игра пре­сто­лов), пер­со­на­жи — от вымыш­лен­ных до реаль­ных, в том чис­ле, напри­мер, живот­ных (кош­ка-мем Grumpy Cat), поли­ти­че­ские дея­те­ли (Дональд Трамп, Тере­за Мэй), фра­зы извест­ных людей (Вый­ди отсю­да, раз­бой­ник!), выска­зы­ва­ния интер­нет-поль­зо­ва­те­лей и т. д.

В сущ­но­сти, любую попу­ляр­ную идею, текст, образ, аудио- и/или визу­аль­ную струк­ту­ру, обла­да­ю­щую ком­му­ни­ка­тив­ным и коми­че­ским потен­ци­а­лом, мож­но опре­де­лить как мем, и тем самым иссле­до­ва­ния мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции полу­ча­ют новую еди­ни­цу изме­ре­ния, подоб­ной кото­рой рань­ше не было. В этом отно­ше­нии поня­тие интер­нет-мема ока­зы­ва­ет­ся мето­до­ло­ги­че­ски целе­со­об­раз­ным, посколь­ку поз­во­ля­ет иссле­до­вать ком­му­ни­ка­тив­ное про­стран­ство на еди­ных основаниях.

В насто­я­щей рабо­те ста­вит­ся про­бле­ма жан­ро­вой при­ро­ды мема и ее транс­фор­ма­ции. При этом рас­смат­ри­ва­ет­ся одна из таких транс­фор­ма­ций, состо­я­щая в пере­ме­ще­нии мема в жур­на­лист­ские тек­сты. Оба вопро­са име­ют медиа­линг­ви­сти­че­ский харак­тер, посколь­ку заклю­ча­ют­ся в выяс­не­нии спе­ци­фи­ки медиа­ре­чи в раз­ных сег­мен­тах медиасферы.

Новиз­на тако­го под­хо­да к иссле­до­ва­нию функ­ци­о­ни­ро­ва­ния мемов состо­ит в рас­ши­ре­нии гори­зон­та иссле­до­ва­ния дан­но­го фено­ме­на: ста­вит­ся вопрос о выхо­де мема за пре­де­лы фраг­мен­та медиа­сфе­ры, в кото­рой он появил­ся и функ­ци­о­ни­ру­ет, рас­смат­ри­ва­ет­ся один из таких слу­ча­ев и назы­ва­ют­ся дру­гие фак­ты, под­твер­жда­ю­щие спо­соб­ность мемов выхо­дить за пре­де­лы про­стран­ства Интер­не­та. При этом при ана­ли­зе выхо­да мема в жур­на­лист­ские тек­сты вни­ма­ние обра­ща­ет­ся на транс­фор­ма­цию жан­ро­вой при­ро­ды мема, появ­ле­ние у него несвой­ствен­ной ему роли.

Методика анализа

Основ­ным мето­дом иссле­до­ва­ния в насто­я­щей рабо­те явля­ет­ся метод изу­че­ния рече­вых жан­ров в кон­цеп­ции М. М. Бах­ти­на, при этом важ­ней­шей ока­зы­ва­ет­ся идея про­ти­во­по­став­лен­но­сти пер­вич­ных и вто­рич­ных рече­вых жан­ров [Бах­тин 1996], кото­рая под­дер­жи­ва­ет­ся и совре­мен­ны­ми иссле­до­ва­те­ля­ми рече­вых жан­ров [Сали­мов­ский 2018]. В раз­ви­тие идей совре­мен­ной жан­ро­ло­гии по отно­ше­нию к мемам выде­ля­ет­ся ряд пара­мет­ров, в кото­рых заклю­ча­ет­ся жан­ро­вая спе­ци­фи­ка интернет-мема:

— рас­ши­ре­ние сфе­ры рас­про­стра­не­ния за пре­де­лы интернет-пространства;

— вто­рич­ность жан­ро­вой природы;

— поли­ко­до­вый харак­тер и поли­се­ман­тич­ность (в репре­зен­та­ции и интерпретации);

— поли­функ­ци­о­наль­ность.

При иссле­до­ва­нии про­ник­но­ве­ния мемов в жур­на­лист­ские тек­сты исполь­зу­ет­ся метод выяв­ле­ния интер­тек­сту­аль­но­сти, в част­но­сти мето­ди­ка поис­ка пре­це­дент­но­го тек­ста в пони­ма­нии Ю. Н. Кара­у­ло­ва, семан­ти­че­ский ана­лиз выска­зы­ва­ния, мето­ди­ка выяв­ле­ния сти­ли­сти­че­ских эффек­тов. В целом мето­ды иссле­до­ва­ния мема в есте­ствен­ной для них сре­де соци­аль­ных сетей и осва­и­ва­е­мых про­стран­ствах объ­еди­ня­ют тра­ди­ци­он­ные жур­на­лист­ские при­е­мы (в част­но­сти, опре­де­ле­ние инфо­по­во­да и ньюсмей­ке­ра меди­а­тек­ста), медиа­линг­ви­сти­че­ские мето­ды, учи­ты­ва­ю­щие спе­ци­фи­ку интер­нет-суще­ство­ва­ния мемов, а так­же семи­о­ти­че­ские мето­ды, пред­по­ла­га­ю­щие иссле­до­ва­ние кодов и их вза­и­мо­дей­ствие в рам­ках одно­го тек­ста, что созда­ет его кре­о­ли­зо­ван­ность (гибрид­ность).

Анализ материала

Исход­ным поло­же­ни­ем ана­ли­за мате­ри­а­ла при­ни­ма­ет­ся утвер­жде­ние о двух спе­ци­фи­че­ских усло­ви­ях в раз­ви­тии интер­нет-мема: рас­ши­ре­ние соци­аль­ной сети как одно­го из наи­бо­лее раз­ви­ва­ю­щих­ся меха­низ­мов рас­про­стра­не­ния инфор­ма­ции в Интер­не­те и надеж­ность тех­но­ло­гий, кото­рые гене­ри­ру­ют инфор­ма­цию и пере­да­ют ее от одно­го поль­зо­ва­те­ля к дру­го­му, что в Интер­не­те весь­ма про­сто [Sroka 2014]. При этом отме­ча­ет­ся актив­ное про­ник­но­ве­ние мемов за пре­де­лы интер­нет-сре­ды: с узна­ва­е­мо­стью меди­а­ме­ма свя­за­ны воз­мож­но­сти его даль­ней­ше­го исполь­зо­ва­ния — в рекла­ме, меди­а­текстах, поли­ти­че­ской ком­му­ни­ка­ции и даже в обра­зо­ва­тель­ном про­цес­се. Про­яв­ля­ет­ся и такая вто­рич­ная осо­бен­ность в рас­про­стра­не­нии интер­нет-мемов, как их вос­про­из­ве­де­ние на сопут­ству­ю­щих собы­тию това­рах, напри­мер на сум­ках, фут­бол­ках, круж­ках, в город­ской оно­ма­сти­ке и наруж­ной рекла­ме — на рас­тяж­ках, бан­не­рах и т. п.

Интер­нет-мем все­гда высту­па­ет как вто­рич­ный рече­вой жанр (в соот­вет­ствии с деле­ни­ем рече­вых жан­ров на пер­вич­ные и вто­рич­ные в кон­цеп­ции М. М. Бах­ти­на) [Бах­тин 1996]. В систе­ме коми­че­ских рече­вых жан­ров пер­вич­ным явля­ет­ся рече­вой жанр шут­ки, кото­рый фор­ми­ру­ет­ся в сфе­ре быто­во­го (обы­ден­но­го) обще­ния как резуль­тат твор­че­ской актив­но­сти чело­ве­ка с целью удо­вле­тво­ре­ния эсте­ти­че­ских потреб­но­стей. Имен­но сфе­ра обы­ден­но­го обще­ния отли­ча­ет­ся широ­ки­ми воз­мож­но­стя­ми нестан­дарт­но­го под­хо­да к язы­ку и речи, актив­ным нару­ше­ни­ем рече­вых кано­нов в целях экс­пе­ри­мен­ти­ро­ва­ния. Вто­рич­ные коми­че­ские жан­ры фор­ми­ру­ют­ся в более раз­ви­тых и орга­ни­зо­ван­ных (в том чис­ле тех­но­ло­ги­че­ски) сфе­рах обще­ния. Ком­му­ни­ка­тив­ное про­стран­ство Интер­не­та харак­те­ри­зу­ет­ся зна­чи­тель­ным раз­но­об­ра­зи­ем средств и спо­со­бов выра­же­ния функ­ци­о­ни­ру­ю­щих в нем коми­че­ских рече­вых жан­ров, одна­ко вто­рич­ность их жан­ро­вой при­ро­ды оста­ет­ся кон­сти­ту­тив­ным признаком.

Рече­вые жан­ры, фор­ми­ру­ю­щи­е­ся в сфе­ре интер­нет-ком­му­ни­ка­ции, кон­стру­и­ру­ют­ся авто­ром на осно­ве пере­ра­бот­ки раз­лич­ных пер­вич­ных жан­ров, сло­жив­ших­ся в усло­ви­ях непо­сред­ствен­но­го рече­во­го обще­ния (уст­но­го). Таким обра­зом, зна­чи­тель­ная часть рече­вых жан­ров, функ­ци­о­ни­ру­ю­щих в интер­нет-про­стран­стве, пред­став­ля­ет собой ана­ло­ги пер­вич­ных жан­ров, про­из­вод­ные от них и опре­де­лен­ным обра­зом транс­фор­ми­ро­ван­ные в соот­вет­ствии с целя­ми авто­ра и ины­ми усло­ви­я­ми обще­ния, — струк­тур­но-содер­жа­тель­ную модель орга­ни­за­ции и интер­пре­та­ции речи, кото­рая нахо­дит­ся в отно­ше­ни­ях про­из­вод­но­сти со струк­тур­ны­ми моде­ля­ми рече­жан­ро­во­го типа непо­сред­ствен­ной или любой дру­гой неин­тер­нет-ком­му­ни­ка­ции [Рога­че­ва 2011: 4].

Поли­се­ман­тич­ность в репре­зен­та­ции поня­тия (идеи) обна­ру­жи­ва­ет­ся в кре­о­ли­зо­ван­ном (поли­ко­до­вом) тек­сте, высту­па­ю­щем «слож­ным обра­зо­ва­ни­ем, в кото­ром вер­баль­ные и невер­баль­ные эле­мен­ты обра­зу­ют визу­аль­ное, струк­тур­ное, смыс­ло­вое и функ­ци­о­наль­ное целое, направ­лен­ное на ком­плекс­ное воз­дей­ствие на адре­са­та» [Щури­на 2010: 83]. Эле­мен­та­ми тако­го поли­ко­до­во­го (кре­о­ли­зо­ван­но­го) тек­ста, кото­рые при­во­дит М. Б. Воро­ши­ло­ва и кото­рые обна­ру­жи­ва­ют­ся и в интер­нет-мемах, мож­но назвать следующие:

1) надпись/подпись;

2) иллю­стра­ции (рису­нок, фото­гра­фия, «фото­жа­ба» и др.);

3) диа­грам­мы, таб­ли­цы, схе­мы, сим­во­ли­че­ские изоб­ра­же­ния, фор­му­лы и т. п.;

4) вер­баль­ный текст [Воро­ши­ло­ва 2007: 76].

Мемы рас­про­стра­ня­ют­ся «вирус­ным» спо­со­бом, пере­хо­дя от лица к лицу, они могут вос­про­из­во­дить­ся точ­но либо моди­фи­ци­ро­вать­ся (мути­ро­вать), чему спо­соб­ству­ют такие инстру­мен­ты, как, напри­мер, раз­но­го рода гене­ра­то­ры — risovach​.ru и др. Харак­тер­но и сме­ши­ва­ние (кон­та­ми­на­ция) мемов. По мне­нию Л. В. Голо­ви­ной, спе­ци­фи­ка интер­нет-мема про­яв­ля­ет­ся в том, что при вос­при­я­тии подоб­но­го вида тек­ста осу­ществ­ля­ет­ся повтор­ное пере­ко­ди­ро­ва­ние пред­став­лен­ной в нем инфор­ма­ции (при­во­дит­ся по: [Воро­ши­ло­ва 2007: 78]).

Пре­це­дент­ный харак­тер интер­нет-мема опре­де­ля­ет­ся тем, что как вся­кий пре­це­дент­ный фено­мен мем «в сжа­том виде спо­со­бен пере­дать инфор­ма­цию о тек­с­те­и­сточ­ни­ке либо о целом культурном/историческом собы­тии, сле­до­ва­тель­но, обла­да­ет осо­бым типом кон­но­та­ции, кото­рую мож­но назвать куль­тур­ной кон­но­та­ци­ей. Нали­чие куль­тур­ных кон­но­та­ций обес­пе­чи­ва­ет воз­мож­ность иден­ти­фи­ка­ции пре­це­дент­но­го фено­ме­на адре­са­том» [Щури­на 2010: 84].

Поли­функ­ци­о­наль­ность во мно­гом опре­де­ля­ет столь быст­рое рас­про­стра­не­ние интер­нет-мемов. Так, при иссле­до­ва­нии одно­го из типов интер­нет-мемов — демо­ти­ва­то­ра — в резуль­та­те опро­са интер­нет-поль­зо­ва­те­лей было выяв­ле­но, что респон­ден­ты счи­та­ют тако­го вида тек­сты: 1) одной из раз­но­вид­но­стей средств обще­ния; 2) типом мас­со­во­го искус­ства; 3) юмо­ри­сти­че­ским тек­стом; 4) реклам­ным тек­стом [Бас­ли­на, Ухо­ва 2014: 136]. Ука­зан­ные осо­бен­но­сти ста­но­вят­ся функ­ци­о­наль­ны­ми, и дру­гие виды мемов так­же могут выпол­нять подоб­ные функции.

Функ­ции мемов в обще­стве в первую оче­редь свя­за­ны с под­дер­жа­ни­ем ком­му­ни­ка­ции и спе­ци­фи­че­ски­ми спо­со­ба­ми транс­ля­ции инфор­ма­ции. При этом раз­вле­ка­тель­ные функ­ции есте­ствен­ным обра­зом пере­пле­та­ют­ся с ком­му­ни­ка­тив­ны­ми и соци­аль­ны­ми: сре­ди важ­ней­ших отме­ча­ют­ся функ­ции репре­зен­та­ции идеи, транс­ля­ции идео­ло­гии, инфор­ми­ро­ва­ния, иден­ти­фи­ка­ции (деко­ди­ро­ва­ния соци­о­куль­тур­но­го кода) [Зино­вье­ва 2015].

Ана­лиз осо­бен­но­стей функ­ци­о­ни­ро­ва­ния интер­нет-мемов был осу­ществ­лен на мате­ри­а­ле мемов совре­мен­но­го медиа­про­стран­ства. Любое медиа куль­ти­ви­ру­ет антро­по­ло­ги­че­ский под­ход, суть кото­ро­го заклю­ча­ет­ся в том, «чтоб рас­крыть <…> повсе­днев­ную, виталь­но-лич­ност­ную жизнь чело­ве­ка, скры­тую в повсе­днев­но­сти» [Измай­лов 2012]. Мемы в этом смыс­ле пред­став­ля­ют­ся частью повсе­днев­но­сти, что под­твер­жда­ет мас­со­вая заин­те­ре­со­ван­ность в потреб­ле­нии дан­но­го кон­тен­та. С. Хи, З. Чжэн и Д. Дженг утвер­жда­ют, что рас­про­стра­не­ние и зна­чи­мость соци­аль­ных сетей в жиз­ни совре­мен­но­го чело­ве­ка зна­чи­тель­но сти­му­ли­ро­ва­ли рас­про­стра­не­ние мемов [He, Zheng, Zeng 2016]. В оте­че­ствен­ной медиа­сфе­ре так­же пред­став­ле­но изоби­лие паб­ли­ков, посвя­щен­ных мемам или актив­но их исполь­зу­ю­щих. Более того, у неко­то­рых из них дей­стви­тель­но боль­шое коли­че­ство под­пис­чи­ков. Так, груп­па в соци­аль­ной сети «ВКон­так­те» MDK (кате­го­рия «Юмор») к 2019 г. име­ет более 11 млн под­пис­чи­ков; груп­па во «ВКон­так­те» Дзен («Юмор») — 2,9 млн. Мас­сме­диа не могут обой­ти сто­ро­ной собы­тия и явле­ния интер­нет-жиз­ни еще и пото­му, что акту­аль­ная и инте­рес­ная для мно­го­чис­лен­ной ауди­то­рии тема дает изда­нию, теле­ка­на­лу про­смот­ры, тем самым повы­шая рейтинг.

Как отме­ча­ют иссле­до­ва­те­ли, «интер­нет-мемы — явле­ние спон­тан­но­го рас­про­стра­не­ния неко­то­рой инфор­ма­ции или фра­зы, часто бес­смыс­лен­ной, спон­тан­но при­об­рет­шей попу­ляр­ность в интер­нет-сре­де» [Бел­ки­на, Куцен­ко 2014]. Вне­зап­но мем может попасть в новое для себя медиа­про­стран­ство — СМИ, но это уже нель­зя назвать спон­тан­ным, посколь­ку в этом слу­чае про­де­ла­на жур­на­лист­ская рабо­та и тот или иной мем выбран для мате­ри­а­ла осознанно.

Отме­тим, что в про­стран­стве мас­сме­диа, созда­ва­е­мом жур­на­ли­ста­ми, встре­ча­ют­ся все основ­ные типы функ­ци­о­ни­ру­ю­щих в интер­нет-сфе­ре мемов: тек­сто­вый мем (состо­ит из сло­ва или фра­зы); мем-изоб­ра­же­ние (вни­ма­ние обра­ще­но к визу­аль­ной части, в том чис­ле к это­му типу отно­сят­ся «фото­жа­бы», где глав­ное — опре­де­лен­ный сюжет); меди­а­мем (коми­че­ский видео­сю­жет); кре­о­ли­зо­ван­ный мем («текст, фак­ту­ра кото­ро­го состо­ит из двух раз­но­род­ных частей: вер­баль­ной <…> и невер­баль­ной, при­над­ле­жа­щей к дру­гим зна­ко­вым систе­мам, неже­ли есте­ствен­ный язык» [Щури­на 2012]). Ина­че гово­ря, в семи­о­ти­че­ском плане базо­вые типы интер­нет-мемов могут быть све­де­ны к вер­баль­ным, визу­аль­ным, ауди­аль­ным и сме­шан­ным (гибрид­ным, или креализованным).

Так, в нача­ле 2017 г. на пике попу­ляр­но­сти Жду­на (пер­во­на­чаль­но мем-изоб­ра­же­ние, см. рис. 1) во мно­гих круп­ных рос­сий­ских СМИ мож­но было встре­тить тек­сты, так или ина­че свя­зан­ные с ним.

Уже по заго­лов­кам замет­на раз­но­пла­но­вость мате­ри­а­лов: В Кали­нин­гра­де обна­ру­жи­ли памят­ник интер­нет-мему «Жду­ну» (РИА «Ново­сти», 2 фев­ра­ля 2017 г.); Новый интер­нет-мем гла­за­ми брян­цев: при­клю­че­ния Жду­на в нашем горо­де («Ком­со­моль­ская прав­да», 3 фев­ра­ля 2017 г.); Ждун при­шел в отде­ле­ние «Почты Рос­сии» на пре­зен­та­цию про­грам­мы «Поч­та без оче­ре­дей» (ТАСС, 17 фев­ра­ля 2017 г.).

Рис. 1. Мем «Ждун». https://​bigpicture​.ru/​?​p​=​8​5​7​820

Таким обра­зом, Ждун как попу­ляр­ный мем впи­сы­ва­ет­ся в медиа­про­стран­ство СМИ по раз­лич­ным инфо­по­во­дам: от пре­зен­та­ции новой про­грам­мы «Почты Рос­сии» до ново­го взгля­да жите­лей Кали­нин­гра­да на скульп­ту­ру мор­ско­го сло­на и его пере­осмыс­ле­ние с пред­ло­же­ни­ем исполь­зо­вать «появив­ше­го­ся» Жду­на «как точ­ку при­тя­же­ния тури­стов» (РИА «Ново­сти», 2 фев­ра­ля 2017 г.).

Еще один извест­ный визу­аль­ный мем — лягу­шо­нок Пепе (рис. 2) — пер­со­наж, пред­став­ля­ю­щий собой зеле­ную антро­по­морф­ную лягуш­ку, впер­вые появил­ся в комик­се «Boy’s Club» за автор­ством Мэт­та Фью­ри. К 2015 г. стал одним из наи­бо­лее попу­ляр­ных интер­нет-мемов, в част­но­сти самым «рет­вит­ну­тым» (т. е. пере­слан­ным наи­боль­шее чис­ло раз в Twitter). Часто исполь­зу­ет­ся в каче­стве сим­во­ла ненависти.

Рис. 2. Мем «Лягу­шо­нок Пепе». https://​iknowyourmeme​.wordpress​.com/​2​0​1​6​/​0​4​/​1​9​/​p​e​p​e​-​t​h​e​-​f​r​og/

Медиа­про­стран­ство запол­не­но тек­ста­ми жур­на­ли­стов, отсы­ла­ю­щи­ми к дан­но­му мему (как с обо­зна­че­ни­ем жан­ро­вой при­над­леж­но­сти — «мем», так и без упо­ми­на­ния об этом, в рас­че­те на соот­вет­ству­ю­щие «фоно­вые» зна­ния адре­са­тов): Мем с лягу­шон­ком Пепе при­рав­ня­ли к сва­сти­ке (Lenta​.ru, 28 сен­тяб­ря 2016 г.); Пожерт­вуй­те на вос­кре­ше­ние лягу­шон­ка Пепе (TJ, 27 июня 2017 г.); Созда­тель мема «Лягу­шо­нок Пепе» подал в суд на сто­рон­ни­ков Дональ­да Трам­па (Life, 8 мар­та 2018 г.); Лягу­шо­нок Пепе из ста­ро­го мема стал сим­во­лом про­те­стов в Гон­кон­ге (Афи­ша Daily, 19 авгу­ста 2019 г.). Отме­тим, что здесь так­же про­сле­жи­ва­ет­ся раз­ни­ца меж­ду инфо­по­во­да­ми, но сам герой, в дан­ном слу­чае лягу­шо­нок Пепе, оста­ет­ся неиз­мен­ным, и во мно­гом имен­но он ока­зы­ва­ет­ся клик­бей­том для интернет-пользователей.

Тек­сто­вые мемы (как пра­ви­ло те, источ­ни­ком кото­рых яви­лись выска­зы­ва­ния извест­ных лич­но­стей), тоже доста­точ­но часто ста­но­вят­ся «геро­я­ми» жур­на­лист­ских мате­ри­а­лов. Так, появ­ле­ние и судь­ба мема «Тяже­ло­ва­то» (фра­за из «Твит­те­ра» пев­ца Дмит­рия Мали­ко­ва, кото­рая ста­ла мемом и в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни вер­ну­ла инте­рес к арти­сту) сопро­вож­да­лись обсуж­де­ни­ем в меди­а­текстах: «Тяже­ло­ва­то при­хо­дит­ся?» Как Дмит­рий Мали­ков стал звез­дой «Твит­те­ра» (Medialeaks, 18 декаб­ря 2015 г.); По моти­вам интер­нет-мема Дмит­рия Мали­ко­ва созда­ли при­ло­же­ние «Тяже­ло­ва­то». Про­грам­ма при­зва­на помочь поль­зо­ва­те­лям эко­но­мить на рас­хо­дах (Sibnovosti​.ru, 01.03.2016 г.); Мали­ков отме­тил годов­щи­ну мема «тяже­ло­ва­то» новым опро­сом и взбе­сил под­пис­чи­ков (Lenta​.ru, 24 октяб­ря 2017 г.).

Меди­а­ме­мы (видео­сю­же­ты и гифы) в силу тех­ни­че­ских осо­бен­но­стей их вос­про­из­ве­де­ния встре­ча­ют­ся в меди­а­текстах, конеч­но, зна­чи­тель­но реже, одна­ко отдель­ные узна­ва­е­мые фра­зы из видео­ро­ли­ков исполь­зу­ют­ся доста­точ­но регу­ляр­но, в том чис­ле в транс­фор­ми­ро­ван­ном виде, напри­мер Цвет настро­е­ния раз­ный. Поче­му сто­ит поку­пать цвет­ные дра­го­цен­ные кам­ни (Ком­мер­сантъ Стиль, 31.07.2019) — отсыл­ка к попу­ляр­но­му мему Цвет настро­е­ния синий, в осно­ве кото­ро­го — видео­клип на пес­ню Ф. Киркорова.

Обра­тив­шись к дру­го­му фраг­мен­ту медиа­сфе­ры — теле­ви­де­нию — обна­ру­жи­ва­ем, что кон­тент здесь так­же содер­жит мемы. Так, в выпус­ке раз­вле­ка­тель­ной про­грам­мы Пер­во­го кана­ла «Вечер­ний Ургант» от 24 мая 2017 г. отдель­ный фраг­мент был посвя­щен мему Выпьем за любовь (извест­ный кре­о­ли­зо­ван­ный мем, в осно­ве кото­ро­го — стро­ка из пес­ни ком­по­зи­то­ра Иго­ря Нико­ла­е­ва и фото­гра­фия, где певец изоб­ра­жен в бане с круж­кой пива в руках; мем поро­дил мно­же­ство транс­фор­ма­ций — см., напри­мер, рис. 3 и 4).

Рис. 3. Мем «Выпьем за любовь». https://​pikabu​.ru/​s​t​o​r​y​/​p​o​k​a​_​t​y​i​_​s​i​d​i​s​h​_​v​_​i​n​t​e​r​n​e​t​e​_​2​8​3​2​604
Рис. 4. Мем «Выпьем за любовь» в меме «50 оттен­ков серо­го». http://i.mycdn.me/i?r=AzEPZsRbOZEKgBhR0XGMT1Rk88_7wUXXXs2_29PCmIekdKaKTM5SRkZCeTgDn6uOyic

Отме­тим, что коми­че­ский эффект в транс­фор­ми­ро­ван­ных мемах может дости­гать­ся за счет кон­та­ми­на­ции с дру­ги­ми мема­ми (как на рис. 4, где изоб­ра­же­ние Юрия Нико­ла­е­ва соеди­ня­ет­ся с добав­лен­ной в редак­то­ре Photoshop круж­кой пива, при этом сопут­ству­ю­щее изоб­ра­же­ние актри­сы Дако­ты Джон­сон, испол­ни­тель­ни­цы глав­ной роли в филь­ме «50 оттен­ков серо­го», и соот­вет­ству­ю­щий транс­фор­ми­ро­ван­ный пре­це­дент­ный текст фор­ми­ру­ют новый кре­о­ли­зо­ван­ный мем, уси­ли­вая коми­че­ский эффект). Подоб­ные явле­ния носят назва­ние «мута­ция мемов».

В сту­дию при­гла­си­ли само­го героя — Иго­ря Нико­ла­е­ва, кото­рый поде­лил­ся исто­ри­ей про­ис­хож­де­ния зна­ме­ни­то­го интер­нет-мема (Пер­вый канал, 24 мая 2017 г.). Таким обра­зом, мем стал пово­дом для теле­сю­же­та в извест­ной юмо­ри­сти­че­ской программе.

Сюже­ты о мемах созда­ют и на дру­гом феде­раль­ном теле­ка­на­ле — «Рос­сия 24». Вот при­ме­ры лишь неко­то­рых из них: Запрет Поро­шен­ко раз­ло­жи­ли на мемы (17 мая 2017 г.; …запрет рос­сий­ских интер­нет-ресур­сов назы­ва­ют самой мас­штаб­ной анти­укра­ин­ской акци­ей за все вре­мя пре­зи­дент­ства Пет­ра Поро­шен­ко, — гово­рит веду­щий); «Ска­зоч­ное Бали» пре­вра­ти­лось в хэш­тег и вско­лых­ну­ло Интер­нет (11 янва­ря 2017 г.) — речь шла о хеш­те­ге ска­зоч­ное­ба­ли, кото­рый быст­ро стал тек­сто­вым мемом, после того как его вме­сте с фото­гра­фи­ей опуб­ли­ко­ва­ла в Instagram модель Ната­лья Гор­ча­ко­ва во вре­мя отды­ха на Бали. В выпус­ке это­му мему-хеш­те­гу даже попы­та­лись дать линг­ви­сти­че­ский ана­лиз (Рос­сия 24, 11 янва­ря 2017 г.).

Совре­мен­ная медиа­ре­аль­ность дает осно­ва­ния утвер­ждать, что интер­нет-мем ста­но­вит­ся свое­об­раз­ным «ньюсмей­ке­ром». Как пра­ви­ло, под этим тер­ми­ном под­ра­зу­ме­ва­ет­ся чело­век или груп­па лиц, обла­да­ю­щие доста­точ­ным коли­че­ством инфор­ма­ции и ком­пе­тент­но­сти, что­бы высту­пать в каче­стве источ­ни­ка для медиа, ины­ми сло­ва­ми, пред­ло­жить новость. Меж­ду тем ньюсмей­ке­ром может высту­пать не толь­ко какой-то опре­де­лен­ный чело­век, но и ком­па­ния, сооб­ще­ство и даже бренд, извест­ный мно­гим потре­би­те­лям. Так, жур­на­ли­сты полу­ча­ют от пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов и иных струк­тур, орга­ни­за­ций пресс-рели­зы, т. е., по сути, новости.

В кол­лек­тив­ной рабо­те «Транс­фор­ма­ция жур­на­лист­ской рабо­ты под вли­я­ни­ем новых тех­но­ло­гий: поиск инфор­ма­ции, жан­ры меди­а­тек­стов, редак­ци­он­ная куль­ту­ра» под­чер­ки­ва­ет­ся, что «…интер­нет и, в част­но­сти, соц­се­ти и мес­сен­дже­ры пре­вра­ти­лись в кана­лы свя­зи с ньюсмей­ке­ра­ми, в сре­ду для поис­ка инфор­ма­ции и в плат­фор­му для пуб­ли­ка­ции и про­дви­же­ния жур­на­лист­ских мате­ри­а­лов» [Вар­та­нов и др. 2017]. Мони­то­ринг соци­аль­ных сетей стал неотъ­ем­ле­мой частью рабо­ты жур­на­ли­ста, а соци­аль­ные сети, как отме­ча­лось выше, напол­не­ны мема­ми. Их труд­но не заме­тить, учи­ты­вая, что неко­то­рые появ­ля­ют­ся несколь­ко раз в день на раз­лич­ных площадках.

При этом нель­зя не учи­ты­вать, конеч­но, свое­об­ра­зие мема как ньюсмей­ке­ра, его отли­чие от «клас­си­че­ских». Во-пер­вых, зача­стую труд­но уста­но­вить автор­ство мема (если это не выска­зы­ва­ние извест­ной лич­но­сти или слу­чаи, когда у пер­со­на­жа дей­стви­тель­но есть свой созда­тель, как у лягу­шон­ка Пепе — худож­ник Мэтт Фью­ри). В боль­шин­стве слу­ча­ев мемы гене­ри­ру­ют про­стые интер­нет-поль­зо­ва­те­ли на осно­ве како­го-либо соци­аль­но-куль­тур­но­го собы­тия или объ­ек­та, ина­че гово­ря, мем — про­дукт фольк­лор­ный. «В том слу­чае, если смысл более или менее устой­чив, он опре­де­ля­ет и типы кон­тек­стов и ситу­а­ций, в кото­рых мем исполь­зу­ет­ся. Ска­жем, чув­ству­е­те вы рас­те­рян­ность или поте­рян­ность, тут и умест­но про­из­не­сти или напи­сать Йа кри­вет­ко, про­де­мон­стри­ро­вав и свои чув­ства, и зна­ние интер­нет-фольк­ло­ра» [Крон­гауз 2012]. По сути, мем выхо­дит в СМИ в роли «народ­но­го ньюсмей­ке­ра», как, напри­мер, в сюже­те «Рос­сии 24», посвя­щен­ном запре­ту рос­сий­ских интер­нет-ресур­сов на Укра­ине, где в осно­ве — реак­ция поль­зо­ва­те­лей, выра­жен­ная в мемах.

Во-вто­рых, мем, по понят­ным при­чи­нам, сам по себе не пред­ла­га­ет жур­на­ли­стам новость. Как отме­ча­ет А. Ю. Бери­а­шви­ли, ньюсмей­кер, «что­бы ока­зать­ся на стра­ни­цах СМИ, при­кла­ды­ва­ет опре­де­лен­ные уси­лия: дела­ет гром­кие заяв­ле­ния, высту­па­ет с ини­ци­а­ти­ва­ми» [Бери­а­шви­ли 2013]. Мем, разу­ме­ет­ся, это­го сде­лать не может, одна­ко при этом он, как пока­зы­ва­ют наблю­де­ния, обна­ру­жи­ва­ет спо­соб­ность стать гром­ким или хотя бы ярким для медиа­сфе­ры заяв­ле­ни­ем. Это суж­де­ние под­твер­жда­ют, напри­мер, при­ве­ден­ные выше ново­сти на пло­щад­ке ТАСС: Ждун при­шел в отде­ле­ние «Почты Рос­сии» на пре­зен­та­цию про­грам­мы «Поч­та без оче­ре­дей». Гла­ва «Почты Рос­сии» Дмит­рий Страш­нов отме­тил, что интер­нет-мем явля­ет­ся сим­во­лом «ста­рой» Почты, с кото­рым ком­па­ния в насто­я­щее вре­мя рас­ста­ет­ся, — гла­сит лид ново­сти (ТАСС, 17.02.2017).

В зави­си­мо­сти от кон­тек­ста жур­на­ли­сты могут исполь­зо­вать мем с раз­лич­ны­ми целя­ми: он пред­ла­га­ет­ся адре­са­там как реак­ция обще­ства на что-либо, как история/прецедент (при­мер с Иго­рем Нико­ла­е­вым), как фак­ти­че­ское собы­тие (В Кали­нин­гра­де обна­ру­жи­ли памят­ник интер­нет-мему «Жду­ну») и др. Попу­ляр­ность мема, ажи­о­таж вокруг него при­вле­ка­ют вни­ма­ние медиа, как и любые дру­гие яркие явле­ния, собы­тия. Коми­че­ский эффект обра­ще­ния медиа к мемам гарантирован.

Выводы

Таким обра­зом, харак­тер­ная осо­бен­ность интер­нет-мема как ново­го коми­че­ско­го жан­ра свя­за­на с широ­ки­ми воз­мож­но­стя­ми его исполь­зо­ва­ния за пре­де­ла­ми искон­ной сфе­ры воз­ник­но­ве­ния и быто­ва­ния — за пре­де­ла­ми интер­нет-про­стран­ства. Эффек­тив­ность исполь­зо­ва­ния мемов в Интер­не­те, новой гло­баль­ной сфе­ре совре­мен­но­го обще­ния, спо­соб­ство­ва­ла и их даль­ней­ше­му рас­про­стра­не­нию в более «тра­ди­ци­он­ных» сфе­рах ком­му­ни­ка­ции, преж­де все­го в медиа­про­стран­стве, вклю­ча­ю­щем печат­ные и аудио­ви­зу­аль­ные СМИ.

Функ­ци­о­наль­ный потен­ци­ал мемов рас­ши­ря­ет­ся: пер­во­на­чаль­но исполь­зу­е­мые в основ­ном в раз­вле­ка­тель­ных целях, сего­дня они уже реа­ли­зу­ют­ся не толь­ко как сред­ство дости­же­ния комиз­ма или эсте­ти­че­ско­го удо­вле­тво­ре­ния, но и как инстру­мент воз­дей­ствия в мас­сме­дий­ном, а так­же в идео­ло­ги­че­ском (поли­ти­че­ском) типах дис­кур­са. Исполь­зуя мем, автор закла­ды­ва­ет интер­пре­та­цию или оцен­ку изоб­ра­жа­е­мо­го сюже­та (ново­сти, идеи). Бла­го­да­ря коми­че­ской состав­ля­ю­щей объ­ект со «встро­ен­ным» в него через мем миро­воз­зре­ни­ем вос­при­ни­ма­ет­ся некри­тич­но, при этом посто­ян­ное его повто­ре­ние участ­ву­ет в фор­ми­ро­ва­нии обра­за реаль­но­сти в гла­зах адре­са­тов. Это свой­ство мемов часто исполь­зу­ют не толь­ко в меди­а­текстах, но и в реклам­ных (мар­ке­тин­го­вых) целях.

Тот или иной мем, актив­но рас­про­стра­ня­е­мый и обсуж­да­е­мый в соци­аль­ных сетях, зача­стую сам по себе уже созда­ет новость. Мем занял свою нишу в совре­мен­ной жур­на­ли­сти­ке, «раз­бав­ляя» общую повест­ку дня сво­им спе­ци­фи­че­ским фор­ма­том и, как пра­ви­ло, коми­че­ской, юмо­ри­сти­че­ской или сар­ка­сти­че­ской направ­лен­но­стью. Тен­ден­ции исполь­зо­ва­ния мемов в медиа­про­стран­стве обу­слов­ле­ны широ­ки­ми воз­мож­но­стя­ми реа­ли­за­ции соци­аль­ных функ­ций мемов, таких как функ­ция репре­зен­та­ции идей, транс­ля­ции идео­ло­гии, иден­ти­фи­ка­ции и пр. В этом смыс­ле мем ока­зы­ва­ет­ся одним из наи­бо­лее зна­чи­мых и пер­спек­тив­ных про­дук­тов интернет-коммуникации.

Ста­тья посту­пи­ла в редак­цию 22 октяб­ря 2019 г.;
реко­мен­до­ва­на в печать 10 нояб­ря 2019 г.

© Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, 2020

Received: October 22, 2019
Accepted: November 10, 2019