Четверг, Май 23Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

Грамматизация как философско-теоретический подход к изучению языка и речи электронных массмедиа

В рамках проекта Российского научного фонда, посвященного ментально-языковым трансформациям, автор исследует философско-теоретические подходы к рассмотрению естественного языка в категориях случайности, прагма-инструментальности, трансформируемости и конечности, связанных с развитием технологий коммуникаций. Задача статьи — проанализировать концепции исследователей, связанные с цивилизационным взглядом на язык и речь, с точки зрения прикладного значения для современных медиалингвистических исследований. Предлагается теоретическая рамка, позволяющая рассматривать современные коммуникационные процессы с позиций грамматизации. При этом грамматизация рассматривается в широком смысле — как наличие устойчивых элементов и правил их комбинации (конвенций использования). Автор избирает в качестве материала два основных содержательно-тематических направления научных исследований — концепцию конечности (исчерпаемости) языка и концепции, связанные с философией техники. Каждое из этих направлений имеет свою историю изучения, их последователи усматривают ряд значимых позиций, которые позволяют обнаружить тенденцию современного коммуникационного пространства: маргинализацию языка под воздействием технологий. Показано, как на пересечении этих двух доменов обнаруживается возможность интерпретации современной коммуникации в категориях технического сдвига, ведущего к смене базового медиума — привычного вербального языка. Автор полагает, что, хотя этот сдвиг, возможно, займет сотни лет, фиксирование самого процесса ухода одной из самых универсальных технологий в истории человечества (языка, речи, алфавитно-фонетических форм письменности) и есть задача медиалингвистики, работающей на стыке технического и языкового, а обнаружение признаков «истончения» языковой материи открывает перспективы своевременного реагирования на этот революционный вызов современного развития.

Grammatization as a philosophical-theoretical approach to the study of language and speech of electronic mass media

The author would like to remove the contradictions between the heterogeneity of elements of communication in the Internet field. The research is supported by RSF, 16-18-02032, devoted to mental-language transformations in the aspect of personal identity. The author investigates the philosophical and theoretical approaches to the consideration of natural language in the categories of occasional originality, pragma-instrumentality, transformability and finiteness associated with the development of communication technologies. The purpose of the article is to analyze the concepts of researchers related to the civilization view at language and speech from the point of view of applied importance for modern media linguistics. The article presents the main aspects of the analysis of the communication realities of electronic mass media from the position of grammatization (the way to consider any forms of languages, including symbolic and metaphoric ones, as a combination of the set of elements and set of conventions. The author chooses as a material two main substantive-thematic directions of scientific research: (1) the concept of finality (exhaustion) of language and (2) concepts, connected with the philosophy of technology. At the intersection of these domains, the possibility of interpreting modern communication in the categories of technical shift leading to the change of the basic medium (verbality) is revealed. This shift may take hundreds of years, but fixing the process of disappearing one of the most universal technologies in the history of mankind (language) is a task of media linguistics exploring the crossroads of technical and linguistic domains. The author supposes that the description of these transit forms of communication field opens new perspectives in front of researchers of the communication field.

Загидуллина Марина Викторовна — д-р филол. наук, проф.; mzagidullina@gmail.com

Челябинский государственный университет, 
Российская Федерация, 454001, Челябинск, ул. Бр. Кашириных, 129

Marina V. Zagidullina — Dr. Sci. in Philology, Professor; mzagidullina@gmail.com

Cheliabinsk State University,
129, ul. Br. Kashirinykh, Cheliabinsk, 454001, Russian Federation

Загидуллина, М. В. (2018). Грамматизация как философско-теоретический подход к изучению языка и речи электронных массмедиа. Медиалингвистика, 5 (3), 273–286.

DOI: 10.21638/spbu22.2018.302

URL: https://medialing.ru/grammatizaciya-kak-filosofsko-teoreticheskij-podhod-k-izucheniyu-yazyka-i-rechi-ehlektronnyh-massmedia/ (дата обращения: 23.05.2019)

Zagidullina, M. V. (2018). Grammatization as a philosophical-theoretical approach to the study of language and speech of electronic mass media. Media Linguistics, 5 (3), 273–286. (In Russian)

DOI: 10.21638/spbu22.2018.302

URL: https://medialing.ru/grammatizaciya-kak-filosofsko-teoreticheskij-podhod-k-izucheniyu-yazyka-i-rechi-ehlektronnyh-massmedia/ (accessed: 23.05.2019)

УДК 1/316.77(130.1)+(303.01)+(159)

Иссле­до­ва­ние выпол­не­но при под­держ­ке Рос­сий­ско­го науч­но­го фон­да (про­ект № 16–18-02032) 
Supported by Russian Science Foundation (No. 16–18-02032)

Поста­нов­ка про­бле­мы. Изу­че­ние поли­ко­до­вой при­ро­ды ком­му­ни­ка­ции в элек­трон­ной сре­де дав­но нахо­дит­ся в фоку­се вни­ма­ния иссле­до­ва­те­лей. В рос­сий­ской нау­ке утвер­дил­ся тер­мин «кре­о­ли­зо­ван­ные тек­сты» (соче­та­ния изоб­ра­зи­тель­ных и вер­баль­ных ком­по­нен­тов), в миро­вой ком­му­ни­ка­ти­ви­сти­ке мы обна­ру­жи­ва­ем тер­мин multimodal texts (муль­ти­мо­даль­ные тек­сты), актив­но исполь­зу­ет­ся и поня­тие «поли­ко­до­вое един­ство», пред­по­ла­га­ю­щее рас­смот­ре­ние соче­та­ний эле­мен­тов раз­ной при­ро­ды (звук, изоб­ра­же­ние, сло­во; вни­ма­ние обра­ща­ет­ся и на бес­ко­неч­ное мно­го­об­ра­зие, напри­мер, изоб­ра­зи­тель­ных эле­мен­тов, кото­рые могут пред­ста­вать в виде рисун­ков, фото, ико­ни­че­ских зна­ков, видео, в свою оче­редь, ослож­нен­но­го ани­ма­ци­ей раз­но­го рода и над­пи­ся­ми, под­пи­ся­ми, бегу­щей стро­кой и т. п.). Раз­но­род­ность, «теку­честь» таких форм созда­ет слож­но­сти при созда­нии типо­ло­гий и клас­си­фи­ка­ций этих явле­ний, усколь­за­ю­щих от опре­де­ле­ний и кон­кре­ти­за­ции.

Таким обра­зом, воз­ни­ка­ет тео­ре­ти­че­ская про­бле­ма поис­ка осно­ва­ния для типо­ло­гии, кото­рая, в свою оче­редь, ляжет в осно­ву реше­ния при­клад­ных медиа­линг­ви­сти­че­ских задач (опи­са­ния, науч­ной интер­пре­та­ции и состав­ле­ния про­гно­за буду­ще­го раз­ви­тия ком­му­ни­ка­ции с целью свое­вре­мен­но­го диа­гно­сти­ро­ва­ния соци­аль­ных рис­ков и гар­мо­ни­за­ции ком­му­ни­ка­ци­он­ных систем). Исхо­дя из это­го, про­бле­ма может быть сфор­му­ли­ро­ва­на сле­ду­ю­щим обра­зом: како­ва фор­маль­но-базо­вая при­ро­да совре­мен­ной ком­му­ни­ка­ции, обес­пе­чен­ной циф­ро­вы­ми тех­но­ло­ги­я­ми, и каким обра­зом мож­но совер­шен­ство­вать мето­ды изу­че­ния медиа­линг­ви­сти­че­ских явле­ний, харак­тер­ной чер­той кото­рых явля­ет­ся гибрид­ность, мно­го­со­став­ность, внут­рен­няя раз­но­род­ность?

В поис­ках реше­ния про­бле­мы целе­со­об­раз­но обра­тить­ся к тео­ре­ти­че­ским кон­цеп­ци­ям, рас­смат­ри­ва­ю­щим язык и ком­му­ни­ка­цию в циви­ли­за­ци­он­ной пер­спек­ти­ве: к тру­дам де Сос­сю­ра, Маклю­эна, Онга, Инни­са, Китт­ле­ра, Стиг­ле­ра, Симон­до­на. Каж­дый из этих авто­ров рас­смат­ри­ва­ет ком­му­ни­ка­цию как про­цесс появ­ле­ния, раз­ви­тия, инсти­ту­ци­о­на­ли­за­ции тех­ни­че­ско­го кода, обес­пе­чи­ва­ю­ще­го инфор­ма­ци­он­ный обмен. Это­му про­цес­су Стиг­лер дает назва­ние «грам­ма­ти­за­ция» [Stiegler 1998; 2009].

Исто­рия вопро­са. Так как мате­ри­ал иссле­до­ва­ния — тео­ре­ти­че­ские кон­цеп­ции ряда иссле­до­ва­те­лей, пред­ла­га­ю­щих широ­кий взгляд на язык и ком­му­ни­ка­цию, то исто­рия вопро­са — это изу­че­ние этих кон­цеп­ций и обна­ру­же­ние иссле­до­ва­те­ля­ми в тру­дах тео­ре­ти­ков отдель­ных сто­рон грам­ма­ти­за­ции как уни­вер­саль­но­го мето­да (даже в слу­чае если сам этот тер­мин заме­нял­ся ины­ми).

Ком­му­ни­ка­ци­он­ные кон­цеп­ции мак­ро­ис­то­ри­че­ско­го мас­шта­ба актив­но изу­ча­ют­ся как рос­сий­ски­ми, так и зару­беж­ны­ми иссле­до­ва­те­ля­ми. А. Е. Киб­рик заме­ча­ет, что «то, что счи­та­ет­ся “не линг­ви­сти­кой” на одном эта­пе, вклю­ча­ет­ся в нее на сле­ду­ю­щем» [Киб­рик 1992: 20]. Одна­ко узость боль­шин­ства этих под­хо­дов свя­за­на с выбо­ром како­го-то одно­го аспек­та изу­ча­е­мо­го иссле­до­ва­ния. За этим част­ным, кон­крет­но-ори­ен­ти­ро­ван­ным под­хо­дом неред­ко теря­ет­ся кон­цеп­ту­аль­ная зна­чи­мость тео­ре­ти­че­ско­го вкла­да иссле­до­ва­те­лей в изу­че­ние фило­со­фии язы­ка и ком­му­ни­ка­ции. Кро­ме того, ана­лиз этих кон­цеп­ций неред­ко ведет­ся в рам­ках онто­ло­ги­че­ско­го, фено­ме­но­ло­ги­че­ско­го под­хо­дов, не пред­по­ла­га­ю­щих выход на уро­вень кон­крет­ных мето­дов иссле­до­ва­ния реаль­но­сти и при­клад­ных воз­мож­но­стей полу­чен­но­го зна­ния. Отме­тим так­же, что полу­че­ние таких праг­ма­ти­ко-ори­ен­ти­ро­ван­ных выво­дов воз­мож­но при крос­скон­цеп­ту­аль­ном под­хо­де, пред­при­ня­том в насто­я­щем иссле­до­ва­нии.

Обо­зна­чим ряд работ в обла­сти изу­че­ния фило­соф­ских кон­цеп­ций, име­ю­щих отно­ше­ние к прак­ти­ке ком­му­ни­ка­ций и медиа­линг­ви­сти­ке, ука­зав круг имен, чьи кон­цеп­ции вошли в наше иссле­до­ва­ние. Это преж­де все­го рабо­ты И. Б. Архан­гель­ской, посвя­щен­ные тео­ре­ти­че­ско­му насле­дию М. Маклю­эна [Архан­гель­ская 2007; 2010], а так­же англо­языч­ные обра­ще­ния к это­му фило­со­фу [Petrou 2006; Brooks 2009; Lombardinilo 2017], раз­мыш­ле­ния о Фер­ди­нан­де де Сос­сю­ре Д. С. Золо­ту­хи­на [Золо­ту­хин 2016], В. М. Алпа­то­ва (сопо­став­ле­ние Бах­ти­на и Сос­сю­ра) [Алпа­тов 2016] и др. (см.: [Koerner 2013; Holdcroft 1991; Thibault 2013]). Опре­де­лен­ное зна­че­ние для пред­при­ни­ма­е­мо­го иссле­до­ва­ния име­ли рабо­ты, свя­зан­ные с твор­че­ством Ж. Дер­ри­да [Авто­но­мо­ва 1986] (см. так­же сопро­вож­да­ю­щий текст и при­ме­ча­ния Н. С. Авто­но­мо­вой к рус­ско­му пере­во­ду кни­ги Ж. Дер­ри­да «О грам­ма­то­ло­гии» и ряд инте­рес­ных рас­суж­де­ний в иссле­до­ва­нии Д. Э. Гас­па­рян [Гас­па­рян 2014]). Фило­со­фия У. Онга в аспек­те, заяв­лен­ном в насто­я­щей ста­тье, изу­ча­лась в иссле­до­ва­нии Б. Грон­бе­ка, Т. Фарел­ла, П. Сука­па [Gronbeck, Farrell, Soukup 1991], а в рос­сий­ском иссле­до­ва­тель­ском поле — в тру­дах Я. Ю. Коло­ми­ец [Коло­ми­ец 2017]. К. Экланд и У. Бак­стон обра­ти­лись к твор­че­ству Г. Инни­са [Acland, Buxton 1999]. Глу­бо­кие раз­мыш­ле­ния о пред­ста­ви­те­лях Торонт­ской шко­лы ком­му­ни­ка­ти­ви­сти­ки в свя­зи с ана­ли­зом диа­лек­ти­ки уст­но­го и пись­мен­но­го нахо­дим в рабо­тах Э. Хэв­ло­ка [Havelock 1986]. Рас­смот­ре­нию кон­цеп­ции Ф. Китт­ле­ра так­же посвя­щен ряд работ [Winthrop-Young 2011; Sale, Salisbury 2015; Hansen 2015].

Наи­бо­лее близ­ки теме насто­я­щей ста­тьи рас­суж­де­ния Джо­на Тин­не­ла о кон­цеп­ции Стиг­ле­ра [Tinnell 2015], пред­став­ля­ю­щие собой раз­вер­ну­тый обзор точек зре­ния, кото­рые были сфо­ку­си­ро­ва­ны Стиг­ле­ром в кон­цеп­ции грам­ма­ти­за­ции.

Цели, зада­чи, мето­ди­ка иссле­до­ва­ния. Цель насто­я­щей ста­тьи — уточ­не­ние поня­тия грам­ма­ти­за­ции на осно­ве клю­че­вых фило­соф­ских под­хо­дов к фор­маль­но-базо­вой осно­ве ком­му­ни­ка­ции как вопро­са циви­ли­за­ци­он­но­го, мак­ро­ис­то­ри­че­ско­го уров­ня. В свя­зи с этим автор ста­вит ряд задач: 1) пред­ло­же­ние переч­ня имен и кон­цеп­ций, тео­ре­ти­зи­ру­ю­щих фено­мен ком­му­ни­ка­ции в мак­ро­ис­то­ри­че­ском аспек­те; 2) интер­пре­та­ция мас­си­ва кон­цеп­ций при­ме­ни­тель­но к медиа­линг­ви­сти­че­ско­му полю; 3) фор­му­ли­ро­ва­ние при­клад­ных воз­мож­но­стей, мето­дов и под­хо­дов, свя­зан­ных с пред­став­лен­ны­ми в обзо­ре пози­ци­я­ми. Таким обра­зом, иссле­до­ва­тель­ские вопро­сы насто­я­щей ста­тьи могут быть сфор­му­ли­ро­ва­ны так: 1) поче­му вопрос о при­ро­де язы­ка оста­ет­ся акту­аль­ным на про­тя­же­нии деся­ти­ле­тий и какие отве­ты на этот вопрос дают иссле­до­ва­те­ли с пози­ций фило­со­фии язы­ка; 2) каким обра­зом свя­за­ны явле­ния линг­ви­сти­че­ско­го поряд­ка и тех­но­ло­гии ком­му­ни­ка­ций исхо­дя из фило­соф­ско-тео­ре­ти­че­ских пози­ций авто­ров; 3) како­вы пер­во­оче­ред­ные зада­чи медиа­линг­ви­сти­ки как фун­да­мен­таль­но-при­клад­ной дис­ци­пли­ны в рам­ках обще­го поля тео­рии ком­му­ни­ка­ций. Основ­ной кон­цепт, обсуж­да­е­мый в ста­тье в ходе поис­ка отве­тов на иссле­до­ва­тель­ские вопро­сы, — грам­ма­ти­за­ция.

Мето­ди­ка пред­при­ня­то­го иссле­до­ва­ния пред­став­ля­ет собой источ­ни­ко­вед­че­ский под­ход, осно­ван­ный на репре­зен­та­тив­но­сти имен в науч­но-тео­ре­ти­че­ском поле. Были избра­ны вли­я­тель­ные (с точ­ки зре­ния при­зна­ния и обра­ще­ния к этим тру­дам дру­гих иссле­до­ва­те­лей) кон­цеп­ции, кото­рые затем были обоб­ще­ны на осно­ве праг­ма­ти­ко-фило­соф­ско­го под­хо­да, пред­по­ла­га­ю­ще­го обра­ще­ние к любой идее и абстракт­но­му зна­нию с точ­ки зре­ния его «дей­ствен­ных послед­ствий» и кон­тек­сту­аль­но-акту­аль­но­го вопло­ще­ния. В резуль­та­те выяв­ле­ны клю­че­вые при­клад­ные аспек­ты кон­цеп­та «грам­ма­ти­за­ция» для совре­мен­ных меди­а­ис­сле­до­ва­ний.

Ана­лиз мате­ри­а­ла. Мы можем пред­ста­вить избран­ный для иссле­до­ва­ния мате­ри­ал в виде двух боль­ших групп: 1) иссле­до­ва­ния язы­ка как фор­мы ком­му­ни­ка­ции в циви­ли­за­ци­он­ной пер­спек­ти­ве; 2) иссле­до­ва­ния ком­му­ни­ка­ци­он­ных тех­но­ло­гий (тоже в мак­ро­ис­то­ри­че­ском клю­че). Пере­се­че­ние двух этих групп и ока­зы­ва­ет­ся в фоку­се наше­го вни­ма­ния.

Гово­ря о пер­вой состав­ля­ю­щей части наше­го объ­ек­та, мы обра­ща­ем­ся к тру­дам Фер­ди­нан­да де Сос­сю­ра. Один из важ­ней­ших тези­сов «Кур­са общей линг­ви­сти­ки» — слу­чай­ность язы­ка. Хотя в иссле­до­ва­тель­ской лите­ра­ту­ре вни­ма­ние часто сосре­до­то­че­но на этом тези­се в аспек­те слу­чай­но­сти имен­но зна­ка, мы обра­тим вни­ма­ние на фор­му­ли­ро­ва­ние самой этой мыс­ли (как при­ня­то во всех иссле­до­ва­ни­ях Ф. де Сос­сю­ра, важ­но под­черк­нуть, что это имен­но запи­си, в кото­рых неред­ко видят палимп­сест, насло­е­ние идей уче­ни­ков де Сос­сю­ра на дей­стви­тель­но выска­зан­ные им мыс­ли). Тем не менее «Курс общей линг­ви­сти­ки» вошел в науч­ное про­стран­ство имен­но в таком виде. Тезис о слу­чай­но­сти язы­ка сфор­му­ли­ро­ван сле­ду­ю­щим обра­зом: сна­ча­ла Ф. де Сос­сюр зани­ма­ет «контр­по­зи­цию» (пред­став­ляя, что воз­ра­зи­ли бы ему сто­рон­ни­ки кон­цеп­ции есте­ствен­но­сти язы­ка), затем спо­рит с ними, апел­ли­руя к Уит­ни, сле­дом за этим «отго­ра­жи­ва­ет­ся» и от ради­ка­лиз­ма Уит­ни (вро­де бы воз­вра­ща­ясь на пози­цию «есте­ствен­ни­ков») и тут же пока­зы­ва­ет, что, хотя ради­каль­ность мне­ния Уит­ни ему кажет­ся черес­чур силь­ной, он все же на его сто­роне: «Но по основ­но­му пунк­ту аме­ри­кан­ский линг­вист, кажет­ся, без­услов­но прав: язык — услов­ность, а како­ва при­ро­да услов­но избран­но­го зна­ка, совер­шен­но без­раз­лич­но. Сле­до­ва­тель­но, вопрос об орга­нах речи — вопрос вто­ро­сте­пен­ный в про­бле­ме рече­вой дея­тель­но­сти» [Сос­сюр 1977: 17] (см. так­же подроб­ные ком­мен­та­рии к теме Уит­ни — Сос­сюр [Сос­сюр 1977: 247–248]).

Нам важ­но отме­тить, что для Сос­сю­ра «слу­чай­ность язы­ка» есть имен­но циви­ли­за­ци­он­ный вопрос (поэто­му он ста­вит его в парал­лель с вопро­сом о пря­мо­хож­де­нии и необ­хо­ди­мо­сти обу­че­ния хож­де­нию в ран­нем дет­стве). «Слу­чай­ность язы­ка» сопро­вож­да­ет­ся в его рас­суж­де­ни­ях мыс­лью об аль­тер­на­тив­ных систе­мах, напри­мер выра­бот­ке язы­ка жестов. Голос и орга­ны речи не «созда­ны для речи». Эта тема подроб­но рас­смат­ри­ва­ет­ся начи­ная с клас­си­че­ско­го тру­да Ч. Дар­ви­на и П. Экма­на «О выра­же­нии эмо­ций у чело­ве­ка и живот­ных». И поэто­му Ф. де Сос­сюр ока­зы­ва­ет­ся перед неиз­беж­ным при­зна­ни­ем тези­са о язы­ке как ком­му­ни­ка­тив­ной тех­но­ло­гии.

Дли­тель­ный спор о язы­ке (вос­хо­дя­щий к антич­ной тра­ди­ции) как про­стом инстру­мен­те и про­ти­во­сто­я­щей ему идеи о язы­ке как живой, само­на­стра­и­ва­ю­щей­ся и чрез­вы­чай­но слож­ной систе­ме, про­ни­ка­ю­щей во все сфе­ры чело­ве­че­ской жиз­ни, ока­зы­ва­ет­ся сня­тым в том слу­чае, если мы при­ме­ним мак­ро­ис­то­ри­че­ский под­ход, помо­га­ю­щий понять мысль Ф. де Сос­сю­ра: речь, несо­мнен­но, выра­бо­та­на в ходе ком­му­ни­ка­ци­он­ных прак­тик. Она «была под рукой» (то есть это тех­но­ло­гия исполь­зо­ва­ния при­род­ных воз­мож­но­стей тела). Тогда осо­бое зна­че­ние обре­та­ют иссле­до­ва­ния диа­лек­ти­ки уст­но­го и пись­мен­но­го. И здесь важ­ней­шая рабо­та, при­бли­жа­ю­щая нас к цели иссле­до­ва­ния, — «О грам­ма­то­ло­гии» Ж. Дер­ри­да.

Дер­ри­да пред­ла­га­ет раз­вер­ну­тый фило­соф­ский трак­тат, посвя­щен­ный тези­су о «пер­вич­но­сти пись­мен­но­сти». С его точ­ки зре­ния, уст­ная вер­баль­ная ком­му­ни­ка­ция по умол­ча­нию не смог­ла бы закре­пить­ся как тех­но­ло­гия пере­да­чи смыс­лов, если бы не была отра­же­ни­ем, отпе­чат­ком «запи­сан­но­го ранее». Как отме­ча­ет Н. Авто­но­мо­ва, этот тезис вос­хо­дит к кон­цеп­ции «сле­да» [Дер­ри­да 2000: 37–38]: речь идет о «впи­сан­но­сти» речи в созна­ние, ее «ин-грамм­но­сти». Сна­ча­ла она «запи­са­на» (как про­грам­ма), а потом «счи­та­на» (с этих внут­рен­них стра­ниц-мат­риц) в уст­ной ком­му­ни­ка­ции. Инте­рес­на диа­лек­ти­ка поня­тий в кри­ти­ке кон­цеп­ции Ф. де Сос­сю­ра у Дер­ри­да: или тезис о про­из­воль­но­сти зна­ка, или тезис о вто­рич­но­сти пись­ма (если при­нять за осно­ва­ние «про­из­воль­ность», то пись­мо лишь про­дол­жа­ет эту «про­из­воль­ную» тему, а сам знак тоже не име­ет отно­ше­ния к «есте­ствен­но­сти»; дру­ги­ми сло­ва­ми, уст­ная речь такой же искус­ствен­ный кон­структ, как и пись­мо). Таким обра­зом, Дер­ри­да, ссы­ла­ясь на рабо­ту «Жест и речь» А. Леруа-Гура­на, чет­ко обо­зна­ча­ет свою идею «грам­мы»: «Начи­ная с “гене­ти­че­ской запи­си” и “корот­ких цепо­чек” про­грамм, управ­ля­ю­щих пове­де­ни­ем аме­бы, вплоть до выхо­да за пре­де­лы бук­вен­но­го пись­ма к поряд­ку логоса и homo sapiens, сама воз­мож­ность грам­мы струк­ту­ри­ру­ет дви­же­ние ее исто­рии сооб­раз­но уров­ням, типам, стро­го свое­об­раз­ным рит­мам» [Дер­ри­да 2000: 218–219].

По мне­нию Дер­ри­да, пер­спек­ти­вы язы­ка, таким обра­зом, свя­за­ны с пре­одо­ле­ни­ем лине­ар­но­сти. «Грам­ма» помо­га­ет понять суть лине­ар­но­сти (это «одно­мер­ность» цепо­чек, состо­я­щих из «грамм»). Одна­ко если рас­смат­ри­вать «грам­му» как еди­ни­цу любой инфор­ма­ции вооб­ще (пред­став­ля­ю­щей собой эле­мент «пред­пи­са­ния», «про­грам­му»), то раз­ру­ше­ние лине­ар­но­сти как раз свя­за­но с пере­хо­дом к мно­го­мер­ным моде­лям (мыш­ле­ния). Тема «линии» в язы­ке (рас­смат­ри­ва­е­мом в циви­ли­за­ци­он­ном аспек­те) ярко пред­став­ле­на у Н. Д. Арутю­но­вой: «Язык ищет сред­ства пре­одо­ле­ния линей­но­сти речи» [Арутю­но­ва 1997: 8]. Далее она, обра­ща­ясь к иде­ям Р. О. Якоб­со­на, дока­зы­ва­ет тезис о стрем­ле­нии язы­ка пре­одо­ле­вать не толь­ко одно­мер­ность, но и одно­на­прав­лен­ность. Эти рас­суж­де­ния помо­га­ют уточ­нить идею Дер­ри­да о «грам­ме»: грам­ма коди­ру­ет любые явле­ния мира и достав­ля­ет эту инфор­ма­цию созна­нию; язык явля­ет­ся одним из спо­со­бов дешиф­ров­ки грамм; так и появ­ля­ют­ся алфа­вит­но-фоне­ти­че­ские систе­мы и раз­ные спо­со­бы фик­си­ро­ва­ния мыс­лей и состо­я­ний — в той или иной фор­ме (при­чем, как под­чер­ки­ва­ет Дер­ри­да, совсем необя­за­тель­но в пись­мен­ной, как это при­вык­ли вос­при­ни­мать пред­ста­ви­те­ли пись­мен­ных куль­тур).

Инте­рес­но, что такой под­ход к язы­ку, когда само явле­ние пись­мен­но­сти пере­ста­ет рас­смат­ри­вать­ся исклю­чи­тель­но в кате­го­ри­ях про­грес­са, а вос­при­ни­ма­ет­ся имен­но как один из вари­ан­тов репре­зен­та­ции «грамм», слож­но орга­ни­зу­ю­щих мыш­ле­ние и созна­ние, при­сущ и Ю. М. Лот­ма­ну. У него нахо­дим обсто­я­тель­ное сопо­став­ле­ние бес­пись­мен­ных и пись­мен­ных куль­тур, когда пер­вые вовсе не рас­смат­ри­ва­ют­ся как «отста­лые» или живу­щие толь­ко в рам­ках «тра­ди­ций и риту­а­лов». Уст­ная тра­ди­ция вос­при­ни­ма­ет­ся Лот­ма­ном как мощ­ный сим­во­ли­че­ский кон­структ, а пись­мен­ная — как вынуж­ден­ное упро­ще­ние и «упло­ще­ние» пер­во­го: «Мир уст­ной памя­ти насы­щен сим­во­ла­ми. Может пока­зать­ся пара­док­сом, что появ­ле­ние пись­мен­но­сти не услож­ни­ло, а упро­сти­ло семи­о­ти­че­скую струк­ту­ру куль­ту­ры» [Лот­ман 2000: 368]. Сама кон­цеп­ция семи­о­сфе­ры Лот­ма­на вполне соот­но­си­ма с тео­ри­ей «грам­мы», как ее пред­став­ля­ет Дер­ри­да (это «систе­ма направ­лен­ных токов внут­рен­них пере­во­дов», кото­рые Лот­ман счи­та­ет основ­ным меха­низ­мом созна­ния чело­ве­ка, един­ствен­ным спо­со­бом инте­ри­ор­зи­ро­вать сущ­ность фено­ме­на. Под «мно­же­ством язы­ков» семи­о­сфе­ры он пони­ма­ет тоталь­ную семи­о­ти­за­цию про­стран­ства вокруг чело­ве­ка [Лот­ман 2000: 250–257]). Таким обра­зом, раз­ные иссле­до­ва­те­ли, ста­вя совер­шен­но раз­лич­ные науч­ные цели, схо­дят­ся в точ­ке ана­ли­за язы­ка как осо­бо­го рода спо­со­ба пере­во­да и выво­дят поня­тие «язык» за пре­де­лы соб­ствен­но алфа­вит­но-фоне­ти­че­ской или вер­баль­ной ком­му­ни­ка­ции (см.: [Ulmer 1985]).

Вто­рой домен иссле­до­ва­ний, ана­ли­зи­ру­е­мый в ста­тье, посвя­щен тех­но­ло­ги­ям ком­му­ни­ка­ций. Это преж­де все­го Торонт­ская шко­ла ком­му­ни­ка­ти­ви­сти­ки и три ее глав­ных пред­ста­ви­те­ля — Гарольд Иннис, Уол­тер Онг и Мар­шалл Маклю­эн. Для Инни­са глав­ный объ­ект рас­смот­ре­ния — соот­но­ше­ние «про­стран­ствен­ных» и «вре­мен­ных» (или, луч­ше ска­зать, крат­ко­вре­мен­ных и дол­го­вре­мен­ных) спо­со­бов ком­му­ни­ка­ции как осно­ва циви­ли­за­ци­он­но­го раз­ви­тия [Innis 2007]. Одна­ко важ­но, что он усмат­ри­ва­ет в самих тех­но­ло­ги­ях ком­му­ни­ка­ций важ­ней­ший фак­тор циви­ли­за­ци­он­но­го раз­ви­тия (см. раз­ви­тие кон­цеп­ции при­ме­ни­тель­но к «кон­фи­гу­ра­ции циви­ли­за­ций» под воз­дей­стви­ем ком­му­ни­ка­ци­он­ных тех­но­ло­гий [Havelock 1986]). У. Онг — тео­ре­тик соот­но­ше­ния уст­ных и пись­мен­ных куль­тур, его вели­кая заслу­га — в пре­одо­ле­нии огра­ни­чен­ной оце­ноч­но­сти уст­ной куль­ту­ры как «при­ми­тив­ной». Онг попы­тал­ся охарк­те­ри­зо­вать уст­ные куль­ту­ры обществ, нико­гда не знав­ших пись­мен­но­сти и сумев­ших орга­ни­зо­вать соци­аль­ную реаль­ность, осно­ван­ную на иных прин­ци­пах, чем «пись­мен­ное» обще­ство. При этом, с точ­ки зре­ния Онга, глав­ная про­бле­ма в пони­ма­нии «уст­но­сти» заклю­ча­ет­ся имен­но в осо­бен­но­стях мыш­ле­ния, выра­бо­тан­ных «пись­мен­ной» циви­ли­за­ци­ей. Подроб­ный ана­лиз его кон­цеп­ции можем обна­ру­жить в рабо­те Я. Ю. Коло­ми­ец, под­чер­ки­ва­ю­щей, что про­ро­че­ство Онга о пере­хо­де чело­ве­ка в эпо­ху «вто­рич­ной уст­но­сти», осно­ван­ная на иде­ях Маклю­эна о «трай­ба­ли­за­ции» совре­мен­но­го чело­ве­ка, вполне реле­вант­но совре­мен­ной интер­нет-ком­му­ни­ка­ции [Коло­ми­ец 2017].

Имен­но Маклю­эн ста­вит вопрос о «конеч­но­сти» язы­ка (и так­же каса­ет­ся фун­да­мен­таль­ных основ ком­му­ни­ка­ции за пре­де­ла­ми язы­ка и речи). С его точ­ки зре­ния, язык есть «тех­ни­че­ское рас­ши­ре­ние чело­ве­ка». Опи­ра­ясь на мне­ние А. Берг­со­на, Маклю­эн заклю­ча­ет, что язык, с одной сто­ро­ны, рас­ши­ря­ет чело­ве­ка и услож­ня­ет его, а с дру­гой — реду­ци­ру­ет его кол­лек­тив­ное созна­ние и инту­и­цию. Про­дол­жая эту идею, Маклю­эн ана­ли­зи­ру­ет эпо­ху новых элек­три­че­ских тех­но­ло­гий, под­чер­ки­вая, что сло­ва вооб­ще ока­зы­ва­ют­ся ненуж­ны­ми в рам­ках это­го ново­го инфор­ма­ци­он­но­го обме­на: «Элек­три­че­ство про­кла­ды­ва­ет путь к рас­ши­ре­нию в миро­вом мас­шта­бе само­го про­цес­са созна­ния, при­чем без вся­кой его вер­ба­ли­за­ции» [Маклю­эн 2003: 91]. Циви­ли­за­ци­он­ное мыш­ле­ние ведет Маклю­эна даль­ше: он про­гно­зи­ру­ет раз­ви­тие ком­му­ни­ка­ций пер­во­на­чаль­но — бла­го­да­ря ком­пью­тер­ным тех­но­ло­ги­ям — к состо­я­нию «пяти­де­сят­ни­цы» (все­об­ще­го еди­не­ния людей и «глос­со­ла­лии» — абсо­лют­но­го пре­одо­ле­ния язы­ко­во­го раз­об­ще­ния), а затем — к «обще­му <явле­нию> кос­ми­че­ско­го созна­ния», состо­я­нию «без­мол­вия, кото­рое мог­ло бы даро­вать нам веч­ную кол­лек­тив­ную гар­мо­нию и мир» [Маклю­эн 2003: 91].

Поми­мо пред­ста­ви­те­лей Торонт­ской шко­лы ком­му­ни­ка­ти­ви­сти­ки, вопро­сам ком­му­ни­ка­ци­он­ных тех­но­ло­гий в мак­ро­ис­то­ри­че­ском аспек­те посвя­ти­ли свои тру­ды иссле­до­ва­те­ли, рабо­та­ю­щие в рус­ле фило­со­фии тех­ни­ки и так назы­ва­е­мой новой мате­ри­аль­но­сти. Мы крат­ко оста­но­вим­ся на несколь­ких источ­ни­ках: вли­я­тель­ной рабо­те Ж. Симон­до­на, близ­кой ему кон­цеп­ции Б. Лату­ра, а так­же кни­ге Ф. Китт­ле­ра, посвя­щен­ной тех­но­ло­ги­ям медиа. Сосре­до­то­чив­шись на месте и роли тех­ни­че­ских объ­ек­тов в кон­стру­и­ро­ва­нии соци­аль­но­го, Ж. Симон­дон постро­ил серьез­ную фило­со­фию, где он после­до­ва­тель­но отста­и­ва­ет тезис о «пси­хи­че­ской вклю­чен­но­сти» тех­ни­че­ских объ­ек­тов в чело­ве­че­скую реаль­ность, а так­же тео­ре­ти­зи­ру­ет само поня­тие «тех­ни­че­ской дея­тель­но­сти» [Simondon 1958].

Для нас чрез­вы­чай­но инте­рес­но наблю­де­ние Симон­до­на о том, что тех­ни­че­ская (и изоб­ре­та­тель­ская в обла­сти тех­ни­че­ских объ­ек­тов) дея­тель­ность лежит за пре­де­ла­ми язы­ка и не нуж­да­ет­ся в вер­ба­ли­за­ции, но, в свою оче­редь, пред­став­ля­ет собой пол­но­цен­ную когни­тив­но орга­ни­зо­ван­ную ком­му­ни­ка­цию. Тех­ни­че­ские объ­ек­ты, воз­ни­ка­ю­щие в резуль­та­те «жиз­нен­но­го поры­ва», высту­па­ют, по Симон­до­ну, меди­а­то­ра­ми меж­ду миром и чело­ве­ком (в опре­де­лен­ном смыс­ле это все та же идея Маклю­эна о «внеш­них рас­ши­ре­ни­ях чело­ве­ка»). Но для поис­ка пере­се­че­ния с доме­ном фило­со­фии язы­ка важен и такой тезис Симон­до­на — фило­со­фа тех­ни­ки, как раз­мыш­ле­ние об «ани­ми­ро­ван­но­сти» этих меди­а­то­ров. Тех­ни­че­ский объ­ект все вре­мя тяго­те­ет к еди­не­нию с чело­ве­ком, он созда­ет­ся как часть тела чело­ве­ка или его улуч­шен­ный «клон», спо­соб­ный делать рабо­ту, пре­вос­хо­дя­щую воз­мож­но­сти чело­ве­ка в разы. И тогда про­ис­хо­дит такой важ­ный момент, как воз­ник­но­ве­ние сою­за чело­ве­ка и маши­ны, «тран­син­ди­ви­ду­аль­но­го кол­лек­ти­ва». Это соеди­не­ние живо­го и тех­ни­че­ско­го не меха­ни­стич­но, оно онто­ло­гич­но.

Мы мог­ли бы здесь ука­зать на иссле­до­ва­ния в обла­сти этно­гра­фии, антро­по­ло­гии и куль­ту­ро­ло­гии, посвя­щен­ные изу­че­нию вза­и­мо­дей­ствий чело­ве­ка и маши­ны (так, само­сто­я­тель­ное раз­ви­тие полу­чи­ло поле иссле­до­ва­ний ком­пью­тер­ных тех­но­ло­гий в соци­аль­ном изме­ре­нии; см. напри­мер, мате­ри­а­лы вли­я­тель­но­го жур­на­ла с дол­гой исто­ри­ей Computer in Human Behavior). Одна­ко, дума­ет­ся, кон­цеп­ция Симон­до­на сто­ит особ­ня­ком в науч­ном про­стран­стве: ее необык­но­вен­ная глу­би­на и сме­лость под­дер­жи­ва­ют­ся доволь­но узким (хотя и вли­я­тель­ным) кру­гом уче­ных. Сре­ди них мы мог­ли бы назвать Б. Лату­ра, высту­пив­ше­го и попу­ля­ри­за­то­ром, и про­дол­жа­те­лем идей Симон­до­на в сво­ей ори­ги­наль­ной актор­но-сете­вой тео­рии. По Б. Лату­ру, тех­ни­че­ские объ­ек­ты — рав­но­прав­ные участ­ни­ки сетей (ансам­блей), кото­рые и явля­ют­ся насто­я­щи­ми про­из­во­ди­те­ля­ми бытия (или соци­аль­но­сти — сло­во, кото­рое Латур под­вер­га­ет сомне­ни­ям). Для нас важ­на мысль Лату­ра о «раз­ду­то­сти» вни­ма­ния к язы­ку, ненуж­ном мета­фо­риз­ме кон­цеп­ций, назы­ва­ю­щих тек­стом любые куль­тур­ные явле­ния (фак­ти­че­ски он кри­ти­ку­ет кон­цеп­цию «семио­зи­са» как посто­ян­но само­озна­чи­ва­ю­щей­ся систе­мы, воз­вра­щая миру вокруг его кон­крет­ность — акци­о­наль­ность). Латур вме­ня­ет в вину совре­мен­ной нау­ке, сто­я­щей на пози­ци­ях «линг­ви­сти­че­ско­го пово­ро­та», чрез­мер­ное увле­че­ние язы­ком как осо­бой само­до­ста­точ­ной сфе­рой дис­кур­са, обла­да­ю­щей соб­ствен­ной жиз­нью и внут­ренне авто­ном­ной от чело­ве­ка актив­но­стью. По мне­нию Б. Лату­ра, язык есть «про­зрач­ный посред­ник», необ­хо­ди­мый для уста­нов­ле­ния кон­так­та чело­ве­ка и мира («усво­е­ния» мира) [Латур 2006: 129].

Но осо­бен­но в рус­ле медиа­линг­ви­сти­че­ских иссле­до­ва­ний зна­чим труд Ф. Китт­ле­ра. Пред­ло­жив в каче­стве клю­че­во­го кон­цеп­та фра­зу Ниц­ше «Инстру­мен­ты пись­ма вли­я­ют на то, как мы дума­ем», он рас­смот­рел три медиа (пишу­щую машин­ку, грам­мо­фон и кине­ма­то­граф) имен­но с пози­ций их тех­ни­че­ско­го втор­же­ния в сфе­ру ком­му­ни­ка­ции, ее раз­мет­ки и свое­об­раз­но­го кар­ти­ро­ва­ния, рас­ста­нов­ки коор­ди­нат. Язык ока­зы­ва­ет­ся в опре­де­лен­ном смыс­ле «впи­сан» в тех­ни­ку, и эта двой­ная связь все вре­мя ведет чело­ве­ка к реше­нию важ­ней­шей ком­му­ни­ка­ци­он­ной зада­чи — пере­да­чи мыс­лей напря­мую от созна­ния к созна­нию. Китт­лер, цити­руя эпи­зод из рома­на С. Фрид­лен­де­ра «Мино­на» (Mynona, 1922), когда пер­со­наж наде­ва­ет шлем, про­во­да от кото­ро­го при­креп­ле­ны к пишу­щей машин­ке, авто­ма­ти­че­ски запи­сы­ва­ю­щей его мыс­ли, фор­му­ли­ру­ет тезис о «глу­бин­ном мифе о меди­а­ланд­шаф­те», пред­став­ля­ю­щем собой «все­мир­ное раз­во­ра­чи­ва­ние ней­ро­фи­зио­ло­гии». Он пока­зы­ва­ет, что кон­цеп­ция ком­пью­те­ра, пред­ло­жен­ная Ала­ном Тью­рин­гом все­го 14 лет спу­стя после пуб­ли­ка­ции это­го рома­на, есть про­дол­же­ние того же мифа.

Нако­нец, сто­ит отме­тить неко­то­рые рабо­ты, посвя­щен­ные соб­ствен­но оциф­ров­ке как шагу к «все­об­щей грам­ма­ти­за­ции». Это «Про­то­кол, кон­троль и сети» Э. Гал­лоуэя и Э. Таке­ра [Galloway, Thacker 2004] и «Гене­зис гра­фи­че­ско­го поль­зо­ва­тель­ско­го интер­фей­са: к тео­ло­гии кода» М. Кур­то­ва [Кур­тов 2014]. Авто­ры гово­рят о «логи­ке кода», кото­рый в прин­ци­пе отли­ча­ет­ся в ситу­а­ции диа­ло­га с маши­ной (или диа­ло­га машин друг с дру­гом). Здесь важен выход в ситу­а­цию, когда оциф­ров­ка рабо­та­ет прин­ци­пи­аль­но в иной логи­ке, чем есте­ствен­ный язык. М. Кур­тов, в част­но­сти, гово­рит о том, что если все выучат язы­ки про­грам­ми­ро­ва­ния, то интер­фейс «падет» как ненуж­ная часть ком­му­ни­ка­ции [Кур­тов 2014]. Мы мог­ли бы про­ве­сти парал­лель с «паде­ни­ем язы­ка» как несо­вер­шен­но­го меди­у­ма: если все перей­дут к диа­ло­гу на язы­ке, ска­жем, рит­мов ней­тро­нов моз­га, то сло­ва ока­жут­ся уста­рев­шей тех­но­ло­ги­ей.

Тех­но­фи­ло­соф­ские кон­цеп­ции, неко­то­рые из кото­рых мы вклю­чи­ли в обзор, могут рас­смат­ри­вать­ся в кон­тек­сте поис­ка парал­ле­ли и свя­зи меж­ду соб­ствен­но кон­цеп­та­ми «тех­но» и «грам­ма», если под грам­мой (тер­ми­ном, кото­рый в боль­шин­стве этих работ име­ет сино­ни­мы) пони­мать еди­ни­цу кода. Симон­дон усмат­ри­ва­ет осо­бую роль дета­лей (пру­жин, рыча­гов) в соста­ве тех­ни­че­ских объ­ек­тов (он назы­ва­ет их «ниж­ним» (базо­вым) уров­нем, это до-объ­ект­ное состо­я­ние, но, по мне­нию уче­но­го, оно чрез­вы­чай­но важ­но). Китт­лер еще бли­же под­хо­дит к теме уни­вер­саль­но­сти «грамм»: «“Когда речь идет о моле­ку­лах и изви­ли­нах в моз­гу, мы, то есть иссле­до­ва­те­ли моз­га и искус­ство­ве­ды рубе­жа веков, авто­ма­ти­че­ски дума­ем о про­цес­се, подоб­ном фоно­гра­фу Эди­со­на”. Это сло­ва Геор­га Хир­та, авто­ра пер­во­го немец­ко­го трак­та­та по физио­ло­гии. Два­дцать лет спу­стя они были вопло­ще­ны в самом искус­стве. В 1919 году Риль­ке завер­шил про­за­и­че­ское “эссе”, кото­рое, исполь­зуя скром­ные сред­ства бри­ко­ла­жа и вымыс­ла, пере­ве­ло все откры­тия физио­ло­гии моз­га в совре­мен­ную поэ­зию» [Kittler 1986: 38]. Здесь «грам­мы» моз­го­вой мате­рии и «грам­мы» фоно­гра­фа (тех­ни­че­ско­го объ­ек­та) сли­ва­ют­ся со зву­ка­ми до-речи. Конеч­но, мож­но гово­рить и об «акто­рах» Лату­ра как о еди­ни­цах акци­о­наль­но­сти. Впро­чем, дело не в «кир­пи­чи­ках» мира, а имен­но в при­ме­не­нии поня­тии «грам­мы» к ком­му­ни­ка­ции в мак­ро­ис­то­ри­че­ском мас­шта­бе.

Резуль­та­ты иссле­до­ва­ния. Обзор избран­ных для иссле­до­ва­ния точек зре­ния поз­во­ля­ет уточ­нить кон­цеп­цию грам­ма­ти­за­ции при­ме­ни­тель­но к медиа­линг­ви­сти­че­ско­му полю. Как мы видим, фило­соф­ская мысль вплот­ную под­хо­дит к вопро­су о новом вит­ке ком­му­ни­ка­ци­он­ных тех­но­ло­гий в буду­щем — и так же вплот­ную к вопро­су о «доязы­ко­вом» состо­я­нии чело­ве­че­ства, оста­нав­ли­ва­ясь перед чрез­вы­чай­но важ­ным заклю­че­ни­ем, поз­во­ля­ю­щем «пере­за­гру­зить» вопрос о судь­бе язы­ка и его алфа­вит­но-фоне­ти­че­ской пись­мен­но-элек­трон­ной ста­дии. Несо­мнен­но, будучи искус­ствен­ной, а не есте­ствен­ной тех­но­ло­ги­ей, язык настоль­ко зна­чи­мый инстру­мент моз­го­вой дея­тель­но­сти, что невоз­мож­но пред­ста­вить его лишь в каче­стве функ­ци­о­наль­но-кон­вен­ци­о­наль­ной систе­мы. Но имен­но идея «грам­ма­ти­за­ции» (сфор­му­ли­ро­ван­ная Б. Стиг­ле­ром) поз­во­ля­ет уви­деть роль и зна­че­ние «оциф­ров­ки» в том самом про­цес­се «зака­та» язы­ка как базо­во­го меди­у­ма, что (по мне­нию Ж. Дер­ри­да) забрез­жил уже в ХХ сто­ле­тии.

Какой резуль­тат дает нам сопо­став­ле­ние двух фило­соф­ских доме­нов, пред­при­ня­тое выше? Мы можем заклю­чить, что, с одной сто­ро­ны, перед нами целый ряд уче­ний, направ­лен­ных на выяв­ле­ние слу­чай­но­сти и несо­вер­шен­ства язы­ка (зна­ка, алфа­вит­но-фоне­ти­че­ских систем и тому подоб­ных линг­ви­сти­че­ских фено­ме­нов), кон­цеп­ций, про­воз­гла­ша­ю­щих язык тех­но­ло­ги­ей (пусть и чрез­вы­чай­но слож­ной). А с дру­гой сто­ро­ны, мы обна­ру­жи­ва­ем уче­ния, в кото­рых тех­ни­че­ские объ­ек­ты рас­смат­ри­ва­ют­ся как «живые систе­мы». На пере­крест­ке двух доме­нов обна­ру­жи­ва­ет­ся воз­мож­ность рас­смот­ре­ния ком­му­ни­ка­ции в кате­го­ри­ях ее тех­ни­че­ско­го вопло­ще­ния (то есть ком­му­ни­ка­ция все­гда тех­нич­на, исполь­зу­ет ли чело­век уст­ное сло­во или систе­мы фик­си­ро­ва­ния зна­ков, сиг­на­лов и т. п.). Но тогда и появ­ля­ет­ся воз­мож­ность рас­смот­ре­ния ком­му­ни­ка­ции как веч­но­го и необ­хо­ди­мо­го фено­ме­на, а язы­ка — как вре­мен­но­го вари­ан­та «осна­ще­ния» ком­му­ни­ка­ции — до той поры, когда тех­но­ло­гии смо­гут пред­ло­жить иные спо­со­бы инфор­ма­ци­он­но­го обме­на. Судя по про­ве­ден­но­му иссле­до­ва­нию, пред­чув­ствие, а ино­гда и пря­мо­ли­ней­ное кон­ста­ти­ро­ва­ние ухо­да язы­ка в его вер­баль­ном вопло­ще­нии ста­но­вит­ся важ­ной частью фило­соф­ской рефлек­сии. Будут ли это все новые вари­ан­ты «вто­рич­ной уст­но­сти», сопро­вож­да­е­мые тор­же­ством сим­воль­но-сиг­наль­ных систем, будет ли это счи­ты­ва­ние запи­сей моз­го­вой дея­тель­но­сти — тоже с помо­щью спе­ци­аль­но скон­стру­и­ро­ван­ных устройств, будет ли это гибрид­ная фор­ма есте­ствен­но­го и искус­ствен­но­го интел­лек­та — неиз­беж­но воз­ник­нет (и уже воз­ни­ка­ет в транс­гу­ма­ни­сти­че­ской пара­диг­ме) вопрос: не поста­вим ли мы под сомне­ние есте­ствен­ность созна­ния и мыш­ле­ния, так же как под сомне­ние ста­вит­ся есте­ствен­ность язы­ка? Одна­ко важ­но одно: оста­ет­ся грам­ма­ти­за­ция. Это рас­чле­не­ние новой нерас­чле­ни­мо­сти и созда­ние ново­го набо­ра «грамм». Но если Б. Стиг­лер, вво­дя это поня­тие как уни­вер­саль­ное обо­зна­че­ние эпо­хи «инно­ва­ци­он­ной пер­ма­нент­но­сти», в кото­рую всту­пил мир, стре­мил­ся най­ти устой­чи­вое опре­де­ле­ние про­цес­сов, меня­ю­щих­ся непре­рыв­но (см: [Stiegler 1993; 1998; 2010], то с медиа­линг­ви­сти­че­ской точ­ки зре­ния важ­но, что язык тоже может быть рас­смот­рен как про­цесс грам­ма­ти­за­ции: некий поток рас­чле­нен и упо­ря­до­чен, в нем выяв­ле­ны «грам­мы», они пред­став­ля­ют собой одно­вре­мен­но живое и тех­ни­че­ское.

Выво­ды. Имен­но эта точ­ка зре­ния и кажет­ся нам пер­спек­тив­ной для рас­смот­ре­ния совре­мен­ных про­цес­сов ком­му­ни­ка­ции и обна­ру­же­ния вытес­не­ния одной ком­му­ни­ка­ци­он­ной тех­но­ло­гии ины­ми. Не слу­чай­но Стиг­лер под­черк­нул, что сме­на тех­ни­че­ских типов пись­ма нико­гда не была мгно­вен­ной — это был имен­но про­цесс новой тех­ни­че­ской грам­ма­ти­за­ции. Вни­ма­ние Стиг­ле­ра к YouTube как «грам­ма­ти­зи­ру­ю­щей­ся» систе­ме кажет­ся симп­то­ма­тич­ным: новые фор­мы ком­му­ни­ка­ции начи­на­ют обре­тать чер­ты язы­ка, грам­ма­ти­ки [Stiegler 2010]. И в таком слу­чае медиа­линг­ви­сти­ка ока­зы­ва­ет­ся в аван­гар­де. Имен­но она чув­стви­тель­на ко все новым фор­мам язы­ко­вых мута­ций, кото­рые сиг­на­ли­зи­ру­ют о сдви­ге при­выч­но­го язы­ка с пози­ций базо­во­го меди­у­ма на мар­ги­наль­ные пози­ции искус­ства сло­ва и высво­бож­де­нии места новым «грам­мам», сози­да­ю­щим новую систе­му. Тео­ре­ти­че­ски при­чи­ной сдви­га явля­ет­ся не столь­ко недо­ста­точ­ная функ­ци­о­наль­ность язы­ка (напри­мер, раз­рыв сло­ва и мыс­ли, созна­ния и сло­ва, под­со­зна­ния и язы­ка и т. п.), сколь­ко втор­же­ние в повсе­днев­ность новых тех­но­ло­гий, обес­пе­чи­ва­ю­щих удоб­ство иной грам­ма­ти­за­ции, отлич­ной от устой­чи­вых систем. Оциф­ров­ка рас­ши­ри­ла воз­мож­но­сти муль­ти­мо­даль­но­го обме­на — и эти про­цес­сы сра­зу попа­ли в зону наблю­де­ний медиа­линг­ви­стов (см. подроб­нее: [Ulmer 2003]).

Одна­ко фило­соф­ская пер­спек­ти­ва, очер­чен­ная в насто­я­щей ста­тье, поз­во­ля­ет глуб­же и ради­каль­нее рас­смат­ри­вать эти про­цес­сы как зна­ки и симп­то­мы «грам­ма­ти­за­ци­он­ной» сме­ны. В таких явле­ни­ях, напри­мер, как повсе­мест­ное исполь­зо­ва­ние эмо­ти­ко­нов (и их реду­ци­ро­ван­ных форм — ско­бок) мож­но усмот­реть не столь­ко «моду», сколь­ко зон­ди­ро­ва­ние носи­те­ля­ми язы­ка тех­ни­че­ских систем в поис­ках новых «рас­ши­ре­ний» ком­му­ни­ка­ции. Но это же каса­ет­ся и пото­ко­во­го видео или, напри­мер, груп­по­вых онлайн-игр. Мы можем видеть, как ком­му­ни­ка­ци­он­ная систе­ма, утвер­жда­ясь и «засты­вая» в кон­крет­ных жан­рах, обна­жа­ет свою «грам­ма­ти­че­скую» при­ро­ду. Обна­ру­же­ние новых «грамм» и их рабо­ты — это боль­шая иссле­до­ва­тель­ская зада­ча с весо­мым соци­аль­ным зна­че­ни­ем. Прин­цип грам­ма­ти­за­ции (отыс­ка­ние логи­ки новых тех­ни­че­ских спо­со­бов ком­му­ни­ка­ции, выяв­ле­ние их эле­мен­тов и син­так­си­са) может иметь важ­ное зна­че­ние для той отрас­ли медиа­линг­ви­сти­че­ских уче­ний, кото­рая зани­ма­ет­ся муль­ти­мо­даль­но­стью и невер­баль­ны­ми спо­со­ба­ми инфор­ма­ци­он­но­го обме­на и постро­е­ния свя­зей (см. об этом подроб­нее, напри­мер: [Tillman, Louwerse 2018]).

Автономова, H. С. (1986). Язык и эпистемология в концепции Деррида. Критический анализ методов исследований в современной западной философии, 63–82.

Арутюнова, Н. Д. (1997). От редактора. В Н. Д. Арутюнова, Т. Е. Янко (Ред.), Логический анализ языка: Язык и время: посвящается светлой памяти Н. И. Толстого (с. 5–16). РАН. Ин-т языкознания. М.: Индрик.

Архангельская, И. Б. (2007). Герберт Маршалл МакЛюэн: от исследования литературы к теории массмедиа. М.: Изд-во МГУ.

Архангельская, И. Б. (2010). Маршалл Маклюэн. Нижний Новгород: НКИ.

Алпатов, В. М. (2016). Соссюр и Бахтин. Жанры речи, 1 (13), 9–17.

Гаспарян, Д. Э. (2014). Письмо (в) философии Ж. Деррида. Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Философия, 3, 62–74.

Деррида, Ж. (2000). О грамматологии. Пер. и вступ. ст. Н. Автономовой. М.: Ad Marginem.

Золотухин, Д. С. (2016). Терминологическая триада “langue-langage-parole» Фердинанда де Соссюра в работах разной степени аутентичности. Преподаватель: ХХI век, 3 (2), 329–334.

Кибрик, А. Е. (1992). Лингвистические постулаты. Очерки по общим и прикладным вопросам языкознания. М.: Изд-во МГУ.

Коломиец, Я. Ю. (2017). Концепция «Второй устности» У. Онга и ретрайбализация общества посредством социальных сетей в XXI веке. Часть 1. Вопросы теории и практики журналистики, 6 (3), 418–429.

Куртов, М. (2014). Генезис графического пользовательского интерфейса: к теологии кода. М.: Translit.

Латур, Б. (2006). Нового Времени не было. Эссе по симметричной антропологии. Пер. с фр. Д. Я. Калугина; науч. ред. О. В. Хархордин. В Прагматический поворот. Вып. 1. СПб.: Изд-во Европ. ун-та в Санкт-Петербурге.

Лотман, Ю. М. (2000). Альтернативный вариант: бесписьменная культура или культура до культуры? В Ю. М. Лотман, Семиосфера (с. 363–371). СПб.: Искусство-СПб.

Маклюэн, Г. M. (2003). Понимание Медиа: Внешние расширения человека / пер. с англ. В. Николаева; закл. ст. М. Вавилова. М.; Жуковский: КАНОН-пресс-Ц, Кучково поле, 2003. (Приложение к серии «Публикации Центра фундаментальной социологии»).

Соссюр Ф. де. (1977). Курс общей лингвистики. Труды по языкознанию. М.: Прогресс.

Acland, C. R., Buxton, W. J. (1999). Harold Innis in the new century: Reflections and refractions. Kingstone; Montreal: McGill-Queen’s Press-MQUP.

Brooks, K. (2009). More “Seriously Visible” Reading: McCloud, McLuhan, and the Visual Language of The Medium Is the Massage. College Composition and Communication, 61 (1).

Galloway, A., Thacker, E. (2004). Protocol, Control, and Networks. Grey Room, Inc. and Massachusetts Institute of Technology, 17, 6–29.

Gronbeck, B. E., Farrell, T. J., Soukup, P. A. (1991). Media, Consciousness, and Culture: Explorations of Walter Ong’s Thought (Communication and Human Values). London: Sage Publications.

Hansen, M. B. N. (2015). Symbolizing Time: Kittler and Twenty First Century Media. In Kittler now: Current perspectives in Kittler studies (pp. 210–238). Hoboken: John Wiley & Sons.

Havelock, E. (1986). The Muse Learns to Write: Reflections on Orality and Literacy from Antiquity to the Present. New Haven: Yale University Press.

Holdcroft, D. (1991). Saussure: signs, system and arbitrariness. Cambridge: Cambridge University Press. Innis, H. (2007). Empire and Communications. Toronto: Dundurn Press.

Kittler, F. (1986). Grammophon Film Typewriter. Berlin: Brinkmann & Bose.

Koerner, E. F. K. (2013). Ferdinand de Saussure: origin and development of his linguistic thought in Western studies of language. Vol. 7. Berlin: Springer-Verlag.

Lombardinilo, A. (2017). The meta-language of an absent world. Baudrillard, McLuhan and the media consumption. Mediascapes journal, 9, 43–55.

Petrou, L. (2006). McLuhan and concrete poetry: Sound, language and retribalization. Canadian journal of Media Studies, 1 (1), 1–25.

Sale, S., Salisbury, L. (2015). Kittler now: Current perspectives in Kittler studies. Hoboken: John Wiley & Sons.

Simondon, G. (1958). Du mode d’existence des objets techniques. Paris: Aubier.

Stiegler, B. (1998). Technics and time. Part 1. The fault of Epimetheus. Stanford, CT: Stanford University Press.

Stiegler, B. (2009). Technics and time. Part 2. Disorientation. Stanford, CT: Stanford University Press.

Stiegler, B. (1993). Temps et individuation technique, psychique, et collective dans lʼoeuvre de Simondon. Futur Antérieur, 19–20.

Stiegler, B. (1998). Temps et individuations technique, psychique et collective dans l’œuvre de Simondon. Intellectica, 26 (27), 241–256.

Stiegler, B. (2010). The carnival of the new screen: From hegemony to isonomy. In P. Snickars, P. Vonderau (Eds.), The YouTubereader (pp. 40–59). Stockholm: National Library of Sweden.

Thibault, P. J. (2013). Re-reading Saussure: The dynamics of signs in social life. London; New York: Routledge.

Tillman, R., Louwerse, M. (2018). Estimating emotions through language statistics and embodied cognition. Journal of Psycholinguistic Research, 47 (1), 159–167.

Tinnell, J. (2015). Grammatization: Bernard Stiegler’s Theory of Writing and Technology. Computers and Composition, 37, 132–146.

Ulmer, G. L. (1985). Applied grammatology: Post(e)-pedagogy from Jacques Derrida to Joseph Beuys. Baltimore, MD: Johns Hopkins University Press.

Ulmer, G. L. (2003). Internet Invention: From Literacy to Electracy. New York: Longman. Winthrop-Young, G. (2011). Kittler and the Media. Cambridge: Polity.

Acland, C. R., Buxton, W. J. (1999). Harold Innis in the new century: Reflections and refractions. Kingstone; Montreal: McGill-Queen’s Press-MQUP.

Arutiunova, N. D. (1997). Ot redaktora [From the editor]. In N. D. Arutiunova, T. E. Ianko (Eds.), Logicheskii analiz iazyka: Iazyk i vremia: posviashchaetsia svetloi pamiati N. I. Tolstogo [Logical analysis of the language: Language and time: devoted to the light memory of N. I. Tolstoi] (pp. 5–16). Moscow: Indrik. (In Russian)

Arkhangelskaia, I. B. (2007). Herbert Marshall McLuhan: ot issledovaniia literatury k teorii massmedia [Herbert Marshall McLuhan: from the study of literature to the theory of mass media]. Moscow: Izd-vo Moscovskogo un-ta. (In Russian)

Arkhangelskaia. I. B. (2010). Marshall McLuhan. Nizhnii Novgorod: NKI. (In Russian)

Alpatov, V. M. (2010). Saussure and Bakhtin. Zhanry rechi [Speech genres], 1 (13), 9–17. (In Russian)

Avtonomova, N. S. (1986). Iazyk i epistemologiia v koncepcii Derrida [Language and epistemology in the concept of Derrida]. Kriticheskii analiz metodov issledovanii v sovremennoi zapadnoi filosofii [Critical analysis of methods of research in modern Western philosophy], 63–82. (In Russian)

Brooks, K. (2009). More “Seriously Visible” Reading: McCloud, McLuhan, and the Visual Language of The Medium Is the Massage. College Composition and Communication, 61 (1).

Derrida, J. (2000). O grammatologii [About grammatology]. Transl. and entr. article by N. Avtonomova. Moscow: Ad Marginem. (In Russian)

Galloway, A., Thacker, E. (2004). Protocol, Control, and Networks. Grey Room, Inc. and Massachusetts Institute of Technology, 17, 6–29.

Gasparian, D. E. (2014). Pis’mo (v) filosofii Zh. Derrida [Letter (in) philosophy J. Derrida]. Vestnik Rossiiskogo universiteta druzhby narodov. Seriia: Filosofiia [Herald of the Russian Peoples Friendship University. Series: Philosophy], 3, 62–74. (In Russian)

Gronbeck, B. E., Farrell, T. J., Soukup, P. A. (1991). Media, Consciousness, and Culture: Explorations of Walter Ong’s Thought (Communication and Human Values). London: Sage Publications.

Hansen, M. B. N. (2015). Symbolizing Time: Kittler and Twenty First Century Media. In Kittler now: Current perspectives in Kittler studies (pp. 210–238). Hoboken: John Wiley & Sons.

Havelock, E. (1986). The Muse Learns to Write: Reflections on Orality and Literacy from Antiquity to the Present. New Haven: Yale University Press.

Holdcroft, D. (1991). Saussure: signs, system and arbitrariness. Cambridge: Cambridge University Press.

Innis, H. (2007). Empire and Communications. Toronto: Dundurn Press.

Kibrik, A. E. (1992). Lingvisticheskie postulaty [Linguistic postulates]. Ocherki po obshchim i prikladnym voprosam iazykoznaniia [Essays on general and applied questions of linguistics]. Moscow: Izd-vo Moscovskogo un-ta. (In Russian)

Koerner, E. F. K. (2013). Ferdinand de Saussure: origin and development of his linguistic thought in Western studies of language. Vol. 7. Berlin: Springer-Verlag.

Kolomiets, Ia. Iu. (2017). Koncepciia «Vtoroi ustnosti» U. Onga i retraibalizaciia obshchestva posredstvom social’nyh setej v XXI veke. Chast’ 1 [The concept of “Second Urality” by U. Ong and re-privatization of society through social networks in the 21st century. Part 1]. Voprosy teorii i praktiki zhurnalistiki [Questions of the theory and practice of journalism], 6 (3), 418–429. (In Russian)

Kurtov, M. (2014). Genezis graficheskogo pol’zovatel’skogo interfejsa: k teologii koda [Graphic user interface genesis: code theory]. Moscow: Translit. (In Russian)

Latour, B. (2006). There was no modern time. Essay on Symmetrical Anthropology. Per. from Fr. D. Ia. Kalugina; scholar. red. O. V. Harhardin. In Pragmaticheskii povorot. Vyp. 1 [Pragmatic Turn, Vol. 1]. St. Petersburg: Izdatel’stvo Evropeiskogo un-ta v SPb. (In Russian)

Lombardinilo, A. (2017). The meta-language of an absent world. Baudrillard, McLuhan and the media consumption. Mediascapes journal, 9, 43–55.

Lotman Iu. M. (2000). Al’ternativnyj variant: bespis’mennaia kul’tura ili kul’tura do kul’tury? [Alternative: a culture without culture or culture before culture?]. In Iu. M. Lotman, Semiosphere (pp. 363–371). St. Petersburg: Art-SPB. (In Russian)

Petrou, L. (2006). McLuhan and concrete poetry: Sound, language and retribalization. Canadian journal of Media Studies, 1 (1), 1–25.

Sale, S., Salisbury, L. (2015). Kittler now: Current perspectives in Kittler studies. Hoboken: John Wiley & Sons.

Saussure, F. de. (1977). Kurs obshcej lingvistiki [Course of general linguistics]. Trudy po iazykoznaniiu [Works on linguistics]. Moscow: Progress. (In Russian)

Simondon, G. (1958). Du mode d’existence des objets techniques. Paris: Aubier.

Stiegler, B. (1998). Technics and time. Part 1. The fault of Epimetheus. Stanford, CT: Stanford University Press.

Stiegler, B. (2009). Technics and time. Part 2. Disorientation. Stanford, CT: Stanford University Press.

Stiegler, B. (1993). Temps et individuation technique, psychique, et collective dans lʼoeuvre de Simondon. Futur Antérieur, 19–20.

Stiegler, B. (1998). Temps et individuations technique, psychique et collective dans l’œuvre de Simondon. Intellectica, 26 (27), 241–256.

Stiegler, B. (2010). The carnival of the new screen: From hegemony to isonomy. In P. Snickars, P. Vonderau (Eds.), The YouTubereader (pp. 40–59). Stockholm: National Library of Sweden.

Thibault P. J. (2013). Re-reading Saussure: The dynamics of signs in social life. London; New York: Routledge.

Tillman, R., Louwerse, M. (2018). Estimating emotions through language statistics and embodied cognition. Journal of Psycholinguistic Research, 47 (1), 159–167.

Tinnell, J. (2015). Grammatization: Bernard Stiegler’s Theory of Writing and Technology. Computers and Composition, 37, 132–146.

Ulmer, G. L. (1985). Applied grammatology: Post(e)-pedagogy from Jacques Derrida to Joseph Beuys. Baltimore, MD: Johns Hopkins University Press.

Ulmer, G. L. (2003). Internet Invention: From Literacy to Electracy. New York: Longman.

Winthrop-Young, G. (2011). Kittler and the Media. Cambridge: Polity.

Zolotukhin, D. S. (2016). Terminologicheskaia triada “langue-langage-parole” Ferdinanda de Sossiura v rabotah raznoi stepeni autentichnosti [The terminological triangle of “langue-langage-parole” by Ferdinand de Saussure in works of varying degrees of authenticity]. Prepodavatel’: XXI vek [Teacher: XXI century], 3 (2), 329–334. (In Russian)

Ста­тья посту­пи­ла в редак­цию 15 мая 2018 г.;
реко­мен­до­ва­на в печать 28 июля 2018 г.

© Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, 2018

Received: May 15, 2018
Accepted: July 28, 2018