Суббота, 31 июляИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

Генерализующие высказывания как средство манипулирования сознанием массового адресата

Поста­нов­ка про­бле­мы. Homo homini lupus est (т. е.: Чело­век чело­ве­ку — волк) и Чело­век чело­ве­ку — друг, това­рищ и брат. Эти фра­зы постро­е­ны по одной и той же мор­фо­ло­го-син­так­си­че­ской моде­ли, име­ют оди­на­ко­вое лек­си­че­ское напол­не­ние, заме­нен лишь послед­ний — пре­ди­ка­тив­ный — ком­по­нент. Одна­ко суж­де­ния, заклю­чен­ные в каж­дом из выра­же­ний, — вза­и­мо­ис­клю­ча­ю­щие. «Боль­шой сло­варь кры­ла­тых слов рус­ско­го язы­ка» В. П. Бер­ко­ва, В. М. Мок­и­ен­ко и С. Г. Шулеж­ко­вой, сооб­щая о про­ис­хож­де­нии обо­их выска­зы­ва­ний (пер­вое — из «Осли­ной коме­дии» Плав­та; вто­рое — «посло­ви­ца, обра­зо­ван­ная на осно­ве декла­ра­тив­но­го при­зы­ва из Про­грам­мы КПСС, при­ня­той на ХХII съез­де этой пар­тии в 1961 г.»), отме­ча­ет, что вто­рое воз­ник­ло «в резуль­та­те анто­ни­ми­че­ско­го “оттал­ки­ва­ния“» [Бер­ков и др. 2005: 539] от пер­во­го. Тем не менее мысль, выра­жен­ная в каж­дой из этих фраз, может быть вос­при­ня­та носи­те­лем язы­ка как некая непре­лож­ная исти­на. Обе фра­зы отно­сят­ся к груп­пе выска­зы­ва­ний, полу­чив­ших в линг­ви­сти­ке назва­ние обоб­ща­ю­щие, или гене­ра­ли­зу­ю­щие. Гене­ра­ли­за­ция (от лат. genera — ‘общий’) — «мыс­лен­ное выде­ле­ние каких-либо свойств, при­над­ле­жа­щих неко­то­ро­му клас­су пред­ме­тов, и фор­му­ли­ро­ва­ние тако­го выво­да, кото­рый рас­про­стра­ня­ет­ся на каж­дый отдель­ный пред­мет это­го клас­са, пере­ход от еди­нич­но­го к обще­му и от менее обще­го к более обще­му» [Энцик­ло­пе­дия социо­ло­гии 2009]. Сино­ни­ма­ми к тер­ми­ну гене­ра­ли­за­ция явля­ют­ся тер­ми­ны обоб­ще­ние, рас­про­стра­не­ние [Сло­варь рус­ских сино­ни­мов]. Гене­ра­ли­зу­ю­щи­ми выска­зы­ва­ни­я­ми сле­ду­ет счи­тать фра­зы, в кото­рых сум­ми­ру­ет­ся накоп­лен­ный обще­че­ло­ве­че­ский опыт, опыт како­го-либо соци­у­ма или же жиз­нен­ный опыт какой-то отдель­ной пер­со­ны. Это афо­риз­мы и мак­си­мы извест­ных исто­ри­че­ских лич­но­стей, фило­со­фов, дея­те­лей поли­ти­ки и куль­ту­ры, цита­ты из лите­ра­тур­ных и дру­гих про­из­ве­де­ний, фра­зы наших совре­мен­ни­ков: Боль­ше всех гово­рит тот, кому нече­го ска­зать (Л. Н. Тол­стой); Где сла­бый нена­ви­дит, — силь­ный уни­что­жа­ет (А. Грин); Не любить власть — все рав­но что не любить жизнь (В. Сур­ков). Сюда же вхо­дят мно­гие ано­ним­ные, но регу­ляр­но вос­про­из­во­ди­мые в речи сен­тен­ции, посло­вич­ные выра­же­ния: Ябед­ни­ка на том све­те за язык веша­ют; Крас­но бра­нье (брань, ругань. — В. С.) отда­чею; Чужая жена — лебе­душ­ка, своя — полынь горь­кая. Гене­ра­ли­зу­ю­щие выска­зы­ва­ния регу­ляр­но появ­ля­ют­ся в пуб­ли­ка­ци­ях СМИ, каса­ясь самых раз­ных тем — от поли­ти­ки и фило­со­фии до обы­ден­ных быто­вых про­блем. Их мож­но встре­тить в жур­на­лист­ских мате­ри­а­лах: Доб­ро охот­нее дер­жит­ся на сто­роне побеж­ден­ных (заго­ло­вок. — Мос­ков­ские ново­сти. 2013. 12–15 сент.); Самое страш­ное, когда ты ста­но­вишь­ся началь­ни­ком, — ответ­ствен­ность (Новые Изве­стия. 2015. 8 окт.); Чинов­ни­ку дешев­ле дать, чем его кор­мить (заго­ло­вок. — Собе­сед­ник. 2013. 14–20 авг.); Кри­ти­ко­вать власть нуж­но все­гда. Пото­му что она име­ет обык­но­ве­ние отры­вать­ся от наро­да, не испол­нять обе­ща­ния, нару­шать зако­ны, ею же при­ня­тые (В. Вой­но­вич. — Аргу­мен­ты и фак­ты. 2012. № 5); Есть такая акси­о­ма: вся­кая власть раз­вра­ща­ет, а власть абсо­лют­ная раз­вра­ща­ет абсо­лют­но (там же); Хотя, если без шуток, то у госу­дар­ства, кото­рое напле­ва­тель­ски отно­сит­ся к здо­ро­вью граж­дан, про­сто нет буду­ще­го (Аргу­мен­ты и фак­ты. 2012. № 46); Звать в бой долж­ны гене­ра­лы, а не слу­жи­те­ли Бога (Неза­ви­си­мая газе­та. НГ рели­гии. 2015. 7 окт.); Путь выше цели. Достиг­нув цели, ты уми­ра­ешь. Дви­же­ние — это есть цель (Юрий Рост в теле­ви­зи­он­ной пере­да­че «Познер». Пер­вый канал, 26 июня 2017 г.); Если чело­век не спо­со­бен посме­ять­ся над собой, он не име­ет пра­ва шутить над дру­ги­ми (Э. Ряза­нов. — Аргу­мен­ты и фак­ты. 2015. № 49); Пора­же­ние — очень полез­ное дело. Спо­соб­ству­ет осо­зна­нию оши­бок (Аргу­мен­ты и фак­ты. 2015. № 49) и т. д. Не менее актив­но участ­ву­ют в созда­нии выска­зы­ва­ний обоб­ща­ю­ще­го харак­те­ра рядо­вые носи­те­ли язы­ка — полу­ча­те­ли мас­сме­дий­ной инфор­ма­ции. Так, газе­та «Аргу­мен­ты и фак­ты» на про­тя­же­нии 30 лет под руб­ри­кой «АиФо­риз­мы» печа­та­ла при­слан­ные в редак­цию мет­кие выска­зы­ва­ния чита­те­лей, напри­мер: Потре­би­тель­ская кор­зи­на годит­ся толь­ко для того, что­бы с ней ходить в лес за гри­ба­ми; АиФо­ризм срод­ни мини-юбке: корот­ко и ясно; Если поли­ти­ка — гряз­ное дело, то выбо­ры — бан­ный день. Они были опуб­ли­ко­ва­ны в трех­том­ном изда­нии под назва­ни­ем «Луч­шие АиФо­риз­мы: твор­че­ство чита­те­лей еже­не­дель­ни­ка “Аргу­мен­ты и фак­ты“» [Луч­шие АиФо­риз­мы… 2009]. Гене­ра­ли­зу­ю­щие выска­зы­ва­ния лег­ко запо­ми­на­ют­ся, вре­за­ют­ся в память, мно­гие — бла­го­да­ря сво­ей неожи­дан­но­сти, пара­док­саль­но­сти. Пред­став­ля­ет­ся необ­хо­ди­мым выяс­нить, какое место зани­ма­ют выска­зы­ва­ния это­го типа в арсе­на­ле воз­дей­ству­ю­щих средств СМИ и как они могут повли­ять на фор­ми­ро­ва­ние кар­ти­ны мира в созна­нии адре­са­та массмедиа.

Исто­рия вопро­са. Выска­зы­ва­ния с семан­ти­кой обоб­щен­но­сти — афо­риз­мы, мак­си­мы, посло­ви­цы, кры­ла­тые сло­ва — не раз ста­но­ви­лись объ­ек­том изу­че­ния в рабо­тах рос­сий­ских линг­ви­стов. О гене­ри­тив­ном реги­стре речи, в кото­ром осу­ществ­ля­ет­ся обоб­ще­ние инфор­ма­ции, соот­не­се­ние ее с «уни­вер­саль­ным фон­дом зна­ний» и в кото­ром рож­да­ют­ся обоб­ща­ю­щие выска­зы­ва­ния, пишут авто­ры фун­да­мен­таль­но­го иссле­до­ва­ния «Ком­му­ни­ка­тив­ная грам­ма­ти­ка рус­ско­го язы­ка» Г. А. Золо­то­ва, Н. К. Они­пен­ко, М. Ю. Сидо­ро­ва [Золо­то­ва и др. 1998: 395]. Уче­ные назы­ва­ют выска­зы­ва­ния это­го типа по-раз­но­му: уни­вер­саль­ные [Гав­ри­ло­ва 1986], обоб­ща­ю­щие [Сласт­ни­ко­ва 1992; Гав­ри­ло­ва 1980], гене­ри­тив­ные [Золо­то­ва и др. 1998; Завья­ло­ва 2002], гене­ра­ли­зо­ван­ные [Андиш 2012]. В дан­ной ста­тье исполь­зо­ва­но обо­зна­че­ние гене­ра­ли­зу­ю­щие как наи­бо­лее грам­ма­ти­че­ски точное.

В иссле­до­ва­тель­ской лите­ра­ту­ре выска­зы­ва­ния с семан­ти­кой обоб­щен­но­сти рас­смат­ри­ва­лись с точ­ки зре­ния их упо­треб­ле­ния в кон­текстах на рус­ском и ино­стран­ных язы­ках, в функ­ци­о­наль­ных сти­лях раз­но­го типа: пуб­ли­ци­сти­че­ском, худо­же­ствен­ном, в раз­го­вор­ной речи. Н. С. Дан­ко­ва опре­де­ля­ет гене­ра­ли­за­цию как одну из медий­ных cтра­те­гий репре­зен­та­ции судеб­ной вла­сти [Дан­ко­ва 2016: 73]. А. А. Дани­ло­ва, ана­ли­зи­руя мани­пу­ли­ро­ва­ние сло­вом в СМИ, исполь­зу­ет обо­зна­че­ния «штам­пы», «уни­вер­саль­ные исти­ны» и выде­ля­ет в англий­ских текстах суж­де­ния, утвер­жда­ю­щие в каче­стве уни­вер­саль­ной исти­ны поло­же­ние, кото­рое на самом деле явля­ет­ся лож­ным. Уче­ный видит в этом один из при­е­мов мани­пу­ля­тив­но­го воз­дей­ствия — «под­ме­ну ассер­ции под пре­суп­по­зи­цию» [Дани­ло­ва 2011: 111]. В фило­ло­ги­че­ской нау­ке доста­точ­но пол­но опи­сан набор раз­но­уров­не­вых средств язы­ка (лек­си­че­ских и грам­ма­ти­че­ских), вза­и­мо­дей­ствие кото­рых при­да­ет выска­зы­ва­нию харак­тер гене­ра­ли­зу­ю­ще­го. Это: 1) место­име­ния обоб­щен­ной семан­ти­ки: вся­кий, любой, каж­дый, все — так назы­ва­е­мые «кван­то­ры общ­но­сти» [Шме­лев 2002: 81, 83]; 2) наре­чия обоб­ща­ю­щей семан­ти­ки: вез­де, всю­ду, все­гда, нигде, нико­гда; 3) фор­мы лич­ных место­име­ний и фор­мы лица гла­го­ла, спо­соб­ные выра­жать зна­че­ние обоб­щен­но­сти: 1‑е лицо ед. чис­ла, 2‑е лицо ед. чис­ла, 1‑е лицо мн. чис­ла, 3‑е лицо мн. чис­ла; 4) фор­мы 2‑го лица ед. и мн. чис­ла пове­ли­тель­но­го накло­не­ния; 5) поня­тий­ный уро­вень зна­че­ния имен суще­стви­тель­ных; 6) вне­вре­мен­ное (атем­по­раль­ное) зна­че­ние фор­мы насто­я­ще­го вре­ме­ни гла­го­ла; 7) бытий­ные гла­го­лы: быть, являть­ся; 8) модаль­ные гла­го­лы и пре­ди­ка­тив­ные сло­ва с модаль­но­стью воз­мож­но­сти или дол­жен­ство­ва­ния; 9) лек­си­ка неко­то­рых семан­ти­че­ских групп, обес­пе­чи­ва­ю­щих реа­ли­за­цию стра­те­гии гене­ра­ли­за­ции (на них ука­зы­ва­ет Н. С. Дан­ко­ва): а) сло­ва со зна­че­ни­ем регу­ляр­но­сти совер­ше­ния дей­ствия; б) сло­ва, в семан­ти­ку кото­рых зало­же­но пред­став­ле­ние о боль­шом коли­че­стве, о все­о­хват­но­сти; в) сло­ва с семан­ти­кой обще­при­знан­но­сти [Дан­ко­ва 2016: 75–77]. Одна­ко до сих пор нет чет­ко­го отве­та на вопрос, под воз­дей­стви­ем каких фак­то­ров содер­жа­ние любо­го выска­зы­ва­ния, оформ­лен­но­го как гене­ра­ли­зу­ю­щее, вос­при­ни­ма­ет­ся носи­те­лем язы­ка как без­услов­но муд­рое истин­ност­ное суж­де­ние, при­ме­ни­мое ко всем подоб­ным ситу­а­ци­ям. Меж­ду тем неред­ко быва­ет, что мысль, заклю­чен­ная в выска­зы­ва­ни­ях гене­ра­ли­зу­ю­ще­го типа, сомни­тель­на с точ­ки зре­ния соот­вет­ствия истине, напри­мер: Побеж­да­ет тот, кто мень­ше любит — ано­ним­ный афо­ризм, исполь­зо­ван­ный как назва­ние гла­вы одно­го из сочи­не­ний Вик­то­ра Еро­фе­е­ва [Еро­фе­ев 2001], или при­ве­ден­ная выше фра­за В. Сур­ко­ва о вла­сти. Содер­жа­ние раз­ных гене­ра­ли­зу­ю­щих выска­зы­ва­ний может про­ти­во­ре­чить друг дру­гу — тако­вы сов­па­да­ю­щие по струк­ту­ре, но диа­мет­раль­но про­ти­во­по­лож­ные по смыс­лу фра­за из коме­дии Плав­та и один из при­зы­вов при­ня­той на ХХII съез­де Про­грам­мы КПСС.

Цель дан­но­го исследования: 

1) попы­тать­ся опре­де­лить, какие имен­но язы­ко­вые и вне­язы­ко­вые фак­то­ры обес­пе­чи­ва­ют вос­при­я­тие инфор­ма­ции, заклю­чен­ной в фор­му гене­ра­ли­зу­ю­ще­го выска­зы­ва­ния, как истин­ност­ной и универсальной;

2) уста­но­вить пер­ло­ку­тив­ные воз­мож­но­сти выска­зы­ва­ний, постро­ен­ных как гене­ра­ли­зу­ю­щие, и осо­бен­но­сти их воз­дей­ствия на созна­ние и пове­ден­че­ские реак­ции носи­те­лей язы­ка, в част­но­сти ауди­то­рии массмедиа.

Мате­ри­а­лом для ана­ли­за послу­жи­ли гене­ра­ли­зу­ю­щие выска­зы­ва­ния, упо­треб­ляв­ши­е­ся в оте­че­ствен­ных СМИ (газе­ты, жур­на­лы, радио, теле­ви­де­ние, онлайн-изда­ния) в пери­од с 2000 по 2017 г. (про­из­воль­ная выбор­ка). К ана­ли­зу при­вле­ка­лись так­же отдель­ные гене­ра­ли­зу­ю­щие выска­зы­ва­ния, вхо­дя­щие в афо­ри­сти­че­ский и паре­мио­ло­ги­че­ский фонд рус­ско­го язы­ка, из раз­ных источ­ни­ков [Бер­ков и др. 2005; Боль­шая кни­га афо­риз­мов… 2017; Даль 1999; Посло­ви­цы и пого­вор­ки… 1987].

Мето­ди­ка ана­ли­за. Ана­лиз про­во­дил­ся в рам­ках ком­му­ни­ка­тив­ной сти­ли­сти­ки с уче­том коор­ди­нат вза­и­мо­дей­ствия: адре­сант — сооб­ще­ние — адре­сат. Основ­ные еди­ни­цы иссле­до­ва­ния — гене­ра­ли­зу­ю­щие выска­зы­ва­ния — рас­смат­ри­ва­лись в свя­зи с теми линг­ви­сти­че­ски­ми и пси­хо­линг­ви­сти­че­ски­ми навы­ка­ми носи­те­лей язы­ка, кото­ры­ми обу­слов­ле­но вос­при­я­тие выска­зы­ва­ний гене­ра­ли­зу­ю­ще­го типа.

Ана­лиз мате­ри­а­ла. Извест­но, что пре­суп­по­зи­ция (фоно­вые зна­ния) в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни опре­де­ля­ет вос­при­я­тие полу­ча­е­мой инфор­ма­ции. С точ­ки зре­ния логи­ки и линг­ви­сти­че­ской семан­ти­ки, пре­суп­по­зи­ция — это «мысль, пред­по­сыл­ка, внут­ренне заклю­чен­ная в логи­че­ской посыл­ке, но не выска­зан­ная экс­пли­цит­но» [Епи­ш­кин 2010]. Одна­ко мож­но гово­рить и о пред­зна­нии язы­ко­вом, обу­слов­лен­ном накоп­лен­ны­ми линг­ви­сти­че­ски­ми пред­став­ле­ни­я­ми о функ­ци­о­ни­ро­ва­нии средств язы­ка, — таком, кото­рое вызы­ва­ет сте­рео­тип­ную спон­тан­ную реак­цию адре­са­та на вер­баль­ные сиг­на­лы опре­де­лен­но­го типа. Самый про­стой при­мер — реак­ция на фра­зу, содер­жа­щую лек­си­ку семан­ти­ки дол­жен­ство­ва­ния и про­из­не­сен­ную с инто­на­ци­ей побу­ди­тель­но­сти: Ты обя­зан это сде­лать! Адре­сат либо как мини­мум сбит с тол­ку, начи­на­ет сомне­вать­ся и внут­ренне скло­ня­ет­ся к необ­хо­ди­мо­сти совер­ше­ния назван­но­го дей­ствия, либо авто­ма­ти­че­ски, без­дум­но под­чи­ня­ет­ся при­ка­зу. Оче­вид­но, что при­ня­тие инфор­ма­ции без ее раци­о­наль­но­го осмыс­ле­ния, фиде­и­стич­ность (при­мат веры над разу­мом), на кото­рую как на один из основ­ных систе­мо­об­ра­зу­ю­щих при­зна­ков поли­ти­че­ско­го дис­кур­са ука­зы­ва­ет Е. И. Шей­гал [Шей­гал 2004: 55], может про­яв­лять­ся в абсо­лют­ном дове­рии к инфор­ма­ции, вопло­щен­ной в неко­то­рые язы­ко­вые кон­струк­ции. Таки­ми кон­струк­ци­я­ми, на наш взгляд, явля­ют­ся и выска­зы­ва­ния с семан­ти­кой обоб­щен­но­сти, или гене­ра­ли­зу­ю­щие выска­зы­ва­ния. Чем обу­слов­ле­но фиде­и­сти­че­ское вос­при­я­тие выска­зы­ва­ний это­го типа?

В науч­ной лите­ра­ту­ре не раз отме­ча­лось, что авто­ри­тет­ность источ­ни­ка, авто­ри­тет­ность авто­ра речи отно­сят­ся к чис­лу фак­то­ров, кото­рые обес­пе­чи­ва­ют дове­рие мас­со­во­го адре­са­та к полу­чен­ной инфор­ма­ции [Крысь­ко 1999]. Так, в совет­ские годы дол­гое вре­мя авто­ри­тет­ной для боль­шин­ства чита­те­лей и теле­зри­те­лей была инфор­ма­ция офи­ци­аль­ных СМИ. Об авто­ри­тет­ном сло­ве, фиде­и­сти­че­ское отно­ше­ние к кото­ро­му явля­ет­ся когни­тив­ной опо­рой авто­ри­тар­но­го дис­кур­са, пишет Е. И. Шей­гал [Шей­гал 2004: 61]. Авто­ри­тет­но­сти как одной из важ­ней­ших ком­му­ни­ка­тив­ных кате­го­рий посвя­ще­на под­го­тов­лен­ная в Воро­неж­ском госу­дар­ствен­ном уни­вер­си­те­те и став­шая в 2008/09 году лау­ре­а­том (I место) в книж­ном кон­кур­се Рос­сий­ской ком­му­ни­ка­тив­ной ассо­ци­а­ции кол­лек­тив­ная моно­гра­фия под редак­ци­ей про­фес­со­ра В. Б. Каш­ки­на [Авто­ри­тет­ность и ком­му­ни­ка­ция 2008]. Дей­стви­тель­но, в дис­кур­сив­ном вза­и­мо­дей­ствии людей неиз­мен­но при­сут­ству­ет и импли­цит­но дик­ту­ет мыс­ли­тель­ные и эмо­ци­о­наль­но-оце­ноч­ные реак­ции потреб­ность в опо­ре на авто­ри­тет и в под­чи­не­нии авто­ри­те­ту. В рос­сий­ской мен­таль­но­сти и в рос­сий­ской язы­ко­вой кар­тине мира все­гда осо­бое место зани­мал тот, кто был выше всех и на кого мож­но было наде­ять­ся боль­ше, чем на себя. В при­сло­вьях, меж­до­мет­ных выра­же­ни­ях и паре­ми­ях чет­ко ука­за­но, что это Бог на небе и царь на зем­ле: Ради Бога; Чем Бог послал; Толь­ко Богу и пла­кать­ся [Даль 1999, т. 1: 103]; Без царя народ сиро­та; Без Бога свет не сто­ит — без царя зем­ля не пра­вит­ся [Даль 1999, т. 4: 570]. О «рус­ской довер­чи­во­сти», о «посто­ян­ном поис­ке авто­ри­те­та (окре­щен­ном нынеш­ни­ми социо­ло­га­ми как “рус­ский патер­на­лизм”)» [Коле­сов 2007: 519, 520] пишет В. В. Коле­сов. Оче­вид­но, что модель мира в рос­сий­ской кол­лек­тив­ной мен­таль­но­сти, так же как в мен­таль­но­сти дру­гих наро­дов, скла­ды­ва­лась не толь­ко как антро­по­цен­трич­ная, где цен­тром явля­ет­ся чело­век [Цивьян 2006: 12], но и как пира­ми­да или как гора, вер­ши­ной кото­рой явля­ет­ся выс­шее суще­ство — Бог или царь, где все, что нис­хо­дит с этой вер­ши­ны, явля­ет­ся несо­мнен­но вер­ным и тре­бу­ю­щим неукос­ни­тель­но­го испол­не­ния: Прав­да живет у Бога; Все от Бога [Даль 1999, т. 1: 103]; Царь от Бога при­став; Никто про­тив Бога да про­тив царя [Даль 1999, т. 4: 570].

Важ­но отме­тить, что тра­ди­ци­он­но авто­ри­тет­ность пони­ма­ет­ся как без­услов­но при­зна­ва­е­мые обще­ством весо­мость и вли­я­ние како­го-либо лица, или соци­аль­но­го инсти­ту­та, поли­ти­че­ско­го объ­еди­не­ния, или груп­пы лиц, обла­да­ю­щих опре­де­лен­ным соци­аль­ным ста­ту­сом, а так­же про­из­ве­де­ния, в том чис­ле рече­во­го, това­ра, фир­мы и т. п. во всех его про­яв­ле­ни­ях: сло­вах, дей­стви­ях, сим­во­ли­че­ских и ико­ни­че­ских зна­ках. Авто­ри­тет воз­ни­ка­ет не сра­зу, но обре­та­ет­ся в резуль­та­те функ­ци­о­ни­ро­ва­ния дан­но­го лица, про­из­ве­де­ния, реа­лии и т. д. в соци­аль­ном и куль­тур­ном про­стран­стве в син­хро­нии и диа­хро­нии. Авто­ри­тет, как отме­ча­ет­ся в ста­тье В. Б. Каш­ки­на «Авто­ри­тет­ность как ком­му­ни­ка­тив­ная кате­го­рия», — это сво­е­го рода «сим­во­ли­че­ский капи­тал», накоп­лен­ный «в резуль­та­те преды­ду­щих реаль­ных и дис­кур­сив­ных дей­ствий» [Авто­ри­тет­ность и ком­му­ни­ка­ция 2008]. Выве­ден­ная иссле­до­ва­те­лем типо­ло­гия средств, ука­зы­ва­ю­щих на авто­ри­тет­ность («мар­ке­ров авто­ри­тет­но­сти»), опи­ра­ет­ся на раз­де­ле­ние авто­ри­тет­но­сти источ­ни­ка и авто­ри­тет­но­сти сооб­ще­ния. Авто­ри­тет­ные источ­ни­ки — это упо­ми­на­е­мые име­на зна­ме­ни­то­стей, титу­лы, уче­ные сте­пе­ни и зва­ния, ссыл­ки на извест­ные про­из­ве­де­ния зна­ме­ни­тых обще­ствен­ных дея­те­лей, клас­си­ков, вли­я­тель­ных биз­не­сме­нов и т. д. [Авто­ри­тет­ность и ком­му­ни­ка­ция 2008], т. е. еди­ни­цы вне­язы­ко­вых семи­о­ти­че­ских рядов, лишь обо­зна­чен­ные сред­ства­ми язы­ка. Авто­ри­тет­ность сооб­ще­ния созда­ют «авто­ри­тет­ные» тек­сты с «забы­тым авто­ром», энцик­ло­пе­дии и сло­ва­ри, доку­мен­ты; сюда же отно­сят­ся еди­ни­цы паре­мио­ло­ги­че­ско­го фон­да (посло­ви­цы и пого­вор­ки), «вер­ба­ли­зо­ван­ные мифо­ло­ге­мы» [Авто­ри­тет­ность и ком­му­ни­ка­ция 2008]. Заме­тим, что во мно­гих слу­ча­ях авто­ри­тет­ность пони­ма­ет­ся еще и как пер­со­наль­ная поло­жи­тель­ная, неза­пят­нан­ная репу­та­ция того или ино­го источ­ни­ка или сви­де­тель­ства: извест­но­го поли­ти­ка, писа­те­ля, выда­ю­ще­го­ся уче­но­го или пер­со­ны, извест­но­го про­из­ве­де­ния и т. д. Авто­ри­тет­ность посло­ви­цы и како­го-либо дру­го­го посто­ян­но вос­про­из­во­ди­мо­го в речи ано­ним­но­го тек­ста (тек­ста с «забы­тым авто­ром») так­же явля­ет­ся пер­со­наль­ной; она обре­те­на в резуль­та­те регу­ляр­но­го упо­треб­ле­ния дан­ной рече­вой еди­ни­цы и при­зна­ния ее муд­ро­сти и зна­чи­мо­сти носи­те­ля­ми языка.

Таким обра­зом, основ­ной опи­сан­ной в науч­ной лите­ра­ту­ре еди­ни­цей, с помо­щью кото­рой в текстах реа­ли­зу­ет­ся кате­го­рия авто­ри­тет­но­сти, пре­иму­ще­ствен­но ока­зы­ва­ет­ся тип источ­ни­ка, обла­да­ю­щий авто­ри­те­том («мар­кер авто­ри­тет­но­сти»): пер­со­на, ее зва­ние, титул, ссыл­ка или цити­ро­ва­ние, отно­ся­щие к этой пер­соне, а так­же извест­ное крат­кое выска­зы­ва­ние: посло­ви­ца или ано­ним­ный афо­ризм. Язы­ко­вым меха­низ­мам реа­ли­за­ции этой кате­го­рии уде­ля­ет­ся зна­чи­тель­но мень­ше внимания.

Важ­но, одна­ко, иметь в виду, что при­дать авто­ри­тет­ность сооб­ще­нию и, сле­до­ва­тель­но, сти­му­ли­ро­вать при­ня­тие инфор­ма­ции без ее раци­о­наль­но­го осмыс­ле­ния спо­соб­ны не толь­ко источ­ник сооб­ще­ния или ссыл­ка и ука­за­ние на него, но и соб­ствен­но язы­ко­вые осо­бен­но­сти речи. О неко­то­рых из них пишут авто­ры ста­тей кол­лек­тив­ной моно­гра­фии «Авто­ри­тет­ность и ком­му­ни­ка­ция». Это фор­мы пове­ли­тель­но­го накло­не­ния и буду­ще­го вре­ме­ни гла­го­ла, с оттен­ком необ­хо­ди­мо­сти и без­услов­но­сти совер­ше­ния дей­ствия [Леон­то­вич, Дуби­ни­на 2008]; «исполь­зо­ва­ние форм пове­ли­тель­но­го накло­не­ния (для выра­же­ния дирек­тив­ной инфор­ма­ции)», «обез­ли­чен­ность изло­же­ния», пре­це­дент­ные тек­сты, пре­це­дент­ные име­на, име­на-сим­во­лы, ссыл­ки на исполь­зо­ва­ние спе­ци­аль­ной тер­ми­но­ло­гии [Авто­ри­тет­ность и ком­му­ни­ка­ция 2008]; мно­го­крат­ное повто­ре­ние интер­тек­сту­аль­ных сло­га­нов в рекла­ме [Авто­ри­тет­ность и ком­му­ни­ка­ция 2008]; кон­струк­ции с интен­ци­ей дирек­тив­но­сти, где кате­го­ри­че­ский запрет, кото­ро­му сле­ду­ет под­чи­нить­ся, выра­жа­ет­ся с помо­щью импе­ра­ти­вов или огра­ни­чи­тель­ных частиц: Толь­ко для пер­со­на­ла; Не курить! [Авто­ри­тет­ность и ком­му­ни­ка­ция 2008]. К это­му переч­ню необ­хо­ди­мо доба­вить и выска­зы­ва­ния обоб­ща­ю­ще­го зна­че­ния, т. е. гене­ра­ли­зу­ю­щие выска­зы­ва­ния. На их место в ряду дру­гих средств рече­во­го воз­дей­ствия ука­зы­ва­ет­ся в неко­то­рых рабо­тах по соци­аль­ной пси­хо­ло­гии. Так, В. Г. Крысь­ко отно­сит посло­ви­цы, пого­вор­ки к сло­вес­ным сред­ствам «фольк­лор­ной педа­го­ги­ки», кото­рые могут слу­жить «ситу­а­тив­но зна­чи­мы­ми вос­пи­та­тель­ны­ми рыча­га­ми» [Крысь­ко 2003: 142].

Вер­баль­ные сред­ства, при­да­ю­щие выска­зы­ва­нию семан­ти­ку обоб­щен­но­сти («кван­то­ры общ­но­сти»), могут быть пред­став­ле­ны в фра­зах это­го типа в раз­ных ком­би­на­ци­ях. Одна­ко есть глав­ная чер­та, кото­рая объ­еди­ня­ет гене­ра­ли­зу­ю­щие выска­зы­ва­ния раз­ных моде­лей и одно­вре­мен­но про­ти­во­по­став­ля­ет их выска­зы­ва­ни­ям неге­не­ра­ли­зу­ю­ще­го зна­че­ния. Она про­яв­ля­ет­ся в семан­ти­ке выска­зы­ва­ния. Это отме­ча­е­мое все­ми иссле­до­ва­те­ля­ми отсут­ствие рефе­рен­ци­он­ной сот­не­сен­но­сти с кон­крет­ным объ­ек­том и кон­крет­ным вре­ме­нем [Сласт­ни­ко­ва 1992: 1–2, 6]. Фра­зы, обла­да­ю­щие этим свой­ством, во-пер­вых, обре­та­ют отно­си­тель­ную авто­ном­ность — спо­соб­ность функ­ци­о­ни­ро­вать и вос­при­ни­мать­ся вне кон­тек­ста и кон­си­ту­а­ции в каче­стве само­сто­я­тель­ных крат­ких тек­стов, обла­да­ю­щих смыс­ло­вой целост­но­стью и завер­шен­но­стью (на это ука­зы­ва­ет Е. Н. Гав­ри­ло­ва [Гав­ри­ло­ва 1980: 73]). Во-вто­рых, они воз­дей­ству­ют на созна­ние полу­ча­те­ля инфор­ма­ции и вызы­ва­ют сте­рео­тип­ные мен­таль­ные реак­ции. Весь при­об­ре­тен­ный ранее язы­ко­вой опыт (зна­ние посло­виц, мак­сим, афо­риз­мов и т. д.) при­учил носи­те­ля язы­ка авто­ма­ти­че­ски вос­при­ни­мать выска­зы­ва­ния подоб­ной семан­ти­ко-грам­ма­ти­че­ской орга­ни­за­ции как вме­сти­ли­ще суж­де­ний об общих свой­ствах какой-то груп­пы явле­ний, т. е. како­го-то обоб­ще­ния (иссле­до­ва­те­ли соци­аль­ной пси­хо­ло­гии опре­де­ля­ют при­выч­ку как «пове­де­ние, кото­рое было выра­бо­та­но в резуль­та­те жиз­нен­но­го опы­та и теперь выпол­ня­ет­ся почти авто­ма­ти­че­ски» [Крысь­ко 2003: 219]; это опре­де­ле­ние, оче­вид­но, вполне при­ме­ни­мо и к при­выч­ке одно­знач­но реа­ги­ро­вать на неко­то­рые язы­ко­вые сиг­на­лы). Обоб­ще­ние неиз­мен­но осно­вы­ва­ет­ся на наблю­де­ни­ях над мно­же­ством одно­тип­ных ситу­а­ций и пото­му явля­ет­ся осно­ва­ни­ем для без­услов­но вер­но­го выво­да. Поэто­му в созна­нии носи­те­лей язы­ка сло­жи­лась сте­рео­тип­ная реак­ция на выска­зы­ва­ния, оформ­лен­ные по типу гене­ра­ли­зу­ю­щих, как на вме­сти­ли­ще неко­ей бес­спор­ной, дока­зан­ной опы­том исти­ны. И репу­та­цию бес­спор­но авто­ри­тет­но­го сло­ва при­об­ре­та­ет сама по себе язы­ко­вая фор­ма, неза­ви­си­мо от источ­ни­ка и авто­ра (зача­стую они вооб­ще неиз­вест­ны), она импли­цит­но дей­ству­ет на созна­ние адре­са­та сооб­ще­ния и ста­но­вит­ся сиг­на­лом того, что смыс­лу выска­зы­ва­ния мож­но дове­рять. В этом слу­чае полу­чен­ная инфор­ма­ция, в том чис­ле и ее аксио­ло­ги­че­ская состав­ля­ю­щая, обу­слов­ле­на не тем пред­зна­ни­ем, кото­рое созда­ет­ся когни­тив­ным осво­е­ни­ем дей­стви­тель­но­сти, а пред­зна­ни­ем язы­ко­вым (назо­вем это линг­во­пред­зна­ни­ем) — при­выч­кой вос­при­ни­мать кон­струк­ции дан­но­го типа как вме­сти­ли­ще неких истин­ност­ных и при­ме­ни­мых к любой ситу­а­ции, уни­вер­саль­ных суждений.

Одна­ко в подоб­ную фор­му быва­ет вло­же­но и спор­ное, неве­ри­фи­ци­ру­е­мое содер­жа­ние. Тако­вы, напри­мер, про­ци­ти­ро­ван­ное выше выска­зы­ва­ние о вла­сти В. Сур­ко­ва: Не любить власть — все рав­но что не любить жизнь или рас­суж­де­ния В. Вой­но­ви­ча. Содер­жа­ние выска­зы­ва­ния с обоб­ща­ю­щей семан­ти­кой может быть зату­ма­нен­ным, см. газет­ное: Каз­но­крад­ство рож­да­ет сво­бо­ду (заго­ло­вок. — Аргу­мен­ты неделi. 2013. 31 мая — 6 июня) или заве­до­мо лож­ным, абсо­лют­но не соот­вет­ству­ю­щим реаль­но­сти — абсурд­ным. Проф. Т. М. Нико­ла­е­ва в одном из уст­ных выступ­ле­ний при­во­ди­ла такую фра­зу: Муж­чи­на с боро­дой и уса­ми не может быть насто­я­щим жур­на­ли­стом. На адре­са­та недо­ста­точ­но про­све­щен­но­го или дале­ко­го от жур­на­ли­сти­ки и жур­на­ли­стов подоб­ная язы­ко­вая обо­лоч­ка, ассо­ци­и­ру­ю­ща­я­ся с уни­вер­саль­ны­ми и истин­ност­ны­ми суж­де­ни­я­ми, спо­соб­на подей­ство­вать гип­но­ти­че­ски, а выска­зан­ная мысль отло­жит­ся в памя­ти как полу­чен­ное новое знание.

Оче­вид­но, что, будучи одним из средств систе­ма­ти­за­ции и кон­цеп­ту­а­ли­за­ции явле­ний дей­стви­тель­но­сти, гене­ра­ли­зу­ю­щие выска­зы­ва­ния могут быть исполь­зо­ва­ны как для откры­то­го убеж­да­ю­ще­го воз­дей­ствия, так и для мани­пу­ля­тив­но­го воз­дей­ствия на созна­ние ауди­то­рии мас­сме­диа. Как извест­но, цель рече­во­го мани­пу­ли­ро­ва­ния — повли­ять на созна­ние и пове­де­ние адре­са­та речи импли­цит­но. Одно­вре­мен­но импли­цит­ность — спо­соб вер­баль­но­го мани­пу­ли­ро­ва­ния [Гуляй­ки­на 2011: 128], в резуль­та­те кото­ро­го полу­ча­те­лю речи, без како­го бы то ни было про­во­ди­мо­го им когни­тив­но­го ана­ли­за посту­па­ю­щей инфор­ма­ции, посте­пен­но при­ви­ва­ют­ся новые пред­став­ле­ния, спо­соб­ные не толь­ко кор­рек­ти­ро­вать, но и иска­жать реаль­ную кар­ти­ну мира. К спо­со­бам тако­го иска­же­ния сле­ду­ет отне­сти гене­ра­ли­зу­ю­щие выска­зы­ва­ния. Внут­рен­няя поли­ти­ка, соци­аль­ная жизнь Рос­сии — та область, кото­рая неиз­мен­но нахо­дит­ся в цен­тре вни­ма­ния мно­гих совре­мен­ных рос­си­ян и слу­жит осно­ва­ни­ем для рас­суж­де­ний и обоб­ще­ний. В текстах мас­сме­дий­но­го дис­кур­са новой Рос­сии (в печат­ных, теле­ви­зи­он­ных СМИ, в текстах радио­пе­ре­дач, в Интер­не­те), в том чис­ле в той их части, кото­рая отно­сит­ся к поли­ти­ке, роди­лось зна­чи­тель­ное коли­че­ство новых фраз обоб­ща­ю­ще­го харак­те­ра, созда­те­ли кото­рых выска­зы­ва­ют свои пред­став­ле­ния о ситу­а­ции в нашей стране, о вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях меж­ду ее граж­да­на­ми, о госу­дар­стве, о вла­сти, напри­мер: Важен отдель­ный чело­век, а не обще­ство (Ю. Рост в ТВ-пере­да­че «Познер». Пер­вый канал, 26 июня 2017 г.); Госу­дар­ство — это сред­ство, с помо­щью кото­ро­го народ длит и раз­ви­ва­ет свое исто­ри­че­ское пред­на­зна­че­ние (С. Кур­ги­нян. — Раз­го­вор с С. Е. Кур­ги­ня­ном на пор­та­ле РОСБАЛТ. URL: https://​vvv​-ig​.livejournal​.com/​3​6​9​5​5​9​.​h​tml); Есть такая акси­о­ма: вся­кая власть раз­вра­ща­ет, а власть абсо­лют­ная раз­вра­ща­ет абсо­лют­но (В. Вой­но­вич. — Аргу­мен­ты и фак­ты. 2012. № 5); Чинов­ни­ку дешев­ле дать, чем его кор­мить (Собе­сед­ник. 2013. № 30); Чело­век начи­на­ет­ся там, где кон­ча­ет­ся госу­дар­ство (URL: https://​shumovich​.livejournal​.com/​8​2​7​1​7​.​h​tml); Роспуск пар­ла­мен­та — запуск пар­ла­мен­та­риз­ма (URL: https://​www​.fraznik​.ru/​s​e​a​r​c​h​.​php) и т. п. См. так­же более ран­ние выска­зы­ва­ния: Где начи­на­ет­ся един­ство, там закан­чи­ва­ет­ся пар­ла­мент (Спут­ник. 1990. № 3, март); Когда госу­дар­ству нече­го дать сво­им граж­да­нам, оно дает им сво­бо­ду (Неза­ви­си­мая газе­та. 1991. 19 нояб­ря) и т. д. Мно­гие из суж­де­ний, выска­зан­ных в этих фра­зах, отра­жа­ют скеп­ти­че­ское, ино­гда сар­ка­сти­че­ское отно­ше­ние авто­ров к тому, что оха­рак­те­ри­зо­ва­но, и они не бес­спор­ны. Одна­ко сама язы­ко­вая кон­струк­ция, в кото­рую они вопло­ще­ны, авто­ри­тет­на, вну­ша­ет адре­са­ту дове­рие и импли­цит­но при­нуж­да­ет его при­нять суж­де­ния и оцен­ки, оформ­лен­ные как выска­зы­ва­ния гене­ра­ли­зу­ю­ще­го типа. Это­му спо­соб­ству­ют осо­бен­но­сти про­чте­ния тек­стов мас­сме­диа, кото­рое в боль­шин­стве слу­ча­ев явля­ет­ся поверх­ност­ным и пото­му не вполне адек­ват­ным (об этом пишет А. А. Дани­ло­ва: ана­ли­зи­руя виды вер­баль­но­го мани­пу­ли­ро­ва­ния в сред­ствах мас­со­вой инфор­ма­ции, иссле­до­ва­тель­ни­ца при­во­дит дан­ные социо­ло­ги­че­ско­го опро­са, соглас­но кото­рым адек­ват­ное вос­при­я­тие тек­стов СМИ, т. е. пра­виль­ное пони­ма­ние «про­па­ган­дист­ской задан­но­сти» сооб­ще­ния и спо­соб­но­сти сфор­му­ли­ро­вать ее суть, было обна­ру­же­но лишь у 13,6% респон­ден­тов [Дани­ло­ва 2011: 18]).

Резуль­та­ты иссле­до­ва­ния. Про­де­лан­ный ана­лиз выска­зы­ва­ний гене­ра­ли­зу­ю­ще­го типа и их пер­ло­ку­тив­ных воз­мож­но­стей в текстах мас­со­вой инфор­ма­ции поз­во­ля­ет утвер­ждать следующее.

Авто­ри­тет­ность сооб­ще­ния может созда­вать­ся не толь­ко с помо­щью ссы­лок на авто­ри­тет­ные источ­ни­ки. Авто­ри­тет­ной, т. е. обес­пе­чи­ва­ю­щей без­услов­ное дове­рие адре­са­та к смыс­лу сооб­ще­ния, может быть язы­ко­вая фор­ма, в кото­рой это сооб­ще­ние вопло­ще­но. Гене­ра­ли­зу­ю­щие выска­зы­ва­ния, на кото­рые носи­тель язы­ка сте­рео­тип­но реа­ги­ру­ет как на резуль­тат сум­ми­ро­ва­ния накоп­лен­ных зна­ний и, сле­до­ва­тель­но, с точ­ки зре­ния содер­жа­ния истин­ност­ных, вхо­дят в чис­ло кон­струк­ций, обла­да­ю­щих авто­ри­тет­но­стью. Дове­рие полу­ча­те­ля речи к инфор­ма­ции, вопло­щен­ной в кон­струк­ции гене­ра­ли­зу­ю­ще­го типа, может быть исполь­зо­ва­но для импли­цит­но­го мани­пу­ля­тив­но­го воз­дей­ствия на его созна­ние, в том чис­ле для изме­не­ния его оце­нок и пред­став­ле­ний. Небезыз­вест­ной фра­зой Цель оправ­ды­ва­ет сред­ства, при­пи­сы­ва­е­мой Н. Макиа­вел­ли [Бер­ков и др. 2005: 531], лег­ко оправ­дать любые пре­ступ­ные дея­ния. А пра­во­мер­ность про­ци­ти­ро­ван­но­го выше суж­де­ния Вся­кая власть раз­вра­ща­ет, а власть абсо­лют­ная раз­вра­ща­ет абсо­лют­но может под­твер­дить толь­ко чело­век, обла­да­ю­щий соб­ствен­ным опы­том и сло­жив­шей­ся точ­кой зре­ния в этой обла­сти. С помо­щью язы­ко­вых форм, кото­рые носи­те­ли язы­ка при­вык­ли вос­при­ни­мать как обо­лоч­ку («упа­ков­ку») неких обоб­ща­ю­щих смыс­лов, любо­му еди­нич­но­му явле­нию мож­но при­дать ста­тус уни­вер­саль­но­го. См., напри­мер, при­ве­ден­ное выше Чинов­ни­ку дешев­ле дать, чем его кор­мить. В поли­ти­че­ском дис­кур­се мас­сме­диа, где ситу­а­ция поле­ми­ки и интен­ция «пони­же­ния» сопер­ни­ка допус­ка­ют рез­кость и даже неко­то­рую необъ­ек­тив­ность, сооб­ще­ние тем не менее не долж­но ста­но­вить­ся дез­ин­фор­ма­ци­ей. Меж­ду тем авто­ри­тет­ность, без­апел­ля­ци­он­ность гене­ра­ли­зу­ю­щих выска­зы­ва­ний пере­кры­ва­ют раци­о­наль­ное, ана­ли­ти­че­ское нача­ло у адре­са­та сооб­ще­ния, импли­цит­но побуж­да­ют его при­нять любую заклю­чен­ную в таких выска­зы­ва­ни­ях инфор­ма­цию без ее кри­ти­че­ско­го осмыс­ле­ния. Важ­но так­же иметь в виду, что осно­ван­ная на обоб­ще­нии инфор­ма­ция может упро­щать и схе­ма­ти­зи­ро­вать фак­ты реаль­ной дей­стви­тель­но­сти. В «Новей­шем фило­соф­ском сло­ва­ре» отме­че­но, что при обоб­ще­нии «при­зна­ки и свой­ства, при­да­ю­щие непо­вто­ри­мость и исклю­чи­тель­ность каж­до­му отдель­но­му эле­мен­ту обоб­ща­е­мой сово­куп­но­сти, эли­ми­ни­ру­ют­ся» и «про­ис­хо­дит фор­ма­ли­за­ция объ­ек­та… и еди­ни­цы ана­ли­за систе­мы» [Новей­ший фило­соф­ский сло­варь 1998: 43]. А такая фор­ма­ли­за­ция не все­гда жела­тель­на: кар­ти­на мира или образ како­го-либо ее фраг­мен­та, объ­ек­та ста­но­вят­ся упро­щен­ны­ми и в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни поверх­ност­ны­ми, а ведь имен­но част­но­сти, нюан­сы порой игра­ют важ­ней­шую роль.

Выво­ды. Итак, выска­зы­ва­ния с семан­ти­кой обоб­ще­ния, или гене­ра­ли­зу­ю­щие выска­зы­ва­ния, вхо­дят в арсе­нал вер­баль­ных средств, с помо­щью кото­рых про­из­во­дит­ся воз­дей­ствие на созна­ние ауди­то­рии мас­сме­диа. Это воз­дей­ствие может осу­ществ­лять­ся импли­цит­но и иметь мани­пу­ля­тив­ный харак­тер. Осно­вой для мани­пу­ля­ции ста­но­вит­ся при­выч­ка адре­са­та дове­рять язы­ко­во­му оформ­ле­нию фра­зы, постро­ен­ной как гене­ра­ли­зу­ю­щее выска­зы­ва­ние, и вос­при­ни­мать заклю­чен­ное в ней суж­де­ние как соот­вет­ству­ю­щее дей­стви­тель­но­сти. С помо­щью гене­ра­ли­зу­ю­щих выска­зы­ва­ний мож­но при­вить адре­са­ту мас­сме­диа новые пред­став­ле­ния, новую интер­пре­та­цию того или ино­го обра­за, в част­но­сти обра­за вла­сти, обра­за госу­дар­ства, обра­за совре­мен­ной Рос­сии. Эти пред­став­ле­ния могут быть как истин­ны­ми (резуль­тат — повы­ше­ние инфор­ми­ро­ван­но­сти обще­ства), так и лож­ны­ми (резуль­тат — иска­жен­ная кар­ти­на мира в созна­нии мас­со­вой аудитории).

Ста­тья посту­пи­ла в редак­цию 15 сен­тяб­ря 2017 г.;
реко­мен­до­ва­на в печать 27 октяб­ря 2017 г.

© Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, 2018