Среда, 20 октябряИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

Газета «Бабочка» (1829–1831) как лингвистический источник

Рабо­та выпол­не­на при под­держ­ке РФФИ (про­ект № 20–012-00413 А «Рус­ский язык в медиа­про­стран­стве 19 века»).

This work was supported by the Russian Foundation for Basic Research (project no. 20–012-00413 A “Russian language in the media space of the 19th century”).

Постановка проблемы

Широ­ко раз­вер­нув­ше­е­ся изу­че­ние язы­ка СМИ и стрем­ле­ние выде­лить медиа­линг­ви­сти­ку в отдель­ную науч­ную дис­ци­пли­ну [Мишла­нов 2015] отра­жа­ют огром­ный инте­рес к медий­ной сфе­ре. Пред­став­ля­ет­ся важ­ным обра­тить вни­ма­ние иссле­до­ва­те­лей и исто­ри­ков язы­ка на воз­мож­ность рас­ши­ре­ния поня­тия «медиа­про­стран­ство» и пра­во­мер­ность его упо­треб­ле­ния по отно­ше­нию к XIX в., вре­ме­ни, когда ста­ло воз­мож­ным сопо­ста­вить два типа сло­вес­но­сти — худо­же­ствен­ную и жур­наль­ную [Кали­нов­ская 2020: 97]. На насто­я­щий момент почти не изу­че­ны газе­ты и жур­на­лы XIX в., в кото­рых оста­ют­ся скры­ты­ми язы­ко­вые явле­ния и фак­ты, пред­став­ля­ю­щие боль­шой инте­рес для изу­че­ния исто­рии рус­ско­го лите­ра­тур­но­го язы­ка в самых раз­ных аспек­тах. Изу­че­ние пери­о­ди­че­ских изда­ний XIX в. в рам­ках линг­ви­сти­че­ско­го источ­ни­ко­ве­де­ния откры­ва­ет пер­спек­ти­ву их систем­но­го опи­са­ния, явля­ет­ся акту­аль­ной зада­чей для совре­мен­но­го языкознания.

История вопроса

Линг­ви­сти­че­ская содер­жа­тель­ность пуб­ли­ци­сти­че­ско­го источ­ни­ка опре­де­ля­ет­ся во мно­гом лич­но­стью его редак­то­ра и авто­ров, а так­же типом и харак­те­ром изда­ния. Газе­та «Бабоч­ка» не была ранее объ­ек­том линг­ви­сти­че­ско­го иссле­до­ва­ния, одна­ко важ­ная инфор­ма­ция об изда­нии содер­жит­ся в лите­ра­ту­ро­вед­че­ской дис­сер­та­ции, посвя­щен­ной изу­че­нию твор­че­ства редак­то­ра газе­ты В. С. Фили­мо­но­ва [Ленюш­ки­на 1985]. В сво­ем иссле­до­ва­нии Л. Г. Ленюш­ки­на пока­зы­ва­ет, как тес­но была свя­за­на обще­ствен­но-лите­ра­тур­ная дея­тель­ность писа­те­ля с его эпо­хой, с обще­ствен­но-поли­ти­че­ским и лите­ра­тур­ным раз­ви­ти­ем в пер­вой поло­вине XIX в. В тре­тьей гла­ве дис­сер­та­ции «Лите­ра­тур­ная газе­та “Бабоч­ка” (1829–1831) и газет­ная пери­о­ди­ка пер­вой тре­ти XIX века» автор ана­ли­зи­ру­ет место газе­ты в рус­ской пери­о­ди­ке 1820–1830‑х годов, подроб­но опи­сы­ва­ет изда­ние в аспек­те его струк­ту­ры, содер­жа­ния мате­ри­а­лов, роли в лите­ра­тур­ной жиз­ни того вре­ме­ни. Одна­ко ряд выво­дов, пред­став­лен­ных в этой гла­ве, опре­де­ля­ет­ся идео­ло­ги­че­ски­ми уста­нов­ка­ми совет­ско­го вре­ме­ни, укла­ды­ва­ет­ся в упро­щен­ную оппо­зи­цию «реак­ци­он­ный — про­грес­сив­ный», стро­ит­ся на таких штам­пах, как «нико­ла­ев­ская реак­ция», «про­даж­ность офи­ци­оз­ной прес­сы», «анти­кре­пост­ни­че­ские идеи» и др. [Ленюш­ки­на 1985: 174–175]. В насто­я­щий момент бла­го­да­ря ком­пью­тер­ным тех­но­ло­ги­ям, даю­щим доступ к боль­шо­му чис­лу изда­ний и самых раз­ных источ­ни­ков, появ­ля­ет­ся воз­мож­ность допол­нить опи­са­ние газе­ты, в том чис­ле рас­шиф­ро­вать фами­лии ряда авто­ров изда­ния, най­ти зару­беж­ные газе­ты и жур­на­лы, став­шие источ­ни­ком «Бабоч­ки».

Методика анализа

В иссле­до­ва­нии при­ме­ня­ет­ся метод линг­во­ис­точ­ни­ко­вед­че­ско­го ана­ли­за, пред­по­ла­га­ю­щий опи­са­ние изда­ния (вре­мя, место воз­ник­но­ве­ния, жан­ро­вые харак­те­ри­сти­ки, лич­ность редак­то­ра и авто­ров). Для линг­ви­сти­че­ской оцен­ки источ­ни­ка исполь­зу­ет­ся диф­фе­рен­ци­аль­ный под­ход, при кото­ром в фокус вни­ма­ния попа­да­ют преж­де все­го дина­ми­че­ские эле­мен­ты лек­си­ко-семан­ти­че­ской систе­мы. Это поз­во­ля­ет про­сле­дить дви­же­ние сло­вар­но­го соста­ва рус­ско­го язы­ка в нача­ле XIX в., опи­сать про­цес­сы нор­ма­ли­за­ции, обра­тить вни­ма­ние на изме­не­ния в соче­та­е­мо­сти лек­сем и семан­ти­че­ские сдви­ги1.

Анализ материала

Газе­та «Бабоч­ка» была осно­ва­на Вла­ди­ми­ром Сер­ге­е­ви­чем Фили­мо­но­вым в 1829 г. Пер­вый номер вышел 2 янва­ря. Для того что­бы полу­чить раз­ре­ше­ние на выпуск газе­ты, В. С. Фили­мо­но­ву при­шлось дей­ство­вать необыч­ным спо­со­бом. Вме­сто него в глав­ный цен­зур­ный коми­тет подал про­ше­ние о доз­во­ле­нии ново­го повре­мен­но­го изда­ния титу­ляр­ный совет­ник Ала­дьин. Полу­чив раз­ре­ше­ние, он офор­мил сдел­ку о пере­да­че газе­ты Фили­мо­но­ву. Зако­на, запре­щав­ше­го подоб­но­го рода сдел­ки, не было, соот­вет­ствен­но цен­зур­ный коми­тет не мог отме­нить свое реше­ние [Коко­ре­ва 1958: 53].

Подоб­ные дей­ствия Фили­мо­но­ва были свя­за­ны с тем, что еще 25 авгу­ста 1827 г. он пода­вал про­ше­ние о раз­ре­ше­нии изда­вать жур­нал «Надеж­да, или Днев­ник рус­ской сло­вес­но­сти» и газе­ту «Отго­лос­ки мира, или Днев­ник ново­стей, отно­ся­щих­ся до поли­ти­ки, про­све­ще­ния и обще­жи­тия», а с 1829 г. — жур­нал «Вре­мя, или Лето­пи­си наук и искус­ства (все­мир­ный энцик­ло­пе­ди­че­ский днев­ник)» [Ленюш­ки­на 1985: 134], одна­ко полу­чил отказ.

Появ­ле­ние газе­ты «Бабоч­ка» вызва­ло кри­ти­че­ские напад­ки со сто­ро­ны изда­те­лей «Север­ной пче­лы», преж­де все­го Ф. В. Бул­га­ри­на. Оче­вид­но, что новое изда­ние соста­ви­ло серьез­ную кон­ку­рен­цию «Север­ной пче­ле», поэто­му ее авто­ры наме­рен­но назы­ва­ли «Бабоч­ку» жур­на­лом, под­чер­ки­вая тем самым уни­каль­ность сво­е­го изда­ния — част­ной газе­ты. Кро­ме того, из архив­ных доку­мен­тов ясно, что имен­но из-за доно­са Ф. В. Бул­га­ри­на В. С. Фили­мо­но­ву не раз­ре­ши­ли изда­вать жур­нал и газе­ту ранее [Лип­ниц­кая 2010: 6].

Газе­та «Бабоч­ка» выхо­ди­ла по сре­дам и суб­бо­там с 1829 г. по 11 июля 1831 г. Все­го уви­де­ли свет 263 номе­ра на четы­рех стра­ни­цах каж­дый. Газе­та име­ла под­за­го­ло­вок — «Днев­ник ново­стей», а в пре­ди­сло­вии к пер­во­му номе­ру изда­те­ли опре­де­ли­ли свою цель: «…сооб­щать свое­вре­мен­но чита­те­лям обо­е­го пола зани­ма­тель­ные ново­сти, оте­че­ствен­ные и загра­нич­ные, отно­ся­щи­е­ся до про­све­ще­ния и обще­жи­тия и чрез то достав­лять им раз­но­об­раз­ное, полез­но-при­ят­ное чте­ние». В соот­вет­ствии с этим в газе­те были выде­ле­ны сле­ду­ю­щие раз­де­лы и руб­ри­ки: «Ново­сти», «Смесь», «Ред­кие кни­ги», «Новые кни­ги», «Нра­вы», «Моды», «Путе­ше­ствие», «Сло­вес­ность», «Зре­ли­ща», «Ста­ти­сти­ка», «Анек­до­ты».

Оформ­ле­ние «Бабоч­ки» соот­вет­ство­ва­ло дизай­ну основ­ных евро­пей­ских газет нача­ла XIX в. Шап­ка была укра­ше­на изоб­ра­же­ни­ем бабоч­ки, мате­ри­а­лы рас­по­ла­га­лись в две колон­ки, раз­де­лен­ные узо­ром, под­вал на пер­вых стра­ни­цах исполь­зо­вал­ся для раз­вле­ка­тель­ных мате­ри­а­лов. Пере­во­ды из ино­стран­ных газет и жур­на­лов состав­ля­ли зна­чи­тель­ную часть содер­жа­ния газе­ты. Ее источ­ни­ка­ми слу­жи­ли веду­щие евро­пей­ские изда­ния: «Allgemeine Zeitung» («Все­об­щая газе­та»), «Leipziger Literatur Zeitung» («Лейп­циг­ская лите­ра­тур­ная газе­та»), «Allgemeine musikalische Zeitung» («Все­об­щая музы­каль­ная газе­та»), «Allgemeine Moden-Zeitung» («Все­об­щая газе­та мод»), «Wiener Theaterzeitung» («Вен­ская теат­раль­ная газе­та»), «La Quotidienne» («Еже­днев­ная»), «Journal de Paris» («Париж­ская газе­та»), «Le Moniteur universel» («Уни­вер­саль­ный вест­ник»), «Le Furet de Londres et de Paris» («Хорек из Лон­до­на и Пари­жа»), «Journal du Commerce» («Ком­мер­че­ская газе­та»), «Times» («Вре­ме­на»), «The Morning Chronicle» («Утрен­няя хро­ни­ка»), «The Canton register» («Жур­нал кан­то­на»), жур­нал «Le Voleur» («Вор») и др. В ссыл­ках на источ­ни­ки встре­ча­ют­ся неточ­но­сти, напри­мер вме­сто «New-York Daily Santinel» («Еже­днев­ный дозор­ный Нью-Йор­ка») ука­за­но «New York Sentine» (Бабоч­ка 1831, № 252), в назва­ни­ях изда­ний часто опус­ка­ет­ся артикль. Источ­ник не все­гда ука­зы­ва­ет­ся в кон­це ста­тьи, а часто пред­ва­ря­ет сам текст: «В Journal de Paris напе­ча­та­но сле­ду­ю­щее…», «В Pilote du Colvados пишут сле­ду­ю­щее…» или «В газе­те Norfolk Beacon упо­ми­на­ют…» и т. д. В раз­де­ле «Ново­сти» ука­за­ние на зару­беж­ное изда­ние неред­ко заме­ня­ет­ся ссыл­кой на город, из кото­ро­го полу­че­ны мате­ри­а­лы: «Из Сток­голь­ма пишут…», «Из Нью-Йор­ка уведомляют…».

Таким обра­зом, даже крат­кий обзор газет­ных и жур­наль­ных источ­ни­ков газе­ты «Бабоч­ка» пока­зы­ва­ет, что изда­ние зна­ко­ми­ло чита­те­лей с поли­ти­че­ской3, эко­но­ми­че­ской, куль­тур­ной жиз­нью стран Евро­пы, Аме­ри­ки, Китая, тем самым вклю­чая Рос­сию в миро­вое медиапространство.

За два с поло­ви­ной года суще­ство­ва­ния газе­ты в ней печа­та­лись самые раз­ные авто­ры: писа­те­ли, поэты, пере­вод­чи­ки. Редак­тор изда­ния В. С. Фили­мо­нов, выпуск­ник Мос­ков­ско­го уни­вер­си­те­та, участ­ник Оте­че­ствен­ной вой­ны 1812 г., был извест­ной пер­со­ной в лите­ра­тур­ной жиз­ни нача­ла XIX в. Он состо­ял в дру­же­ских отно­ше­ни­ях с В. А. Жуков­ским, А. А. Дель­ви­гом, Н. М. Язы­ко­вым, Е. А. Бара­тын­ским, А. А. Бес­ту­же­вым. Одним из наи­бо­лее зна­чи­тель­ных про­из­ве­де­ний, напи­сан­ных Фили­мо­но­вым, была сати­ри­че­ская поэ­ма «Дурац­кий кол­пак», отры­вок из кото­рой был поме­щен в пер­вом же номе­ре ново­го изда­ния. После про­чте­ния поэ­мы, оце­нив талант моло­до­го лите­ра­то­ра, А. С. Пуш­кин отклик­нул­ся на нее став­ши­ми зна­ме­ни­ты­ми строками:

Вам музы, милые ста­руш­ки,
Кол­пак свя­за­ли в доб­рый час,
И, при­це­пив к нему гре­муш­ки,
Сам Феб надел его на вас.
<…>
Итак, в знак мир­но­го при­ве­та,
Сни­мая шля­пу, бью челом,
Узнав фило­со­фа-поэта
Под осто­рож­ным колпаком.

Свой ответ А. С. Пуш­кин зачи­тал лич­но на устро­ен­ном В. С. Фили­мо­но­вым лите­ра­тур­ном вече­ре, на кото­рый были так­же при­гла­ше­ны П. А. Вязем­ский и В. А. Жуков­ский [Вацу­ро 1994: 92].

В. С. Фили­мо­нов пуб­ли­ко­вал в «Бабоч­ке» свои поэ­ти­че­ские про­из­ве­де­ния, кри­ти­че­ские ста­тьи, пере­во­ды. В мар­те 1829 г. он был назна­чен граж­дан­ским губер­на­то­ром в Архан­гельск, вслед­ствие чего в 1830 г. на стра­ни­цах газе­ты регу­ляр­но ста­ли печа­тать­ся изве­стия об этом север­ном горо­де, кото­рый Фили­мо­нов назвал «близ­кой Сиби­рью, но оев­ро­пе­ен­ной». Напри­мер, была опуб­ли­ко­ва­на речь губер­на­то­ра на откры­тии Отде­ле­ния ком­мер­че­ско­го сове­та, кото­рое он счи­тал «спа­си­тель­ным посред­ством меж­ду сосло­вия тор­гу­ю­ще­го и вла­сти управ­ля­ю­щей», так как «народ­ные нуж­ды будут еще доступ­нее Пре­сто­ла пра­во­суд­но­го Монар­ха» (1830, № 74). Пре­иму­ще­ство Архан­гель­ска В. С. Фили­мо­нов видел в том, что «здесь про­из­во­ди­те­лей боль­ше, неже­ли потре­би­те­лей: почти бес­пре­стан­но виден труд слу­жеб­ный и тор­го­вый» (1830, № 74). Свои пуб­ли­ка­ции он раз­ме­щал под раз­ны­ми псев­до­ни­ма­ми: Бабоч­ка, изд., N. N., В. Ф‑ъ — или вовсе не подписывал.

Дру­гие авто­ры газе­ты так­же исполь­зо­ва­ли псев­до­ни­мы, что было харак­тер­но для нача­ла XIX в., поэто­му не все име­на сотруд­ни­ков уда­ет­ся опре­де­лить4. Сре­ди авто­ров, печа­тав­ших­ся в газе­те «Бабоч­ка», сле­ду­ет отме­тить А. Е. Измай­ло­ва, Н. В. Стан­ке­ви­ча, А. А. Пого­рель­ско­го5, М. А. Мак­си­мо­ви­ча, С. Е. Раи­ча — вос­пи­та­те­ля Ф. И. Тют­че­ва6, В. К. Брим­ме­ра, Н. Ф. Линдфор­са, кре­стьян­ско­го поэта Е. И. Али­па­но­ва, Н. Ста­ве­ло­ва. Со вто­рой поло­ви­ны 1829 г. регу­ляр­но начал писать для «Бабоч­ки» В. Нико­нов. Ему при­над­ле­жат ста­тьи в руб­ри­ке «Внут­рен­ние изве­стия», а так­же ста­тьи, посвя­щен­ные рус­ско­му теат­ру. По всей види­мо­сти, автор этих мате­ри­а­лов — Вале­ри­ан Яко­вле­вич Нико­нов (1802–1834), уро­же­нец Архан­гель­ска. Он при­над­ле­жит к «забы­тым» писа­те­лям, одна­ко опуб­ли­ко­ван­ные им в 1827 г. в Петер­бур­ге «Рас­ска­зы дви­ня­ни­на, или Отрыв­ки из запи­сок путе­ше­ствен­ни­ка» были поло­жи­тель­но оце­не­ны кри­ти­кой [Алек­сан­дро­ва-Осо­ки­на 2015: 74]. Рабо­та в «Бабоч­ке» мог­ла быть ини­ци­и­ро­ва­на зна­ком­ством с В. С. Фили­мо­но­вым, пере­ехав­шим в Архан­гельск в мар­те 1829 г.

Боль­шую помощь в изда­нии ока­зы­вал В. С. Фили­мо­но­ву Карл Ива­но­вич Зей­дель, о чем сви­де­тель­ству­ет, в част­но­сти, сле­ду­ю­щее объ­яв­ле­ние, раз­ме­щен­ное в газе­те: «Изда­тель газе­ты Бабоч­ка про­сит покор­ней­ше во всех хозяй­ствен­ных и лите­ра­тур­ных отно­ше­ни­ях по сему изда­нию обра­щать­ся к одно­му из участ­ву­ю­щих в сем изда­нии, Г. Титу­ляр­но­му Совет­ни­ку Кар­лу Ива­но­ви­чу Зей­де­лю, живу­ще­му в С. Петер­бур­ге, в Малой Коломне, в I квар­та­ле, в соб­ствен­ном доме под № 38» (1829, № 51). К. И. Зей­дель так­же выпол­нял пере­во­ды с немец­ко­го язы­ка. С фран­цуз­ско­го пере­во­дил Д. В. Саха­ров и А. И. (воз­мож­но, Алек­сандр Васи­лье­вич Ива­нов [Маса­нов 1960: 201]). Мно­гие дру­гие пере­во­ды или не под­пи­са­ны, или опуб­ли­ко­ва­ны под псевдонимами.

Линг­ви­сти­че­ская содер­жа­тель­ность «Бабоч­ки» опре­де­ля­ет­ся дву­мя основ­ны­ми фак­то­ра­ми: нали­чи­ем боль­шо­го чис­ла пере­вод­ных мате­ри­а­лов, что при­во­дит к зна­чи­тель­но­му упо­треб­ле­нию ино­языч­ной лек­си­ки, и инте­ре­сом газе­ты к жиз­ни и тра­ди­ци­ям про­сто­го наро­да, что, в свою оче­редь, отра­жа­ет­ся в исполь­зо­ва­нии про­сто­реч­ных и диа­лект­ных слов. Важ­ность таких мате­ри­а­лов для изда­те­ля демон­стри­ру­ет сле­ду­ю­щий факт. После опуб­ли­ко­ва­ния в раз­де­ле «Нра­вы» ста­тьи «Сва­деб­ный обряд у кре­стьян Псков­ской губер­нии» В. С. Фили­мо­нов раз­ме­ща­ет в газе­те бла­го­дар­ность авто­ру: «Искрен­но бла­го­да­рим Г. Мед­ве­де­ва за сооб­ще­ние сей ста­тьи; мы нахо­дим сохра­не­ние подоб­ных наблю­де­ний весь­ма полез­ным, ибо изоб­ра­же­ние тех обы­ча­ев, в коих про­яв­ля­ет­ся тай­на нра­вов народ­ных, состав­ля­ет одну из суще­ствен­ных частей исто­рии чело­ве­че­ства» (1829, № 51)7.

Новая ино­языч­ная лек­си­ка, пред­став­лен­ная в текстах газе­ты, тема­ти­че­ски доста­точ­но раз­но­об­раз­на: это и сло­ва, отно­ся­щи­е­ся к обще­ствен­ной и куль­тур­ной жиз­ни (неора­ма, дио­ра­ма, тун­нель, буле­вар­ный, гумо­ри­сти­че­ский, сепа­ра­тист, фаши­о­набль, омни­бус), музы­каль­ная лек­си­ка (дебю­ти­ро­вать), меди­цин­ская лек­си­ка (орто­пе­ди­че­ский, вете­ри­нар­ный, гомео­па­ти­че­ский, скар­ла­ти­на, нозо­ло­ги­че­ский), лек­си­ка сфе­ры моды (боа, кали­ко, фишу), лек­си­ка кули­на­рии (плум-пуд­динг, муф­фин, мускат-люнель).

Бла­го­да­ря тому что редак­тор и авто­ры газе­ты «Бабоч­ка» стре­ми­лись зна­ко­мить чита­те­лей с новы­ми миро­вы­ми изоб­ре­те­ни­я­ми, в ней зафик­си­ро­ва­ны ред­кие интер­на­ци­о­наль­ные заим­ство­ва­ния, свя­зан­ные с раз­ви­ти­ем науч­но-тех­ни­че­ской сфе­ры, такие как аеро­скоп, диа­граф, бди­ло­метр.

В Ню-Іорк­ском уче­ном жур­налѣ помѣ­ще­но опи­саніе вновь изоб­рѣ­тен­на­го баро­мет­ра, назван­на­го Аеро­скоп (1829, № 66). Г. Гавар, Капи­тан Коро­лев­ска­го Кор­пу­са Инже­не­ров-Гео­гра­фов, изоб­рѣл и усо­вер­шен­ство­вал орудіе, назван­ное им діа­граф, кое­го состав вѣро­ят­но обра­тит на себя вни­маніе всѣх уче­ных, и кото­рый по сво­е­му упо­треб­ленію содѣ­ла­ет­ся полез­ным для худож­ни­ков и необ­хо­ди­мым для мно­гих фаб­ри­кан­тов и ремес­лен­ни­ков. При посред­ствѣ діа­гра­фа мож­но сри­со­вы­вать всѣ види­мые пред­ме­ты и даже при­во­дить их в пред­пи­сан­ные раз­мѣ­ры (1830, № 97).

В ста­тье о бди­ло­мет­ре подроб­но опи­сы­ва­ют­ся устрой­ство и функ­ции ново­го меди­цин­ско­го инстру­мен­та, что может помочь лек­си­ко­ло­гам дать более точ­ное опре­де­ле­ние слова.

Меха­ни­че­ская піяви­ца. В Брисселѣ какой-то меха­ник изоб­рѣл орудіе, кото­рым мож­но замѣ­нить піяви­цу. Орудіе сіе состо­ит из тре­гран­на­го острія, кото­рое дѣла­ет точ­но такую рану, как піяви­ца; в тѣлѣ сего иску­ствен­на­го живот­на­го есть неболь­шой втя­ги­ва­ю­щій насос, с кла­па­ном при­дѣлан­ным выше острія и малень­ким порш­нем, так­же имѣ­ю­щим кла­пан. При под­нятіи порш­ня, кла­пан цилин­дра откры­ва­ет­ся и про­пус­ка­ет в оный кровь, а когда пор­шень опу­стишь, кровь выли­ва­ет­ся из цилин­дра и ниж­ній кла­пан закры­ва­ет­ся. Таким обра­зом мож­но пустить кро­ви сколь­ко угод­но и удоб­но при­став­лять орудіе к боль­но­му мѣсту. Этот усо­вер­шен­ство­ван­ный бди­ло­метр может быть упо­треб­ля­ем без вся­кой опас­но­сти и без участія хирур­га (1830, № 90).

Иные орфо­гра­фи­че­ские вари­ан­ты пред­став­ле­ны в сло­ва­рях ино­стран­ных слов: бдел­ло­метр [СИС 1861: 72], бде­ло­метр [СИС 1907: 69].

Осо­бую цен­ность для лек­си­ко­ло­гов и лек­си­ко­гра­фов пред­став­ля­ют мате­ри­а­лы газе­ты, в кото­рых впер­вые фик­си­ру­ют­ся ино­языч­ные сло­ва, впо­след­ствии закре­пив­ши­е­ся в рус­ском язы­ке. При­ме­ром это­го могут послу­жить вари­ант­ные фор­мы при­ла­га­тель­ных арте­зи­че­ский и арте­зи­ан­ский8, заим­ство­ван­ные из фран­цуз­ско­го язы­ка (artésien). В. И. Даль, при­дер­жи­вав­ший­ся пури­сти­че­ских взгля­дов, все же вклю­чил это сло­во в свой сло­варь и пред­ста­вил его тол­ко­ва­ние в соста­ве сло­во­со­че­та­ния арте­зи­ан­ский коло­дец. «Артезiан­ский коло­дезь, фрнц. Бурен­ный, свер­ле­ный, труб­ча­тый, коло­дезь дуд­кою; попе­реч­ник его око­ло фута и менѣе; вода бьет стол­бом, испод глу­бо­ких пла­стов» [Даль 1863: 2].

В Пари­жѣ соста­ви­лось обще­ство для раз­про­стра­ненія арте­зи­че­ских источ­ни­ков (1829, № 34). В городѣ Сент-Дени открыт арте­зи­че­скій источ­ник. В 24 часа выбра­сы­ва­ет он 300 000 литр воды и имѣет глу­би­ны 204 фута (1829, № 92). Замѣ­ча­тель­но, что если про­свер­лит зем­лю буром до той глу­би­ны, гдѣ встрѣтит­ся под­зем­ный про­ток, то вода с силою устре­мит­ся вверх, так, что ино­гда бьет фон­та­ном на нѣсколь­ко сажень выши­ны. Такіе фон­та­ны назы­ва­ют­ся артезіан­ски­ми (Fопtaine, artésiennes) (1830, № 35). Обще­ство Сель­ска­го Хозяй­ства Южной Рос­сіи, в засѣ­даніи сво­ем 4 Фев­ра­ля сего года, опредѣ­ли­ло при­нять самыя дѣя­тель­нѣй­шія мѣры к устро­енію Артезіан­ских фон­та­нов спер­ва в Одес­сѣ, а потом во всем краѣ Ново­рос­сій­ском (1830, № 35). Бриссель­скій урож­де­нец Жобар полу­чил при­вил­ле­гiю от Коро­ля Нидер­ланд­ска­го на усо­вер­шен­ство­ван­ный спо­соб бурав­ленія колод­цев, кото­рый гораз­до про­ще и дѣй­стви­тель­нѣе нынѣ упо­треб­ля­е­ма­го при ком­паніи арте­зи­че­ских колод­цев (1830, № 44).

В «Бабоч­ке» впер­вые зафик­си­ро­ван экзо­тизм из немец­ко­го язы­ка штуль­ва­ген (нем. Stuhl-wagen), обо­зна­ча­ю­щий эки­паж, пред­на­зна­чен­ный для пере­воз­ки пас­са­жи­ров и почты.

Омни­бу­сы, штуль­ва­ге­ны разѣз­жа­ют по сто­ли­цѣ и все еще оста­нав­ли­ва­ют любо­пыт­ных про­хо­жих, кото­рые до сих пор не могут нади­вить­ся этой новой выдум­кѣ. В Пари­жѣ устро­е­ны — паро­вые омни­бу­сы!! (1830, № 57).

Широ­ко пред­став­ле­ны в рас­смат­ри­ва­е­мом источ­ни­ке ино­языч­ные вкрап­ле­ния, часть из кото­рых отра­жа­ет пер­вый этап заим­ство­ва­ния ново­го сло­ва, напри­мер гла­гол утри­ро­вать, суще­стви­тель­ные кашне, гастрит, экзо­тиз­мы сие­ста и паго­да. В текстах такие вкрап­ле­ния сопро­вож­да­ют­ся пояс­не­ни­я­ми или к ним под­би­ра­ет­ся рус­ский эквивалент.

С пер­ва­го до трех часов всѣ рабо­ты в городѣ пре­ры­ва­ют­ся: это мину­та отды­ха и della siesta, то есть совер­шен­на­го без­дѣй­ствiя, кото­ро­му пре­да­ют­ся еже­днев­но поря­доч­ные люди (1831, № 41). Если бы Г. Бул­га­рин менѣе любил пре­уве­ли­чи­вать (outrer) в сво­их сочи­неніях, то не сдѣлал бы подоб­ной неосмот­ри­тель­но­сти (1829, № 38). В Гам­бур­гѣ про­да­ет­ся Индій­ской храм (Pagode) (1829, № 39). О, Г. В. не тан­цу­ет, ска­за­ла одна дама. Он стра­да­ет вос­па­ленiем желуд­ка (gastrite) (1830, № 77). В Пари­жѣ носят мод­ные капи­шо­ны, назы­ва­е­мые cache-nez (прячь нос) (1830, № 8).

В исто­ри­ко-куль­тур­ном плане пред­став­ля­ют инте­рес ино­языч­ные вкрап­ле­ния, поз­во­ля­ю­щие обра­тить вни­ма­ние на появ­ле­ние новых поня­тий. Напри­мер, в науч­но-попу­ляр­ной лите­ра­ту­ре широ­ко рас­про­стра­не­но мне­ние, что впер­вые мага­зин с това­ра­ми по фик­си­ро­ван­ной цене был открыт Фрэн­ком Вул­вор­том в 1879 г. в аме­ри­кан­ском горо­де Юти­ка. Одна­ко из мате­ри­а­лов газе­ты сле­ду­ет, что еще в 1830 г. в Пари­же был открыт мага­зин с това­ра­ми à prix fixе.

Париж. …Еврей­скіе куп­цы откры­ли мага­зин, в кото­ром про­да­ют това­ры à prix fixе (1830, № 90).

Изу­че­ние тек­стов газе­ты «Бабоч­ка» поз­во­ля­ет про­сле­дить про­цес­сы адап­та­ции лек­си­ки, заим­ство­ван­ной в XVIII в. Ср. вари­ан­ты вак­сал и вогк­сал (1829, № 72), бул­дог (Сл. XVIII в.) и буль­дог (1830, № 36), кон­тра­бас, контр­бас (Сл. XVIII в.) — кон­тро­бас (1829, № 87), кон­тра­ба­сист, контр­ба­сист (Сл. XVIII в.) — контр­бас­сист (1829, № 72); кор­сет, кор­се­тик, кор­се­тец (Сл. XVIII в.) — кор­сет­ни­ца (1831, № 27) и др.

В язы­ке газе­ты отра­жа­ют­ся актив­ные про­цес­сы, харак­тер­ные для XIX в., в част­но­сти появ­ле­ние боль­шо­го чис­ла слож­ных при­ла­га­тель­ных: лири­ко-роман­ти­че­ский (1831, № 18), исто­ри­ко-анек­до­ти­че­ский, исто­ри­ко-роман­ти­че­ский (1830, № 80). Обра­зо­ва­ние и упо­треб­ле­ние неко­то­рых слож­ных при­ла­га­тель­ных име­ет окка­зи­о­наль­ный харак­тер, что свя­за­но с теми сти­ли­сти­че­ски­ми функ­ци­я­ми, кото­рые они несут в пуб­ли­ци­сти­че­ском тексте.

Дамы носят пла­щи зеле­но-сул­тан­ска­го цвѣта (1830, № 3). Фран­цуз Ван­же изоб­рѣл в Пари­жѣ баль­за­ми­че­ско-крѣ­пи­тель­ный элек­сир, для поправ­ленія чело­вѣ­че­ска­го голо­са; он, так ска­зать, вли­ва­ет лож­ка­ми музы­каль­ную мелодію в гор­ло чело­вѣка (1830, № 79). Жен­щи­ны в Сѣвер­ной Аме­ри­кѣ весь­ма любят наря­ды. Даже слу­жан­ки носят шел­ко­выя и кре­по­выя пла­тья, а пото­му их весь­ма труд­но отли­чить от сво­их гос­пож, развѣ толь­ко по рукам, кото­рыя от домаш­ней рабо­ты все­гда грубѣ­ют, имѣя крас­но­ва­то-кухон­ный цвѣт (1830, № 86). На одной Лон­дон­ской цирюль­нѣ постав­ле­на вывѣска с над­пи­сью: здесь стри­гут воло­сы по модѣ с фило­со­фи­ко-ана­то­ми­че­ским искус­ством (1831, № 45).

Неко­то­рые окка­зи­о­наль­ные обра­зо­ва­ния исполь­зу­ют­ся в теат­раль­ных рецен­зи­ях в руб­ри­ке «Рус­ский театр» для выра­же­ния эмо­ци­о­наль­ной оценки.

Посол, воде­виль, дан­ный в заклю­ченiи спек­так­ля, весь­ма заба­вен, хотя и начи­нен плос­ко-выкро­ен­ны­ми куп­ле­та­ми (1829, № 102).

Газет­ные пуб­ли­ка­ции, посвя­щен­ные теат­раль­ной кри­ти­ке, дают бога­тый язы­ко­вой мате­ри­ал для наблю­де­ний за семан­ти­че­ски­ми сдви­га­ми в зна­че­нии слов, за появ­ле­ни­ем у них новых пере­нос­ных значений.

Из како­го-то пере­пу­тан­но­го про­ис­ше­ствия 1461 года состря­па­ли про­тяж­ную Дра­му — Ночь в зам­ке Палюц­ци и этот теат­раль­ный пусто­цвет пере­са­жен на нашу лите­ра­тур­ную поч­ву со все­ми недо­им­ка­ми, гре­ха­ми и гали­ма­ти­че­скою точ­но­стию (1830, № 55). Мно­гіе сце­ны без­цвѣт­ны, скуч­ны для зри­те­ля (1829, № 77).

В XVIII в. у при­ла­га­тель­но­го бес­цвет­ный отме­че­ны два зна­че­ния: «не име­ю­щий цве­тов», «лишен­ный кра­сок, цве­та» (Сл. XVIII в.). По при­ве­ден­ной цита­те мож­но про­сле­дить, как у сло­ва раз­ви­ва­ет­ся новое зна­че­ние: «невы­ра­зи­тель­ный, лишен­ный своеобразия».

Так­же ана­ли­зи­ру­е­мый источ­ник поз­во­ля­ет выявить сло­во­об­ра­зо­ва­тель­ные вари­ан­ты искон­но рус­ских слов. Так, в XVIII в. фик­си­ру­ет­ся наре­чие спо­за­ран­ку, в XIX в. — спо­за­ран­ков, спо­за­ран­ки, в газе­те «Бабоч­ка» отме­че­но еди­нич­ное упо­треб­ле­ние наре­чия испо­за­ран­ка.

Сколь часто заглавiе обма­ны­ва­ет нас про­сто­душ­ных. — Арти­сты в хло­по­тах — что-нибудь затѣй­ное, поду­ма­ли мы и испо­за­ран­ка забра­лись в театр (1829, № 78).

На стра­ни­цах газе­ты упо­треб­ля­ет­ся гла­гол сде­ше­веть, зафик­си­ро­ван­ный в сло­ва­ре В. И. Даля [Даль 1863: 386], но очень мало пред­став­лен­ный в иных источ­ни­ках. В каче­стве област­но­го он отме­чен в СРНГ [СРНГ: 68].

Если бы весь Париж знал Г. Тати­льо­на, то часы без сомнѣнiя очень сде­шевѣ­ли бы: ибо всяк нашел бы в нем сама­го в.рнаго регу­ля­то­ра (1831, № 42).

Иссле­ду­е­мый источ­ник содер­жит боль­шое коли­че­ство посло­виц и пого­во­рок, неко­то­рые пред­став­ле­ны ред­ки­ми вари­ан­та­ми. Осо­бен­но широ­ко их упо­треб­лял в сво­их рецен­зи­ях и отзы­вах В. Никонов.

Выжи­гин вос­пи­ты­ва­ет­ся в пен­сіоне N. N. Учи­те­ли в оном ни куда него­дят­ся: они набра­ны, по посло­виц., кто с бор­ку, кто с сосен­ки (1829, № 38). Чтож делать: на без­лю­дьи и Өома дво­ря­нин, гово­рит пра­дѣ­дов­ская посло­ви­ца (1829, № 81). Ста­рая погуд­ка на новый лад! (1829, № 102). Жаль, что роль Г. Рязан­цо­ва — было не по нем. Он, как гово­рит­ся, был не в сво­ей тарел­кѣ! (1830, № 11). Не все то золо­то, что свѣтит­ся вда­ли! (1830, № 14).

Газе­та «Бабоч­ка» может так­же рас­смат­ри­вать­ся как диа­лек­то­ло­ги­че­ский источ­ник. В ста­тьях, опи­сы­ва­ю­щих мест­ные тра­ди­ции и нра­вы, встре­ча­ют­ся инте­рес­ные област­ные лек­се­мы, кото­рые могут попол­нить уже име­ю­щи­е­ся мате­ри­а­лы. Напри­мер, в СРНГ у гла­го­ла уви­вать­ся не отме­че­но зна­че­ние, в кото­ром оно упо­треб­ле­но в газе­те, а суще­стви­тель­ное булы­ня иллю­стри­ру­ет­ся в СРНГ цита­той 1860 г. — соот­вет­ствен­но ана­ли­зи­ру­е­мый источ­ник поз­во­ля­ет на трид­цать лет уточ­нить дати­ров­ку слова.

Проѣз­жав­шим по Псков­ской губер­ніи, без сомнѣнія, часто слу­ча­лось видѣть близь окон кре­стьян­ских изб вывѣ­шен­ныя бѣлыя тря­пич­ки. Может быть им любо­пыт­но знать при­чи­ну сего обык­но­венія. Это при­знак — недав­ней кон­чи­ны кого либо в семей­ствѣ. Кре­стьяне сей губер­ніи вѣрят, что души умер­ших до шести недѣль уви­ва­ют­ся (под­лин­ное мѣст­ное выра­женіе понятія) око­ло сво­е­го семей­ства, и, по обык­но­венію живых, каж­дое утро умы­ва­ют­ся и ути­ра­ют­ся (1830, № 49). Один Ново­го­род­ской Булы­ня (сим име­нем назы­ва­ют­ся здѣсь тор­гу­ю­щіе кре­стьяне) вел тор­ги с куп­цом Кіев­ским (1830, № 60).

Результаты исследования

Иссле­до­ва­ние пока­за­ло, что газе­та «Бабоч­ка» (1829–1831) — цен­ный исто­ри­ко-линг­ви­сти­че­ский источ­ник, адек­ват­но отра­жа­ю­щий язы­ко­вые про­цес­сы сво­е­го вре­ме­ни. Лите­ра­тур­но-новост­ной тип изда­ния, неза­у­ряд­ная лич­ность его редак­то­ра В. С. Фили­мо­но­ва, а так­же авто­ри­тет­ность авто­ров опре­де­ля­ют высо­кую линг­ви­сти­че­скую содер­жа­тель­ность источ­ни­ка. В нем широ­ко пред­став­ле­ны нова­ции нача­ла XIX в., в том чис­ле ино­языч­ная лек­си­ка, ино­языч­ные вкрап­ле­ния, слож­ные при­ла­га­тель­ные, обра­зо­ван­ные на рус­ской поч­ве, диа­лект­ные сло­ва. Рас­смат­ри­ва­е­мый источ­ник поз­во­ля­ет уточ­нить вре­мя появ­ле­ния в рус­ском язы­ке цело­го ряда лек­сем, дает воз­мож­ность их семан­ти­за­ции, а так­же поз­во­ля­ет про­сле­дить раз­ви­тие новых зна­че­ний у уже извест­ных к это­му вре­ме­ни слов. Ред­кие сло­ва и сло­во­упо­треб­ле­ния, зафик­си­ро­ван­ные в текстах газе­ты, явля­ют­ся цен­ным мате­ри­а­лом для исто­ри­че­ской лексикологии.

Выводы

Пред­став­лен­ное иссле­до­ва­ние на при­ме­ре газе­ты «Бабоч­ка» пока­за­ло важ­ность изу­че­ния газет­ных и жур­наль­ных источ­ни­ков для вос­со­зда­ния целост­ной и объ­ек­тив­ной кар­ти­ны исто­ри­че­ско­го раз­ви­тия лек­си­ко-семан­ти­че­ской систе­мы рус­ско­го язы­ка. После­до­ва­тель­ное линг­ви­сти­че­ское опи­са­ние пери­о­ди­че­ских изда­ний поз­во­лит выявить важ­ные язы­ко­вые фак­ты и свя­зать их с исто­ри­ей обще­ства и культуры.

1 Дан­ный под­ход при­ме­ня­ет­ся при рабо­те над «Сло­ва­рем рус­ско­го язы­ка XIX века». Подроб­нее см.: [Сло­варь рус­ско­го язы­ка XIX века: Про­ект]. 

2 Далее в круг­лых скоб­ках будем ука­зы­вать толь­ко год и номер изда­ния.

3 Пода­ча поли­ти­че­ских ново­стей жест­ко регла­мен­ти­ро­ва­лась цен­зу­рой, поэто­му начи­ная с 1830 г. они встре­ча­ют­ся на стра­ни­цах газе­ты в очень огра­ни­чен­ном коли­че­стве. Из част­ных газет толь­ко у «Север­ной пче­лы» име­лось раз­ре­ше­ние на пуб­ли­ка­цию поли­ти­че­ских ново­стей.

4 Часто исполь­зо­ва­лись одни и те же псев­до­ни­мы, напри­мер с 1820‑х по 1840‑е годы N. N. под сво­и­ми про­из­ве­де­ни­я­ми ста­ви­ли И. А. Кры­лов, Н. И. Надеж­дин, В. Ф. Одо­ев­ский, М. П. Пого­дин, С. Т. Акса­ков и др. [Маса­нов 1958: 323].

5 Исполь­зо­вал псев­до­ним й, ъ, й.

6 В газе­те пуб­ли­ко­вал сти­хо­тво­ре­ния под псев­до­ни­мом ъ.ъ.

7 С это­го вре­ме­ни в  Бабоч­ке  регу­ляр­но пуб­ли­ку­ют­ся этно­гра­фи­че­ские ста­тьи Ал. Мед­ве­де­ва. К сожа­ле­нию, о нем самом ниче­го узнать не уда­лось.

8 В источ­ни­ках XIX в. отме­че­ны так­же вари­ан­ты арте­зи­ян­ский, арте­зьян­ский, артез­ский, арте­зий­ский.

Ста­тья посту­пи­ла в редак­цию 5 нояб­ря 2020 г.;
реко­мен­до­ва­на в печать 28 янва­ря 2021 г.

© Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, 2021

Received: November 5, 2020
Accepted: January 28, 2021