Четверг, Сентябрь 20Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ В ПОЛИТИЧЕСКИХ ПУБЛИКАЦИЯХ РОССИЙСКОЙ И НЕМЕЦКОЙ ПРЕССЫ

В статье рассмотрено употребление фразеологических единиц в контекстах, взятых из материалов российских и немецких средств массовой информации. Публикации посвящены политическим событиям, актуальным в настоящее время. Цитируются статьи из российских газет „Аргументы и факты“ (еженедельник) и „Комсомольская правда“ и немецких: „Die Zeit“ (еженедельник), „Süddeutsche Zeitung“, „Die Welt“, „Bildzeitung“. Фразеологизмы употребляются, как правило, в острых актуальных материалах и выполняют самые разные функции — от ядра всего контекста до функции эмоционально-экспрессивного воздействия на читателя. Целью статьи является показать особую роль ФЕ в описании событий на русском и немецком языке в газетах с разными подходами к их трактовке. В приведённых русских и немецких „фразеологических“ контекстах обсуждаются следующие темы: фрагменты внешней политики России и Германии, война в Сирии и участие в ней России, мигрантская политика канцлера ФРГ и отношение к ней той и другой прессы. Анализируются такие примеры трансформации ФЕ, как двойная актуализация, эксплицирование. В некоторых темах есть свои излюбленные обороты, в ряде случаев по ФЕ можно восстановить весь сюжет статьи.

THE FUNTIONING OF PHRASEOLOGICAL UNITS IN POLITICAL CONTEXTS OF RUSSIAN AND GERMAN PRESS 

Summary. The article deals with the usage of phraseological units (Ph.U.) taken from the materials of Russian and German mass-media devoted to the urgent political problems of present interest. Articles from Russian newspapers “Argumenty i Facty”and “Komsomolskaya Pravda”, and German ones — “Die Zeit”, “Süddeutsche Zeitung”,”Die Welt”, „Bildzeitung“ are quoted. Set-expressions are generally used in the materials of burning issues and execute variable wide range of functions, starting from the nexus of context and up to the function of emotional and expressive intact upon the reader. The objective of the article is to reveal specific role Ph.U. play in description of events in the Russian and German languages in newspapers dealing with different interpretation of political events. Russian and German ”phraseological” contexts given here discuss the following subjects: fragments of foreign policy of Russia and Germany, the war in Syria and the participation Russia takes in it: the policy of the GFR Chancellor in regard to migrants and the way it is covered in the press of both countries. Such examples of Ph.U. transformation as double actualization, explication are under analysis.

Лев Михайлович Рязановский, кандидат филологических наук, доцент кафедры немецкого языка Санкт-Петербургского государственного университета

E-mail: rjasnowski@mail.ru

Lev Mikhailovich Ryazanovskij, PhD, assistant professor of the Chair of the German language, St. Petersburg University

E-mail: rjasanowski@mail.ru

УДК 81 
ББК 81.2-3 
ГРНТИ 16.41.21 
КОД ВАК 10.02.04

Постановка проблемы. Использование фразеологических единиц (ФЕ) в периодической печати имеет конкретную специфику, которая выражается в многообразии функций, выполняемых устойчивыми сочетаниями — от экспрессивно-оценочной до главной функции в семантике всего контекста. Из трудов о функционировании ФЕ в языке газеты в первую очередь следует назвать книги В. Г. Костомарова [Костомаров 1971; 1994], где, опираясь на огромный материал, он пишет о фразеотворчестве и других процессах в языке газеты, который он считает продуктом взаимодействия двух противоречивых тенденций: одновременной ориентации элементов этого языка на экспрессию и стандарт.

Другой специфической чертой языка прессы является его склонность к образованию штампов, которые устаревают, а затем снова стремятся к обновлению, и этот процесс бесконечен. Периодически исследуются различные аспекты фразеологии прессы, например, функционально-стилистическая характеристика ФЕ в газетном тексте [Мануйлова 1986], вариантность ФЕ [Быковская 1990], фразеологическая трансформация [Гусейнова 1997] и другие проблемы. Однако большинство исследований проводится на базе одного языка. Задачей данной статьи является дать картину использования фразеологизмов при освещении в прессе политических проблем, а также показать взаимодействие экстралингвистического и лингвистического факторов (политики и фразеологии) при трактовке одних и тех же политических тем в немецкой и российской прессе. Подобное сопоставление кажется нам тем более актуальным, что в настоящее время осуществляется совместный российско-германский проект «Публицистический арсенал общественных движений России и Германии» [Вальтер 2015]. Параллельное рассмотрение трактовки одного и того же понятия (темы) не только средствами разных языков, но и с разных, иногда противоположных позиций расширяет возможности изучения значения фразеологизмов, поскольку «ФЕ, включаясь в высказывание, приобретает как информативные (логико-экспрессивные), так и эмоционально-оценочные приращения» [Сорокина 1984].

Анализ материала. Естественно, что и в российской, и в немецкой прессе употребляются свои устойчивые сочетания (УС), которые иногда допускаются даже при цитировании первых лиц. Например, русские заголовки: «Путин прокомментировал поговоркой слова Порошенко о возврате Крыма», «Ответ Путина цитируется во всём мире». И поговорка: Дай бог вашему теляти нашего волка съесть (http://regnum.ru/news/polit/2138024.html). Ср. у Даля: Дай Боже нашему теляти волка поймати. [Даль 1982, 4: 396]. Как мы видим, поговорка трансформирована, как бы уточнена с помощью перестановки одного компонента и добавления нового, но смысл сохранился. В немецкой газете «Wirtschaftsblatt» при изложении ответа Путина цитируются его слова о том, что о возврате Крыма речи быть не может, а поговорка, вынесенная в русских текстах в заголовок и несущая важнейшую функцию (семантика «окончательно и бесповоротно» в экспрессивной форме), никак не комментируется (http://wirtschaftsblatt.at/home/nachrichten/ europa/4997683/Putin_Ueber-Krim-diskutieren-wir-nicht).

При анализе роли ФЕ в языке прессы неизбежно столкновение с обсуждением проблем, актуальных именно сегодня. Относительно быстро меняются реалии и, соответственно, средства их обозначения, особенно фразеологические. Как говорят немецкие журналисты: «Jeden Abend ein neues Kind» (Каждый вечер — новый ребёнок). [Gerhard 1994: 21]. Сейчас уже невозможны многие газетные серии штампов прошлых лет. Даже такое привычное выражение как железный занавес, ставшее крылатым благодаря Черчиллю, в новой ситуации приобрело новый смысл.

Немецкая пресса: 1. Sollte der Eiserne Vorhang tatsächlich nach Europa zurückkehren, wäre Merkels Flüchtlingspolitik gescheitert (Если железный занавес действительно вернётся в Европу, то мигрантская политика Меркель провалится) (http://www.sueddeutsche.de/politik/fluechtlinge-merkel-allein-zwischen-scharfmachern-1.2863991). 2. Ungarns neuer eiserner Vorhang <…> Flüchtlinge sollen draußen bleiben, Ungarn sieht den neuen Grenzzaun als Verteidigung der Nation (Новый железный занавес Венгрии <…> Беженцы должны оставаться снаружи. Венгрия видит в новом пограничном заборе защиту нации) (http://www.zeit.de/politik/ausland/2015-07/ungarn-zaun-grenze-flucht-reportage). 3. Ein Zaun der Unmenschlichkeit <…> Hier wurde das erste Stück des Eisernen Vorhanges durchgetrennt (Забор против человечности <…> здесь была cоздана первая часть железного занавеса) (http://www.zeit.de/politik/ausland/2015-06/ungarn-fluechtlinge-grenzzaun-kommentar). В первом примере актуализируется только одно, устойчивое значение оборота, в примерах 2 и 3 железный занавес сравнивается с пограничным забором, при этом используются прямые значения компонентов. Во всех трёх примерах имеется в виду «занавес» внутри Европы, точнее Европейского Союза. Сравним определение железного занавеса в словаре Дуден: Der Eiserne Vorhang: Die für Informationsaustausch, Reiseverkehr usw. weitgehend undurchlässige Grenze zwischen den kommunistischen und nichtkommunistischen Staaten Europas (Граница между коммунистическими и некоммунистическими государствами Европы, во многом непроницаемая для обмена информацией, путешествий и т.д.) [Duden 2002: 189]. Как мы видим, это определение уже не подходит к современной трактовке понятия немецкими СМИ.

В русских контекстах железный занавес также подразумевается как «западный» вариант: 1. И именно США, а не Сталин <> организовали железный занавес. Американцы надеялись, что в разорённом СССР, изолированном от мира, люди, как пауки в банке, друг друга съедят. (АиФ. 3-9.02.2016). 2. Когда на западе будут опускать железный занавес перед РФ, могут себе что-нибудь прищемить. (АиФ. 2-8.10.2015). В первом примере опять только «классическое» значение железного занавеса, ФЕ как пауки в банке показывает предполагаемый ужасный результат его воздействия во втором — намёк на тяжесть театрального занавеса: здесь сталкиваются исходная семантика свободного сочетания (опускать занавес) и фразеологическое значение. Таким образом, судя по частотности употребления, интернациональное выражение железный занавес, давно существующее в русском и немецком языках, не исчезло с распадом СССР, но постепенно изменяет свой смысл, всё чаще употребляясь, например, в связи с актуальной сейчас проблемой беженцев в Европе. В отличие от немецких примеров, русское употребление более иронично. 

Иногда ФЕ прямо заимствуется из одной прессы в другую: Я разозлился <…> Это значит, кто-то хочет замести всю историю под ковёр. Не выйдет. Я свидетель и не буду молчать. За неделю я дал 110 интервью. Вся история выплыла наружу (КП. 19.01.2016). Речь идёт о кёльнских событиях, которые власти пытались скрыть. Немецкий оборот unter den Teppich kehren (букв. «заметать под ковёр»; русс. не выносить сор из избы [Девкин 1994: 672]), многократно употреблённый именно в связи с упомянутыми событиями, передаётся буквально в рассказе русскоязычного свидетеля. Таким образом, ФЕ и события вызывают взаимные ассоциации.

Однако калькирование ФЕ, даже при освещении одних и тех же проблем, встречается довольно редко, та и другая пресса применяет собственные выражения. Приведём примеры обсуждения некоторых проблем. Одной из самых горячих тем является война в Сирии. Немецкая пресса так оценивает вступление в войну России:

1. Putins Bomben treffen gleich drei Ziele auf einen Schlag — sie beenden die Friedensverhandlungen, setzen Europa durch Flüchtlinge unter Druck und bringen Merkel ins Wanken (Бомбы Путина одним махом попадают в три цели: заканчивают мирные переговоры, оказывают давление на Европу через беженцев и расшатывают позиции Меркель) (http://www.zeit.de/politik/ausland/20107/ ungarn-zaun-grenze-flucht-reportage). Выражения drei Ziele auf einen Schlag; unter Druck setzen; ins Wanken bringen и их соотнесённость с объектом показывают отношение автора к процессу: выражаются неодобрение и критика (во многом спорная): unter Druck setzen; ins Wanken bringen, однако присутствует и признание успехов: drei Ziele auf einen Schlag (вариант выражения mit einem Schlage zwei Fliegen treffen — букв. «одним ударом убить двух мух» [Röhrich 1982: 841]). 

2. Wie sähe eine Syrienstrategie aus, bei der der Westen sich nicht von W. Putin, dem syrischen Regime оder dem IS am Nasenring durch die geopolitische Arena ziehen ließe! (А как бы выглядела сирийская стратегия, если бы запад не давал водить себя за кольцо в носу ‑ то В. Путину, то сирийскому режиму, то ИГ) (Die Zeit. 10.12.2015). В данном случае фразеологизм an der Nase herumführen (водить кого-л. за нос; здесь вариант ziehen) усилен компонентом am Nasenring, который взят из этимологического толкования оборота: в цирке за кольцо в носу водили медведя (Tanzbär) [Küpper 1965: 359]. Здесь фразеологическая экспрессия вызывает двойственное ироничное отношение: с одной стороны, самокритика, с другой — в один ряд ставятся Путин, Сирия и ИГ, а расшифровка ФЕ путём эксплицирования за счёт компонента Nasenring и сравнение Запада с животным с кольцом в носу указывает на крайнюю несамостоятельность Запада.

Тема отношения к России в русских контекстах: 1. За океаном Россию лет двадцать как сбросили со счетов (АиФ. 2-9.02.2016). 2. На нас смотрят искоса. (АиФ. 10-16.02.2016). ФЕ сбросить со счетов означает, что США вообще не собираются считаться с Россией, а выражение смотреть искоса — осторожное к ней отношение. Встречается и совсем иная коннотация: 3. Россия вновь вышла на авансцену мировой политики, показала зубы и мускулы тем, кого давно подозревала в недружественных намерениях (АиФ. 10-16.02.2016). В этом примере противоположное, положительное отношение показывают обороты выйти на авансцену (вариант: выйти на первый/передний план; идеографическая группа актуальность [Баранов, Добровольский 2007: 329]); показать мускулы, показать зубы (ФЕ показать мускулы, показать когти; группа сопротивление, решимость [Баранов, Добровольский 2007: 662]).

К теме отношения к ИГ в прессе обеих стран задаются различные вопросы: нем.: Wieso konnte der IS so mächtig werden? Scheinbar aus Nichts brach er auf der Landkarte des Nahen Ostens (Каким образом ИГ смогло стать таким сильным? Казалось бы из ничего возникло оно на карте Ближнего Востока). (Die Zeit. 3.12.2015). ФЕ aus Nichts показывает незнание ответа на собственный вопрос (и действительно, ответы в немецкой прессе пока довольно приблизительны). 

В русском примере даётся характеристика ИГ: ИГ — это чистейшей воды зло, нечто вроде отрядов СС «мёртвая голова»; если не стереть его с лица земли, плохо будет всем сразу (АиФ. 7-13.10.2015). ФЕ стереть с лица земли (уничтожить; выражение из Ветхого Завета [Бирих 2005: 390]) венчает эмоциональный фон сплошь негативного контекста с многократным усилением пейоративной семантики существительного зло с помощью оборота чистейшей воды. Подобных «фразеологических» определений ИГ в немецкой прессе мы не нашли.

Одной из самых обсуждаемых проблем в немецкой и российской прессе является проблема беженцев и в связи с ней миграционная политика Германии (Flüchtlingspolitik). По этому поводу в русских контекстах употребляются следующие выражения: 1. Германия хочет быть святее папы Римского (АиФ. № 3. 2016). 2. Лагеря беженцев стали государством в государстве (АиФ. № 4. 2016). 3. Беспорядки в ФРГ новая стратегия ИГ: сеять хаос без оружия, для России тоже тревожный звонок (АиФ, № 4. 2016). 4. Это, по сути, начало нового типа войны, где даже безоружные иммигранты способны поставить город на уши. 5. Толерантная тактика встречи иммигрантов с цветами привела к тому, что незваные гости уверились — им сейчас всё сойдёт с рук. (АиФ. № 4. 2016). 

Как мы видим из кратких цитат, главный семантический и, конечно, эмоциональный акцент в каждом фрагменте текста падает на фразеологизмы, и уже по ним мы можем судить о развитии сюжета. Выражение святее папы Римского входит в идеографическую группу неуместное поведение, связанное с чрезмерными усилиями вместе с ФЕ ломиться в открытую дверь; махать кулаками после драки; бежать впереди паровоза; стрелять из пушек по воробьям и др. [Баранов, Добровольский 2007: 736]. Автор высказывания М. Веллер не зря употребил именно этот оборот — в немецком языке он появился раньше, чем в русском (ср.: päpstlicher als der Papst sein — букв. «быть больше папой, чем Римский папа»). На появление выражения повлияло сходное высказывание Бисмарка, прообразом которого была французская фраза Il ne faut pas etre plus royaliste que le roi (букв. «нельзя быть больше роялистом, чем сам король» [Röhrich 1982: 710]). С помощью ФЕ даётся краткая и точная, вместе с тем эмоциональная, ироничная и, конечно, экспрессивная характеристика мигрантской политики Германии с помощью добавочного смысла «невозможность популистского намерения», поскольку невозможно быть святее папы Римского.

Оборот государство в государстве (о лагерях беженцев) означает «группа людей, организаций, которая ставит себя в исключительные условия, не подчиняясь порядку, установленному в государстве» [Бирих 2005: 162]. ФЕ обобщает проблему лагерей беженцев и трудности её разрешения. Оборот тревожный звонок имеет медицинскую подоплёку и входит в идеографическую группу плохое здоровье, болезнь (ср. ФЕ первый/второй звонок/звоночек [Баранов, Добровольский 2007: 860]), и добавочный оттенок значения здесь — «серьёзность положения». Фразеологизм поставить на уши, как и выражения криминальный беспредел, расхлёбывать кашу, нередко употребляемые по отношению к проблеме беженцев, относятся к группе трудности, неприятности, беда. [Баранов, Добровольский 2007: 623]. ФЕ поставить (город) на уши в приведённом контексте вместе с ФЕ сеять хаос характеризует интенсивные действия с непредсказуемыми последствиями. Как видно из контекстов, принадлежность оборота к определённой идеографической группе, иногда его этимологизация, придаёт устойчивому сочетанию дополнительные оттенки значения, участвующие в создании нужной автору коннотации. 

В немецких комментариях к Кёльнским событиям мы видим, что наряду со стремлением к политкорректности с общим лозунгом in Mainstream bleiben (оставаться в русле), встречаются довольно резкие выражения: Frustierte Polizeibeamten, denen nach Köln der Kragen geplatzt ist, machen allenthalben die Vertuscherei öffentlich (потерявшие веру полицейские, у которых лопнуло терпение, делают всё достоянием общественности) (https://jungefreiheit.de/debatte/kommentar/ 2016/ueber-die-luegen-in-bild/). Просторечное выражение j-m platzt der Kragen (у кого-л. лопнуло терпение) обозначает крайнюю степень ярости [Девкин 1994: 416]. 

Глобальная проблема беженцев отмечается оборотами из технической сферы: größte Belastungsprobe (испытание на прочность); (innenpolitisch) unter massiven Druck stehen; (größtmöglichen) Druck machen (находиться под массивным давлением; оказывать давление). В связи с политикой Ангелы Меркель часто употребляются выражения, связанные с морской тематикой: der Strom der über das Meer nach Europa drängenden Flüchtlinge (поток хлынувших через море в Европу беженцев); eine Kehrwende vollziehen (совершить поворот на 180 градусов); eine Wende in die Flüchtlingskrise bringen (сделать поворот в кризисе с беженцами); einen Kursschwenk fordern (требовать изменения курса). Очень часто встречаются обороты с компонентом Griff: etw. in Griff bekommen (взять под контроль); im Griff haben (владеть ситуацией). В связи с этими выражениями можно упомянуть ставшее крылатым в Германии высказывание Ангелы Меркель 31 августа 2015 года по поводу проблемы беженцев: “Wir schaffen das“ («Мы справимся»), в связи с которым газета «Die Zeit» назвала 2015 год годом (пустых) фраз (das Jahr der Phrasen). Фраза повторяет высказывание американского президента Барака Абамы “Yes we can”. По мнению газеты, такие фразы характеризуют публичный дискурс 2015 года и в силу своей расплывчатости внешне производят впечатление универсального ответа на все вопросы [Вальтер 2015: 228-229]. Ср. комментарий: Wir schaffen das-Sätze funktionieren, weil sich jeder selbst ausmalen kann, was genau geschafft werden soll, wie das erreicht werden könnte und wer mit „wir“ eigentlich gemeint ist. Ihre beliebige inhaltliche Dehnbarkeit macht solche Aussagen so ungemein praktisch (Высказывания вроде «Мы справимся» существуют и функционируют, поскольку каждый в состоянии представить себе, что именно должно быть сделано, каким образом это может быть достигнуто и кто подразумевается под «мы». Их содержательная растяжимость делает такие высказывания весьма практичными). (Die Zeit. № 52. 23.12.2015).

Фразеологизмы, относящиеся к политике канцлера, зачастую относятся к военной, а также спортивной сфере. Ср.: in die Offensive kommen (идти в атаку); sich Spielraum erarbeiten (захватить плацдарм); reißt euch zusammen (держите себя в руках); haltet Kurs (держите курс); Wettlauf gegen die Zeit (бег наперегонки со временем); der Merkelsche Salto Mortale (сальто-мортале в исполнении Меркель) (http://www.zeit.de/2016/05/fluechtlingspolitik-angela-merkel-europa-eu/seite-4). И, конечно, в русской и немецкой прессе есть много выражений, предсказывающих неудачу канцлеру. Ср.: «происшедшее может стать началом конца Меркель» (КП. 11.01.2016); «Merkel fastet Macht, sie ist schon ganz dür» (Власть Меркель переживает великий пост, она уже совсем исхудала) (http://www.zeit.de/2016/05/fluechtlingspolitik-angela-merkel-europa-eu/seite-4). 

В большинстве приведённых выше ФЕ, выполняющих центральную функцию в своих контекстах, сохраняется внутренняя форма, отсюда и наличие разных видов их трансформации, из которых не последнюю роль играет двойная актуализация. Рассмотрим два примера, русский и немецкий, которые имеют некий исторический подтекст:

1. В разных лодках (заголовок) <…> Но тогда весь мир работал над выходом из кризиса, все были в одной лодке, и все следовали общим рекомендациям. Сегодня мы в разных лодках и более того, другие страны не сильно заинтересованы, чтобы наша лодка выплыла. Придётся выбираться самим. (АиФ. 10-16.02.2016). Выражение в одной лодке, появившееся в перестройку [Бирих 2005: 393-396], породило в результате двойной актуализации массу оборотов, три из них ‑ в одной лодке, в разных лодках, лодка выплыла, где используются прямые значения компонентов, мы видим в нашем контексте. При этом в тексте даётся толкование ФЕ: были в одной лодке — следовали общим рекомендациям (дружба); в разных лодках — другие страны не заинтересованы в сотрудничестве (враждебность). 

2. Die Deutschen hatten sich immer kleiner gemacht, als sie waren, und die Franzosen durften sich immer ein bisschen größer machen ‑ mit dieser unausgesprochenen Rollenverteilung hatte Europa lange funktioniert. Nur war Deutschland immer größer geworden und Frankreich immer schwächer (Немцы старались казаться менее значительными, чем они были, а французам позволялось казаться себе всё более значительными ‑ в этом разделении ролей по умолчанию Европа функционировала долго. Вот только Германия становилась всё значительнее, а Франция всё слабее) (Die Zeit. 3.12-2015). ФЕ klein werden (1. мельчать; 2. становиться незаметнее [Бинович 1975: 327] и groß in etw. sein (достигнуть в чём-то успехов) [НРС 1976: 386]. В тексте обыгрываются значения компонентов klein (маленький, незаметный, слабый) и groß (большой, великий, сильный) при помощи формы сравнительной степени этих прилагательных. Во взаимодействии с фразеологическими значениями получились лаконичные микроообразы, показавшие динамику отношений Франции и Германии.

Выводы. Подводя итог сказанному о роли фразеологизмов в политических материалах СМИ, можно утверждать следующее:

1. ФЕ являются неотъемлемой частью и чаще всего центром политического комментария и несут главный заряд воздействия на читателя, причём взаимодействуют острота обсуждаемой проблемы и экспрессивность ФЕ.

2. ФЕ могут менять смысл в зависимости от политических событий и от изменения политических реалий.

3. Политические события вызывают употребление определённых ФЕ, а эти ФЕ вызывают ассоциации с теми же событиями (ФЕ unter den Teppich kehren — Кёльнские события). 

4. В теме «Отношение к России в мире» в российских газетах появляется всё больше выражений из идеографических групп сопротивление, решимость, актуальность.

5. По поводу мигрантской политики Германии и немецкого канцлера обе стороны употребляют много оборотов, создающих и усиливающих иронию. Немецкая пресса использует для этого множество ФЕ из технической, военной, спортивной и морской сферы.

6. Основным приёмом трансформации ФЕ является двойная актуализация, так как в большинстве примеров фразеологизмы сохраняют внутреннюю форму.

7. Эксплицирование ФЕ как один из видов трансформации может происходить также с помощью добавления компонентов из этимологических толкований этих оборотов, создающих дополнительные оттенки значения.

8. Добавочные смыслы, то есть новые значения, новые коннотации и эмоционально-оценочные приращения появляются в большинстве газетных текстов на политическую тему, где есть фразеология. Зачастую они актуальны только в своём контексте.

9. Сопоставление фразеологии в немецких и русских публикациях с общей тематикой позволяет выявить разные способы подачи материала не только в стилистике, но и в освещении противоположных взглядов на одну и ту же проблему. 

© Рязановский Л. М., 2016

Баранов А. Н., Добровольский Д. О. Словарь-тезаурус современной русской идиоматики / Под ред. А. Н. Баранова и Д. О. Добровольского. Москва, 2007.

Бинович Л. Э., Гришин Н. Н. Немецко-русский фразеологический словарь. Москва, 1975.

Бирих А. К, Мокиенко В. М., Степанова Л. И. Русская фразеология. Историко-этимологический словарь. Москва, 2005.

Быковская Л. И. Диапазон структурно-семантической вариантности в языке немецкой прессы: Авторефер. дисс. … канд. филол. наук. Пятигорск, 1990.

Вальтер Х. Лозунг: пароль к истории // Публицистический арсенал общественных движений России и Германии. Магнитогорск-Грайфсвальд, 2015. С. 6‑23. 

Гусейнова Т. С. Трансформация фразеологических единиц как способ реализации газетной экспрессии: Авторефер. дисс. … канд. филол. наук. Махачкала, 1997. 

Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 1‑4. Москва, 1982 

Девкин В. Д. Немецко-русский словарь разговорной лексики. Москва, 1994. 

Костомаров В. Г. Некоторые особенности языка современной газетной публицистики. Москва, 1971.

Костомаров В. Г. Языковой вкус эпохи. Москва, 1994.

Мануйлова Н. А. Функционально-стилистическая характеристика фразеологии в газетном тексте: Авторефер. дисс. … канд. филол. наук. Ленинград, 1986.

НРС: Немецко-русский словарь / Под ред. А. А. Лепинга и Н. П. Страховой. Москва, 1976. 

Сорокина С. Д. Функционирование немецких цитатных устойчивых фраз в публицистических и художественных текстах. АКД. Москва, 1984.

Duden. Redewendungen. Wörterbuch der deutschen Idiomatik, 2. Neu bearbeitete und aktualisierte Auflage. Bd. 11. Mannheim, Leipzig, Wien, Zürich, 2002.

Gerhardt R. Lesebuch für Schreiber. Vom journalistischem Umgang mit der Sprache. Ein Ratgeber in Beispielen. Frankfurt-am-Main, 1997.

Küpper H. Wörterbuch der deutschen Umgangssprache. Bd. 1. Hamburg, 1965.

Röhrich L. Lexikon der sprichwörtlichen Redensarten. Bd. 1‑4. Freiburg-Basel-Wien, 1982. 

Wahrig G. Deutsches Wörterbuch, Gütersloh, 1997. 

АиФ: Аргументы и факты. Еженедельник. CПб., 2015-2016.

КП: Комсомольская правда. Российская ежедневная газета. СПб., 2015-2016.

BILD: Bild Zeitung. Tageszeitung. Hamburg, 2015-2016.

SZ: Süddeutsche Zeitung. Tageszeitung. München, 2015-2016.

Die Zeit. Wochenzeitung. Hamburg, 2015-2016 

Merkel allein zwischen Scharfmachern URL: http://www.sueddeutsche.de/politik/fluechtlinge-merkel-allein-zwischen-scharfmachern-1.2863991 (15.4.2016). 

Putin: Über Krim diskutieren wir nicht URL: http://wirtschaftsblatt.at/home/nachrichten/europa/4997683/Putin_Ueber-Krim-diskutieren-wir-nicht (28.5.2016).

Der Merkelsche Salto mortale. URL: http://www.zeit.de/2016/05/fluechtlingspolitik-angela-merkel-europa-eu/seite4 (30.3.2016).

Über die Lügen im Bild. URL: https://jungefreiheit.de/debatte/kommentar/2016/ueber-die-luegen-in-Greven, bild/ (20.3.2016). 

Ein Zaun der Unmenschlichkeit. URL: http://www.zeit.de/politik/ausland/2015-06/ungarn-fluechtlinge-grenzzaun-kommentar (30.3.2016).

Regnum . URL: http://regnum.ru/news/polit/2138024.html (28.5.2016). 

M. Anijahid. Ungarns neuer eiserner Vorhang. URL: http://www.zeit.de/politik/ausland/20107/ungarn-zaun-grenze-flucht-reportage (28.6.2015).

Binovich L. E., Grishin N. N. Nemetsko-russkij frazeologicheskij slovar‘.Moscow, 1975.

Birikh A. K, Mokienko V. M., Stepanova L. I. Russkya frazeologiya. Istoriko-etimologicheskiy slovar‘. Moscow, 2005.

Bykovskaya L. I. Diapazon strukturno-semanticheskoy variantnosti frazeologizmov v yazyke nemetskoy pressy. PhD thesis. Pyatigorsk, 1990.

Dal’ V. I. Tolkovyi slovar’zhivogo velikorusskogo yazyka. Vol. 1-4. Moscow. 1982.

Devkin V. D. Nemetsko-russkiy slovar‘ razgovornoy lexiki. Moscow, 1994.

Duden. Redewendungen. Wörterbuch der deutschen Idiomatik. Bd. 11. Mannheim-Leipzig-Wien-Zürich, 2002.

Gerhardt R. Lesebuch für Schreiber. Vom journalistischem Umgang mit der Sprache. Ein Ratgeber in Beispielen. Frankfurt-am-Main, 1997.

Guseinova T. S. Transformatsiya frazeologicheskikh yedinits kak sposob realizatsii gazetnoy ekspressii. PhD thesis. Makhachkala, 1997.

Kostomarov V. G. Nekotorye osobennosti yazyka sovremennoy gazetnoy publitsistiki. Moskva, 1971.

Kostomarov V. G. Yazykovoy vkus epokhi. Moscow, 1994

Küpper H. Wörterbuch der deutschen Umgangssprache. Bd. 1. Hamburg, 1965.

Manuylova N. A. Funktsyonal’no-stilisticheskaya kharakteristika frazeologii v gazetnom tekste. PhD thesis. Leningrad, 1986.

Nemetsko-russkiy slovar‘ / Ed. A. A. Leping, N. P. Strachova. Moscow, 1976.

Röhrich L. Lexikon der sprichwörtlichen Redensarten. Bd. 1‑4. Freiburg-Basel-Wien, 1982.

Slovar-tezaurus sovremennoy russkoy idiomatiki / Ed: A. N. Baranov, D. O. Dobrovol’skiy. Moscow, 2007.

Sorokina S. D. Funktsionirovaniye nemetskikh tsytatnykh ustoichivykh fraz v publitsisticheskikh i khudoshtstvennykh tekstakh. Moscow, 1984.

Wahrig G. Deutsches Wörterbuch. Bertelsmann Lexikon Verlag, Gütersloh, 1997.

Walter H. Lozung — parol’ istorii // Publitsisticheskiy arsenal obshchestvennykh dvizheniy. Magnitogorsk-Greifswald, 2015. P. 6‑23/

Argumenty i fakty. Weekly paper. St.Petersburg, 2015-2016.

Komsomol’skaya Pravda. Daily paper. St. Petersburg, 2015-2016.

Bild Zeitung. Tageszeitung. Hamburg, 2015-2016.

SZ: Süddeutsche Zeitung. Tageszeitung. München, 2015-2016.

Die Zeit. Wochenzeitung. Hamburg, 2015-2016 . 

Merkel allein zwischen Scharfmachern URL: http://www.sueddeutsche.de/politik/fluechtlinge-merkel-allein-zwischen-scharfmachern-1.2863991 (15.4.2016). 

Putin: Über Krim diskutieren wir nicht URL: http://wirtschaftsblatt.at/home/nachrichten/europa/4997683/Putin_Ueber-Krim-diskutieren-wir-nicht (28.5.2016).

Der Merkelsche Salto mortale. URL: http://www.zeit.de/2016/05/fluechtlingspolitik-angela-merkel-europa-eu/seite4 (30.3.2016).

Über die Lügen im Bild. URL: https://jungefreiheit.de/debatte/kommentar/2016/ueber-die-luegen-in-Greven, bild/ (20.3.2016). 

Ein Zaun der Unmenschlichkeit. URL: http://www.zeit.de/politik/ausland/2015-06/ungarn-fluechtlinge-grenzzaun-kommentar (30.3.2016).

Regnum . URL: http://regnum.ru/news/polit/2138024.html (28.5.2016). 

M. Anijahid. Ungarns neuer eiserner Vorhang. URL: http://www.zeit.de/politik/ausland/20107/ungarn-zaun-grenze-flucht-reportage (28.6.2015).