Воскресенье, Май 26Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ В ПОЛИТИЧЕСКИХ ПУБЛИКАЦИЯХ РОССИЙСКОЙ И НЕМЕЦКОЙ ПРЕССЫ

В статье рассмотрено употребление фразеологических единиц в контекстах, взятых из материалов российских и немецких средств массовой информации. Публикации посвящены политическим событиям, актуальным в настоящее время. Цитируются статьи из российских газет „Аргументы и факты“ (еженедельник) и „Комсомольская правда“ и немецких: „Die Zeit“ (еженедельник), „Süddeutsche Zeitung“, „Die Welt“, „Bildzeitung“. Фразеологизмы употребляются, как правило, в острых актуальных материалах и выполняют самые разные функции - от ядра всего контекста до функции эмоционально-экспрессивного воздействия на читателя. Целью статьи является показать особую роль ФЕ в описании событий на русском и немецком языке в газетах с разными подходами к их трактовке. В приведённых русских и немецких „фразеологических“ контекстах обсуждаются следующие темы: фрагменты внешней политики России и Германии, война в Сирии и участие в ней России, мигрантская политика канцлера ФРГ и отношение к ней той и другой прессы. Анализируются такие примеры трансформации ФЕ, как двойная актуализация, эксплицирование. В некоторых темах есть свои излюбленные обороты, в ряде случаев по ФЕ можно восстановить весь сюжет статьи.

THE FUNCTIONING OF PHRASEOLOGICAL UNITS IN POLITICAL CONTEXTS OF RUSSIAN AND GERMAN PRESS 

Summary. The article deals with the usage of phraseological units (Ph.U.) taken from the materials of Russian and German mass-media devoted to the urgent political problems of present interest. Articles from Russian newspapers “Argumenty i Facty”and “Komsomolskaya Pravda”, and German ones - “Die Zeit”, “Süddeutsche Zeitung”,”Die Welt”, „Bildzeitung“ are quoted. Set-expressions are generally used in the materials of burning issues and execute variable wide range of functions, starting from the nexus of context and up to the function of emotional and expressive intact upon the reader. The objective of the article is to reveal specific role Ph.U. play in description of events in the Russian and German languages in newspapers dealing with different interpretation of political events. Russian and German ”phraseological” contexts given here discuss the following subjects: fragments of foreign policy of Russia and Germany, the war in Syria and the participation Russia takes in it: the policy of the GFR Chancellor in regard to migrants and the way it is covered in the press of both countries. Such examples of Ph.U. transformation as double actualization, explication are under analysis.

Лев Михайлович Рязановский, кандидат филологических наук, доцент кафедры немецкого языка Санкт-Петербургского государственного университета

E-mail: rjasnowski@mail.ru

Lev Mikhailovich Ryazanovskij, PhD, assistant professor of the Chair of the German language, St. Petersburg University

E-mail: rjasanowski@mail.ru

Рязановский Л. М. Функционирование фразеологических единиц в политических публикациях российской и немецкой прессы // Медиалингвистика. 2016. № 3 (13). С. 46–54. URL: https://medialing.ru/funkcionirovanie-frazeologicheskih-edinic-v-politicheskih-publikaciyah-rossijskoj-i-nemeckoj-pressy/ (дата обращения: 26.05.2019).

Ryazanovskiy L. M. The functioning of phraseological units in political contexts of Russian and German press. Media Linguistics, 2016, No. 3 (13), pp. 46–54. Available at: https://medialing.ru/funkcionirovanie-frazeologicheskih-edinic-v-politicheskih-publikaciyah-rossijskoj-i-nemeckoj-pressy/ (accessed: 26.05.2019). (In Russian)

УДК 81 
ББК 81.2-3 
ГРНТИ 16.41.21 
КОД ВАК 10.02.04

Поста­нов­ка про­бле­мы. Исполь­зо­ва­ние фра­зео­ло­ги­че­ских еди­ниц (ФЕ) в пери­о­ди­че­ской печа­ти име­ет кон­крет­ную спе­ци­фи­ку, кото­рая выра­жа­ет­ся в мно­го­об­ра­зии функ­ций, выпол­ня­е­мых устой­чи­вы­ми соче­та­ни­я­ми — от экс­прес­сив­но-оце­ноч­ной до глав­ной функ­ции в семан­ти­ке все­го кон­тек­ста. Из тру­дов о функ­ци­о­ни­ро­ва­нии ФЕ в язы­ке газе­ты в первую оче­редь сле­ду­ет назвать кни­ги В. Г. Косто­ма­ро­ва [Косто­ма­ров 1971; 1994], где, опи­ра­ясь на огром­ный мате­ри­ал, он пишет о фра­зео­твор­че­стве и дру­гих про­цес­сах в язы­ке газе­ты, кото­рый он счи­та­ет про­дук­том вза­и­мо­дей­ствия двух про­ти­во­ре­чи­вых тен­ден­ций: одно­вре­мен­ной ори­ен­та­ции эле­мен­тов это­го язы­ка на экс­прес­сию и стан­дарт.

Дру­гой спе­ци­фи­че­ской чер­той язы­ка прес­сы явля­ет­ся его склон­ность к обра­зо­ва­нию штам­пов, кото­рые уста­ре­ва­ют, а затем сно­ва стре­мят­ся к обнов­ле­нию, и этот про­цесс бес­ко­не­чен. Пери­о­ди­че­ски иссле­ду­ют­ся раз­лич­ные аспек­ты фра­зео­ло­гии прес­сы, напри­мер, функ­ци­о­наль­но-сти­ли­сти­че­ская харак­те­ри­сти­ка ФЕ в газет­ном тек­сте [Мануй­ло­ва 1986], вари­ант­ность ФЕ [Быков­ская 1990], фра­зео­ло­ги­че­ская транс­фор­ма­ция [Гусей­но­ва 1997] и дру­гие про­бле­мы. Одна­ко боль­шин­ство иссле­до­ва­ний про­во­дит­ся на базе одно­го язы­ка. Зада­чей дан­ной ста­тьи явля­ет­ся дать кар­ти­ну исполь­зо­ва­ния фра­зео­ло­гиз­мов при осве­ще­нии в прес­се поли­ти­че­ских про­блем, а так­же пока­зать вза­и­мо­дей­ствие экс­тра­линг­ви­сти­че­ско­го и линг­ви­сти­че­ско­го фак­то­ров (поли­ти­ки и фра­зео­ло­гии) при трак­тов­ке одних и тех же поли­ти­че­ских тем в немец­кой и рос­сий­ской прес­се. Подоб­ное сопо­став­ле­ние кажет­ся нам тем более акту­аль­ным, что в насто­я­щее вре­мя осу­ществ­ля­ет­ся сов­мест­ный рос­сий­ско-гер­ман­ский про­ект «Пуб­ли­ци­сти­че­ский арсе­нал обще­ствен­ных дви­же­ний Рос­сии и Гер­ма­нии» [Валь­тер 2015]. Парал­лель­ное рас­смот­ре­ние трак­тов­ки одно­го и того же поня­тия (темы) не толь­ко сред­ства­ми раз­ных язы­ков, но и с раз­ных, ино­гда про­ти­во­по­лож­ных пози­ций рас­ши­ря­ет воз­мож­но­сти изу­че­ния зна­че­ния фра­зео­ло­гиз­мов, посколь­ку «ФЕ, вклю­ча­ясь в выска­зы­ва­ние, при­об­ре­та­ет как инфор­ма­тив­ные (логи­ко-экс­прес­сив­ные), так и эмо­ци­о­наль­но-оце­ноч­ные при­ра­ще­ния» [Соро­ки­на 1984].

Ана­лиз мате­ри­а­ла. Есте­ствен­но, что и в рос­сий­ской, и в немец­кой прес­се упо­треб­ля­ют­ся свои устой­чи­вые соче­та­ния (УС), кото­рые ино­гда допус­ка­ют­ся даже при цити­ро­ва­нии пер­вых лиц. Напри­мер, рус­ские заго­лов­ки: «Путин про­ком­мен­ти­ро­вал пого­вор­кой сло­ва Поро­шен­ко о воз­вра­те Кры­ма», «Ответ Пути­на цити­ру­ет­ся во всём мире». И пого­вор­ка: Дай бог ваше­му теля­ти наше­го вол­ка съесть (http://​regnum​.ru/​n​e​w​s​/​p​o​l​i​t​/​2​1​3​8​0​2​4​.​h​tml). Ср. у Даля: Дай Боже наше­му теля­ти вол­ка пой­ма­ти. [Даль 1982, 4: 396]. Как мы видим, пого­вор­ка транс­фор­ми­ро­ва­на, как бы уточ­не­на с помо­щью пере­ста­нов­ки одно­го ком­по­нен­та и добав­ле­ния ново­го, но смысл сохра­нил­ся. В немец­кой газе­те «Wirtschaftsblatt» при изло­же­нии отве­та Пути­на цити­ру­ют­ся его сло­ва о том, что о воз­вра­те Кры­ма речи быть не может, а пого­вор­ка, выне­сен­ная в рус­ских текстах в заго­ло­вок и несу­щая важ­ней­шую функ­цию (семан­ти­ка «окон­ча­тель­но и бес­по­во­рот­но» в экс­прес­сив­ной фор­ме), никак не ком­мен­ти­ру­ет­ся (http://​wirtschaftsblatt​.at/​h​o​m​e​/​n​a​c​h​r​i​c​h​t​en/ europa/4997683/Putin_Ueber-Krim-diskutieren-wir-nicht).

При ана­ли­зе роли ФЕ в язы­ке прес­сы неиз­беж­но столк­но­ве­ние с обсуж­де­ни­ем про­блем, акту­аль­ных имен­но сего­дня. Отно­си­тель­но быст­ро меня­ют­ся реа­лии и, соот­вет­ствен­но, сред­ства их обо­зна­че­ния, осо­бен­но фра­зео­ло­ги­че­ские. Как гово­рят немец­кие жур­на­ли­сты: «Jeden Abend ein neues Kind» (Каж­дый вечер — новый ребё­нок). [Gerhard 1994: 21]. Сей­час уже невоз­мож­ны мно­гие газет­ные серии штам­пов про­шлых лет. Даже такое при­выч­ное выра­же­ние как желез­ный зана­вес, став­шее кры­ла­тым бла­го­да­ря Чер­чил­лю, в новой ситу­а­ции при­об­ре­ло новый смысл.

Немец­кая прес­са: 1. Sollte der Eiserne Vorhang tatsächlich nach Europa zurückkehren, wäre Merkels Flüchtlingspolitik gescheitert (Если желез­ный зана­вес дей­стви­тель­но вер­нёт­ся в Евро­пу, то мигрант­ская поли­ти­ка Мер­кель про­ва­лит­ся) (http://​www​.sueddeutsche​.de/​p​o​l​i​t​i​k​/​f​l​u​e​c​h​t​l​i​n​g​e​-​m​e​r​k​e​l​-​a​l​l​e​i​n​-​z​w​i​s​c​h​e​n​-​s​c​h​a​r​f​m​a​c​h​e​r​n​-​1​.​2​8​6​3​991). 2. Ungarns neuer eiserner Vorhang <…> Flüchtlinge sollen draußen bleiben, Ungarn sieht den neuen Grenzzaun als Verteidigung der Nation (Новый желез­ный зана­вес Вен­грии <…> Бежен­цы долж­ны оста­вать­ся сна­ру­жи. Вен­грия видит в новом погра­нич­ном забо­ре защи­ту нации) (http://www.zeit.de/politik/ausland/2015–07/ungarn-zaun-grenze-flucht-reportage). 3. Ein Zaun der Unmenschlichkeit <…> Hier wurde das erste Stück des Eisernen Vorhanges durchgetrennt (Забор про­тив чело­веч­но­сти <…> здесь была cоз­да­на первая часть желез­но­го зана­ве­са) (http://www.zeit.de/politik/ausland/2015–06/ungarn-fluechtlinge-grenzzaun-kommentar). В пер­вом при­ме­ре акту­а­ли­зи­ру­ет­ся толь­ко одно, устой­чи­вое зна­че­ние обо­ро­та, в при­ме­рах 2 и 3 желез­ный зана­вес срав­ни­ва­ет­ся с погра­нич­ным забо­ром, при этом исполь­зу­ют­ся пря­мые зна­че­ния ком­по­нен­тов. Во всех трёх при­ме­рах име­ет­ся в виду «зана­вес» внут­ри Евро­пы, точ­нее Евро­пей­ско­го Сою­за. Срав­ним опре­де­ле­ние желез­но­го зана­ве­са в сло­ва­ре Дуден: Der Eiserne Vorhang: Die für Informationsaustausch, Reiseverkehr usw. weitgehend undurchlässige Grenze zwischen den kommunistischen und nichtkommunistischen Staaten Europas (Гра­ни­ца меж­ду ком­му­ни­сти­че­ски­ми и неком­му­ни­сти­че­ски­ми госу­дар­ства­ми Евро­пы, во мно­гом непро­ни­ца­е­мая для обме­на инфор­ма­ци­ей, путе­ше­ствий и т.д.) [Duden 2002: 189]. Как мы видим, это опре­де­ле­ние уже не под­хо­дит к совре­мен­ной трак­тов­ке поня­тия немец­ки­ми СМИ.

В рус­ских кон­текстах желез­ный зана­вес так­же под­ра­зу­ме­ва­ет­ся как «запад­ный» вари­ант: 1. И имен­но США, а не Ста­лин <> орга­ни­зо­ва­ли желез­ный зана­вес. Аме­ри­кан­цы наде­я­лись, что в разо­рён­ном СССР, изо­ли­ро­ван­ном от мира, люди, как пау­ки в бан­ке, друг дру­га съе­дят. (АиФ. 3–9.02.2016). 2. Когда на запа­де будут опус­кать желез­ный зана­вес перед РФ, могут себе что-нибудь при­ще­мить. (АиФ. 2–8.10.2015). В пер­вом при­ме­ре опять толь­ко «клас­си­че­ское» зна­че­ние желез­но­го зана­ве­са, ФЕ как пау­ки в бан­ке пока­зы­ва­ет пред­по­ла­га­е­мый ужас­ный резуль­тат его воз­дей­ствия во вто­ром — намёк на тяжесть теат­раль­но­го зана­ве­са: здесь стал­ки­ва­ют­ся исход­ная семан­ти­ка сво­бод­но­го соче­та­ния (опус­кать зана­вес) и фра­зео­ло­ги­че­ское зна­че­ние. Таким обра­зом, судя по частот­но­сти упо­треб­ле­ния, интер­на­ци­о­наль­ное выра­же­ние желез­ный зана­вес, дав­но суще­ству­ю­щее в рус­ском и немец­ком язы­ках, не исчез­ло с рас­па­дом СССР, но посте­пен­но изме­ня­ет свой смысл, всё чаще упо­треб­ля­ясь, напри­мер, в свя­зи с акту­аль­ной сей­час про­бле­мой бежен­цев в Евро­пе. В отли­чие от немец­ких при­ме­ров, рус­ское упо­треб­ле­ние более иро­нич­но. 

Ино­гда ФЕ пря­мо заим­ству­ет­ся из одной прес­сы в дру­гую: Я разо­злил­ся <…> Это зна­чит, кто-то хочет заме­сти всю исто­рию под ковёр. Не вый­дет. Я сви­де­тель и не буду мол­чать. За неде­лю я дал 110 интер­вью. Вся исто­рия выплы­ла нару­жу (КП. 19.01.2016). Речь идёт о кёльн­ских собы­ти­ях, кото­рые вла­сти пыта­лись скрыть. Немец­кий обо­рот unter den Teppich kehren (букв. «заме­тать под ковёр»; русс. не выно­сить сор из избы [Дев­кин 1994: 672]), мно­го­крат­но упо­треб­лён­ный имен­но в свя­зи с упо­мя­ну­ты­ми собы­ти­я­ми, пере­да­ёт­ся бук­валь­но в рас­ска­зе рус­ско­языч­но­го сви­де­те­ля. Таким обра­зом, ФЕ и собы­тия вызы­ва­ют вза­им­ные ассо­ци­а­ции.

Одна­ко каль­ки­ро­ва­ние ФЕ, даже при осве­ще­нии одних и тех же про­блем, встре­ча­ет­ся доволь­но ред­ко, та и дру­гая прес­са при­ме­ня­ет соб­ствен­ные выра­же­ния. При­ве­дём при­ме­ры обсуж­де­ния неко­то­рых про­блем. Одной из самых горя­чих тем явля­ет­ся вой­на в Сирии. Немец­кая прес­са так оце­ни­ва­ет вступ­ле­ние в вой­ну Рос­сии:

1. Putins Bomben treffen gleich drei Ziele auf einen Schlag — sie beenden die Friedensverhandlungen, setzen Europa durch Flüchtlinge unter Druck und bringen Merkel ins Wanken (Бом­бы Пути­на одним махом попа­да­ют в три цели: закан­чи­ва­ют мир­ные пере­го­во­ры, ока­зы­ва­ют дав­ле­ние на Евро­пу через бежен­цев и рас­ша­ты­ва­ют пози­ции Мер­кель) (http://​www​.zeit​.de/​p​o​l​i​t​i​k​/​a​u​s​l​a​n​d​/​2​0​1​07/ ungarn-zaun-grenze-flucht-reportage). Выра­же­ния drei Ziele auf einen Schlag; unter Druck setzen; ins Wanken bringen и их соот­не­сён­ность с объ­ек­том пока­зы­ва­ют отно­ше­ние авто­ра к про­цес­су: выра­жа­ют­ся неодоб­ре­ние и кри­ти­ка (во мно­гом спор­ная): unter Druck setzen; ins Wanken bringen, одна­ко при­сут­ству­ет и при­зна­ние успе­хов: drei Ziele auf einen Schlag (вари­ант выра­же­ния mit einem Schlage zwei Fliegen treffen — букв. «одним уда­ром убить двух мух» [Röhrich 1982: 841]). 

2. Wie sähe eine Syrienstrategie aus, bei der der Westen sich nicht von W. Putin, dem syrischen Regime оder dem IS am Nasenring durch die geopolitische Arena ziehen ließe! (А как бы выгля­де­ла сирий­ская стра­те­гия, если бы запад не давал водить себя за коль­цо в носу ‑ то В. Пути­ну, то сирий­ско­му режи­му, то ИГ) (Die Zeit. 10.12.2015). В дан­ном слу­чае фра­зео­ло­гизм an der Nase herumführen (водить кого-л. за нос; здесь вари­ант ziehen) уси­лен ком­по­нен­том am Nasenring, кото­рый взят из эти­мо­ло­ги­че­ско­го тол­ко­ва­ния обо­ро­та: в цир­ке за коль­цо в носу води­ли мед­ве­дя (Tanzbär) [Küpper 1965: 359]. Здесь фра­зео­ло­ги­че­ская экс­прес­сия вызы­ва­ет двой­ствен­ное иро­нич­ное отно­ше­ние: с одной сто­ро­ны, само­кри­ти­ка, с дру­гой — в один ряд ста­вят­ся Путин, Сирия и ИГ, а рас­шиф­ров­ка ФЕ путём экс­пли­ци­ро­ва­ния за счёт ком­по­нен­та Nasenring и срав­не­ние Запа­да с живот­ным с коль­цом в носу ука­зы­ва­ет на край­нюю неса­мо­сто­я­тель­ность Запа­да.

Тема отно­ше­ния к Рос­сии в рус­ских кон­текстах: 1. За оке­а­ном Рос­сию лет два­дцать как сбро­си­ли со сче­тов (АиФ. 2–9.02.2016). 2. На нас смот­рят иско­са. (АиФ. 10–16.02.2016). ФЕ сбро­сить со сче­тов озна­ча­ет, что США вооб­ще не соби­ра­ют­ся счи­тать­ся с Рос­си­ей, а выра­же­ние смот­реть иско­са — осто­рож­ное к ней отно­ше­ние. Встре­ча­ет­ся и совсем иная кон­но­та­ция: 3. Рос­сия вновь вышла на аван­сце­ну миро­вой поли­ти­ки, пока­за­ла зубы и муску­лы тем, кого дав­но подо­зре­ва­ла в недру­же­ствен­ных наме­ре­ни­ях (АиФ. 10–16.02.2016). В этом при­ме­ре про­ти­во­по­лож­ное, поло­жи­тель­ное отно­ше­ние пока­зы­ва­ют обо­ро­ты вый­ти на аван­сце­ну (вари­ант: вый­ти на первый/передний план; идео­гра­фи­че­ская груп­па акту­аль­ность [Бара­нов, Доб­ро­воль­ский 2007: 329]); пока­зать муску­лы, пока­зать зубы (ФЕ пока­зать муску­лы, пока­зать ког­ти; груп­па сопро­тив­ле­ние, реши­мость [Бара­нов, Доб­ро­воль­ский 2007: 662]).

К теме отно­ше­ния к ИГ в прес­се обе­их стран зада­ют­ся раз­лич­ные вопро­сы: нем.: Wieso konnte der IS so mächtig werden? Scheinbar aus Nichts brach er auf der Landkarte des Nahen Ostens (Каким обра­зом ИГ смог­ло стать таким силь­ным? Каза­лось бы из ниче­го воз­ник­ло оно на кар­те Ближ­не­го Восто­ка). (Die Zeit. 3.12.2015). ФЕ aus Nichts пока­зы­ва­ет незна­ние отве­та на соб­ствен­ный вопрос (и дей­стви­тель­но, отве­ты в немец­кой прес­се пока доволь­но при­бли­зи­тель­ны). 

В рус­ском при­ме­ре даёт­ся харак­те­ри­сти­ка ИГ: ИГ — это чистей­шей воды зло, нечто вро­де отря­дов СС «мёрт­вая голо­ва»; если не сте­реть его с лица зем­ли, пло­хо будет всем сра­зу (АиФ. 7–13.10.2015). ФЕ сте­реть с лица зем­ли (уни­что­жить; выра­же­ние из Вет­хо­го Заве­та [Бирих 2005: 390]) вен­ча­ет эмо­ци­о­наль­ный фон сплошь нега­тив­но­го кон­тек­ста с мно­го­крат­ным уси­ле­ни­ем пей­о­ра­тив­ной семан­ти­ки суще­стви­тель­но­го зло с помо­щью обо­ро­та чистей­шей воды. Подоб­ных «фра­зео­ло­ги­че­ских» опре­де­ле­ний ИГ в немец­кой прес­се мы не нашли.

Одной из самых обсуж­да­е­мых про­блем в немец­кой и рос­сий­ской прес­се явля­ет­ся про­бле­ма бежен­цев и в свя­зи с ней мигра­ци­он­ная поли­ти­ка Гер­ма­нии (Flüchtlingspolitik). По это­му пово­ду в рус­ских кон­текстах упо­треб­ля­ют­ся сле­ду­ю­щие выра­же­ния: 1. Гер­ма­ния хочет быть свя­тее папы Рим­ско­го (АиФ. № 3. 2016). 2. Лаге­ря бежен­цев ста­ли госу­дар­ством в госу­дар­стве (АиФ. № 4. 2016). 3. Бес­по­ряд­ки в ФРГ новая стра­те­гия ИГ: сеять хаос без ору­жия, для Рос­сии тоже тре­вож­ный зво­нок (АиФ, № 4. 2016). 4. Это, по сути, нача­ло ново­го типа вой­ны, где даже без­оруж­ные имми­гран­ты спо­соб­ны поста­вить город на уши. 5. Толе­рант­ная так­ти­ка встре­чи имми­гран­тов с цве­та­ми при­ве­ла к тому, что незва­ные гости уве­ри­лись — им сей­час всё сой­дёт с рук. (АиФ. № 4. 2016). 

Как мы видим из крат­ких цитат, глав­ный семан­ти­че­ский и, конеч­но, эмо­ци­о­наль­ный акцент в каж­дом фраг­мен­те тек­ста пада­ет на фра­зео­ло­гиз­мы, и уже по ним мы можем судить о раз­ви­тии сюже­та. Выра­же­ние свя­тее папы Рим­ско­го вхо­дит в идео­гра­фи­че­скую груп­пу неумест­ное пове­де­ние, свя­зан­ное с чрез­мер­ны­ми уси­ли­я­ми вме­сте с ФЕ ломить­ся в откры­тую дверь; махать кула­ка­ми после дра­ки; бежать впе­ре­ди паро­во­за; стре­лять из пушек по воро­бьям и др. [Бара­нов, Доб­ро­воль­ский 2007: 736]. Автор выска­зы­ва­ния М. Вел­лер не зря упо­тре­бил имен­но этот обо­рот — в немец­ком язы­ке он появил­ся рань­ше, чем в рус­ском (ср.: päpstlicher als der Papst sein — букв. «быть боль­ше папой, чем Рим­ский папа»). На появ­ле­ние выра­же­ния повли­я­ло сход­ное выска­зы­ва­ние Бисмар­ка, про­об­ра­зом кото­ро­го была фран­цуз­ская фра­за Il ne faut pas etre plus royaliste que le roi (букв. «нель­зя быть боль­ше роя­ли­стом, чем сам король» [Röhrich 1982: 710]). С помо­щью ФЕ даёт­ся крат­кая и точ­ная, вме­сте с тем эмо­ци­о­наль­ная, иро­нич­ная и, конеч­но, экс­прес­сив­ная харак­те­ри­сти­ка мигрант­ской поли­ти­ки Гер­ма­нии с помо­щью доба­воч­но­го смыс­ла «невоз­мож­ность попу­лист­ско­го наме­ре­ния», посколь­ку невоз­мож­но быть свя­тее папы Рим­ско­го.

Обо­рот госу­дар­ство в госу­дар­стве (о лаге­рях бежен­цев) озна­ча­ет «груп­па людей, орга­ни­за­ций, кото­рая ста­вит себя в исклю­чи­тель­ные усло­вия, не под­чи­ня­ясь поряд­ку, уста­нов­лен­но­му в госу­дар­стве» [Бирих 2005: 162]. ФЕ обоб­ща­ет про­бле­му лаге­рей бежен­цев и труд­но­сти её раз­ре­ше­ния. Обо­рот тре­вож­ный зво­нок име­ет меди­цин­скую подо­плё­ку и вхо­дит в идео­гра­фи­че­скую груп­пу пло­хое здо­ро­вье, болезнь (ср. ФЕ первый/второй звонок/звоночек [Бара­нов, Доб­ро­воль­ский 2007: 860]), и доба­воч­ный отте­нок зна­че­ния здесь — «серьёз­ность поло­же­ния». Фра­зео­ло­гизм поста­вить на уши, как и выра­же­ния кри­ми­наль­ный бес­пре­дел, рас­хлё­бы­вать кашу, неред­ко упо­треб­ля­е­мые по отно­ше­нию к про­бле­ме бежен­цев, отно­сят­ся к груп­пе труд­но­сти, непри­ят­но­сти, беда. [Бара­нов, Доб­ро­воль­ский 2007: 623]. ФЕ поста­вить (город) на уши в при­ве­дён­ном кон­тек­сте вме­сте с ФЕ сеять хаос харак­те­ри­зу­ет интен­сив­ные дей­ствия с непред­ска­зу­е­мы­ми послед­стви­я­ми. Как вид­но из кон­тек­стов, при­над­леж­ность обо­ро­та к опре­де­лён­ной идео­гра­фи­че­ской груп­пе, ино­гда его эти­мо­ло­ги­за­ция, при­да­ёт устой­чи­во­му соче­та­нию допол­ни­тель­ные оттен­ки зна­че­ния, участ­ву­ю­щие в созда­нии нуж­ной авто­ру кон­но­та­ции. 

В немец­ких ком­мен­та­ри­ях к Кёльн­ским собы­ти­ям мы видим, что наря­ду со стрем­ле­ни­ем к полит­кор­рект­но­сти с общим лозун­гом in Mainstream bleiben (оста­вать­ся в рус­ле), встре­ча­ют­ся доволь­но рез­кие выра­же­ния: Frustierte Polizeibeamten, denen nach Köln der Kragen geplatzt ist, machen allenthalben die Vertuscherei öffentlich (поте­ряв­шие веру поли­цей­ские, у кото­рых лоп­ну­ло тер­пе­ние, дела­ют всё досто­я­ни­ем обще­ствен­но­сти) (https://​jungefreiheit​.de/​d​e​b​a​t​t​e​/​k​o​m​m​e​n​t​ar/ 2016/ueber-die-luegen-in-bild/). Про­сто­реч­ное выра­же­ние j-m platzt der Kragen (у кого-л. лоп­ну­ло тер­пе­ние) обо­зна­ча­ет край­нюю сте­пень яро­сти [Дев­кин 1994: 416]. 

Гло­баль­ная про­бле­ма бежен­цев отме­ча­ет­ся обо­ро­та­ми из тех­ни­че­ской сфе­ры: größte Belastungsprobe (испы­та­ние на проч­ность); (innenpolitisch) unter massiven Druck stehen; (größtmöglichen) Druck machen (нахо­дить­ся под мас­сив­ным дав­ле­ни­ем; ока­зы­вать дав­ле­ние). В свя­зи с поли­ти­кой Анге­лы Мер­кель часто упо­треб­ля­ют­ся выра­же­ния, свя­зан­ные с мор­ской тема­ти­кой: der Strom der über das Meer nach Europa drängenden Flüchtlinge (поток хлы­нув­ших через море в Евро­пу бежен­цев); eine Kehrwende vollziehen (совер­шить пово­рот на 180 гра­ду­сов); eine Wende in die Flüchtlingskrise bringen (сде­лать пово­рот в кри­зи­се с бежен­ца­ми); einen Kursschwenk fordern (тре­бо­вать изме­не­ния кур­са). Очень часто встре­ча­ют­ся обо­ро­ты с ком­по­нен­том Griff: etw. in Griff bekommen (взять под кон­троль); im Griff haben (вла­деть ситу­а­ци­ей). В свя­зи с эти­ми выра­же­ни­я­ми мож­но упо­мя­нуть став­шее кры­ла­тым в Гер­ма­нии выска­зы­ва­ние Анге­лы Мер­кель 31 авгу­ста 2015 года по пово­ду про­бле­мы бежен­цев: “Wir schaffen das“ («Мы спра­вим­ся»), в свя­зи с кото­рым газе­та «Die Zeit» назва­ла 2015 год годом (пустых) фраз (das Jahr der Phrasen). Фра­за повто­ря­ет выска­зы­ва­ние аме­ри­кан­ско­го пре­зи­ден­та Бара­ка Аба­мы “Yes we can”. По мне­нию газе­ты, такие фра­зы харак­те­ри­зу­ют пуб­лич­ный дис­курс 2015 года и в силу сво­ей рас­плыв­ча­то­сти внешне про­из­во­дят впе­чат­ле­ние уни­вер­саль­но­го отве­та на все вопро­сы [Валь­тер 2015: 228–229]. Ср. ком­мен­та­рий: Wir schaffen das-Sätze funktionieren, weil sich jeder selbst ausmalen kann, was genau geschafft werden soll, wie das erreicht werden könnte und wer mit „wir“ eigentlich gemeint ist. Ihre beliebige inhaltliche Dehnbarkeit macht solche Aussagen so ungemein praktisch (Выска­зы­ва­ния вро­де «Мы спра­вим­ся» суще­ству­ют и функ­ци­о­ни­ру­ют, посколь­ку каж­дый в состо­я­нии пред­ста­вить себе, что имен­но долж­но быть сде­ла­но, каким обра­зом это может быть достиг­ну­то и кто под­ра­зу­ме­ва­ет­ся под «мы». Их содер­жа­тель­ная рас­тя­жи­мость дела­ет такие выска­зы­ва­ния весь­ма прак­тич­ны­ми). (Die Zeit. № 52. 23.12.2015).

Фра­зео­ло­гиз­мы, отно­ся­щи­е­ся к поли­ти­ке канц­ле­ра, зача­стую отно­сят­ся к воен­ной, а так­же спор­тив­ной сфе­ре. Ср.: in die Offensive kommen (идти в ата­ку); sich Spielraum erarbeiten (захва­тить плац­дарм); reißt euch zusammen (дер­жи­те себя в руках); haltet Kurs (дер­жи­те курс); Wettlauf gegen die Zeit (бег напе­ре­гон­ки со вре­ме­нем); der Merkelsche Salto Mortale (саль­то-мор­та­ле в испол­не­нии Мер­кель) (http://​www​.zeit​.de/​2​0​1​6​/​0​5​/​f​l​u​e​c​h​t​l​i​n​g​s​p​o​l​i​t​i​k​-​a​n​g​e​l​a​-​m​e​r​k​e​l​-​e​u​r​o​p​a​-​e​u​/​s​e​i​t​e-4). И, конеч­но, в рус­ской и немец­кой прес­се есть мно­го выра­же­ний, пред­ска­зы­ва­ю­щих неуда­чу канц­ле­ру. Ср.: «про­ис­шед­шее может стать нача­лом кон­ца Мер­кель» (КП. 11.01.2016); «Merkel fastet Macht, sie ist schon ganz dür» (Власть Мер­кель пере­жи­ва­ет вели­кий пост, она уже совсем исху­да­ла) (http://​www​.zeit​.de/​2​0​1​6​/​0​5​/​f​l​u​e​c​h​t​l​i​n​g​s​p​o​l​i​t​i​k​-​a​n​g​e​l​a​-​m​e​r​k​e​l​-​e​u​r​o​p​a​-​e​u​/​s​e​i​t​e-4). 

В боль­шин­стве при­ве­дён­ных выше ФЕ, выпол­ня­ю­щих цен­траль­ную функ­цию в сво­их кон­текстах, сохра­ня­ет­ся внут­рен­няя фор­ма, отсю­да и нали­чие раз­ных видов их транс­фор­ма­ции, из кото­рых не послед­нюю роль игра­ет двой­ная акту­а­ли­за­ция. Рас­смот­рим два при­ме­ра, рус­ский и немец­кий, кото­рые име­ют некий исто­ри­че­ский под­текст:

1. В раз­ных лод­ках (заго­ло­вок) <…> Но тогда весь мир рабо­тал над выхо­дом из кри­зи­са, все были в одной лод­ке, и все сле­до­ва­ли общим реко­мен­да­ци­ям. Сего­дня мы в раз­ных лод­ках и более того, дру­гие стра­ны не силь­но заин­те­ре­со­ва­ны, что­бы наша лод­ка выплы­ла. При­дёт­ся выби­рать­ся самим. (АиФ. 10–16.02.2016). Выра­же­ние в одной лод­ке, появив­ше­е­ся в пере­строй­ку [Бирих 2005: 393–396], поро­ди­ло в резуль­та­те двой­ной акту­а­ли­за­ции мас­су обо­ро­тов, три из них ‑ в одной лод­ке, в раз­ных лод­ках, лод­ка выплы­ла, где исполь­зу­ют­ся пря­мые зна­че­ния ком­по­нен­тов, мы видим в нашем кон­тек­сте. При этом в тек­сте даёт­ся тол­ко­ва­ние ФЕ: были в одной лод­ке — сле­до­ва­ли общим реко­мен­да­ци­ям (друж­ба); в раз­ных лод­ках — дру­гие стра­ны не заин­те­ре­со­ва­ны в сотруд­ни­че­стве (враж­деб­ность). 

2. Die Deutschen hatten sich immer kleiner gemacht, als sie waren, und die Franzosen durften sich immer ein bisschen größer machen ‑ mit dieser unausgesprochenen Rollenverteilung hatte Europa lange funktioniert. Nur war Deutschland immer größer geworden und Frankreich immer schwächer (Нем­цы ста­ра­лись казать­ся менее зна­чи­тель­ны­ми, чем они были, а фран­цу­зам поз­во­ля­лось казать­ся себе всё более зна­чи­тель­ны­ми ‑ в этом раз­де­ле­нии ролей по умол­ча­нию Евро­па функ­ци­о­ни­ро­ва­ла дол­го. Вот толь­ко Гер­ма­ния ста­но­ви­лась всё зна­чи­тель­нее, а Фран­ция всё сла­бее) (Die Zeit. 3.12–2015). ФЕ klein werden (1. мель­чать; 2. ста­но­вить­ся неза­мет­нее [Бино­вич 1975: 327] и groß in etw. sein (достиг­нуть в чём-то успе­хов) [НРС 1976: 386]. В тек­сте обыг­ры­ва­ют­ся зна­че­ния ком­по­нен­тов klein (малень­кий, неза­мет­ный, сла­бый) и groß (боль­шой, вели­кий, силь­ный) при помо­щи фор­мы срав­ни­тель­ной сте­пе­ни этих при­ла­га­тель­ных. Во вза­и­мо­дей­ствии с фра­зео­ло­ги­че­ски­ми зна­че­ни­я­ми полу­чи­лись лако­нич­ные мик­ро­ооб­ра­зы, пока­зав­шие дина­ми­ку отно­ше­ний Фран­ции и Гер­ма­нии.

Выво­ды. Под­во­дя итог ска­зан­но­му о роли фра­зео­ло­гиз­мов в поли­ти­че­ских мате­ри­а­лах СМИ, мож­но утвер­ждать сле­ду­ю­щее:

1. ФЕ явля­ют­ся неотъ­ем­ле­мой частью и чаще все­го цен­тром поли­ти­че­ско­го ком­мен­та­рия и несут глав­ный заряд воз­дей­ствия на чита­те­ля, при­чём вза­и­мо­дей­ству­ют остро­та обсуж­да­е­мой про­бле­мы и экс­прес­сив­ность ФЕ.

2. ФЕ могут менять смысл в зави­си­мо­сти от поли­ти­че­ских собы­тий и от изме­не­ния поли­ти­че­ских реа­лий.

3. Поли­ти­че­ские собы­тия вызы­ва­ют упо­треб­ле­ние опре­де­лён­ных ФЕ, а эти ФЕ вызы­ва­ют ассо­ци­а­ции с теми же собы­ти­я­ми (ФЕ unter den Teppich kehren — Кёльн­ские собы­тия). 

4. В теме «Отно­ше­ние к Рос­сии в мире» в рос­сий­ских газе­тах появ­ля­ет­ся всё боль­ше выра­же­ний из идео­гра­фи­че­ских групп сопро­тив­ле­ние, реши­мость, акту­аль­ность.

5. По пово­ду мигрант­ской поли­ти­ки Гер­ма­нии и немец­ко­го канц­ле­ра обе сто­ро­ны упо­треб­ля­ют мно­го обо­ро­тов, созда­ю­щих и уси­ли­ва­ю­щих иро­нию. Немец­кая прес­са исполь­зу­ет для это­го мно­же­ство ФЕ из тех­ни­че­ской, воен­ной, спор­тив­ной и мор­ской сфе­ры.

6. Основ­ным при­ё­мом транс­фор­ма­ции ФЕ явля­ет­ся двой­ная акту­а­ли­за­ция, так как в боль­шин­стве при­ме­ров фра­зео­ло­гиз­мы сохра­ня­ют внут­рен­нюю фор­му.

7. Экс­пли­ци­ро­ва­ние ФЕ как один из видов транс­фор­ма­ции может про­ис­хо­дить так­же с помо­щью добав­ле­ния ком­по­нен­тов из эти­мо­ло­ги­че­ских тол­ко­ва­ний этих обо­ро­тов, созда­ю­щих допол­ни­тель­ные оттен­ки зна­че­ния.

8. Доба­воч­ные смыс­лы, то есть новые зна­че­ния, новые кон­но­та­ции и эмо­ци­о­наль­но-оце­ноч­ные при­ра­ще­ния появ­ля­ют­ся в боль­шин­стве газет­ных тек­стов на поли­ти­че­скую тему, где есть фра­зео­ло­гия. Зача­стую они акту­аль­ны толь­ко в сво­ём кон­тек­сте.

9. Сопо­став­ле­ние фра­зео­ло­гии в немец­ких и рус­ских пуб­ли­ка­ци­ях с общей тема­ти­кой поз­во­ля­ет выявить раз­ные спо­со­бы пода­чи мате­ри­а­ла не толь­ко в сти­ли­сти­ке, но и в осве­ще­нии про­ти­во­по­лож­ных взгля­дов на одну и ту же про­бле­му. 

© Ряза­нов­ский Л. М., 2016

Баранов А. Н., Добровольский Д. О. Словарь-тезаурус современной русской идиоматики / Под ред. А. Н. Баранова и Д. О. Добровольского. Москва, 2007.

Бинович Л. Э., Гришин Н. Н. Немецко-русский фразеологический словарь. Москва, 1975.

Бирих А. К, Мокиенко В. М., Степанова Л. И. Русская фразеология. Историко-этимологический словарь. Москва, 2005.

Быковская Л. И. Диапазон структурно-семантической вариантности в языке немецкой прессы: Авторефер. дисс. … канд. филол. наук. Пятигорск, 1990.

Вальтер Х. Лозунг: пароль к истории // Публицистический арсенал общественных движений России и Германии. Магнитогорск-Грайфсвальд, 2015. С. 6‑23. 

Гусейнова Т. С. Трансформация фразеологических единиц как способ реализации газетной экспрессии: Авторефер. дисс. … канд. филол. наук. Махачкала, 1997. 

Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 1‑4. Москва, 1982 

Девкин В. Д. Немецко-русский словарь разговорной лексики. Москва, 1994. 

Костомаров В. Г. Некоторые особенности языка современной газетной публицистики. Москва, 1971.

Костомаров В. Г. Языковой вкус эпохи. Москва, 1994.

Мануйлова Н. А. Функционально-стилистическая характеристика фразеологии в газетном тексте: Авторефер. дисс. … канд. филол. наук. Ленинград, 1986.

НРС: Немецко-русский словарь / Под ред. А. А. Лепинга и Н. П. Страховой. Москва, 1976. 

Сорокина С. Д. Функционирование немецких цитатных устойчивых фраз в публицистических и художественных текстах. АКД. Москва, 1984.

Duden. Redewendungen. Wörterbuch der deutschen Idiomatik, 2. Neu bearbeitete und aktualisierte Auflage. Bd. 11. Mannheim, Leipzig, Wien, Zürich, 2002.

Gerhardt R. Lesebuch für Schreiber. Vom journalistischem Umgang mit der Sprache. Ein Ratgeber in Beispielen. Frankfurt-am-Main, 1997.

Küpper H. Wörterbuch der deutschen Umgangssprache. Bd. 1. Hamburg, 1965.

Röhrich L. Lexikon der sprichwörtlichen Redensarten. Bd. 1‑4. Freiburg-Basel-Wien, 1982. 

Wahrig G. Deutsches Wörterbuch, Gütersloh, 1997. 

АиФ: Аргументы и факты. Еженедельник. CПб., 2015-2016.

КП: Комсомольская правда. Российская ежедневная газета. СПб., 2015-2016.

BILD: Bild Zeitung. Tageszeitung. Hamburg, 2015-2016.

SZ: Süddeutsche Zeitung. Tageszeitung. München, 2015-2016.

Die Zeit. Wochenzeitung. Hamburg, 2015-2016 

Merkel allein zwischen Scharfmachern URL: http://www.sueddeutsche.de/politik/fluechtlinge-merkel-allein-zwischen-scharfmachern-1.2863991 (15.4.2016). 

Putin: Über Krim diskutieren wir nicht URL: http://wirtschaftsblatt.at/home/nachrichten/europa/4997683/Putin_Ueber-Krim-diskutieren-wir-nicht (28.5.2016).

Der Merkelsche Salto mortale. URL: http://www.zeit.de/2016/05/fluechtlingspolitik-angela-merkel-europa-eu/seite4 (30.3.2016).

Über die Lügen im Bild. URL: https://jungefreiheit.de/debatte/kommentar/2016/ueber-die-luegen-in-Greven, bild/ (20.3.2016). 

Ein Zaun der Unmenschlichkeit. URL: http://www.zeit.de/politik/ausland/2015-06/ungarn-fluechtlinge-grenzzaun-kommentar (30.3.2016).

Regnum. URL: http://regnum.ru/news/polit/2138024.html (28.5.2016). 

M. Anijahid. Ungarns neuer eiserner Vorhang. URL: http://www.zeit.de/politik/ausland/20107/ungarn-zaun-grenze-flucht-reportage (28.6.2015).

Binovich L. E., Grishin N. N. Nemetsko-russkij frazeologicheskij slovar‘.Moscow, 1975.

Birikh A. K, Mokienko V. M., Stepanova L. I. Russkya frazeologiya. Istoriko-etimologicheskiy slovar‘. Moscow, 2005.

Bykovskaya L. I. Diapazon strukturno-semanticheskoy variantnosti frazeologizmov v yazyke nemetskoy pressy. PhD thesis. Pyatigorsk, 1990.

Dal’ V. I. Tolkovyi slovar’zhivogo velikorusskogo yazyka. Vol. 1-4. Moscow. 1982.

Devkin V. D. Nemetsko-russkiy slovar‘ razgovornoy lexiki. Moscow, 1994.

Duden. Redewendungen. Wörterbuch der deutschen Idiomatik. Bd. 11. Mannheim-Leipzig-Wien-Zürich, 2002.

Gerhardt R. Lesebuch für Schreiber. Vom journalistischem Umgang mit der Sprache. Ein Ratgeber in Beispielen. Frankfurt-am-Main, 1997.

Guseinova T. S. Transformatsiya frazeologicheskikh yedinits kak sposob realizatsii gazetnoy ekspressii. PhD thesis. Makhachkala, 1997.

Kostomarov V. G. Nekotorye osobennosti yazyka sovremennoy gazetnoy publitsistiki. Moskva, 1971.

Kostomarov V. G. Yazykovoy vkus epokhi. Moscow, 1994

Küpper H. Wörterbuch der deutschen Umgangssprache. Bd. 1. Hamburg, 1965.

Manuylova N. A. Funktsyonal’no-stilisticheskaya kharakteristika frazeologii v gazetnom tekste. PhD thesis. Leningrad, 1986.

Nemetsko-russkiy slovar‘ / Ed. A. A. Leping, N. P. Strachova. Moscow, 1976.

Röhrich L. Lexikon der sprichwörtlichen Redensarten. Bd. 1‑4. Freiburg-Basel-Wien, 1982.

Slovar-tezaurus sovremennoy russkoy idiomatiki / Ed: A. N. Baranov, D. O. Dobrovol’skiy. Moscow, 2007.

Sorokina S. D. Funktsionirovaniye nemetskikh tsytatnykh ustoichivykh fraz v publitsisticheskikh i khudoshtstvennykh tekstakh. Moscow, 1984.

Wahrig G. Deutsches Wörterbuch. Bertelsmann Lexikon Verlag, Gütersloh, 1997.

Walter H. Lozung — parol’ istorii // Publitsisticheskiy arsenal obshchestvennykh dvizheniy. Magnitogorsk-Greifswald, 2015. P. 6‑23/

Argumenty i fakty. Weekly paper. St.Petersburg, 2015-2016.

Komsomol’skaya Pravda. Daily paper. St. Petersburg, 2015-2016.

Bild Zeitung. Tageszeitung. Hamburg, 2015-2016.

SZ: Süddeutsche Zeitung. Tageszeitung. München, 2015-2016.

Die Zeit. Wochenzeitung. Hamburg, 2015-2016 . 

Merkel allein zwischen Scharfmachern URL: http://www.sueddeutsche.de/politik/fluechtlinge-merkel-allein-zwischen-scharfmachern-1.2863991 (15.4.2016). 

Putin: Über Krim diskutieren wir nicht URL: http://wirtschaftsblatt.at/home/nachrichten/europa/4997683/Putin_Ueber-Krim-diskutieren-wir-nicht (28.5.2016).

Der Merkelsche Salto mortale. URL: http://www.zeit.de/2016/05/fluechtlingspolitik-angela-merkel-europa-eu/seite4 (30.3.2016).

Über die Lügen im Bild. URL: https://jungefreiheit.de/debatte/kommentar/2016/ueber-die-luegen-in-Greven, bild/ (20.3.2016). 

Ein Zaun der Unmenschlichkeit. URL: http://www.zeit.de/politik/ausland/2015-06/ungarn-fluechtlinge-grenzzaun-kommentar (30.3.2016).

Regnum. URL: http://regnum.ru/news/polit/2138024.html (28.5.2016). 

M. Anijahid. Ungarns neuer eiserner Vorhang. URL: http://www.zeit.de/politik/ausland/20107/ungarn-zaun-grenze-flucht-reportage (28.6.2015).