Четверг, 6 маяИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

ФУНКЦИИ ФРАЗЕМ В СОВРЕМЕННЫХ СМИ

Поста­нов­ка про­бле­мы. Пуб­ли­ци­сти­че­ский дис­курс дав­но уже стал акту­аль­ным объ­ек­том линг­ви­сти­че­ских иссле­до­ва­ний, посколь­ку это­го тре­бу­ет не толь­ко все­воз­рас­та­ю­щая праг­ма­ти­че­ская и инфор­ма­ци­он­ная зна­чи­мость средств мас­со­вой инфор­ма­ции в совре­мен­ной жиз­ни, но и соб­ствен­но линг­ви­сти­че­ская цен­ность язы­ка мас­сме­диа — язы­ка, насы­щен­но­го повы­шен­ной экс­прес­сив­но­стью. Мно­гие дина­ми­че­ские про­цес­сы, про­те­ка­ю­щие (точ­нее ска­зать — бур­ля­щие) в совре­мен­ных лите­ра­тур­ных язы­ках, в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни сти­му­ли­ру­ют­ся сред­ства­ми мас­со­вой инфор­ма­ции, осо­бен­но радио, теле­ви­де­ни­ем и интер­не­том. Имен­но они явля­ют­ся тем широ­ким кана­лом, по кото­ро­му в лите­ра­тур­ные язы­ки актив­но про­би­ва­ют­ся явные и скры­тые заим­ство­ва­ния, про­ис­хо­дит язы­ко­вой вза­и­мо­об­мен, новое стал­ки­ва­ет­ся со ста­рым. При всей сво­ей широ­те этот канал тем не менее нико­гда не пре­вра­ща­ет­ся в необъ­ят­ную оке­ан­скую сти­хию, хао­тич­но сме­ши­ва­ю­щую раз­ные эле­мен­ты. Канал средств мас­со­вой инфор­ма­ции, несмот­ря на его совре­мен­ную откры­тость демо­кра­ти­че­ским вея­ни­ям, игра­ет в то же вре­мя и доста­точ­но жёст­кую уни­фи­ци­ру­ю­щую, коди­фи­ци­ру­ю­щую, стан­дар­ти­зу­ю­щую роль. В его рам­ках про­ис­хо­дит кри­стал­ли­за­ция мно­гих струк­тур­ных и семан­ти­че­ских эле­мен­тов наци­о­наль­ной речи, хотя наци­о­наль­ное при этом дви­жет­ся к интернациональному.

Исто­рия вопро­са. Про­цес­сы интер­на­ци­о­на­ли­за­ции осо­бен­но ярко отра­жа­ют­ся в лек­си­ке и фра­зео­ло­гии, посколь­ку имен­но эти уров­ни язы­ка явля­ют­ся непо­сред­ствен­ны­ми носи­те­ля­ми опе­ра­тив­ной инфор­ма­ции. Не слу­чай­но поэто­му лек­си­ко­гра­фы неко­то­рых сла­вян­ских стран, коди­фи­ци­ру­ю­щие совре­мен­ную нор­му упо­треб­ле­ния лек­си­ки и фра­зео­ло­гии, в наше вре­мя тео­ре­ти­че­ски и прак­ти­че­ски ори­ен­ти­ру­ют­ся уже не толь­ко и даже не столь­ко на язык худо­же­ствен­ной лите­ра­ту­ры (как это­го тре­бо­ва­ла тра­ди­ци­он­ная ака­де­ми­че­ская лек­си­ко­гра­фия), сколь­ко на язык средств мас­со­вой инфор­ма­ции. Отсю­да и насы­щен­ность иллю­стра­ци­я­ми из газет, жур­на­лов, радио­пе­ре­дач и теле­ро­ли­ков мно­гих совре­мен­ных сло­ва­рей — осо­бен­но сло­ва­рей нео­ло­ги­ки (см. послед­ний трёх­том­ный сло­варь [НСЗ–90‑е гг.]), жар­го­на и про­сто­ре­чия [БСЖ, Химик 2004] и даже спра­воч­ни­ков по кры­ла­тым выра­же­ни­ям [БМШ 2008–2009, Серов 2003 и др.] или биб­ле­из­мов [Тол­ко­вый сло­варь биб­лей­ских выра­же­ний и слов 2010; Дуб­ро­ви­на 2010; Леп­та 2012, 2014]. 

Крен лите­ра­тур­ной нор­мы в сто­ро­ну язы­ка средств мас­со­вой инфор­ма­ции име­ет как поло­жи­тель­ные, так и отри­ца­тель­ные сто­ро­ны. Несо­мнен­но, пуб­ли­ци­сти­че­ская речь не полу­ча­ет столь тща­тель­ной эсте­ти­че­ской шли­фов­ки, как речь худо­же­ствен­ной лите­ра­ту­ры, над кото­рой скру­пу­лез­но и тре­бо­ва­тель­но рабо­та­ют масте­ра сло­ва. Отсю­да мно­го­чис­лен­ные слу­чаи небреж­но­го сло­во­упо­треб­ле­ния, бес­цвет­ность мно­гих слов и обо­ро­тов, шаб­лон­ность и штам­по­ван­ность язы­ка средств мас­со­вой инфор­ма­ции, кото­рые неред­ко ста­но­вят­ся объ­ек­том спра­вед­ли­вой кри­ти­ки со сто­ро­ны писа­те­лей и тре­бо­ва­тель­ных чита­те­лей. Пуб­ли­ци­сти­че­ская речь вме­сте с тем более опе­ра­тив­на, сти­ли­сти­че­ски подвиж­на и откры­та экс­тра­линг­ви­сти­че­ским вея­ни­ям, в свя­зи с чем она дает боль­ше воз­мож­но­сти для опе­ра­тив­но­го отбо­ра и обкат­ки язы­ко­вых средств. Для линг­ви­стов поэто­му пуб­ли­ци­сти­че­ский мате­ри­ал чрез­вы­чай­но ценен как поле наблю­де­ний за наи­бо­лее актив­ны­ми про­цес­са­ми язы­ко­во­го раз­ви­тия в совре­мен­ном мире. И не слу­чай­но В. Г. Косто­ма­ров, ищу­щий дина­ми­че­ские кри­те­рии совре­мен­ной язы­ко­вой поли­ти­ки и при­зы­ва­ю­щий при­смат­ри­вать­ся к «язы­ко­во­му вку­су эпо­хи», при­зна­ёт при­о­ри­тет­ность фор­ми­ро­ва­ния это­го вку­са за язы­ком средств мас­со­вой инфор­ма­ции [Косто­ма­ров 1994]. А диа­гно­сти­ку совре­мен­ной язы­ко­вой ситу­а­ции мно­гие линг­ви­сты ста­вят пре­иму­ще­ствен­но на пуб­ли­ци­сти­че­ском мате­ри­а­ле — доста­точ­но сослать­ся на бли­ста­тель­ные моно­гра­фии А. Д. Дули­чен­ко [Дули­чен­ко 1994] и В. Хлеб­ды [Chlebda 1995].

Мето­ди­ка иссле­до­ва­ния. Язык средств мас­со­вой инфор­ма­ции опре­де­ля­ет­ся преж­де все­го праг­ма­ти­че­ски­ми зако­но­мер­но­стя­ми рече­во­го воз­дей­ствия. С точ­ки зре­ния праг­ма­линг­ви­сти­ки язы­ко­вые еди­ни­цы раз­де­ля­ют­ся на инфор­ме­мы — носи­те­ли сугу­бо интел­лек­ту­аль­ной, раци­о­наль­ной инфор­ма­ции, и праг­ме­мы — еди­ни­цы, пред­на­зна­чен­ные для регу­ля­ции чело­ве­че­ско­го пове­де­ния и пото­му отра­жа­ю­щие явле­ния эмо­ци­о­наль­но-воле­вой сфе­ры пси­хи­ки чело­ве­ка [Кисе­ле­ва 1978: 105–113]. Фра­зео­ло­гия, одной из реле­вант­ных харак­те­ри­стик кото­рой явля­ет­ся экс­прес­сив­ность (resp. кон­но­та­тив­ность), гене­ри­ру­е­мая раз­лич­ны­ми дина­ми­че­ски­ми про­цес­са­ми семан­ти­ки и струк­ту­ры фра­зео­ло­ги­че­ских еди­ниц (ФЕ) [Мок­и­ен­ко 1989], явля­ет­ся пре­иму­ще­ствен­но набо­ром прагмем.

«Праг­мем­ная» сущ­ность ФЕ про­яв­ля­ет­ся преж­де все­го в том, что они с дено­та­тив­ной точ­ки зре­ния прак­ти­че­ски не несут ника­кой новой инфор­ма­ции и исполь­зу­ют­ся в текстах как исклю­чи­тель­но харак­те­ри­зу­ю­щее сред­ство. Не слу­чай­но неко­то­рые линг­ви­сты под­чер­ки­ва­ют, что фра­зео­ло­гия явля­ет­ся набо­ром еди­ниц — носи­те­лей «избы­точ­ной инфор­ма­ции». Чисто инфор­ма­ци­он­ная «избы­точ­ность фра­зео­ло­гии», одна­ко, ком­пен­си­ру­ет­ся её праг­ма­ти­че­ской пол­но­цен­но­стью как актив­но­го сред­ства воз­дей­ствия на адре­са­та. Фра­зео­ло­гия поз­во­ля­ет тон­ко диф­фе­рен­ци­ро­вать изла­га­е­мую в прес­се и дру­гих СМИ инфор­ма­цию по раз­ным реги­страм — преж­де все­го соци­аль­но-куль­тур­ным и функционально-стилистическим.

Основ­ны­ми направ­ле­ни­я­ми изу­че­ния функ­ций фра­зео­ло­гии в язы­ке средств мас­со­вой инфор­ма­ции (И. С. Губен­ко, С. Г. Капра­ло­ва, М. С. Хар­лиц­кий и др.) явля­лись ана­лиз раз­лич­ных видов транс­фор­ма­ций ФЕ, клас­си­фи­ка­ции слу­ча­ев их оши­боч­но­го упо­треб­ле­ния на фоне лите­ра­тур­ной нор­мы или иссле­до­ва­ния роли обще­тех­ни­че­ской тер­ми­но­ло­гии и интер­на­ци­о­на­лиз­мов как источ­ни­ка попол­не­ния фра­зео­ло­ги­че­ско­го соста­ва [Мок­и­ен­ко 1989]. Важ­но под­черк­нуть, что и фра­зео­ло­ги­за­ция раз­лич­но­го рода соче­та­ний, и про­ник­но­ве­ние интер­на­ци­о­на­лиз­мов во фра­зео­ло­гию рус­ско­го и дру­гих язы­ков, и мно­го­чис­лен­ные при­е­мы инди­ви­ду­аль­но-автор­ской транс­фор­ма­ции ФЕ обу­слов­ле­ны преж­де все­го экс­прес­сив­но-оце­ноч­ной функ­ци­ей этих еди­ниц, их кате­го­ри­аль­ной характеристичностью.

Ана­лиз мате­ри­а­ла. Оце­ни­вая роль фра­зео­ло­гии в пуб­ли­ци­сти­че­ском тек­сте, нель­зя кон­ста­ти­ро­вать её высо­кую упо­тре­би­тель­ность в этих текстах вооб­ще. Даже сама частот­ность упо­треб­ле­ния ФЕ, не гово­ря уже о семан­ти­че­ском каче­стве раз­лич­ных групп фра­зео­ло­гии, зави­си­ма от функ­ци­о­наль­ной задан­но­сти тек­ста, от его тема­ти­че­ско­го и идей­но­го сюже­та и от его соци­аль­ной направ­лен­но­сти. Дав­но уже под­чер­ки­ва­лось, что ФЕ чаще все­го кон­цен­три­ру­ют­ся «в куль­ми­на­ци­он­ных местах [тек­ста], где соци­аль­ный накал дости­га­ет мак­си­маль­ной сте­пе­ни, в тех местах, где тре­бу­ет­ся мак­си­маль­ная моби­ли­за­ция всех эмо­ци­о­наль­но-экс­прес­сив­ных средств» [Капра­ло­ва 1969: 60–70].

Этот тезис лег­ко про­ил­лю­стри­ро­вать вне­зап­но воз­ник­шей в 2014 году попу­ляр­но­стью двух поли­ти­че­ски заост­рён­ных пери­фраз, свя­зан­ных с при­со­еди­не­ни­ем Кры­ма к Рос­сии — веж­ли­вые люди и зелё­ные чело­веч­ки. Пер­вое из них не слу­чай­но обре­ло ста­тус «Сло­ва года», а вто­рое ста­ло свое­об­раз­ным фра­зео­ло­гиз­мом-сопро­во­ди­те­лем первого.

Необ­хо­ди­мость опе­ра­тив­но отра­жать раз­но­об­раз­ную инфор­ма­цию зако­но­мер­но обу­слов­ли­ва­ет сме­ше­ние раз­лич­ных сти­хий в язы­ке пуб­ли­ци­сти­ки. На одной и той же газет­ной поло­се мож­но най­ти ФЕ как сугу­бо лите­ра­тур­ные, книж­ные, так и пре­дель­но пери­фе­рий­ные, не заре­ги­стри­ро­ван­ные даже спе­ци­аль­ны­ми сло­ва­ря­ми жар­го­низ­мов или диа­лек­тиз­мов. Таков, напри­мер, не слиш­ком извест­ный про­сто­реч­но-жар­гон­ный обо­рот бить по хво­стам ‘сосре­до­то­чи­вать­ся на кри­ти­ке нега­тив­ных явле­ний’, кото­рый в неболь­шом кон­тек­сте упо­треб­ля­ет­ся наря­ду с раз­го­вор­ным выра­же­ни­ем латать дыры и ней­траль­ны­ми соче­та­ни­я­ми дей­ство­вать с упре­жде­ни­ем и пред­ви­деть буду­щее

Необ­хо­ди­мо не «зака­пы­вать­ся» в текуч­ке, а сосре­до­то­чить­ся на пер­спек­ти­ве и исхо­дить из нее; не «латать дыры», не «бить по хво­стам», а дей­ство­вать с посто­ян­ным упре­жде­ни­ем, что­бы пред­ви­деть буду­щее и управ­лять им …. (В. Абчук. Что дол­жен и чего не дол­жен делать мене­джер. «Час-Пик». 29.07.1991. С. 7.)

В интер­вью «Крас­ной звез­де» (17.12.2014. С. 1) с началь­ни­ком Госу­дар­ствен­ной мор­ской инспек­ции Погра­нич­ной служ­бы ФСБ Рос­сии гене­рал-май­о­ром Н. Нау­мо­вым кор­ре­спон­дент газе­ты В. Мохов упо­тре­бил бить по хво­стам в несколь­ко ином зна­че­нии, выне­ся его в заго­ло­вок «Не бить по хво­стам». Речь шла об охране био­ре­сур­сов — кра­бов, тре­пан­гов, сай­ры, кре­ве­ток и т.п. и борь­бе про­тив бра­ко­нье­ров. Интер­вью завер­ша­ет­ся имен­но этим выражением: 

Кро­ме того, необ­хо­ди­мо осна­ще­ние госу­дар­ствен­ных мор­ских инспек­ций совре­мен­ны­ми сред­ства­ми пере­дви­же­ния, нави­га­ции и свя­зи, спо­соб­ны­ми кон­ку­ри­ро­вать со сред­ства­ми, при­ме­ня­е­мы­ми бра­ко­нье­ра­ми. Ина­че погра­нич­ни­ки так и будут «бить по хво­стам»…

Хотя и здесь выра­же­ние упо­треб­ле­но в зна­че­нии ‘с опоз­да­ни­ем, без упре­жде­ния бороть­ся с отри­ца­тель­ны­ми явле­ни­я­ми’, но в «мор­ском» кон­тек­сте оно импли­цит­но визу­а­ли­зи­ро­ва­но ассо­ци­а­ци­ей с рыбьи­ми хвостами. 

Иную кон­крет­ную подо­плё­ку име­ет то же выра­же­ние в замет­ке В. Крас­но­вой по борь­бе с финан­со­вой кор­руп­ци­ей в Улья­нов­ской обла­сти, опуб­ли­ко­ван­ной в газе­те «Улья­нов­ская прав­да» (19.02.2016. С. 1). Она так и назы­ва­ет­ся — «Пере­стать «бить по хво­стам»» и повест­ву­ет о том, как орга­ны финан­со­во­го кон­тро­ля Улья­нов­ской обла­сти борют­ся с пра­во­на­ру­ше­ни­я­ми, кото­рых толь­ко за 2015 год нако­пи­лось на сум­му почти 610 мил­ли­о­нов рублей.

Пред­се­да­тель Счет­ной пала­ты реги­о­на Игорь Его­ров по это­му пово­ду говорит:

— К сожа­ле­нию, нам очень часто при­хо­дит­ся сего­дня «бить по хво­стам», — … И нахо­дя гру­бей­шие нару­ше­ния, мы видим, что уже нет ника­кой воз­мож­но­сти вер­нуть день­ги государству.…

Имен­но поэто­му основ­ной зада­чей сво­е­го ведом­ства он счи­та­ет не «стрель­бу по убе­га­ю­щим нару­ши­те­лям», а про­фи­лак­ти­ку финан­со­вых пра­во­на­ру­ше­ний

Такие инкру­ста­ции это­го полу-жар­го­низ­ма в ткань пуб­ли­ци­сти­че­ских тек­стов объ­ек­тив­но оправ­да­ны стрем­ле­ни­ем повы­сить их экспрессивность.

Широ­кий набор ФЕ раз­ных сти­ли­сти­че­ских реги­стров на поло­сах газе­ты или стра­ни­цах жур­на­лов на пер­вый взгляд кажет­ся нере­гу­ли­ру­е­мым мно­го­цве­тьем, хао­ти­че­ским сме­ше­ни­ем. Это впе­чат­ле­ние, одна­ко, обман­чи­во, ибо невоз­мож­но гово­рить о газет­ном или жур­наль­ном тек­сте вооб­ще: это все­гда кон­крет­ный мини-текст со сво­ей доста­точ­но чет­кой сти­ли­сти­че­ской подсистемой. 

Ана­лиз, направ­лен­ный на выяв­ле­ние сти­ле­во­го диф­фе­рен­ци­а­ла раз­лич­ных руб­рик газе­ты и жур­на­ла, обна­ру­жи­ва­ет весь­ма стро­гую изби­ра­тель­ность целых групп ФЕ в зави­си­мо­сти от той или иной руб­ри­ки. Во мно­гих слу­ча­ях тип ФЕ слу­жит свое­об­раз­ным сти­ли­сти­че­ским и хро­но­ло­ги­че­ским «мар­ке­ром» пуб­ли­ци­сти­че­ско­го материала. 

Так, обо­рот нож­ки Буша стал таким мар­ке­ром в пери­од актив­ных поста­вок это­го кури­но­го про­дук­та при пре­зи­ден­те США Буше стар­шем и вновь акту­а­ли­зи­ро­вал­ся при пре­зи­дент­стве его сына. Выра­же­ние кош­ма­рить биз­нес, при­пи­сы­ва­е­мое Д. А. Мед­ве­де­ву, чаще все­го встре­ча­ет­ся в кон­текстах, свя­зан­ных с ущем­ле­ни­я­ми мало­го и сред­не­го биз­не­са, а фра­зео­ло­гизм что поро­сён­ка стричь: виз­гу мно­го, а шер­сти мало, упо­треб­лен­ный В. В. Пути­ным, ста­биль­но при­вя­зан к делу Сно­уде­на [Мок­и­ен­ко 2013]. Доста­точ­но чёт­кую автор­скую и ситу­а­тив­ную мар­ки­ро­ван­ность полу­чи­ли в своё вре­мя такие «фра­зео­ло­ги­че­ские мар­ке­ры», как про­цесс пошёл и мы все в одной лод­ке, харак­тер­ные для поли­ти­че­ско­го дис­кур­са М. С. Гор­ба­чё­ва, лечь на рель­сы, не так сели или Борис, ты не прав, став­шие язы­ко­вы­ми мет­ка­ми Б. Н. Ель­ци­на или зна­ме­ни­тое путин­ское мочить в сор­ти­ре [Bierich 2002].

Неред­ко в орби­ту таких фра­зео­ло­ги­че­ских мар­ке­ров стре­ми­тель­но вры­ва­ют­ся извест­ные клас­си­че­ские кры­ла­тые сло­ва и выра­же­ния, полу­ча­ю­щие вто­рое дыха­ние бла­го­да­ря какой-либо зло­бо­днев­ной поли­ти­че­ской ситу­а­ции. Так, уже почти забы­тое сло­во­со­че­та­ние бед­ная Лиза в янва­ре-фев­ра­ле 2016-го года полу­чи­ло неожи­дан­ную реви­та­ли­за­цию в свя­зи с острой про­бле­мой мигран­тов в Гер­ма­нии и исто­ри­ей 13-лет­ней «девоч­ки Лизы», заяв­ляв­шей об изна­си­ло­ва­нии несколь­ки­ми мигран­та­ми в интер­вью жур­на­лу Der Spiegel. Девоч­ка-под­ро­сток ушла из дома 11 янва­ря, а вер­ну­лась лишь через 30 часов. Вер­нув­шись, она рас­ска­за­ла роди­те­лям о том, что её похи­ти­ли и изна­си­ло­ва­ли три мигран­та, одна­ко в ходе опро­са в поли­ции девоч­ка отка­за­лась от этой вер­сии и сооб­щи­ла, что она всту­па­ла в сек­су­аль­ный кон­такт по вза­им­но­му согла­сию. По вер­сии про­ку­ра­ту­ры, девоч­ка реши­ла не при­хо­дить домой из-за про­блем в шко­ле и оста­лась дома у сво­е­го 19-лет­не­го дру­га турец­ко­го про­ис­хож­де­ния. Сле­дов сек­су­аль­но­го кон­так­та с ним про­ку­ра­ту­ра не нашла, моло­дой чело­век про­хо­дит по делу как сви­де­тель. Дома у него нашли вещи девочки. 

О слу­чае девоч­ки Лизы сооб­щил «Пер­вый канал», после чего в Гер­ма­нии про­шли митин­ги рус­ских нем­цев про­тив наси­лия мигран­тов. Дело Лизы так­же ком­мен­ти­ро­вал гла­ва МИД Рос­сии Сер­гей Лав­ров (https://​news​.mail​.ru/​s​o​c​i​e​t​y​/​2​4​7​0​0​2​1​3​/​?​f​r​o​m​m​a​i​l​=10 01.02.2016).

Прес­са тут же заце­пи­лась за имя Лиза, акту­а­ли­зи­ро­вав кры­ла­тое выра­же­ние бед­ная Лиза — назва­ние сен­ти­мен­таль­ной пове­сти (1792) Н. М. Карам­зи­на, геро­и­ня кото­ро­го — бед­ная девуш­ка Лиза, уто­пив­ша­я­ся от несчаст­ной люб­ви. Сей­час обо­рот упо­треб­ля­ет­ся как харак­те­ри­сти­ка сен­ти­мен­таль­но сла­ща­вых и бес­по­мощ­ных людей [БМШ 2008: 1, 88]. Семан­ти­че­ский акцент это­го ста­ро­го выра­же­ния в пуб­ли­ци­сти­че­ском дис­кур­се, есте­ствен­но, не толь­ко акту­а­ли­зи­ро­вал­ся, но и суще­ствен­но сме­стил­ся в сто­ро­ну иро­ни­че­ской харак­те­ри­сти­ки это­го «жаре­но­го факта».

Вот лишь несколь­ко таких употреблений.

Штай­н­май­ер сер­дит­ся: бед­ная Лиза «раз­ве­ла» Рос­сию и Германию.

Дело о воз­мож­ном изна­си­ло­ва­нии девоч­ки Лизы на этой неде­ле с улиц бер­лин­ско­го Мар­ца­на пере­нес­лось на дипло­ма­ти­че­ский уро­вень. Хлест­ки­ми ком­мен­та­ри­я­ми обме­ня­лись мини­стры ино­стран­ных дел Рос­сии и Гер­ма­нии. Поле­ми­ка рас­тя­ну­лась на три дня. Сер­гей Лав­ров на ито­го­вой пресс-кон­фе­рен­ции заявил, что сле­дит за судь­бой 13-лет­ней Лизы. Он выска­зал надеж­ду, что Гер­ма­нии не будет «полит­кор­рект­но зала­ки­ро­вы­вать дей­стви­тель­ность в каких-то внут­ри­по­ли­ти­че­ских целях». Немец­кий кол­ле­га отре­а­ги­ро­вал на сле­ду­ю­щий день. Штай­н­май­ер обви­нил Лав­ро­ва во вме­ша­тель­стве во внут­рен­ние дела Гер­ма­нии. Посо­ве­то­вал рос­сий­ским вла­стям не исполь­зо­вать ситу­а­цию «для поли­ти­че­ской про­па­ган­ды». 28 янва­ря уже из Ашха­ба­да Лав­ров отве­тил на кри­ти­ку: речь идет о рос­сий­ской граж­дан­ке, а зна­чит, Москва впра­ве не про­сто ждать… 

Бед­ная Лиза: Гер­ма­ния «избав­ля­ет­ся» от изна­си­ло­ва­ния рус­ской девоч­ки (назва­ние ста­тьи) (Анна Редь­ки­на // Вести.ru http://​www​.vesti​.ru/​d​o​c​.​h​t​m​l​?​i​d​=​2​7​1​3​781 28.01.2016)

Бед­ная Лиза. Что нам извест­но об инци­ден­те с рус­ской девоч­кой из Бер­ли­на… Да. Извест­но, что ей 13 лет, ее зовут Лиза (немец­кие изда­ния до сих пор упор­но име­ну­ют ее Леной, что­бы не допу­стить утеч­ки лич­ных дан­ных, хотя насто­я­щее имя дав­но не тай­на), она из семьи выход­цев из Рос­сии. Те, кто давал ком­мен­та­рии рос­сий­ским СМИ, — дядя Лизы Тимо­фей и её тетя Мари­на — реаль­ные люди. (Ксе­ния Мель­ни­ко­ва, Алек­сей Куп­ри­я­нов. Lenta​.ru / Мир. 1 фев­ра­ля 2016. https://​lenta​.ru/​a​r​t​i​c​l​e​s​/​2​0​1​6​/​0​1​/​2​0​/​g​i​rl/)

Бед­ная Лиза: исто­рия исче­зав­шей в Бер­лине девоч­ки ста­но­вит­ся всё зага­доч­ней. От бер­лин­ской поли­ции ждут объ­яс­не­ния слу­чая. Мария Пав­ло­ва, Бер­лин («МК-Гер­ма­ния») (МК в реги­о­нах 1 фев­ра­ля 2016. http://​www​.mk​.ru/​s​o​c​i​a​l​/​2​0​1​6​/​0​1​/​1​9​/​b​e​d​n​a​y​a​-​l​i​z​a​-​i​s​t​o​r​i​y​a​-​i​s​c​h​e​z​a​v​s​h​e​y​-​v​-​b​e​r​l​i​n​e​-​d​e​v​o​c​h​k​i​-​s​t​a​n​o​v​i​t​s​y​a​-​v​s​e​-​z​a​g​a​d​o​c​h​n​e​y​.​h​tml)

Что до Лизы, то бед­ная Лиза рас­ко­ло­лась за несколь­ко дней. От ана­мне­за до эпи­кри­за всё сего­дня извест­но о ней. Пред­ков Лизи­ных вызва­ли в шко­лу, пред­ки ста­ли её биче­вать — и за это она, по при­ко­лу, не яви­лась домой ноче­вать. Ста­ли делать над ней экс­пер­ти­зы — и узна­ли: с две­на­дца­ти лет два любов­ни­ка было у Лизы, а наси­лия не было, нет. Так что сим­вол невин­но­сти чистой ока­зал­ся не чище, увы, чем наци­сты, сади­сты, чеки­сты и дру­гие куми­ры Моск­вы… Вы Рос­сию, как бед­ную Лизу, геро­и­ню сплош­ных пор­но­драм, два­дцать лет накло­ня­е­те кни­зу, чтоб наси­ло­вать в голо­ву прям. И она, обал­дев­ши от боли, поза­быв­шая все, кро­ме вас, воз­ра­зить вам спо­соб­на не боле, чем ним­фет­ка, попав на мат­рас. Так и воет, не взви­дев­ши све­ту, напле­вав­ши на шко­лу и честь… И вдо­ба­вок поли­ции нету. А в Гер­ма­нии всё-таки есть. (http://​www​.novayagazeta​.ru/​c​o​l​u​m​n​s​/​7​1​6​4​8​.​h​t​m​l​?​p=2)

Подоб­ных фра­зео­ло­ги­че­ских мар­ке­ров в язы­ке средств мас­со­вой инфор­ма­ции нема­ло. Руб­ри­ки, в кото­рых могут быть упо­треб­ле­ны подоб­ные выра­же­ния, лег­ко пред­ска­зу­е­мы. Для таких же ярко экс­прес­сив­ных и эмо­ци­о­наль­но насы­щен­ных жан­ров, как фелье­тон и пам­флет, харак­тер­ны­ми мар­ке­ра­ми явля­ют­ся преж­де все­го раз­го­вор­но-про­сто­реч­ные иди­о­мы, обыч­ные и для худо­же­ствен­ной речи.

Спе­ци­фи­ка пуб­ли­ци­сти­че­ской фра­зео­ло­гии про­яв­ля­ет­ся так­же в отбо­ре таких выра­же­ний, кото­рые сво­ей внут­рен­ней фор­мой отра­жа­ют наи­бо­лее акту­аль­ные для совре­мен­но­сти реа­лии и явле­ния. Имен­но поэто­му в фонд пер­вой гораз­до опе­ра­тив­нее, чем во фра­зео­ло­гию худо­же­ствен­ной лите­ра­ту­ры, про­ни­ка­ют фра­зео­ло­ги­зи­ро­ван­ные науч­но-тех­ни­че­ские тер­ми­ны и интер­на­ци­о­на­лиз­мы. В этом отно­ше­нии пуб­ли­ци­сти­ка явля­ет­ся сво­е­го рода «про­пуск­ным филь­тром» мно­гих устой­чи­вых сло­во­со­че­та­ний, вопрос о жиз­нен­но­сти кото­рых поз­же реша­ет­ся лишь закреп­ле­ни­ем в язы­ке литературы.

Мно­гие иссле­до­ва­те­ли под­чёр­ки­ва­ют всё уси­ли­ва­ю­ще­е­ся вли­я­ние науч­но-тех­ни­че­ской тер­ми­но­ло­гии на сло­вар­ный и фра­зео­ло­ги­че­ский состав совре­мен­ных лите­ра­тур­ных язы­ков. «Меж­ду сло­ва­рем нау­ки и сло­ва­рем быта, — отме­чал ещё В. В. Вино­гра­дов, — пря­мая и тес­ная связь. Вся­кая нау­ка начи­на­ет с резуль­та­тов, добы­тых мыш­ле­ни­ем и речью наро­да, и в даль­ней­шем сво­ем раз­ви­тии не отры­ва­ет­ся от народ­но­го язы­ка. Ведь даже так назы­ва­е­мые точ­ные нау­ки до сих пор удер­жи­ва­ют в сво­их сло­ва­рях тер­ми­ны, взя­тые из обще­на­род­но­го язы­ка (вес, рабо­та, сила, теп­ло, звук, свет, отра­же­ние и т. п.)» [Вино­гра­дов 1977: 165]. Наше вре­мя, вре­мя науч­но-тех­ни­че­ско­го про­грес­са, осо­бен­но интен­си­фи­ци­ру­ет вто­рую диа­лек­ти­че­скую сто­ро­ну этой свя­зи меж­ду сло­ва­рем нау­ки и сло­ва­рем быта: обще­на­род­ный язык щед­ро чер­па­ет теперь из тер­ми­но­ло­ги­че­ской сфе­ры, семан­ти­че­ски адап­ти­руя спе­ци­аль­ные сло­ва и выра­же­ния. Мно­гие устой­чи­вые тер­ми­ны в язы­ке пуб­ли­ци­сти­ки пре­тер­пе­ва­ют про­цесс «гене­ра­ли­за­ции зна­че­ния», кото­рый и дела­ет их фра­зео­ло­гиз­ма­ми [Сидо­рен­ко 1978; 1979: 6; 1980: 82–84]. Так, в рус­ском язы­ке от пер­во­на­чаль­ной тер­ми­но­ло­ги­че­ской сфе­ры семан­ти­че­ской гене­ра­ли­за­ци­ей ото­рва­ны такие обо­ро­ты, как тяжё­лая артил­ле­рия, нака­лять атмо­сфе­ру, брать на абор­даж, брать на бук­сир, бро­сить якорь, нажи­мать на все педа­ли. Здесь соб­ствен­но тер­мин высту­па­ет в каче­стве струк­тур­ных ком­по­нен­тов все­го сло­во­со­че­та­ния и пото­му лег­че под­да­ёт­ся генерализации.

Фра­зео­ло­ги­за­ция состав­ных тер­ми­но­ло­ги­че­ских наиме­но­ва­ний — это лишь один из резуль­та­тов более широ­ких семан­ти­че­ских пре­об­ра­зо­ва­ний тер­ми­но­си­сте­мы в язы­ке пери­о­ди­че­ской печа­ти и худо­же­ствен­ной лите­ра­ту­ры, кото­рые обо­га­ща­ют семан­ти­ку тер­ми­на эмо­ци­о­наль­но-экс­прес­сив­ны­ми кон­но­та­ци­я­ми, рас­ша­ты­ва­ют его поня­тий­ную (обыч­но узко­спе­ци­аль­ную) незыб­ле­мость. Фра­зео­ло­ги­за­ция тер­ми­на не про­ис­хо­дит пря­мо­ли­ней­но. «Тер­ми­но­си­сте­ма нико­гда зер­каль­но не отра­жа­ет­ся на плос­ко­сти фра­зео­ло­гии: про­ис­хо­дит выбо­роч­ная интер­пре­та­ция систем­ных свя­зей вли­я­ния тер­ми­но­ло­гии» [Сидо­рен­ко 1979: 15]. Такая изби­ра­тель­ность заклю­ча­ет­ся, с одной сто­ро­ны, в пред­по­чте­нии того семан­ти­че­ско­го стерж­ня, кото­рый наи­бо­лее удо­бен для деспе­ци­а­ли­за­ции, с дру­гой — в рас­ши­ре­нии кру­га лек­си­ки, кото­рый может с быв­шим тер­ми­ном соче­тать­ся. при­ме­ры тако­го рода широ­ко пред­став­ле­ны в фун­да­мен­таль­ном трёх­том­ни­ке «Новые сло­ва и зна­че­ния. Сло­варь-спра­воч­ник по мате­ри­а­лам прес­сы и лите­ра­ту­ры 90‑х годов» [НСЗ-90, 1–3 — см. подроб­нее в рецен­зии: Мок­и­ен­ко 2015]. 

Неред­ко про­цесс гене­ра­ли­за­ции при­во­дит к более рез­ко­му отры­ву соче­та­ния от тер­ми­но­ло­ги­че­ско­го зна­че­ния и пре­вра­ще­нию его во фразеологизм. 

Насы­ще­ние фра­зео­ло­ги­че­ско­го фон­да тер­ми­но­ло­ги­че­ски­ми соче­та­ни­я­ми в пуб­ли­ци­сти­ке тес­но свя­за­но и с интер­на­ци­о­на­ли­за­ци­ей сло­вар­но­го соста­ва. Во фра­зео­ло­ги­че­ском соста­ве каж­до­го совре­мен­но­го язы­ка нема­ло обще­го, интер­на­ци­о­наль­но­го, хотя неред­ко оно трак­ту­ет­ся фра­зео­ло­га­ми как наци­о­наль­ное [Валь­тер, Мок­и­ен­ко 2013].

Интер­на­ци­о­наль­ный фонд фра­зео­ло­гии во мно­гом явля­ет­ся тра­ди­ци­он­но-книж­ным, ибо его дли­тель­ное вре­мя пита­ли мифо­ло­ги­че­ские, биб­лей­ские и лите­ра­тур­ные сюже­ты. Тако­вы, напри­мер, ябло­ко раз­до­ра, вави­лон­ское стол­по­тво­ре­ние, кра­е­уголь­ный камень и под. Жур­на­ли­сты охот­но и раз­но­об­раз­но исполь­зу­ют эти тра­ди­ци­он­ные интер­на­ци­о­на­лиз­мы и неред­ко раз­лич­ны­ми при­ё­ма­ми вно­сят в них допол­ни­тель­ный заряд экс­прес­сии. Тако­во, напри­мер, обыг­ры­ва­ние интер­на­ци­о­наль­но­го обо­ро­та пустить утку, эти­мо­ло­гию кото­ро­го веро­ят­нее все­го мож­но свя­зать с латин­ской аббре­ви­а­ту­рой NT — non testatur ‘не засви­де­тель­ство­ва­но’, кото­рая по-немец­ки чита­ет­ся как «en–te», т.е. как Ente. [Бра­ги­на 1995: 122–123; БМС 2005: 715]. Ср. в названии:

Зачем Мед­ве­дев пустил неф­тя­ную утку?

Пре­зи­дент Рос­сии Дмит­рий Мед­ве­дев пору­чил пра­ви­тель­ству раз­ра­бо­тать док­три­ну энер­ге­ти­че­ской без­опас­но­сти и опре­де­лить­ся с неот­лож­ны­ми мера­ми по её реа­ли­за­ции. Ста­ло извест­но, что запа­сы неф­ти в Рос­сии выра­бо­та­ны более чем на 50%, а про­гноз­ные ресур­сы газа оце­ни­ва­ют­ся в 165 трлн. кубо­мет­ров. https://​newsland​.com/​c​o​m​m​u​n​i​t​y​/​1​0​1​1​/​c​o​n​t​e​n​t​/​z​a​c​h​e​m​-​m​e​d​v​e​d​e​v​-​p​u​s​t​i​l​-​n​e​f​t​i​a​n​u​i​u​-​u​t​k​u​/​2​849

Раз­лич­ные спо­со­бы транс­фор­ма­ции ФЕ в газе­тах и жур­на­лах дос­ко­наль­но изу­че­ны иссле­до­ва­те­ля­ми [Солган­ник 1976; Капра­ло­ва 1980; Сти­ли­сти­ка 1981; Ваку­ров 1983; Нови­ков 2004; Язык СМИ 2003; Валь­тер, Мок­и­ен­ко 2005 и др.]. Обыч­но такое обыг­ры­ва­ние внут­рен­ней фор­мы и струк­ту­ры ФЕ воз­мож­но тогда, когда послед­ние проч­но уко­ре­ни­лись в созна­нии чита­те­ля и вос­при­ни­ма­ют­ся как устой­чи­вые, стан­дарт­ные еди­ни­цы. Язык средств мас­со­вой инфор­ма­ции и здесь более опе­ра­ти­вен, чем язык худо­же­ствен­ной литературы.

Интер­на­ци­о­на­ли­за­ция лек­си­че­ско­го соста­ва, как извест­но, харак­тер­на для всех совре­мен­ных лите­ра­тур­ных язы­ков. Для сла­вян­ских язы­ков этот актив­ный про­цесс име­ет свою спе­ци­фи­ку уже пото­му, что тен­ден­ция к лек­си­ко-фра­зео­ло­ги­че­ско­му инте­гри­ро­ва­нию ката­ли­зи­ру­ет­ся здесь как язы­ко­вым род­ством, так и мно­ги­ми общи­ми соци­аль­но-эко­но­ми­че­ски­ми усло­ви­я­ми раз­ви­тия сла­вян­ских стран в после­во­ен­ную эпоху.

Мно­гие сло­во­со­че­та­ния, воз­ни­ка­ю­щие в совре­мен­ной речи — как узко­на­ци­о­наль­ные, так и интер­на­ци­о­наль­ные, — про­хо­дят через гор­ни­ло средств мас­со­вой инфор­ма­ции. Мы, фра­зео­ло­ги, обя­за­ны чут­ко реа­ги­ро­вать на каж­дый новый обо­рот, втя­ги­ва­е­мый жур­на­ли­ста­ми в это горнило. 

Толь­ко один харак­тер­ный при­мер. Д. М. Поцеп­ня, извест­ная мно­гим линг­ви­стам сво­им изыс­кан­ным сти­ли­сти­че­ским вку­сом, недав­но обра­ти­ла моё вни­ма­ние на незна­ко­мое ей выра­же­ние заводить/ заве­сти рака за камень. Ею запи­сан и кон­текст это­го обо­ро­та: «Все эти жёст­кие усло­вия для того, что­бы заве­сти рака за камень» (т.е. зату­ше­вать суть дела — облег­чить про­це­ду­ру банк­рот­ства в поль­зу бан­ка-кре­ди­то­да­те­ля, а не для заём­щи­ка)». Он про­зву­чал в радио­эфи­ре 20 октяб­ря 2015 года при обсуж­де­нии зако­на о банк­рот­стве. Харак­тер­но, что интер­нет-спра­воч­ник грамота.ру, bolshyvopros при­во­дит пред­ла­га­е­мое тол­ко­ва­ние фра­зео­ло­гиз­ма: «Оши­бить­ся?» под вопро­сом. Кон­тек­сты, най­ден­ные мною, тем не менее пол­но­стью под­твер­жда­ют дефи­ни­цию Д. М. Поцепни:

Не заво­дить рака за камень посо­ве­то­вал Путин Улюкаеву.

Министр эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия Алек­сей Улю­ка­ев пред­ло­жил отобрать у РЖД пра­во само­сто­я­тель­но менять тари­фы на гру­зо­пе­ре­воз­ки и вер­нуть его Феде­раль­ной служ­бе по тари­фам (ФСТ). Желез­но­до­рож­ной моно­по­лии в этом году пере­да­ли пол­но­мо­чия регу­ли­ро­вать тари­фы в рам­ках кори­до­ра от «минус 12,8 %» до «плюс 13,4 %». «Сей­час это пра­во — повы­шать тариф по отдель­ным направ­ле­ни­ям и кате­го­ри­ям гру­зов — закреп­ле­но за ком­па­ни­ей «Рос­сий­ские желез­ные доро­ги». Есть пред­ло­же­ние о том, что­бы вер­нуть­ся к систе­ме, когда Феде­раль­ная служ­ба по тари­фам непо­сред­ствен­но рас­по­ла­га­ет таки­ми воз­мож­но­стя­ми, и изъ­ять его из пра­ва ком­па­нии», — ска­зал на засе­да­нии Гос­со­ве­та Алек­сей Улюкаев.

Пре­зи­дент Вла­ди­мир Путин на это ска­зал, что сей­час менять что-то не вре­мя. «Там есть пред­ста­ви­те­ли госу­дар­ства в этой ком­па­нии, не нуж­но здесь рака за камень заво­дить. Все это мож­но регу­ли­ро­вать, но толь­ко нуж­но делать свое­вре­мен­но и про­счи­ты­вать надо до кон­ца все послед­ствия и для самой ком­па­нии «РЖД», кото­рая явля­ет­ся одной из важ­ней­ших состав­ля­ю­щих всей нашей эко­но­ми­ки, её инве­сти­ци­он­но­го паке­та, нуж­но посмот­реть для отрас­лей эко­но­ми­ки. Вовре­мя толь­ко делать всё надо», — ска­зал президент. 

(ПРОВЭД.рф. 24.12.2013. 11:17 http://​xn​-​-b1ae2adf4f​.xn​-​-p1ai/​e​c​o​n​o​m​i​c​s​/​9​0​5​5​-​n​e​-​z​a​v​o​d​i​t​-​r​a​k​a​-​z​a​-​k​a​m​e​n​-​p​o​s​o​v​e​t​o​v​a​l​-​p​u​t​i​n​.​h​tml)

Рез­кую про­тест­ную реак­цию вызва­ла у пред­се­да­те­ля Сове­та ини­ци­а­ти­ва нашей груп­пы по выдви­же­нию в ЦИК (Цен­траль­ную Изби­ра­тель­ную Комис­сию) Каре­лии пред­ста­ви­те­ля от Лах­ден­похско­го рай­о­на. Сна­ча­ла Вла­ди­мир Мальковский. 

Свя­зан запрос был с опа­се­ни­ем по пово­ду воз­мож­но­го закры­тия шко­лы в Тау­нане. Каза­лось бы, чего про­ще: «Чело­ве­ка вол­ну­ет (не без­осно­ва­тель­но) судь­ба шко­лы. Задан вопрос. Дол­жен про­зву­чать ответ. Если шко­ла не закры­ва­ет­ся, ска­жи­те: «Сплет­ни, слу­хи и домыс­лы». Зачем для его реше­ния нуж­но за час до сес­сии соби­рать депу­та­тов-педа­го­гов и убеж­дать заяви­те­ля снять вопрос с повест­ки? Для того, что­бы не нака­лять обста­нов­ку? Ну и уж совсем не сто­ит «заво­дить рака за камень»** по пово­ду соблю­де­ния-несо­блю­де­ния регла­мен­та. Есть про­бле­ма — сво­ра­чи­ва­ние посе­лен­че­ских школ в нашем рай­оне… (**) «Заво­дить рака за камень» — люби­мая при­сказ­ка Вла­ди­ми­ра Михай­ло­ви­ча. Озна­ча­ет, судя по все­му, при­мер­но то же, что «Запу­ты­вать про­бле­му», «Искать слож­ные реше­ния про­стых вопро­сов», «Выда­вать чер­ное за белое» (robinzonst​.ru. http://​robinzonst​.ru/​b​l​o​g​/​z​a​v​o​d​i​m​-​r​a​k​a​-​z​a​-​k​a​m​en/).

Выво­ды. Так, про­пус­кая через гор­ни­ло пуб­ли­ци­сти­че­ско­го дис­кур­са то или иное сло­во или выра­же­ние, жур­на­ли­сты стре­мят­ся не про­сто их упо­треб­лять, но и как мож­но точ­нее семан­ти­зи­ро­вать. Разу­ме­ет­ся при этом, что не всё, про­шед­шее через это гор­ни­ло, попа­да­ет в лите­ра­тур­ный язык и сохра­ня­ет­ся вре­ме­нем. Закреп­ле­ние того или ино­го фра­зео­ло­гиз­ма в язы­ке, его пере­ме­ще­ние из пери­фе­рии в самый центр лите­ра­тур­но­го упо­треб­ле­ния зави­сит от мно­гих объ­ек­тив­ных и субъ­ек­тив­ных фак­то­ров. Тем не менее имен­но про­вер­ка «на пуб­ли­ци­стич­ность» явля­ет­ся сей­час пер­вым и, види­мо, самым серьёз­ным эта­пом тако­го язы­ко­во­го отбо­ра. Ведь имен­но пуб­ли­ци­сти­че­ский дис­курс выяв­ля­ет и закреп­ля­ет основ­ные каче­ства фра­зео­ло­гиз­мов — их экс­прес­сив­ность и характеристичность.

© Мок­и­ен­ко В. М., 2016