Вторник, 6 декабряИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ
Shadow

Фреймирование предвыборной политической ситуации в дискурсе телеграм-канала

Иссле­до­ва­ние выпол­не­но при финан­со­вой под­держ­ке РФФИ и ЭИСИ в рам­ках науч­но­го про­ек­та № 21–011-31014 опн «Ком­му­ни­ка­тив­ное сопро­вож­де­ние анти­пра­ви­тель­ствен­ных выступ­ле­ний в Бело­рус­сии в 2020 г. (на при­ме­ре оппо­зи­ци­он­ных кана­лов мес­сен­дже­ра Telegram)».

The research was funded by the Russian Foundation for Basic Research and EISR according to the research project no. 21–011-31014 “Communicative support of anti-government demonstrations in Belarus in 2020 (the case of the opposition channels of the Telegram messenger)”.

Постановка проблемы

Для Бела­ру­си годом испы­та­ний стал 2020 г. Ночь с 9 на 10 авгу­ста 2020 г., а так­же сле­ду­ю­щие несколь­ко меся­цев озна­ме­но­ва­лись акци­я­ми про­те­ста людей, не соглас­ных с резуль­та­та­ми пре­зи­дент­ских выбо­ров, на кото­рых побе­ду одер­жал дей­ству­ю­щий лидер. Оппо­зи­ци­он­но настро­ен­ные граж­дане обви­ни­ли власть в фаль­си­фи­ка­ции резуль­та­тов голо­со­ва­ния и мно­го­крат­но выхо­ди­ли на ули­цы для уча­стия в пуб­лич­ных меро­при­я­ти­ях, а так­же мас­со­вых бес­по­ряд­ках. Уста­нов­ле­но, что коор­ди­на­ци­ей дей­ствий про­те­сту­ю­щих одно­вре­мен­но зани­ма­лись несколь­ко теле­грам-кана­лов. При­ме­не­ние сете­вых тех­но­ло­гий, а имен­но кросс-плат­фор­мен­ных мес­сен­дже­ров, поз­во­ля­ю­щих транс­ли­ро­вать видео‑, тек­сто­вые и голо­со­вые сооб­ще­ния, а так­же фото­гра­фии и иные фай­лы, отли­ча­ет бело­рус­ские выбо­ры 2020 г. от всех преды­ду­щих. В пред­вы­бор­ный пери­од ком­му­ни­ка­ция в теле­грам-кана­лах про­де­мон­стри­ро­ва­ла устой­чи­вость бла­го­да­ря сете­вым воз- можностям.

Сети нели­ней­ны, или ризом­ны, т. е. пред­став­ля­ют собой рас­сре­до­то­чен­ные подвиж­ные струк­ту­ры, спо­соб­ные рабо­тать «без голо­вы». Бла­го­да­ря отсут­ствию тра­ди­ци­он­ной иерар­хии их орга­ни­за­то­ры могут не знать цен­тра про­ис­хож­де­ния задач. Нали­чие мно­же­ствен­ных гори­зон­таль­ных свя­зей обес­пе­чи­ва­ет участ­ни­кам воз­мож­ность само­ор­га­ни­зо­вы­вать­ся, коор­ди­ни­ро­вать­ся, дого­ва­ри­вать­ся о месте и вре­ме­ни про­ве­де­ния митин­гов, пике­тов, акций про­те­ста и в целом высту­пать «ору­жи­ем десу­ве­ре­ни­за­ции» [Коро­вин 2014].

Соци­аль­ное ори­ен­ти­ро­ва­ние ауди­то­рии может осу­ществ­лять­ся в трех направ­ле­ни­ях — инфор­ми­ро­ва­нии, оце­ноч­ном диа­гно­сти­ро­ва­нии и сти­му­ли­ро­ва­нии соци­аль­ной актив­но­сти [Дус­ка­е­ва 2014: 24]. Раз­де­ляя эту точ­ку зре­ния, мы счи­та­ем, что созда­ва­е­мая при помо­щи новых инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий семи­о­ти­че­ская реаль­ность в Сети, кро­ме пере­чис­лен­ных харак­те­ри­стик, может обла­дать мощ­ным раз­ру­ши­тель­ным потен­ци­а­лом, направ­лен­ным на раз­жи­га­ние соци­аль­но-поли­ти­че­ской вражды.

Выяв­ле­ние меха­низ­мов фрей­ми­ро­ва­ния, бла­го­да­ря кото­рым осу­ществ­ля­ет­ся систе­ма­ти­че­ское воз­дей­ствие на под­пис­чи­ков, преж­де все­го моло­дежь, для их вовле­че­ния в про­ти­во­прав­ные дей­ствия, необ­хо­ди­мо для того, что­бы упре­дить подоб­но­го рода дея­ния в иных поли­ти­че­ских усло­ви­ях и спо­соб­ство­вать укреп­ле­нию наци­о­наль­ной без­опас­но­сти любо­го суве­рен­но­го госу­дар­ства. В этой свя­зи обна­ру­же­ние и оцен­ку инфор­ма­ци­он­ных угроз, исхо­дя­щих от оппо­зи­ци­он­но настро­ен­ных групп, про­па­ган­ди­ру­ю­щих свои взгля­ды в интер­нет-про­стран­стве, мож­но отне­сти к чис­лу ост­рей­ших вопро­сов в обла­сти госу­дар­ствен­ной поли­ти­ки, решать кото­рые целе­со­об­раз­но с при­вле­че­ни­ем зна­ний о спо­со­бах кон­стру­и­ро­ва­ния язы­ко­вой реаль­но­сти в циф­ро­вой среде.

История вопроса

В 2016 г. В. В. Путин под­пи­сал Док­три­ну наци­о­наль­ной без­опас­но­сти, кото­рая содер­жит пере­чень основ­ных угроз, свя­зан­ных с воз­мож­но­стя­ми транс­гра­нич­но­го рас­про­стра­не­ния инфор­ма­ции. Наря­ду с про­грес­сом, прак­ти­ка внед­ре­ния инно­ва­ци­он­ных тех­но­ло­гий убе­ди­ла обще­ство в том, что инфор­ма­ция спо­соб­на мгно­вен­но посту­пать к адре­са­ту по раз­ным интер­нет-кана­лам в виде мно­го­ком­по­нент­ных сооб­ще­ний. Оче­вид­но, что на этом фоне дея­тель­ность кри­ми­наль­ных групп выхо­дит на новый уро­вень опас­но­сти, посколь­ку моде­ли­ру­е­мая ими кар­ти­на поли­ти­че­ской реаль­но­сти явля­ет­ся иска­жен­ной, а основ­ная цель сво­дит­ся к ока­за­нию деструк­тив­но­го вли­я­ния на тех людей, кото­рые (напри­мер, в силу воз­рас­та) не име­ют устой­чи­вой миро­воз­зрен­че­ской позиции.

Необ­хо­ди­мость обес­пе­че­ния инте­ре­сов госу­дар­ства в сфе­ре инфор­ма­ции сти­му­ли­ро­ва­ла в послед­ние 5–7 лет появ­ле­ние работ, авто­ры кото­рых обра­ща­ют­ся к про­па­ган­дист­ско­му дис­кур­су [Кол­ту­но­ва 2015], экс­тре­мист­ским меди­а­тек­стам [Мисонж­ни­ков 2019], свой­ствам новых сете­вых жан­ров [Сури­ко­ва 2020], вопро­сам экс­пер­ти­зы инфор­ма­ци­он­но­го обес­пе­че­ния [Кара-Мур­за 2019].

Раз­ви­тие полу­ча­ет линг­ви­сти­ка инфор­ма­ци­он­но-пси­хо­ло­ги­че­ской вой­ны [Ско­во­род­ни­ков 2017; 2019; 2020; 2021]. Это моло­дое направ­ле­ние линг­ви­сти­че­ской дис­кур­со­ло­гии, объ­ек­том иссле­до­ва­ния кото­ро­го высту­па­ет «спе­ци­фи­ка исполь­зо­ва­ния язы­ка как сред­ства веде­ния инфор­ма­ци­он­но-пси­хо­ло­ги­че­ских войн» [Ско­во­род­ни­ков 2017: 16]. В широ­ком смыс­ле речь идет о про­ти­во­бор­стве сто­рон, воз­ни­ка­ю­щем из-за кон­флик­та инте­ре­сов и осу­ществ­ля­е­мом глав­ным обра­зом путем язы­ко­во­го воз­дей­ствия на созна­ние про­тив­ни­ка [Ско­во­род­ни­ков 2017: 13].

Под­черк­нем, что в послед­ние 10–15 лет инте­рес к про­бле­мам инфор­ма­ци­он­но­го про­ти­во­бор­ства и инфор­ма­ци­он­но-пси­хо­ло­ги­че­ской войне (далее ИПВ) как тех­но­ло­гии воз­дей­ствия на мас­со­вое созна­ние неуклон­но рас­тет. Доста­точ­но ука­зать на неко­то­рые зна­чи­мые пуб­ли­ка­ции [Бер­нац­кая 2019; Буха­рин, Цыга­нов 2015; Васи­льев, Под­со­хин 2016; Евсе­е­ва 2019; Куш­не­рук, Чуди­нов 2019; Куш­не­рук, Куроч­ки­на 2020; Коп­ни­на, Ско­во­род­ни­ков 2016; Пана­рин 2012; Синель­ни­ко­ва 2014; Ско­во­род­ни­ков, Коп­ни­на 2016; Тка­чен­ко 2011]. Общим местом явля­ет­ся при­зна­ние того, что ИПВ осу­ществ­ля­ет­ся не толь­ко через СМИ, но и посред­ством медиа­плат­форм, пред­на­зна­чен­ных для раз­ных сообществ.

Про­ти­во­бор­ство воз­ни­ка­ет из-за кон­флик­та инте­ре­сов или идео­ло­гий [Ско­во­род­ни­ков 2017; 2019; 2021]. Кон­фликт инте­ре­сов меж­ду леги­тим­ной вла­стью и оппо­зи­ци­ей в ходе пред­вы­бор­ной кам­па­нии в Бела­ру­си 2020 г. как широ­кий дис­кур­сив­ный кон­текст пред­опре­де­ля­ет сле­ду­ю­щие харак­те­ри­сти­ки ком­му­ни­ка­ции в теле­грам-кана­лах, кото­рые мы выде­ля­ем в тер­ми­нах линг­ви­сти­ки ИПВ [Ско­во­род­ни­ков 2017: 22–23]:

1. Суще­ству­ют два субъ­ек­та инфор­ма­ци­он­но­го вли­я­ния: субъект‑1 (леги­тим­ная власть, т. е. под­дер­жи­ва­е­мая боль­шин­ством граж­дан) и про­ти­во­сто­я­щий ему субъект‑2, или ини­ци­а­тор ИПВ (оппо­зи­ция, веду­щая поли­ти­ку сопро­тив­ле­ния большинству).

2. Цель субъекта‑2 — нане­сти ущерб субъекту‑1 для дости­же­ния сво­их поли­ти­че­ских инте­ре­сов (сме­на власти).

3. Основ­ным кана­лом веде­ния ИПВ на сто­роне субъекта‑2 высту­па­ют инфор­ма­ци­он­ные пло­щад­ки в сети Интер­нет, соци­аль­ные сети и кросс-плат­фор­мен­ные мессенджеры.

4. Акто­ром ИПВ явля­ет­ся непо­сред­ствен­ный испол­ни­тель, высту­па­ю­щий на сто­роне субъекта‑2. Им могут быть как отдель­ные лица, авто­ры кана­лов, так и сооб­ще­ства, про­тестные груп­пы, физи­че­ски и/или вир­ту­аль­но суще­ству­ю­щие и при­зы­ва­ю­щие к дей­стви­ям про­тив власти. 

5. Объ­ект осу­ществ­ля­е­мой акто­ром ИПВ — созна­ние под­пис­чи­ков, име­ю­щих акка­ун­ты в телеграм-каналах.

6. Мише­нью ИПВ ока­зы­ва­ют­ся пред­став­ле­ния, свя­зан­ные с дея­тель­но­стью власт­ных струк­тур, кото­рые под­вер­га­ют­ся кри­ти­ке и осуж­де­нию. В мише­ни выде­ля­ет­ся ядро, на кото­рое направ­лен глав­ный удар дис­кре­ди­та­ции, — образ дей­ству­ю­ще­го пре­зи­ден­та Беларуси.

7. В каче­стве инфор­ма­ци­он­но-пси­хо­ло­ги­че­ско­го ору­жия акто­ра рас­смат­ри­ва­ют­ся посты в теле­грам-кана­лах (поли­ко­до­вые инфор­ма­ци­он­ные бло­ки оппо­зи­ци­он­ной направ­лен­но­сти), в кото­рых воз­мож­но соеди­не­ние зна­ков раз­ных семи­о­ти­че­ских систем — вер­баль­ных, визу­аль­ных и аудиальных.

ИПВ реа­ли­зу­ет­ся в теле­грам-кана­лах в фор­мах огра­ни­че­ния поли­ти­че­ской реаль­но­сти и выра­жа­ет­ся в созда­нии «осо­бо­го» дис­кур­сив­но­го мира (подроб­нее об этом: http://​discourseworld​.ru/). Он кон­стру­и­ру­ет­ся рече­де­я­те­лем на осно­ве тща­тель­но­го отбо­ра инфор­ма­ции и средств ее орга­ни­за­ции в рам­ках постов. Речь идет, во-пер­вых, об огра­ни­чен­но­сти дис­кур­сив­но­го мира вре­мен­ны­ми рам­ка­ми пред­вы­бор­но­го пери­о­да, во-вто­рых, о содер­жа­нии транс­ли­ру­е­мо­го кон­тен­та. Посколь­ку ком­му­ни­ка­ция в дис­кур­се теле­грам-кана­ла осу­ществ­ля­ет­ся в инте­ре­сах оппо­зи­ци­он­ных групп, гене­ри­ру­е­мая сово­куп­но­стью постов мен­таль­но-язы­ко­вая струк­ту­ра видо­из­ме­ня­ет поли­ти­че­скую дей­стви­тель­ность для сво­их под­пис­чи­ков, что­бы уси­лить «эффект непри­я­тия вла­сти» и навя­зать агрес­сив­ные моде­ли поведения.

В пред­став­ле­нии пре­зи­дент­ских выбо­ров в Бела­ру­си в оппо­зи­ци­он­ном дис­кур­се опре­де­ля­ю­щую роль игра­ет стра­те­ги­че­ское фрей­ми­ро­ва­ние, кото­рое мы рас­смат­ри­ва­ем как ком­плекс инфор­ма­ци­он­но-пси­хо­ло­ги­че­ских опе­ра­ций, направ­лен­ных на кон­со­ли­да­цию про­тестных сил.

Тео­рия фреймирования/фрейминга (исполь­зу­ют­ся сино­ни­мич­но) за рубе­жом заре­ко­мен­до­ва­ла себя как надеж­ная мето­до­ло­гия для иссле­до­ва­ния отно­си­тель­но устой­чи­вых соци­аль­но раз­де­ля­е­мых мен­таль­ных струк­тур, пред­опре­де­ля­ю­щих пони­ма­ние окру­жа­ю­ще­го мира и его дина­ми­ки [Bashatah 2017; Boydstun et al. 2014; De Vreese 2005; Entman 1993; Gamson, Modigliani 1989; Gitlin 1980; Godefroidt, Berbers, d’Haenens 2016; Goffman 1974; Hallahan 2008; Kahneman, Tversky 1979; Pan, Kosicki 1993; Semetko, Valkenburg 2000; van Gorp 2007]. В избран­ной нами социо­ло­ги­че­ской трак­тов­ке фрей­мо­вые струк­ту­ры «социа­бель­ны», в свя­зи с чем про­ис­хо­дит посто- янное «фрей­ми­ро­ва­ние» реаль­но­сти [Goffman 1974].

За осно­ву в иссле­до­ва­нии при­ни­ма­ет­ся пони­ма­ние фрей­ми­ро­ва­ния Р. Энт­ма­на. Его опре­де­ле­ние под­чер­ки­ва­ет два момен­та: во-пер­вых, выбор тех или иных аспек­тов вос­при­ни­ма­е­мой реаль­но­сти и, во-вто­рых, при­да­ние им замет­но­сти, «что­бы это спо­соб­ство­ва­ло опре­де­ле­нию про­бле­мы, при­чин­но-след­ствен­ной интер­пре­та­ции, мораль­ной оцен­ке и/или реко­мен­да­ци­ям» [Entman 1993: 53]. Фрей­ми­ро­ва­ние дости­га­ет­ся «выде­ле­ни­ем битов инфор­ма­ции в опре­де­лен­ном поло­же­нии, повто­ре­ни­ем и созда­ни­ем ассо­ци­а­ций с извест­ны­ми в куль­ту­ре сим­во­ла­ми» [Entman 1993: 53].

Для иссле­до­ва­ния кон­стру­и­ро­ва­ния медий­но-опо­сре­до­ван­ной реаль­но­сти в теле­грам-кана­лах важ­но пони­ма­ние сущ­но­сти стра­те­ги­че­ско­го фрей­ми­ро­ва­ния. В общем смыс­ле оно под­ра­зу­ме­ва­ет наме­рен­ное исполь­зо­ва­ние фрей­ми­ро­ва­ния спе­ци­а­ли­ста­ми по ком­му­ни­ка­ци­ям в раз­ных сфе­рах — менедж­мент, орга­ни­за­ци­он­ные иссле­до­ва­ния, иссле­до­ва­ния соци­аль­ных дви­же­ний и меди­а­ис­сле­до­ва­ния [Bateson 1972; Gamson 1992; Goffman 1974; Kahneman, Tversky 1979; Ndinojuo, Ihejirika, Okon 2018]. Стра­те­ги­че­ское фрей­ми­ро­ва­ние слу­жит «оформ­ле­нию» дей­стви­тель­но­сти и ее фраг­мен­тов через при­да­ние сали­ент­но­сти отдель­ным вопро­сам в рам­ках темы. Его цели состо­ят в том, что­бы пере­да­вать смысл и фоку­си­ро­вать вни­ма­ние ауди­то­рии на опре­де­лен­ных эле­мен­тах сооб­ще­ния или аспек­тах темы для полу­че­ния бла­го­при­ят­но­го или запла­ни­ро­ван­но­го откли­ка [Hallahan 2008].

Как будет про­де­мон­стри­ро­ва­но ниже, стра­те­ги­че­ское фрей­ми­ро­ва­ние обес­пе­чи­ва­ет воз­мож­ность авто­рам оппо­зи­ци­он­ных теле­грам-кана­лов быст­ро пере­ра­ба­ты­вать боль­шие объ­е­мы посту­па­ю­щей с мест собы­тий инфор­ма­ции и, исполь­зуя раз­ные семи­о­ти­че­ские коды, «упа­ко­вы­вать» их для ауди­то­рии под­пис­чи­ков, что­бы побуж­дать людей думать о пред­вы­бор­ной ситу­а­ции необ­хо­ди­мым адре­сан­ту образом.

В этом про­цес­се опре­де­ля­ю­щую роль игра­ют фрей­мы кол­лек­тив­но­го дей­ствия, в первую оче­редь име­ю­щие отно­ше­ние к обще­ствен­ным дви­же­ни­ям и пони­ма­е­мые как ори­ен­ти­ро­ван­ные на дей­ствия сово­куп­но­сти убеж­де­ний и смыс­лов, кото­рые «инспи­ри­ру­ют и леги­ти­ми­ру­ют» дея­тель­ность и кам­па­нии по их орга­ни­за­ции [Benford, Snow 2000]. Они суще­ству­ют в сле­ду­ю­щих разновидностях.

Диа­гно­сти­че­ские фрей­мы «уста­нав­ли­ва­ют диа­гноз» како­го-либо собы­тия или аспек­та жиз­ни как непри­ят­но­го и нуж­да­ю­ще­го­ся в изме­не­нии. Они опре­де­ля­ют зло­бо­днев­ную про­бле­му, «неспра­вед­ли­вость», «жертв», «винов­ных», уста­нав­ли­ва­ют при­чин­но-след­ствен­ную связь меж­ду явле­ни­я­ми. Про­гно­сти­че­ские фрей­мы пред­ла­га­ют реше­ния про­бле­мы или по край­ней мере план и стра­те­гии реа­ги­ро­ва­ния. Име­ют отно­ше­ние к буду­щим дей­стви­ям [Godefroidt, Berbers, d’Haenens 2016: 782]. Моти­ва­ци­он­ные фрей­мы явля­ют­ся моби­ли­за­ци­он­ны­ми, слу­жат «при­зы­вом к ору­жию», т. е. обос­но­вы­ва­ют необ­хо­ди­мость уча­стия в кол­лек­тив­ных дей­стви­ях по «наве­де­нию поряд­ка» в про­блем­ной обла­сти, созда­ют моти­вы [Benford, Snow 2000: 618].

Описание методики исследования

Иссле­до­ва­ние про­ве­де­но в сопо­ло­же­нии коли­че­ствен­ных и каче­ствен­ных мето­дов [Bashatah 2017; Qaiwer 2016]. Сме­шан­ная мето­до­ло­ги­че­ская пер­спек­ти­ва (mixed-methods approach) избра­на для дис­кур­сив­но­го ана­ли­за, кото­рый про­во­дит- ся соглас­но четы­рех­этап­но­му алгоритму.

На пер­вом эта­пе осу­ществ­ля­ет­ся кван­ти­та­тив­ный ана­лиз сооб­ще­ний в теле­грам-кана­ле. Про­ана­ли­зи­ро­ва­ны нахо­дя­щи­е­ся в сво­бод­ном досту­пе 2173 поста в одном из оппо­зи­ци­он­ных теле­грам-кана­лов в пери­од с 8 мая по 8 авгу­ста 2020 г. Автор ста­тьи высту­па­ет испол­ни­те­лем науч­но­го про­ек­та № 21–011-31014 опн «Ком­му­ни­ка­тив­ное сопро­вож­де­ние анти­пра­ви­тель­ствен­ных выступ­ле­ний в Бело­рус­сии в 2020 г. (на при­ме­ре оппо­зи­ци­он­ных кана­лов мес­сен­дже­ра Telegram)», под­дер­жан­но­го РФФИ и ЭИСИ, и не раз­де­ля­ет поли­ти­че­ских взгля­дов этих каналов.

Обра­ще­ние к рас­смат­ри­ва­е­мо­му вре­мен­но­му про­ме­жут­ку согла­су­ет­ся с уста­нов­лен­ным гра­фи­ком выбо­ров в Бела­ру­си: 8–10 мая 2020 г. — объ­яв­ле­ние сро­ков реги­стра­ции ини­ци­а­тив­ных групп (51 пост); 11–15 мая 2020 г. — пред­став­ле­ние кан­ди­да­тур на пост Пре­зи­ден­та и реги­стра­ция ини­ци­а­тив­ных групп (47 постов); 16–20 мая 2020 г. — выдви­же­ние пред­ста­ви­те­лей в тер­ри­то­ри­аль­ные избир­ко­мы (40 постов); 21 мая — 19 июня 2020 г. — сбор под­пи­сей (858 постов); 20 июня — 4 июля 2020 г. — пода­ча под­пи­сей в ЦИК (379 постов); 5 июля — 14 июля 2020 г. — реги­стра­ция кан­ди­да­тов (235 постов); 15 июля — 3 авгу­ста 2020 г. — вре­мя аги­та­ции (405 постов); 4–8 авгу­ста 2020 г. — досроч­ное голо­со­ва­ние (158 постов).

На вто­ром эта­пе с уче­том изме­ря­е­мых харак­те­ри­стик — чис­ло сооб­ще­ний за день, за обо­зна­чен­ный интер­вал пред­вы­бор­но­го пери­о­да и за весь пери­од — опре­де­ле­ны основ­ные темы, кото­рые ока­зы­ва­ют­ся в поле вни­ма­ния авто­ров кана­ла на про­тя­же­нии трех меся­цев. Акту­аль­ность тем уста­нав­ли­ва­ет­ся по коли­че­ству дней, в тече­ние кото­рых они обсуж­да­ют­ся моде­ра­то­ра­ми (коли­че­ство дней ука­за­но в скоб­ках), — «Граж­дане Бела­ру­си» (83), «Пре­зи­дент» (81), «Задер­жа­ния» (50), «Кан­ди­да­ты» (48), «Вла­сти» (48), «Коро­на­ви­рус» (32).

На тре­тьем эта­пе про­во­дит­ся каче­ствен­ный ана­лиз язы­ко­во­го мате­ри­а­ла, а имен­но кон­тек­сту­аль­но­го окру­же­ния лек­сем и сло­во­со­че­та­ний, обо­зна­ча­ю­щих поли­ти­че­ских акто­ров (граж­дан, Пре­зи­ден­та, кан­ди­да­тов, власть), в оппо­зи­ци­он­ном дис­кур­се. Это поз­во­ля­ет оха­рак­те­ри­зо­вать аспек­ту­аль­ное фрей­ми­ро­ва­ние пред­вы­бор­ной ситу­а­ции с уче­том поли­ти­че­ско­го регламента.

На чет­вер­том эта­пе с опо­рой на дока­зан­ные в нау­ке поло­же­ния [Benford, Snow 2000; Godefroidt, Berbers, d’Haenens 2016] рас­смот­ре­ны функ­ци­о­наль­ные аспек­ты фрей­ми­ро­ва­ния — диа­гно­сти­че­ский, про­гно­сти­че­ский и моти­ва­ци­он­ный, что спо­соб­ству­ет более глу­бо­ко­му осмыс­ле­нию того, как моде­ра­то­ры кана­ла ока­зы­ва­ют вли­я­ние на ауди­то­рию под­пис­чи­ков, «подо­гре­вая» про­тестные настроения.

Пред­став­лен­ный алго­ритм обес­пе­чи­ва­ет пони­ма­ние моде­ли­ро­ва­ния дис­кур­сив­но­го мира пред­вы­бор­ной ситу­а­ции и поз­во­ля­ет обна­ру­жить, каким обра­зом в зави­си­мо­сти от поли­ти­че­ской повест­ки кон­стру­и­ру­ет­ся и меня­ет­ся отра­же­ние пред­вы­бор­но­го процесса.

Анализ материала и результаты исследования

В насто­я­щей ста­тье мы огра­ни­чи­ва­ем­ся рас­смот­ре­ни­ем осо­бен­но­стей фрей­ми­ро­ва­ния в рам­ках темы «Граж­дане Бела­ру­си», кото­рая полу­ча­ет раз­ви­тие в тече­ние 83 дней пред­вы­бор­но­го периода.

Бла­го­да­ря дис­кур­сив­ной стра­те­гии поля­ри­за­ции регу­ляр­но про­ти­во­по­став­ля­ет­ся власть и бело­рус­ский народ. Основ­ной аспек­ту­аль­ный фрейм — «недо­воль­ство граж­дан». В моде­ли дис­кур­сив­но­го мира власть отгра­ни­чи­ва­ет­ся от наро­да, при этом ей при­пи­сы­ва­ют­ся исклю­чи­тель­но нега­тив­ные свой­ства, в то вре­мя как народ пред­став­лен жерт­вой, стра­да­ю­щей от пло­хой жиз­ни. Ср.: Вла­сти зажра­лись, завра­лись и ото­рва­лись от реаль­но­сти, пока про­стой народ живет в нище­те и едва сво­дит кон­цы с кон­ца­ми (14.05). Пей­о­ра­тив­ная семан­ти­ка гла­го­лов, обо­зна­ча­ю­щих дей­ствия вла­стей, акту­а­ли­зи­ру­ет­ся в целях «диа­гно­сти­ки» глу­бо­ко­го поли­ти­че­ско­го кри­зи­са для ока­за­ния глав­ным обра­зом эмо­ци­о­наль­но­го дав­ле­ния на аудиторию.

Дис­кре­ди­та­ция вла­сти на эмо­ци­о­наль­ном уровне часто осу­ществ­ля­ет­ся за счет иро­нии как фор­мы осме­я­ния и про­те­ста. В тра­ди­ци­он­ном пони­ма­нии меха­низ­мом иро­нии явля­ет­ся про­ти­во­ре­чие меж­ду тем, что экс­пли­ци­ро­ва­но, и тем, что под­ра­зу­ме­ва­ет­ся. Ср.: Инва­ли­ды — люди, о кото­рых в послед­нюю оче­редь дума­ют в нашем госу­дар­стве для наро­да (8.07). 

В дан­ном кон­тек­сте нега­тив­ная оцен­ка инду­ци­ру­ет­ся бла­го­да­ря иро­нии, осно­ван­ной на семан­ти­че­ской транс­фор­ма­ции наци­о­наль­но-пре­це­дент­но­го фено­ме­на, — извест­но­го выска­зы­ва­ния «Бела­русь — госу­дар­ство для наро­да», кото­рое А. Г. Лука­шен­ко сде­лал на собра­нии ко Дню Неза­ви­си­мо­сти 2 июля 2018 г. В кон­тек­сте поста, вызы­ва­ю­ще­го сочув­ствие к людям с огра­ни­чен­ны­ми воз­мож­но­стя­ми, идей­но-эмо­ци­о­наль­ная оцен­ка поли­ти­ки госу­дар­ства при­об­ре­та­ет про­ти­во­по­лож­ный смысл и зву­чит изобличительно.

В дру­гих постах идея мас­со­во­го воз­му­ще­ния поли­ти­кой вла­сти выстра­и­ва­ет­ся бла­го­да­ря ими­та­ции уст­ной раз­го­вор­ной речи, что облег­ча­ет моде­ра­то­рам доне­се­ние транс­ли­ру­е­мо­го мне­ния до целе­вой ауди­то­рии. Это­му же спо­соб­ству­ет вве­де­ние в текст пре­це­дент­ных для бело­ру­сов фак­тов, под­креп­ля­ю­щих про­тестные настро­е­ния. Ср.: Люди про­сто нака­ле­ны до пре­де­ла все­ми эти­ми при­ну­ди­лов­ка­ми, ложью, хам­ством, про­па­ган­дой. 26 лет — ну сколь­ко мож­но ж уже? (28.05). С одной сто­ро­ны, ложь, хам­ство, про­па­ган­да, с дру­гой — недо­воль­ство граж­дан (при­чи­на — дли­тель­ный срок пре­зи­ден­та у вла­сти). Ком­му­ни­ка­тив­но «подо­гре­ва­ет­ся» идея зло­сти людей как ответ­ной реак­ции. Ср.: Сце­на­рий вла­сти не сра­бо­тал и еще боль­ше разо­злил людей (30.05).

Сар­казм как выс­шая сте­пень иро­нии в дис­кур­се теле­грам-кана­ла спо­соб­ству­ет рез­кой, бес­ком­про­мисс­ной кри­ти­ке выбо­ров, исхо­дя­щей от граж­дан. Ср.: Псев­до­вы­бо­ры все бли­же, а это зна­чит, что народ­ной люб­ви ста­но­вит­ся боль­ше. Рань­ше рас­кле­и­ва­ни­ем листо­вок, накле­ек, граф­фи­ти зани­ма­лись десят­ки акти­ви­стов из оппо­зи­ци­он­ных дви­же­ний. Сей­час же этим зани­ма­ют­ся тыся­чи обыч­ных людей (13.07).

При­ве­ден­ный пост име­ет высо­кую сте­пень нега­тив­ной эмо­цио­ген­но­сти, кото­рая созда­ет­ся раз­но­тип­ны­ми сред­ства­ми. На мор­фо­ло­ги­че­ском уровне пре­фик­со­ид «псев­до» акту­а­ли­зи­ру­ет зна­че­ние мни­мо­сти и лож­но­сти выбо­ров. В рито­ри­че­ском плане язви­тель­ная насмеш­ка, заклю­чен­ная в сло­во­со­че­та­нии «народ­ная любовь», слу­жит рече­вой фор­мой обли­че­ния вла­сти. При этом опре­де­ля­ет­ся семан­ти­че­ская роль акто­ра, кото­ро­му при­пи­сы­ва­ет­ся кол­лек­тив­ное чув­ство, — народ. Утвер­жде­ние о том, что народ­ной люб­ви «ста­но­вит­ся все боль­ше» мень­ше чем за месяц до дня выбо­ров, содер­жит издев­ку, внед­ря­ю­щую в созна­ние под­пис­чи­ков идею непре­одо­ли­мо­сти раз­ры­ва меж­ду вла­стью и элек­то­ра­том. В когни­тив­ном плане про­фи­ли­ру­ет­ся идея мас­со­во­го недо­воль­ства. Дума­ет­ся, что акцент на том, что «обыч­ные граж­дане» вовле­че­ны в дея­тель­ность оппо­зи­ци­он­ных групп, носит про­па­ган­дист­ский характер.

Дру­гой аспек­ту­аль­ный фрейм в рам­ках раз­ви­тия обсуж­да­е­мой темы — «граж­дан­ская соли­дар­ность». Он чаще все­го объ­ек­ти­ви­ру­ет­ся лек­си­че­ски­ми и син­так­си­че­ски­ми сред­ства­ми, напри­мер таки­ми как длин­ные оче­ре­ди, кило­мет­ро­вые оче­ре­ди, цепи соли­дар­но­сти, живые цепи, скоп­ле­ния людей, само­ор­га­ни­зо­ван­ность. Реа­ли­за­ция назван­но­го фрей­ма в оппо­зи­ци­он­ном дис­кур­се поз­во­ля­ет выде­лить сле­ду­ю­щие аспек­ты фокусировки.

Солидарность граждан Беларуси в действиях и чувствах

В пери­од выдви­же­ния кан­ди­да­тов и сбо­ра под­пи­сей соли­дар­ность про­яв­ля­ет­ся в готов­но­сти людей сто­ять в оче­ре­дях, что­бы поста­вить под­пись за аль­тер­на­тив­ных кан­ди­да­тов. Ср.: По всей Бела­ру­си люди выстра­и­ва­ют­ся в оче­ре­ди к пике­там, что­бы под­пи­сать­ся за аль­тер­на­тив­ных кан­ди­да­тов (2.06). Соли­дар­ность бело­ру­сов так­же про­яв­ля­ет­ся в под­держ­ке задер­жан­ных. Ср.: Люди скан­ди­ру­ют «Соли­дар­ность», пока­зы­вая отно­ше­ние к задер­жа­ни­ям на неде­ле (7.06).

В праг­ма­ти­че­ском отно­ше­нии миро­мо­де­ли­ро­ва­ние это­го вре­мен­но­го отрез­ка уси­ли­ва­ет кон­траст­ное вос­при­я­тие обра­за дей­ству­ю­ще­го пре­зи­ден­та и обоб­щен­но­го обра­за аль­тер­на­тив­но­го кан­ди­да­та. В созда­ва­е­мой авто­ра­ми кана­ла моде­ли пред­вы­бор­но­го мира оче­редь сим­во­ли­зи­ру­ет под­держ­ку граж­да­на­ми Бело­рус­сии кан­ди­да­тов от оппо­зи­ции, ее отсут­ствие — непо­пу­ляр­ность дей­ству­ю­ще­го лиде­ра. Ср.: За трех­про­цент­но­го нет оче­ре­дей. Ждут под­во­за мас­сов­ки (10.06).

В боль­шин­стве постов дис­кур­сив­но кон­стру­и­ру­ет­ся кар­ти­на, где люди выстра­и­ва­ют­ся в оче­ре­ди или цепи. Ср.: оче­редь рас­тя­ну­лась на сот­ню мет­ров что­бы поста­вить под­пись за Тиха­нов­скую (24.05); людей в оче­ре­ди валом (26.05); очень мно­го людей при­шли на Тиха­нов­скую (28.05); люди сте­ка­ют­ся на митин­ги оппо­зи­ци­он­ных кан­ди­да­тов (29.05); очень мно­го­люд­но (30.05); оче­ре­ди про­сто неимо­вер­ные! (31.05); люди идут и идут (31.05); огром­ные оче­ре­ди с раз­ных бело­рус­ских горо­дов сего­дня (31.05); вез­де оче­ре­ди (6.06).

Во вре­мя аги­та­ции соли­дар­ность бело­ру­сов пред­став­ле­на через ука­за­ние на эмо­ци­о­наль­ное еди­не­ние и раз­де­ля­е­мое вооду­шев­ле­ние людей во вре­мя митин­гов, орга­ни­зо­ван­ных аль­тер­на­тив­ны­ми кан­ди­да­та­ми. Ср.: Атмо­сфе­ра после митин­га [С. Тиха­нов­ской] не менее вооду­шев­ля­ю­щая, чем на самом митин­ге! Эмо­ции пере­пол­ня­ют! Люди полу­чи­ли насто­я­щее удо­воль­ствие! (31.07). Акцен­ти­ру­ет­ся удо­воль­ствие как общее субъ­ек­тив­ное пере­жи­ва­ние, кол­лек­тив­но полу­чен­ное граж­да­на­ми от встреч с кан­ди­да­та­ми, а так­же атмо­сфе­ра празд­ни­ка. Ср.: Минск рас­хо­дит­ся, маши­ны сиг­на­лят. Насто­я­щий празд­ник (31.07); Люди рас­хо­дят­ся с митин­га. Все улы­ба­ют­ся, каж­дая про­ез­жа­ю­щая маши­на сиг­на­лит. Что это, если не празд­ник? (1.08).

Солидарность между жителями Беларуси и белорусами в других странах

С кон­ца июня 2020 г. до дня голо­со­ва­ния фрейм полу­ча­ет реа­ли­за­цию глав­ным обра­зом через ука­за­ния на про­ве­де­ние акций соли­дар­но­сти, в том чис­ле орга­ни­за­цию вело­про­бе­гов в круп­ных горо­дах по все­му миру. Ср. спи­сок горо­дов в хро­но­ло­ги­че­ском сле­до­ва­нии митин­гов — Вар­ша­ва (21.06), Киев, Лон­дон, Ман­че­стер, Мюн­хен (28.06), Дюс­сель­дорф (30.06), Ниц­ца (1.07), Париж (2.07), Кра­ков, Милан, Рим, Москва (4.07), Франк­фурт (5.07), Амстер­дам (6.07), Брно (9.07), Бер­лин (18.07), Бело­сток, Гданьск (19.07), Хаба­ровск (24.07) и др. Ср.: Кро­ме Нью-Йор­ка, акции за послед­ние дни про­шли в Фила­дель­фии, Бре­мене, Вашинг­тоне, Пари­же, Санкт-Петер­бур­ге, Лон­доне, Копен­га­гене, Сток­голь­ме, Вар­ша­ве, Риге, Кие­ве, Москве, Изми­ре, Тель-Ави­ве, Мад­ри­де, Бар­се­лоне, Пра­ге, Вене, Бер­лине, Гаа­ге, Сан-Фран­цис­ко, Ден­ве­ре, Атлан­те, Лос-Андже­ле­се, Ван­ку­ве­ре, Бали, Бра­ти­сла­ве, Дубае, Лимас­со­ле, Мюн­хене, Вильне, Бостоне, Ман­че­сте­ре… кого мы забы­ли? (28.06).

Гео­гра­фи­че­ская широ­та пере­чис­лен­ных топо­ни­мов созда­ет эффект мас­со­вой под­держ­ки бело­рус­ских граж­дан «всем миром» — США, Фран­ция, Рос­сия, Вели­ко­бри­та­ния, Дания, Шве­ция, Поль­ша, Лат­вия, Укра­и­на, Тур­ция, Изра­иль, Испа­ния, Чехия, Австрия, Гер­ма­ния, Нидер­лан­ды, Индо­не­зия, Сло­ва­кия, ОАЭ, Кипр и др. На этом фоне под­чер­ки­ва­ет­ся несо­сто­я­тель­ность акций, орга­ни­зо­ван­ных дей­ству­ю­щей властью. 

Фрейм пре­иму­ще­ствен­но акти­ви­ру­ет­ся со вто­рой поло­ви­ны июня по конец июля 2020 г. в постах, сооб­ща­ю­щих о том, что этни­че­ские бело­ру­сы за рубе­жом при­ни­ма­ют актив­ное уча­стие в мар­шах соли­дар­но­сти, а так­же выра­жа­ют свою под­держ­ку граж­да­нам Бела­ру­си через искус­ство и перформанс.

Солидарность между авторами телеграм-канала и подписчиками

Авто­ры теле­грам-кана­ла уста­нав­ли­ва­ют и под­дер­жи­ва­ют общий с ауди­то­ри­ей под­пис­чи­ков язык. В этом отно­ше­нии осо­бый инте­рес пред­став­ля­ют посты от 14 июля 2020 г. (послед­ний день реги­стра­ции кан­ди­да­тов) и сле­ду­ю­ще­го дня, когда люди вышли на про­те­сты про­тив отка­за в реги­стра­ции кан­ди­да­там от оппо­зи­ции В. Баба­ри­ко и В. Цепкало.

Всех, кто вышел на ули­цы, моде­ра­то­ры кана­ла назва­ли «нерав­но­душ­ны­ми», «граж­да­на­ми, кото­рые хотят пере­мен», а так­же «насто­я­щи­ми потом­ка­ми пар­ти­зан», в то вре­мя как в офи­ци­аль­ных источ­ни­ках фигу­ри­ру­ет «немно­го­чис­лен­ная», но «агрес­сив­ная толпа».

Име­ет место заиг­ры­ва­ние с ауди­то­ри­ей с целью ее вовле­че­ния в улич­ные про­те­сты. В этот день в теле­грам-кана­ле про­фи­ли­ру­ет­ся идея о том, что «про­тест вез­де», а «зеле­ные чело­веч­ки» бега­ют «в попыт­ке разо­гнать людей». Акти­ви­ру­ют­ся диа­гно­сти­че­ские и моти­ва­ци­он­ные фрей­мы, рабо­та­ю­щие на моби­ли­за­цию подписчиков.

В рам­ках диа­гно­сти­че­ско­го фрей­ма экс­пли­ци­ру­ет­ся и импли­ци­ру­ет­ся идея кон­со­ли­да­ции бело­ру­сов для борь­бы с неспра­вед­ли­во­стью. В кон­тек­сте ниже это­му спо­соб­ству­ет этно­ним бела­рус, исполь­зу­е­мый в каче­стве обра­ще­ния, а так­же фор­мы место­име­ний 1‑го и 2‑го лица ед. и мн. чис­ла, при­зван­ные уста­но­вить тес­ную ассо­ци­а­тив­ную связь меж­ду моде­ра­то­ра­ми и реци­пи­ен­та­ми. Ср.: Здрав­ствуй, бела­рус. Я — это ты, а ты — это Я, вме­сте Мы — Народ! Сего­дня, 14 июля, ЦИрК окон­ча­тель­но забрал у всех нас пра­во голо­са (орфо­гра­фия и пунк­ту­а­ция сохра­не­ны. — С. К.) (14.07).

Гра­фи­че­ски обыг­ры­ва­ет­ся акро­ним ЦИК (Цен­траль­ная изби­ра­тель­ная комис­сия), номи­ни­ру­ю­щий госу­дар­ствен­ный орган, кото­рый орга­ни­зу­ет и кон­тро­ли­ру­ет про­ве­де­ние выбо­ров. В кон­тек­сте обра­ще­ния он мета­фо­ри­че­ски пре­вра­ща­ет­ся в цирк для укреп­ле­ния идеи зре­ли­ща, кото­рое устра­и­ва­ют пред­ста­ви­те­ли вла­сти перед выборами.

Мета­фо­ри­че­ская репре­зен­та­ция граж­дан­ской соли­дар­но­сти уси­ли­ва­ет пере­да­ва­е­мые праг­ма­ти­че­ские смыс­лы о един­стве людей, про­ти­во­сто­я­щих «тара­ка­ньей» вла­сти. Ср.: В Бела­ру­си под­ня­лась небы­ва­лая вол­на соли­дар­но­сти, кото­рая раз­би­ва­ет все пре­гра­ды, выстра­и­ва­е­мые под­лой тара­ка­ньей вла­стью (8.08). Семан­ти­ка лек­сем «вол­на» и «раз­би­ва­ет» пере­да­ет идею мощи масс и раз­ру­ше­ния закреп­лен­ных поли­ти­че­ских установок.

Един­ство, децен­тра­ли­за­ция и соли­дар­ность граж­дан рас­смат­ри­ва­ют­ся как основ­ные эле­мен­ты кон­со­ли­да­ции, необ­хо­ди­мой для защи­ты сво­бо­ды и неза­ви­си­мо­сти. В сле­ду­ю­щем при­ме­ре моти­ва­ци­он­ный фрейм запус­ка­ет­ся сери­ей син­так­си­че­ских кон­струк­ций, содер­жа­щих кон­ста­ти­ру­ю­щую часть и реко­мен­да­ции в фор­мах при­зы­вов к дей­стви­ям сопро­тив­ле­ния. Ср: Итак, наша сила в един­стве — ста­рай­тесь дер­жать­ся рядом с людь­ми, по отдель­но­сти вас гораз­до про­ще выце­пить тиха­рям. Наша сила в децен­тра­ли­за­ции — не бой­тесь про­сто прой­тись по ули­це. Наша сила в соли­дар­но­сти — под­дер­жи­вай­те тех, кто вышел, и осо­бен­но тех, кто постра­дал в резуль­та­те мили­цей­ско­го бес­пре­де­ла. Жыве Бела­русь! (15.07). Пост так­же отли­ча­ет харак­тер­ная лозун­го­вость, т. е. исполь­зо­ва­ние афо­ри­стич­ной син­так­си­че­ской фор­мы на род­ном для бело­ру­сов язы­ке «Жыве Бела­русь!» («Да здрав­ству­ет Бело­рус­сия!») — деви­за, воз­дей­ству­ю­ще­го на эмо­ции кол­лек­тив­но­го адре­са­та и наце­лен­но­го на про­буж­де­ние и укреп­ле­ние еди­не­ния людей на осно­ве наци­о­наль­но-граж­дан­ских и пат­ри­о­ти­че­ских чувств.

«Запу­щен­ный» в мас­сы моти­ва­ци­он­ный фрейм в дру­гих постах под­дер­жи­ва­ет­ся эмо­ци­о­наль­ным «заря­дом» вос­кли­ца­тель­ных кон­струк­ций, выра­жа­ю­щих семан­ти­ку вос­хи­ще­ния и одоб­ре­ния кол­лек­тив­ных дей­ствий. Таких при­ме­ров обна­ру­жи­ва­ет­ся мно­го после объ­еди­не­ния 16 июля 2020 г. оппо­зи­ци­он­ных шта­бов, дав­ше­го бело­рус­ской поли­ти­ке «жен­ское трио» (С. Тиха­нов­ская, В. Цеп­ка­ло, М. Колес­ни­ко­ва). Ср.: В Гоме­ле настоль­ко мно­го людей, что они нату­раль­но не поме­ща­ют­ся на выде­лен­ную пло­щад­ку! Гомель очень и очень крут! (26.07).

В про­гно­сти­че­ском отно­ше­нии фрейм спо­соб­ству­ет визу­а­ли­за­ции пер­спек­ти­вы, кото­рая долж­на открыть­ся бело­ру­сам после выбо­ров. Ср.: Наша соли­дар­ность уни­что­жит этот режим и раз­ве­ет его прах по вет­ру! (8.08). За день до голо­со­ва­ния заяв­ле­ние зву­чит про­ро­че­ством, кото­ро­му не было суж­де­но сбыться.

Еще один зна­чи­мый аспек­ту­аль­ный фрейм в дан­ной тема­ти­че­ской обла­сти — «пере­ме­ны». Сим­во­ли­че­ский уро­вень его реа­ли­за­ции состав­ля­ет став­шая гим­ном про­те­сту­ю­щей моло­де­жи в пост­пе­ре­стро­еч­ное вре­мя пес­ня В. Цоя «Пере­мен» (1985), а так­же пес­ня-бунт «Сте­ны», рус­ско­языч­ная вер­сия кото­рой была напи­са­на рос­сий­ским поэтом К. Мед­ве­де­вым и испол­не­на груп­пой «Арка­дий Коц» (2011).

Извест­но, что поли­ти­за­ция тек­ста пес­ни Цоя про­изо­шла вопре­ки воле авто­ра (см.: https://​www​.gazeta​.ru/​c​u​l​t​u​r​e​/​2​0​2​0​/​0​8​/​1​5​/​a​_​1​3​1​9​5​5​3​7​.​s​h​tml). В пост­со­вет­ском про­стран­стве ком­по­зи­ция пре­вра­ти­лась в пес­ню-лозунг (Бело­рус­сия 2011 г., Укра­и­на 2014 г.) и ока­за­лась проч­но увя­зан­ной с выбо­ра­ми в Бела­ру­си 2020 г., осо­бен­но после того как зву­ко­ре­жис­се­ры Кирилл Гола­нов и Вла­ди­слав Соко­лов­ский вклю­чи­ли ее 6 авгу­ста на офи­ци­аль­ном празд­ни­ке в Минске.

«Пес­ня всех про­те­стов» «Сте­ны» была напи­са­на в 1968 г. в Испа­нии на ката­лон­ском язы­ке Луи­сом Лья­ком (LluТs Llach) и счи­та­лась гим­ном анти­фран­кист­ско­го сопро­тив­ле­ния. В 1978 г. ее пере­вел поль­ский бард Яцек Кач­мар­ский, пре­вра­тив в сим­вол поль­ско­го рабо­че­го дви­же­ния. В 1990–2010‑е она при­зна­на уни­вер­саль­ной пес­ней про­те­ста, осо­бен­но на юге Евро­пы, а затем в Туни­се. В 2020 г. ком­по­зи­ция сопро­вож­да­ла митин­ги С. Тихановской.

Соци­аль­но-про­тестные смыс­лы акту­а­ли­зи­ру­ют­ся в оппо­зи­ци­он­ном теле­грам-кана­ле через регу­ляр­ную рефе­рен­цию к выше­на­зван­ным пре­це­дент­ным тек­стам. Ср.: Люди скан­ди­ру­ют «пере­мен!» (24.05); сто­ят маши­ны из них игра­ют «пере­мен» и «сте­ны рух­нут». Люди хло­па­ют (24.06); Бела­ру­сы тре­бу­ют пере­мен! (26.07); Что­бы сотруд­ни­кам, кото­рые едут в авто­за­ке, было не скуч­но сто­ять на све­то­фо­ре, забот­ли­вые бело­ру­сы вклю­чи­ли им «Пере­мен» (31.07).

Моти­ва­ци­он­ный потен­ци­ал пес­ни «Сте­ны» рас­кры­ва­ет­ся при­зы­вом к раз­ру­ши­тель­ным дей­стви­ям, кото­рые пред­став­ле­ны в при­пе­ве: «Давай раз­ру­шим эту тюрь­му!» Со вре­мен поль­ской демо­кра­ти­че­ской оппо­зи­ции мета­фо­ры тюрь­мы и стен допус­ка­ют широ­кую трак­тов­ку, импли­ци­руя заклю­че­ние, нака­за­ние, огра­ни­че­ния сво­бо­ды граж­дан со сто­ро­ны режи­ма. Ср.: Здесь этих стен сто­ять не долж­но! Так пусть они рух­нут, рух­нут, рух­нут! <…> сте­ны рух­нут, рух­нут, рух­нут. И сво­бод­но мы вздох­нем! (пол­ный текст см.: https://​pesni​.guru/).

На сим­во­ли­че­ском уровне фрейм «пере­ме­ны» так­же соот­но­сит­ся с про­дол­жи­тель­ны­ми зву­ко­вы­ми сиг­на­ла­ми, кото­рые пода­ва­ли води­те­ли во мно­гих горо­дах Бела­ру­си в знак соли­дар­но­сти с оппо­зи­ци­он­ны­ми кан­ди­да­та­ми на митин­гах. Ср.: Как мини­мум 97 % машин сиг­на­лят в под­держ­ку людей, кото­рые рас­хо­дят­ся с митин­га (1.08); Как же в Мин­ске мно­го сто­рон­ни­ков пере­мен. И это толь­ко люди на маши­нах! (7.08).

Про­ти­во­по­став­ля­ют­ся власть, кото­рая не жела­ет пере­мен и нака­зы­ва­ет за непо­ви­но­ве­ние, и обыч­ные люди. Ср.: Выпи­сы­ва­ют про­то­кол сиг­на­лив­ше­му води­те­лю. Но сиг­на­ли­ли сего­дня тыся­чи (18.06). Пере­ме­ны, ассо­ци­и­ру­е­мые с изда­ва­е­мым зву­ком лич­ных авто­мо­би­лей, мета­фо­ри­че­ски харак­те­ри­зу­ют­ся зву­ком выбо­ра бело- русов (31.07).

Нака­нуне дня голо­со­ва­ния в 22:48 появ­ля­ет­ся пост, одоб­ря­ю­щий дей­ствия граж­дан, кото­рые нару­ша­ют пра­ви­ла исполь­зо­ва­ния зву­ко­вых сиг­на­лов, что по зако­ну стра­ны явля­ет­ся адми­ни­стра­тив­но нака­зу­е­мым. Ср.: Бело­ру­сы, вы неве­ро­ят­ные! Мы дого­ва­ри­ва­лись на акцию в 19:00, а вы сиг­на­ли­те и выра­жа­е­те соли­дар­ность до сих пор! (8.08).

Моти­ва­ци­он­ный аспект фрей­ма «пере­ме­ны» реа­ли­зу­ет­ся в пери­о­ды сбо­ра под­пи­сей и аги­та­ции. В пер­вом слу­чае моде­ра­то­ры кана­ла при­зы­ва­ют запи­сы­вать и при­сы­лать пес­ни, кото­рые бы рас­кры­ва­ли стрем­ле­ние бело­ру­сов к пере­ме­нам, насто­я­щей неза­ви­си­мо­сти, сво­бод­ным и чест­ным выбо­рам (10.06). Ср.: Любые пере­ме­ны все­гда сопро­вож­да­ют яркие пес­ни, кото­рые под­хва­ты­ва­ют тыся­чи людей, они ста­но­вят­ся народ­ны­ми гим­на­ми. Мы зна­ем, что сре­ди наших под­пис­чи­ков мно­го твор­че­ских людей. Напи­ши­те автор­скую пес­ню, запи­ши­те видео, залей­те на YouTube и при­шли­те ссыл­ку нам в чат (10.06).

В пери­од досроч­но­го голо­со­ва­ния идея пере­мен кон­цеп­ту­аль­но свя­зы­ва­ет­ся со вза­и­мо­по­мо­щью и сво­бо­дой. Пози­тив­но оце­ноч­ные смыс­лы акту­а­ли­зи­ру­ют­ся в отно­ше­нии граж­дан Бела­ру­си. Ср.: Имен­но бла­го­да­ря вза­и­мо­по­мо­щи, бла­го­да­ря откры­тым серд­цам сво­их сограж­дан, мы уве­рен­но дви­га­ем­ся к сво­ей цели — сво­бо­де. Мы уже не боим­ся, пото­му что зна­ем, мы — не одни, нас мно­го, нас мил­ли­о­ны. Мил­ли­о­ны улы­бок, мил­ли­о­ны про­тя­ну­тых рук помо­щи, мил­ли­о­ны доб­рых дел, кото­рые нико­го не оста­вят наедине с бедой. Помощь при­дет в любой ситу­а­ции, и мы это дока­за­ли. Жыве Бела­русь! (8.08).

Кон­текст­ная реа­ли­за­ция инклю­зив­но­го место­име­ния «мы» уста­нав­ли­ва­ет тес­ную связь меж­ду кор­по­ра­тив­ным рече­де­я­те­лем (моде­ра­то­ром) и адре­са­том (под­пис­чи­ка­ми), объ­еди­няя их в груп­пу соци­аль­но-поли­ти­че­ско­го дей­ствия («мы уве­рен­но дви­га­ем­ся к сво­ей цели»; «мы уже не боим­ся»; «мы это дока­за­ли»). Кон­стру­и­ру­ет­ся образ «груп­по­во­го субъ­ек­та», уве­рен­но­го в сво­их силах, спо­соб­но­го ста­вить цели и при­ни­мать реше­ния. Повтор чис­ли­тель­но­го мил­ли­он спо­соб­ству­ет осмыс­ле­нию оппо­зи­ци­он­но настро­ен­но­го кол­лек­тив­но­го субъ­ек­та как недиф­фе­рен­ци­ро­ван­но­го мно­же­ства, выс­шей цен­но­стью и целью кото­ро­го явля­ет­ся сво­бо­да. На фоне идей­но-поли­ти­че­ско­го лозун­га «Жыве Бела­русь!» про­фи­ли­ру­ет­ся идея «омас­со­в­ле­ния» оппо­зи­ции, т. е. ее уси­ле­ния, что фак­ти­че­ски сви­де­тель­ству­ет о воз­рас­та­нии угро­зы дей­ству­ю­щей власти. 

Выводы

В ста­тье рас­смот­ре­ны осо­бен­но­сти стра­те­ги­че­ско­го фрей­ми­ро­ва­ния пред­вы­бор­ной поли­ти­че­ской ситу­а­ции в Бела­ру­си 2020 г. в дис­кур­се одно­го из бело­рус­ских оппо­зи­ци­он­ных теле­грам-кана­лов в тече­ние трех меся­цев, пред­ше­ство­вав­ших дню голо­со­ва­ния. Когни­тив­но-дис­кур­сив­ный под­ход поз­во­лил учи­ты­вать язы­ко­вые, когни­тив­ные, а так­же соци­аль­ные и поли­ти­че­ские фак­то­ры рас­смат­ри­ва­е­мо­го пери­о­да в «сме­шан­ной» мето­до­ло­ги­че­ской пер­спек­ти­ве, т. е. в соче­та­нии про­це­дур коли­че­ствен­но­го и каче­ствен­но­го анализа.

Фрей­ми­ро­ва­ние трак­ту­ет­ся как стра­те­ги­че­ский про­цесс, наме­рен­но осу­ществ­ля­е­мый авто­ра­ми теле­грам-кана­ла для инфор­ма­ци­он­но­го про­дви­же­ния взгля­дов, кри­ти­ку­ю­щих госу­дар­ствен­ные орга­ны, гос­слу­жа­щих и пра­во­охра­ни­тель­ную систе­му. В дис­кур­сив­ном мире пред­вы­бор­ной ситу­а­ции обна­ру­жи­ва­ет­ся рез­кое про­ти­во­по­став­ле­ние инте­ре­сов пред­ста­ви­те­лей дей­ству­ю­щей вла­сти и элек­то­ра­та. Каче­ствен­ный ана­лиз поз­во­лил уста­но­вить аспек­ту­аль­ные фрей­мы в рам­ках клю­че­вой темы «Граж­дане Бела­ру­си» — «недо­воль­ство граж­дан», «граж­дан­ская соли­дар­ность», «пере­ме­ны». Зна­чи­мые фоку­си­ров­ки фрей­ми­ро­ва­ния выяв­ле­ны в диа­гно­сти­че­ском, про­гно­сти­че­ском и моти­ва­ци­он­ном аспектах.

В диа­гно­сти­че­ском плане уста­нов­ле­но, что миро­мо­де­ли­ро­ва­ние носит идео­ло­ги­че­ский харак­тер. Оно направ­ле­но на созда­ние, укреп­ле­ние и кон­цеп­ту­аль­ное при­ра­ще­ние смыс­лов об общей неспра­вед­ли­во­сти граж­дан­ско­го обще­ства в Бела­ру­си и необ­хо­ди­мо­сти поли­ти­че­ских пере­мен. Бла­го­да­ря дис­кур­сив­ной стра­те­гии поля­ри­за­ции обоб­щен­ный образ оппо­зи­ци­он­но­го кан­ди­да­та как защит­ни­ка инте­ре­сов бело­ру­сов моде­ли­ру­ет­ся в рез­ком кон­тра­сте с обра­зом дей­ству­ю­ще­го пре­зи­ден­та, дис­кре­ди­ти­ру­е­мо­го в гла­зах подписчиков.

В про­гно­сти­че­ском плане фрей­ми­ро­ва­ние отно­сит­ся к буду­ще­му раз­ви­тию поли­ти­че­ской ситу­а­ции после дня выбо­ров в поль­зу сил, назы­ва­ю­щих себя демо­кра­ти­че­ски­ми, про­па­ган­ди­ру­ю­щих сво­бо­ду граж­дан Бела­ру­си и раз­ра­ба­ты­ва­ю­щих стра­те­гии реа­ги­ро­ва­ния на дей­ствия вла­стей, кото­рые ква­ли­фи­ци­ру­ют­ся моде­ра­то­ра­ми как «неле­ги­тим­ные».

Моти­ва­ци­он­ный аспект фрей­ми­ро­ва­ния в пред­вы­бор­ный пери­од объ­ек­ти­ви­ру­ет­ся откры­ты­ми при­зы­ва­ми к кол­лек­тив­ным дей­стви­ям, боль­шин­ство из кото­рых спо­соб­но деста­би­ли­зи­ро­вать бело­рус­ское обще­ство. Посты в оппо­зи­ци­он­ном теле­грам-сег­мен­те обла­да­ют моби­ли­за­ци­он­ным потен­ци­а­лом, направ­лен­ным на под­рыв авто­ри­те­та и дис­кре­ди­та­цию дей­ству­ю­щей вла­сти. Это про­яв­ля­ет­ся в селек­тив­ной пода­че инфор­ма­ции о глав­ном поли­ти­че­ском про­тив­ни­ке аль­тер­на­тив­ных кан­ди­да­тов раз­но­тип­ны­ми, в том чис­ле инвек­тив­ны­ми, сред­ства­ми, вызы­ва­ю­щи­ми непри­язнь к дей­ству­ю­ще­му пре­зи­ден­ту Бела­ру­си, а так­же пря­мо и кос­вен­но сти­му­ли­ру­ю­щи­ми граж­дан рес­пуб­ли­ки к про­тестным действиям.

Пред­став­ля­ет­ся, что даль­ней­шее иссле­до­ва­ние осо­бен­но­стей стра­те­ги­че­ско­го фрей­ми­ро­ва­ния в оппо­зи­ци­он­ных теле­грам-кана­лах может вне­сти вклад в линг­ви­сти­ку инфор­ма­ци­он­но-пси­хо­ло­ги­че­ской вой­ны и ока­зать­ся полез­ным для предот­вра­ще­ния агрес­сии в интернет-среде. 

Ста­тья посту­пи­ла в редак­цию 1 мар­та 2022 г.;
реко­мен­до­ва­на к печа­ти 4 июня 2022 г.

© Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, 2022

Received: March 1, 2022
Accepted: June 4, 2022