Четверг, Ноябрь 21Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

Фатическое общение в Viber-сообществе информационного ресурса: этикетные, игровые, метатекстовые жанры

Под влиянием современных интернет-технологий трансформируется массово-информационный дискурс. Программы мгновенной доставки сообщений (мессенджеры), которые были освоены как платформа межличностной коммуникации, активно используются сегодня в массовом информационном дискурсе для обеспечения контакта с аудиторией и создания стабильного трафика на сайте информационного интернет-ресурса. В статусно ориентированном по сути дискурсе Viber-сообщества используются речевые приемы дискурса личностно ориентированного (этикетные формулы, характерные для межличностной коммуникации, small talk как разновидность фатического праздноречевого жанра), поднимаются темы частной жизни администраторов сообщества и его участников. В анализируемом сообществе вертикальные связи в биноме «редакция — аудитория» стремятся в горизонтальную плоскость, а фатическое общение становится атрибутом массовой коммуникации. На примере Viber-сообщества информационного ресурса автор исследует жанры фатического речевого общения в мессенджере: этикетные (формулы приветствия, прощания, совета), игровые (стикеры, опросы, шутки), метатекстовые (надзаголовки–«триггеры»). Выявляются две ключевые тональности текстов: тональность интимизации, характерная для этикетных и игровых жанров, и тональность эпатажности, которая свойственна надзаголовкам–«триггерам». Надзаголовки в публикациях сообщества строятся по законам «продающих текстов» в маркетинговых коммуникациях и играют роль психологических крючков, которые «цепляют» внимание участников сообщества: угроза личной безопасности, подробности частной жизни, исключительность события, отчаянные поступки, финансовые выгоды и др. Таким образом, Viber-сообщество информационного ресурса становится пространством, в котором пересекаются разные типы дискурсов: массово-информационный, разговорно-бытовой и маркетинговый.

Phatic communication in a Viber-community of an information resource: etiquette, entertaining, and metatextual genres

The article discusses the current situation in which the roles of participants of mass and information discourse are changing because of modern Internet technologies. Instant messengers these days not only serve as a platform of interpersonal communication but are also used to ensure contact with the audience and creation of stable traffic on the websites of information Internet resources. In the status oriented discourse of Viber communities, speech techniques of a person-focused discourse are used: the etiquette formulas characteristic of interpersonal communication, small talk as a kind of phatic idle-speech genre, the topics related to private life of administrators of community and its participants are discussed. In the analyzed community vertical communications in the “editors — audience” binomial tend to evolve horizontally, while phatic communication becomes an attribute of mass communication. Through the case of a Viber community of an information resource the author studies the genres of phatic speech communication in the messenger: etiquette (formulas of greeting, farewell, advice), entertaining (stickers, polls, jokes), metatextual (introductory heading — “triggers”). Two key tonalities of texts are distinguished: the tonality of intimization, characteristic of the etiquette and entertaining genres, and the tonality of the outrageous, typical of introductory heading — “triggers”. Introductory headings in publications of the community are formed according to the laws of “the selling texts” in marketing communications and carry out the role of psychological hooks that “hitch up” the participants’ attention: threat to personal security, details of private life, exclusiveness of an event, desperate acts, financial benefits, etc. Thus a Viber community of an information resource becomes the kind of space where one can see an overlap of various types of discourse, namely, mass and information, colloquial, and marketing.

Минчук Инна Ивановна — канд. филол. наук;
i.minchuk@grsu.by

Гродненский государственный университет имени Янки Купалы,
Республика Беларусь, 230023, Гродно, ул. Ожешко, 22

Inna I. Minchuk — PhD;
i.minchuk@grsu.by

Yanka Kupala State University of Grodno, 
22, ul. Ozheshko, Grodno, 230023, The Republic of Belarus

Минчук, И. И. (2019). Фатическое общение в Viber-сообществе информационного ресурса: этикетные, игровые, метатекстовые жанры. Медиалингвистика, 6 (3), 341–353.

DOI: 10.21638/spbu22.2019.305

URL: https://medialing.ru/faticheskoe-obshchenie-v-viber-soobshchestve-informacionnogo-resursa-ehtiketnye-igrovye-metatekstovye-zhanry/ (дата обращения: 21.11.2019)

Minchuk, I. I. (2019). Phatic communication in a Viber-community of an information resource: etiquette, entertaining, and metatextual genres. Media Linguistics, 6 (3), 341–352. (In Russian)

DOI: 10.21638/spbu22.2019.305

URL: https://medialing.ru/faticheskoe-obshchenie-v-viber-soobshchestve-informacionnogo-resursa-ehtiketnye-igrovye-metatekstovye-zhanry/ (accessed: 21.11.2019)

УДК 81'42; 070

Поста­нов­ка про­бле­мы. Гло­баль­ная ком­му­ни­ка­ция порож­да­ет новые фор­ма­ты отно­ше­ний людей. В стрем­ле­нии удер­жать вни­ма­ние ауди­то­рии совре­мен­ные мас­сме­диа сле­ду­ют за чита­те­лем в интер­нет-про­стран­ство. В нача­ле XXI в. тра­ди­ци­он­ные СМИ нача­ли актив­ную рабо­ту над соб­ствен­ны­ми сай­та­ми, затем созда­ва­ли акка­ун­ты в соци­аль­ных сетях, сего­дня их вни­ма­ние при­вле­ка­ет новая плат­фор­ма — мес­сен­дже­ры (от англ. messenger — курьер). Это один из актив­но исполь­зу­е­мых в совре­мен­ной интер­нет-ком­му­ни­ка­ции сер­ви­сов, спе­ци­аль­ная про­грам­ма, необ­хо­ди­мая для осу­ществ­ле­ния ком­му­ни­ка­ции в систе­ме мгно­вен­но­го обме­на сооб­ще­ни­я­ми [Голо­шу­би­на 2015: 47].

В послед­ние несколь­ко лет мес­сен­дже­ры ста­ли новым цен­тром «при­тя­же­ния» тра­фи­ка, объ­ем MIM-сооб­ще­ний (Mobile Instant Messaging) посто­ян­но рас­тет [Deloitte 2018: 3]. В нача­ле сво­е­го ста­нов­ле­ния про­грам­мы мгно­вен­ной достав­ки сооб­ще­ний заво­е­ва­ли вни­ма­ние поль­зо­ва­те­лей Сети имен­но как инстру­мент меж­лич­ност­ной ком­му­ни­ка­ции. Одна­ко очень быст­ро мес­сен­дже­ры ста­ли кана­лом мас­со­вой ком­му­ни­ка­ции, медий­ной пло­щад­кой, кото­рая поз­во­ля­ет объ­еди­нить в одном сооб­ще­стве мил­ли­о­ны и сот­ни мил­ли­о­нов чело­век.

Сер­ви­сы мгно­вен­но­го обме­на сооб­ще­ни­я­ми инте­рес­ны медиа не толь­ко воз­мож­но­стью быст­рой и пря­мой ком­му­ни­ка­ции с потре­би­те­ля­ми инфор­ма­ции, но и воз­мож­но­стью при­влечь ауди­то­рию к основ­ной плат­фор­ме [Соко­ло­ва 2017]: СМИ исполь­зу­ют мес­сен­дже­ры как допол­ни­тель­ную пло­щад­ку для раз­ме­ще­ния кон­тен­та и гене­ри­ру­ют с их помо­щью опре­де­лен­ный про­цент тра­фи­ка на основ­ной сайт.

В отли­чие от тра­ди­ци­он­ных СМИ Рес­пуб­ли­ки Бела­русь, круп­ные бело­рус­ские инфор­ма­ци­он­ные интер­нет-ресур­сы уже актив­но рабо­та­ют в мес­сен­дже­рах, «коло­ни­зи­ру­ют новое инфор­ма­ци­он­ное про­стран­ство по моде­лям, апро­би­ро­ван­ным несколь­ко лет назад при осво­е­нии соци­аль­ных сетей» [Сте­па­нов 2018: 242], обра­ща­ясь к воз­мож­но­стям мес­сен­дже­ров Viber и Telegram [Мин­чук 2019; Пав­ло­ва, Пиво­вар­чик 2019]. Дви­же­ние в сто­ро­ну соци­аль­ных медиа неиз­беж­но сти­му­ли­ру­ет раз­мы­тие сти­ли­сти­че­ских гра­ниц пуб­ли­ци­сти­че­ско­го тек­ста и дела­ет акту­аль­ным изу­че­ние фати­че­ской речи в медий­ном дис­кур­се.

Цель иссле­до­ва­ния — выявить жан­ро­вую спе­ци­фи­ку фати­че­ско­го обще­ния в Viber-сооб­ще­стве бело­рус­ско­го инфор­ма­ци­он­но­го ресур­са. Для дости­же­ния цели реша­лись сле­ду­ю­щие зада­чи: 1) уточ­нить под­хо­ды иссле­до­ва­те­лей к роли фати­че­ской ком­му­ни­ка­ции в мас­со­во-инфор­ма­ци­он­ном дис­кур­се; 2) опре­де­лить жан­ры фати­че­ской ком­му­ни­ка­ции; 3) про­ве­сти ана­лиз пуб­ли­ка­ций в Viber-сооб­ще­стве инфор­ма­ци­он­но­го ресур­са на пред­мет тональ­но­сти фати­че­ско­го обще­ния и его жан­ро­во-тема­ти­че­ской спе­ци­фи­ки.

Исто­рия вопро­са. Фати­че­ская речь — речь, направ­лен­ная на уста­нов­ле­ние и под­дер­жа­ние ком­му­ни­ка­тив­но­го кон­так­та меж­ду собе­сед­ни­ка­ми, резуль­та­том кото­ро­го ста­но­вит­ся дости­же­ние осо­бых отно­ше­нии. меж­ду гово­ря­щим и слу­ша­ю­щим [Кор­ни­ло­ва 2013: 3], — в линг­ви­сти­ке тра­ди­ци­он­но рас­смат­ри­ва­лась как неотъ­ем­ле­мая состав­ля­ю­щая раз­го­вор­но-быто­во­го и худо­же­ствен­но­го дис­кур­сов [Фор­ма­нов­ская 1984; Вино­кур 1993; Демен­тьев 1997; Laver 1975]. Т. Г. Вино­кур, про­ти­во­по­став­ляя фати­ку и инфор­ма­ти­ку в речи, ука­за­ла ряд при­зна­ков фати­че­ско­го рече­во­го пове­де­ния, еди­ных и для «бес­цель­ной бол­тов­ни», и для «искус­ной бесе­ды»: а) непод­го­тов­лен­ность; б) диа­ло­ги­че­ская фор­ма; в) тема­ти­че­ская сво­бо­да; г) раз­го­вор­ность сти­ля [Вино­кур 1993: 145]. В то же вре­мя иссле­до­ва­те­ли неод­но­крат­но отме­ча­ли, что фати­че­ские эле­мен­ты в том или ином виде при­сут­ству­ют во вся­кой речи: «Эле­мен­ты фати­че­ско­го обще­ния про­сле­жи­ва­ют­ся в кон­так­то­уста­нав­ли­ва­ю­щих еди­ни­цах любо­го дис­кур­са, при этом ослож­нен­ная фати­ка спе­ци­фи­че­ски про­яв­ля­ет­ся в раз­лич­ных видах инсти­ту­ци­о­наль­но­го дис­кур­са» [Кара­сик 2002: 287].

В кон­це ХХ — нача­ле ХХI в. нача­лось актив­ное иссле­до­ва­ние фати­че­ской речи в медиа­дис­кур­се [Андре­ева 2006; Клю­ев 1996; Фор­ма­нов­ская 2002; Чер­ны­шо­ва 2004; Manovich 2002; Miller 2008]. Раз­ви­тие интер­нет-тех­но­ло­гий про­из­вод­ства инфор­ма­ции и ост­рая кон­ку­рен­ция мас­сме­диа за вни­ма­ние ауди­то­рии изме­ни­ли стан­дар­ты пуб­ли­ци­сти­че­ско­го тек­ста. В совре­мен­ном жур­на­лист­ском дис­кур­се, по мыс­ли иссле­до­ва­те­лей, с одной сто­ро­ны, «фати­че­ская речь обес­пе­чи­ва­ет “ком­му­ни­ка­тив­ное удоб­ство” для потреб­ле­ния инфор­ма­ции, созда­вая нуж­ный эмо­ци­о­наль­ный фон вос­при­я­тия послед­ней, а так­же раз­ре­жа­ет плот­ность инфор­ма­ци­он­но­го пото­ка и тем самым не толь­ко обес­пе­чи­ва­ет адек­ват­ное вос­при­я­тие инфор­ма­ции адре­са­том, но и под­дер­жи­ва­ет дол­го­вре­мен­ную ком­му­ни­ка­цию, необ­хо­ди­мую СМИ для сохра­не­ния устой­чи­во­сти на рын­ке» [Про­ко­фье­ва 2018: 247], с дру­гой сто­ро­ны, сни­жа­ет инфор­ма­тив­ную цен­ность меди­а­тек­ста, так как фати­че­ское обще­ние кон­цен­три­ру­ет­ся на самом акте обще­ния [Miller 2008].

Иссле­до­ва­те­ли кон­ста­ти­ру­ют сего­дня не толь­ко силь­ный дрейф пуб­ли­ци­сти­че­ских тек­стов от инфор­ма­ти­ки в область фати­ки, но и акти­ви­за­цию в мас­со­во-инфор­ма­ци­он­ном дис­кур­се тональ­но­сти инти­ми­за­ции и эпа­таж­но­сти [Дус­ка­е­ва 2012; Кор­ни­ло­ва 2013]. Пред­став­ля­ет­ся, что офи­ци­аль­ные груп­пы, стра­ни­цы, чаты и кана­лы СМИ в соци­аль­ных медиа явля­ют­ся ката­ли­за­то­ром, кото­рый уско­ря­ет про­ник­но­ве­ние фати­ки в мас­со­во-инфор­ма­ци­он­ный дис­курс.

Опи­са­ние мето­ди­ки иссле­до­ва­ния. Мето­до­ло­ги­че­ской базой иссле­до­ва­ния послу­жи­ли моде­ли фати­че­ско­го обще­ния в раз­го­вор­но-быто­вом дис­кур­се. Так, В. В. Демен­тьев, исполь­зуя две оси коор­ди­нат — сте­пень кос­вен­но­сти и пара­метр меж­лич­ност­ных отно­ше­ний (от уни­со­на до дис­со­нан­са), выде­лил пять групп жан­ров фати­че­ской речи: 1) ком­пли­мент, раз­го­вор по душам; 2) шут­ка, флирт; 3) празд­но-рече­вые жан­ры (small talk); 4) розыг­рыш, издев­ка, похваль­ба; 5) обви­не­ние, оскорб­ле­ние, ссо­ра [Демен­тьев 2010: 215].

В рабо­те, посвя­щен­ной транс­фор­ма­ции совре­мен­ной ком­му­ни­ка­ции жите­лей горо­да, пред­став­ле­на жан­ро­вая модель фати­че­ско­го обще­ния [Китай­го­род­ская, Роза­но­ва 2003]. Исхо­дя из реа­ли­зу­е­мых язы­ко­вых функ­ций (фати­че­ская, поэ­ти­че­ская (игро­вая), мета­язы­ко­вая) иссле­до­ва­те­ли раз­гра­ни­чи­ва­ют в рам­ках фати­че­ско­го моно­ло­ги­че­ско­го обще­ния вне дома 1) эти­кет­ные моно­ло­ги­че­ские жан­ры, 2) жан­ры, реа­ли­зу­ю­щи­е­ся в игро­вой фор­ме, и 3) мета­язы­ко­вые жан­ры.

Ука­зан­ные моде­ли фати­че­ско­го обще­ния в раз­го­вор­но-быто­вом дис­кур­се, а так­же рабо­ты по рече­во­му эти­ке­ту И. А. Стер­ни­на [Стер­нин 1996], Н. И. Фор­ма­нов­ской [Фор­ма­нов­ская 1984; 2002], иссле­до­ва­ния интен­ци­о­наль­но­сти медий­но­го дис­кур­са, про­ве­ден­ные под руко­вод­ством Л. Р. Дус­ка­е­вой [Дус­ка­е­ва 2012], ста­ли мето­до­ло­ги­че­ской осно­вой иссле­до­ва­ния фати­че­ско­го обще­ния в сете­вом сооб­ще­стве бело­рус­ско­го инфор­ма­ци­он­но­го ресур­са.

Поло­же­ние о том, что в мес­сен­дже­ре «все офи­ци­аль­ные сооб­ще­ния пода­ют­ся в свое­об­раз­ной модаль­ной рам­ке — фати­че­ской оцен­ке» [Дус­ка­е­ва 2018: 397], ста­ло отправ­ной точ­кой для систе­ма­ти­за­ции раз­лич­ных жан­ров, кото­рые фор­ми­ру­ют фати­ку Viber-сооб­ще­ства TUT. by. Коли­че­ствен­ный и каче­ствен­ный ана­лиз жан­ров в насто­я­щем иссле­до­ва­нии про­во­дил­ся на мате­ри­а­ле ука­зан­но­го сооб­ще­ства. Мето­дом сплош­ной выбор­ки за пери­од с 1 по 31 мар­та 2019 г. извле­че­но 1325 сооб­ще­ний.

Ана­лиз мате­ри­а­ла. В каче­стве объ­ек­та иссле­до­ва­ния было выбра­но сооб­ще­ство в мес­сен­дже­ре Viber круп­ней­ше­го бело­рус­ско­го инфор­ма­ци­он­но­го ресур­са TUT​.by, кото­рый воз­глав­ля­ет рей­тинг самых посе­ща­е­мых бело­рус­ских инфор­ма­ци­он­ных ресур­сов. TUT​.by рабо­та­ет на раз­ных сете­вых пло­щад­ках: сайт «Ново­сти TUT​.by», форум «Тут гово­рят», груп­пы в соци­аль­ных сетях (Twitter, Facebook, Instagram, YouTube, ВКон­так­те, Одно­класс­ни­ки), канал в мес­сен­дже­ре Telegram, сооб­ще­ство в мес­сен­дже­ре Viber.

В мар­те 2019 г. в ана­ли­зи­ру­е­мом сооб­ще­стве насчи­ты­ва­лось 145 373 участ­ни­ка. Моде­ри­ро­ва­ние Viber-сооб­ще­ства обес­пе­чи­ва­ют семь сотруд­ни­ков: два супер-адми­на, кото­рые пол­но­стью кон­тро­ли­ру­ют сооб­ще­ство, управ­ля­ют участ­ни­ка­ми (могут при­гла­сить, доба­вить, забло­ки­ро­вать, уда­лить участ­ни­ка, предо­став­лять пра­ва адми­ни­стра­то­рам) и обще­ни­ем (редак­ти­ру­ют имя сооб­ще­ства, закреп­ля­ют сооб­ще­ния ввер­ху чата, раз­ме­ща­ют пуб­ли­ка­ции), а так­же пять адми­ни­стра­то­ров, круг воз­мож­но­стей кото­рых ýже. Участ­ни­ки Viber-сооб­ще­ства TUT​.by, регу­ляр­но зна­ко­мясь с сооб­ще­ни­я­ми адми­ни­стра­то­ров, могут ста­вить лай­ки, делить­ся пуб­ли­ка­ци­я­ми, при­ни­мать уча­стие в голо­со­ва­нии.

Отме­тим систем­ную рабо­ту адми­ни­стра­то­ров ана­ли­зи­ру­е­мо­го сооб­ще­ства: сооб­ще­ния раз­ме­ща­ют­ся регу­ляр­но, с опре­де­лен­ным вре­мен­ным интер­ва­лом (напри­мер, в буд­ни пуб­ли­ку­ет­ся от 30 до 35 сооб­ще­ний). Адми­ни­стра­то­ры исполь­зу­ют все воз­мож­но­сти интер­нет-сер­ви­са, что­бы фор­ми­ро­вать кон­тент сооб­ще­ства: пуб­ли­ку­ют ново­сти, фото­гра­фии, ком­мен­та­рии, сти­ке­ры, эти­кет­ные фор­му­лы, опрос­ные фор­мы.

1. Эти­кет­ные жан­ры состав­ля­ют око­ло 15 % раз­ме­ща­е­мых в сооб­ще­стве пуб­ли­ка­ций. В сооб­ще­стве сфор­ми­ро­ва­лись свои пра­ви­ла рече­во­го пове­де­ния. Каж­дое утро начи­на­ет­ся с при­вет­ствия, день обя­за­тель­но завер­ша­ет­ся про­ща­ни­ем. По мере необ­хо­ди­мо­сти адми­ни­стра­то­ры раз­ме­ща­ют в сооб­ще­стве иные эти­кет­ные жан­ры: обра­ще­ния, поже­ла­ния, сове­ты, прось­бы, бла­го­дар­но­сти и др.

Обра­ще­ние. В рус­ском рече­вом эти­ке­те при­ня­то раз­ли­чать 1) обра­ще­ние к незна­ко­мо­му и 2) обра­ще­ние к зна­ко­мо­му: «Для этих двух групп раз­лич­ны как набо­ры фор­мул рече­во­го эти­ке­та, так и спе­ци­фи­ка постро­е­ния диа­ло­га» [Фор­ма­нов­ская 1984: 18]. Осо­бен­ность ком­му­ни­ка­ции в Viber-сооб­ще­стве состо­ит в том, что оно объ­еди­ня­ет боль­шое коли­че­ство людей, кото­рые не зна­ко­мы друг с дру­гом. В то же вре­мя адми­ни­стра­то­ры сооб­ще­ства наме­рен­но ниве­ли­ру­ют дистан­цию, стре­мят­ся пере­ве­сти «ста­тус­но ори­ен­ти­ро­ван­ную ком­му­ни­ка­цию» в «лич­ност­но ори­ен­ти­ро­ван­ную» [Кара­сик 2002: 277], пре­об­ра­зо­вать вер­ти­каль­ную связь «инсти­тут — обще­ство» в гори­зон­таль­ную, выстро­ить дове­ри­тель­ное обще­ние с участ­ни­ка­ми сооб­ще­ства. Н. И. Фор­ма­нов­ская, ана­ли­зи­руя обра­ще­ния к мно­же­ствен­но­му адре­са­ту в рус­ском эти­ке­те, в каче­стве при­ме­ра вока­ти­ва в ситу­а­ции, где обще­ние более интим­но и дове­ри­тель­но, дает фор­му­лу дру­зья [Фор­ма­нов­ская 1984: 34]. Имен­но это обра­ще­ние исполь­зу­ют в Viber-сооб­ще­стве TUT. by, когда есть необ­хо­ди­мость обра­тить­ся ко всем участ­ни­кам: Дру­зья, если у вас вдруг вклю­че­но зву­ко­вое уве­дом­ле­ние от наше­го сооб­ще­ства, то вы може­те его отклю­чить для боль­ше­го ком­фор­та. Ниже скрин­шот, где это мож­но сде­лать (11.03.2019).

В иных слу­ча­ях, когда необ­хо­ди­мо при­влечь вни­ма­ние отдель­ной груп­пы чита­те­лей, адми­ни­стра­то­ры сооб­ще­ства исполь­зу­ют ука­за­ние на про­фес­си­о­наль­ную заня­тость, увле­че­ния, соци­аль­ный ста­тус чита­те­лей. При этом обра­ще­ние может быть пря­мым (Дач­ни­ки, вни­ма­ние! Спе­ци­а­ли­сты объ­яс­ни­ли, зачем на даче менять счет­чи­ки на элек­трон­ные и выно­сить их за пре­де­лы участ­ка (21.03.2019); Люби­те­ли шопин­га, воз­ра­дуй­тесь! Пер­вый New Yorker в сто­ли­це открыл­ся (заго­ло­вок ново­сти: Вне­зап­но и с евро­пей­ски­ми цена­ми. В Мин­ске открыл­ся пер­вый New Yorker) (21.03.2019) или кос­вен­ным (Инфор­ма­ция для або­нен­тов velcom. В сети это­го опе­ра­то­ра заме­чен 4G. После­ди­те, может, и у вас появит­ся завет­ный зна­чок (заго­ло­вок ново­сти: Поль­зо­ва­те­ли заме­ти­ли LTE-интер­нет у velcom. Офи­ци­аль­но­го запус­ка еще не было) (21.03.2019).

При­вет­ствие. Мес­сен­дже­ры — это мобиль­ные сер­ви­сы, кото­рые обес­пе­чи­ва­ют мгно­вен­ную достав­ку сооб­ще­ний. Поль­зо­ва­тель полу­ча­ет push-уве­дом­ле­ния об обнов­ле­ни­ях в сооб­ще­стве на экране мобиль­но­го теле­фо­на и зву­ко­вое уве­дом­ле­ние. Эта мгно­вен­ность достав­ки опре­де­ля­ет необ­хо­ди­мость раз­ли­чать вре­мя суток при ком­му­ни­ка­ции (в отли­чие от ком­му­ни­ка­ции, напри­мер, на фору­ме). При­вет­ствия в Viber-сооб­ще­стве пуб­ли­ку­ют­ся в нача­ле дня и начи­на­ют­ся с эти­кет­ной фор­му­лы доб­рое утро, кото­рая явля­ет­ся ана­ло­гом более частой в офлайн-ком­му­ни­ка­ции фор­му­лы при­вет­ствия здрав­ствуй­те: Доб­рое утро! Да, как-то сыро и вет­ре­но. А синоп­ти­ки пре­ду­пре­жда­ли, что сего­дня сду­ет (20.03.2019); Доб­рое утро! Насколь­ко уже свет­лее за окном, здо­ро­во! (18.03.2019).

В рус­ском рече­вом эти­ке­те «доб­рое утро про­из­но­сит­ся при встре­че утром (на рабо­те, на ули­це и т. д.). Оно часто при­ме­ни­мо и непо­сред­ствен­но после сна, сле­до­ва­тель­но, в семей­ном кру­гу» [Фор­ма­нов­ская 1984: 65]. Пред­став­ля­ет­ся, что в Viber-сооб­ще­стве инфор­ма­ци­он­но­го ресур­са фор­му­ла при­вет­ствия доб­рое утро доми­ни­ру­ет по несколь­ким при­чи­нам: во-пер­вых, она поз­во­ля­ет не раз­ли­чать Ты- и Вы-ком­му­ни­ка­цию; во-вто­рых, пер­вые сооб­ще­ния в сооб­ще­стве начи­на­ют пуб­ли­ко­вать­ся дей­стви­тель­но рано — в про­ме­жут­ке меж­ду 7:00 и 8:00 утра в буд­ние дни и в про­ме­жут­ке меж­ду 09:00 и 10:00 в выход­ные, когда люди толь­ко про­сы­па­ют­ся; в‑третьих, выбран­ная фор­му­ла при­вет­ствия поз­во­ля­ет снять дистан­цию и ими­ти­ро­вать дове­ри­тель­ную ком­му­ни­ка­цию хоро­шо зна­ко­мых людей.

Завер­ша­ет­ся день в сооб­ще­стве и в буд­ни, и в выход­ные око­ло 21:00 поже­ла­ни­ем спокойной/доброй ночи: При­ят­но­го вам вече­ра и спо­кой­ной ночи! (19.03.2019); Вот и про­ле­те­ли эти выход­ные. Наде­юсь, они у вас уда­лись. Доб­рой ночи и лег­ко­го про­буж­де­ния! (17.03.2019). Эта фор­му­ла про­ща­ния, так же как и фор­му­ла при­вет­ствия доб­рое утро, поз­во­ля­ет сокра­тить дистан­цию с ауди­то­ри­ей, так как исполь­зу­ет­ся в офлайн-ком­му­ни­ка­ции как про­ща­ние «вече­ром, на ночь, ско­рее все­го, непо­сред­ствен­но перед сном» [Фор­ма­нов­ская 1984: 84].

Фор­му­лы при­вет­ствия или про­ща­ния могут идти в связ­ке с поже­ла­ни­ем. Поже­ла­ния в сооб­ще­стве носят част­ный харак­тер: Хоро­шо про­ве­ди­те выход­ные! (23.03.2019); Я наде­юсь, вы най­де­те вре­мя, что­бы отдох­нуть! При­ят­ных выход­ных (22.03.2019); Бррр, ну и ветер! Бере­ги­те себя! (22.03.2019).

Совет, пред­ло­же­ние. В ана­ли­зи­ру­е­мом сооб­ще­стве зафик­си­ро­ва­ны эти­кет­ные жан­ры пред­ло­же­ния: Сего­дня пят­ни­ца, и это повод для опти­миз­ма. Давай­те собе­рем остав­ши­е­ся силы в кулак и удар­но пора­бо­та­ем! 🙂 (22.03.2019), — и сове­та, в кото­ром адми­ни­стра­то­ры демон­стри­ру­ют забо­ту о сво­их чита­те­лях: Кста­ти, синоп­ти­ки на сего­дня объ­яви­ли оран­же­вый уро­вень опас­но­сти из-за силь­но­го вет­ра. И вот он уже задул! Будь­те осто­рож­ны! (20.03.2019); В этом мате­ри­а­ле есть важ­ная инфор­ма­ция о симп­то­мах менин­ги­та. Про­чи­тай­те! (15.03.2019).

В офлайн-ком­му­ни­ка­ции ответ­ной реак­ци­ей на прось­бу, пред­ло­же­ние или совет явля­ют­ся согла­сие или отказ, раз­ре­ше­ние или запре­ще­ние. В Viber-сооб­ще­стве в мес­сен­дже­ре такой реак­ци­ей ста­но­вят­ся лай­ки (отмет­ки «мне нра­вит­ся») под­пис­чи­ков. Чем боль­ше лай­ков, тем более соли­дар­на ауди­то­рия с адми­ни­стра­то­ром сооб­ще­ства. Лайк выра­жа­ет согла­сие, под­держ­ку, сим­па­тию — целый спектр поло­жи­тель­ных эмо­ций. В свя­зи с этим очень неод­но­знач­но выгля­дят лай­ки, постав­лен­ные под про­блем­ны­ми мате­ри­а­ла­ми на зло­бу дня: слож­но опре­де­лить, ауди­то­рия ста­вит лайк редак­ции, кото­рая под­ня­ла про­бле­му, напри­мер, здо­ро­во­го обра­за жиз­ни, или же под­дер­жи­ва­ет геро­ев пуб­ли­ка­ции, о кото­рых мате­ри­ал: Если вы пье­те мно­го (очень мно­го) кофе, то ваши кости в опас­но­сти! Не зло­упо­треб­ляй­те! (заго­ло­вок ново­сти: Жен­щи­на пила по десять и боль­ше кру­жек кофе в день. Резуль­тат был печаль­ным для здо­ро­вья) (11.03.2019).

Small talk (бол­тов­ня) как раз­но­вид­ность фати­че­ско­го празд­но­ре­че­во­го жан­ра [Демен­тьев 2010: 214] так­же зафик­си­ро­ва­на в ана­ли­зи­ру­е­мом сооб­ще­стве: Открыл сезон моро­же­но­го. Это пре­крас­но 🙂 Ран­няя вес­на! Там кто-то очень любит нас, давай­те оправ­да­ем дове­рие (23.03.2019); Вче­ра было уже доволь­но теп­ло, даже виде­ла людей в лег­ких курт­ках и туф­лях (18.03.2019); Про­мок до нит­ки, и обда­ли с ног до голо­вы водой из лужи. А как про­шло ваше утро? (16.03.2019); Даааа, на ули­це круть! (23.03.2019). Стре­мясь сокра­тить дистан­цию с ауди­то­ри­ей, адми­ни­стра­то­ры сооб­ще­ства при­во­дят при­ме­ры из част­ной жиз­ни, кото­рые в ситу­а­ции офлайн-ком­му­ни­ка­ции пред­ста­ви­те­ля редак­ции интер­нет-ресур­са и чита­те­ля едва ли мог­ли быть озву­че­ны: Эх, я так порой жалею, что на рабо­те не быва­ет кани­кул в стро­го уста­нов­лен­ное вре­мя. — И пере­ры­ва на сон;) У меня Зося сей­час посто­ян­но повто­ря­ет: Какая я была глу­пая, что в саду не хоте­ла спать. — Умни­ца, как быст­ро поня­ла это. Ко мне осо­зна­ние при­шло толь­ко где-то в сту­ден­че­ские годы 🙂 (15.03.2019); Хо-хо-хо! У нас утро нача­лось с того, что Мыш­ка [прим. — кош­ка в редак­ции] нача­ла рожать котят (24.03.2019).

2. Игро­вые жан­ры состав­ля­ют око­ло 10 % раз­ме­ща­е­мых в сооб­ще­стве пуб­ли­ка­ций. К фати­че­ским жан­рам, реа­ли­зу­ю­щим­ся в игро­вой фор­ме в речи жите­лей горо­да, М. В. Китаи.городская и Н. Н. Роза­но­ва отно­сят выкри­ки-зазы­вы, шут­ли­вые объ­яв­ле­ния, шут­ли­вые диа­ло­ги с уста­нов­кой на игру. В ана­ли­зи­ру­е­мом Viber-сооб­ще­стве ана­ло­гом ука­зан­ных жан­ров явля­ют­ся сти­ке­ры, шут­ли­вые ком­мен­та­рии адми­ни­стра­то­ров сооб­ще­ства к ново­стям, опро­сы, ори­ен­ти­ро­ван­ные на под­дер­жа­ние обрат­ной свя­зи.

Сти­ке­ры, как пра­ви­ло, раз­ме­ща­ют­ся в бло­ке утрен­не­го при­вет­ствия и вечер­не­го про­ща­ния. Сти­ке­ры могут быть допол­не­ны тек­стом на рус­ском язы­ке (Ура! — сти­кер­пак «При­вет, Лек­Кэт», Я спать — сти­кер­пак «Violet», Спо­кой­ной ночи — сти­кер­пак «Фред­ди» и др.), бело­рус­ском (Пры­вітанне, Дабранач — сти­кер­пак «Тра­ды­цыі на новы лад»), англий­ском язы­ках (Morrrning, BYE — сти­кер­пак «Freddie and Friends»).

В ана­ли­зи­ру­е­мом сооб­ще­стве регу­ляр­но орга­ни­зу­ют­ся опро­сы. К игро­вым жан­рам фати­че­ско­го обще­ния отно­сят­ся те из них, глав­ная цель кото­рых — раз­влечь ауди­то­рию и одно­вре­мен­но полу­чить обрат­ную связь. Темы опро­сов направ­ле­ны на сфе­ру част­ной жиз­ни участ­ни­ков сооб­ще­ства: Чем зай­ме­тесь в выход­ные? Вари­ан­ты отве­та: Спааа­ать; Куча домаш­них дел ско­пи­лась; Пой­ду гулять по горо­ду; Отправ­люсь в гости; Рабо­таю в выход­ные (22.03.2019); А вы в какой одеж­де уже ходи­те? Вари­ан­ты отве­та: в зим­ней еще, в деми­се­зон­ной, в весен­ней (19.03.2019); А вы часто езди­те в коман­ди­ров­ки? Вари­ан­ты отве­та: Часто; Ино­гда; Не езжу (22.03.2019). В опро­сах участ­ву­ют от 1000 до 2000 чело­век, что состав­ля­ет око­ло 1–1,5 % всех участ­ни­ков сооб­ще­ства.

Мета­тек­сто­вые жан­ры в кон­цеп­ции М. В. Китай­го­род­ской и Н. Н. Роза­но­вой пред­став­ля­ют собой пере­сказ в виде слу­хов и спле­тен. В Viber-сооб­ще­стве мета­тек­сто­вые жан­ры пред­став­ле­ны в виде над­за­го­лов­ков (мы назы­ва­ем их надзаголовками-«триггерами»), пред­ва­ря­ю­щих ссыл­ку на новость, раз­ме­щен­ную на новост­ном интер­нет-ресур­се TUT​.by, так как основ­ная зада­ча Viber-сооб­ще­ства состо­ит в том, что­бы обес­пе­чить тра­фик на сайт. В свя­зи с этим более 60 % раз­ме­ща­е­мо­го кон­тен­та в сооб­ще­стве пред­став­ля­ет собой слож­ное целое: 1) сооб­ще­ние-над­за­го­ло­вок пуб­ли­ка­ции (Смот­ри­те, на каком кру­том само­ле­те к нам при­ле­тел пре­зи­дент Зим­баб­ве), в соче­та­нии с 2) изоб­ра­же­ни­ем (фото­гра­фия само­ле­та), 3) заго­лов­ком пуб­ли­ка­ции (Инфля­ция 230 млн про­цен­тов в год, само­лет за 300 млн дол­ла­ров. В Минск при­ле­тел пре­зи­дент Зим­баб­ве) и 4) ссыл­кой на основ­ной ресурс (https://​news​.tut​.by/​e​c​o​n​o​m​i​c​s​/​6​2​2​9​4​1​.​h​t​m​l​?vb). Заго­ло­вок ново­сти выпол­ня­ет инфор­ма­тив­ную функ­цию, тогда как сооб­ще­ние адми­ни­стра­то­ра паб­лик-акка­ун­та явля­ет­ся образ­цом фати­че­ской речи.

Отме­тим здесь, что если в эти­кет­ных и игро­вых жан­рах, раз­ме­ща­е­мых в Viber-сооб­ще­стве, адми­ни­стра­то­ры прак­ти­ку­ют в речи камер­ное обще­ние с ауди­то­ри­ей и при­дер­жи­ва­ют­ся «тональ­но­сти инти­ми­за­ции», то мета­тек­сто­вые жан­ры (надзаголовки-«триггеры») про­ни­за­ны «тональ­но­стью эпа­таж­но­сти» [Кор­ни­ло­ва 2013: 20].

Тональ­ность эпа­таж­но­сти в над­за­го­лов­ках, раз­ме­щен­ных в Viber-сооб­ще­стве, реа­ли­зу­ет­ся раз­ны­ми спо­со­ба­ми, при­ве­дем самые частые из них:

1) угро­за жиз­ни, здо­ро­вью, бла­го­по­лу­чию ауди­то­рии: Смот­ри­те, как силь­ный ветер хозяй­ни­чал в Мин­ске (заго­ло­вок ново­сти: В Уру­чье ветер сдул оста­нов­ку, на Веры Хору­жей — сло­мал дере­во. Соц­се­ти о сти­хии в сто­ли­це) (22.03.2019); Что там ново­го при­ду­ма­ли бан­ки? Где и чего боять­ся? (все в мате­ри­а­ле) (заго­ло­вок ново­сти: Где нель­зя без комис­сии запла­тить за ком­му­нал­ку: топ ново­стей от бан­ков) (16.03.2019);

2) подроб­но­сти част­ной жиз­ни: 90-лет­няя жен­щи­на не хочет уез­жать из сно­си­мо­го бара­ка в Гру­шев­ке в новый дом. Посмот­ре­ли, как она живет, и узна­ли при­чи­ну отка­за. Печаль­ная исто­рия (заго­ло­вок ново­сти: Как живет 90-лет­няя жен­щи­на, кото­рая не хочет уез­жать из сно­си­мо­го бара­ка в Гру­шев­ке в новый дом) (15.03.2019);

3) став­ка на исклю­чи­тель­ность, уни­каль­ность собы­тия, пред­ме­та, явле­ния: Виде­ли самый древ­ний дере­вян­ный дом в Бела­ру­си? (заго­ло­вок ново­сти: Вы когда-нибудь виде­ли грод­нен­ский лямус? Самое ста­рое дере­вян­ное зда­ние Бела­ру­си откры­ли для тури­стов) (15.03.2019); В Мин­ске про­да­ют жилье за 4 млн дол­ла­ров. Там есть огром­ный бас­сейн и СПА. Смот­ри­те, как выгля­дит самый доро­гой дом Бела­ру­си (заго­ло­вок ново­сти: На про­да­жу выстав­лен самый доро­гой дом в Бела­ру­си. Цена — 8,4 мил­ли­о­на руб­лей) (21.03.2019);

4) отча­ян­ные поступ­ки людей: Ааа, мураш­ки по коже от этих роли­ков. Посмот­ри­те, как этот муж­чи­на обни­ма­ет­ся со льва­ми. Моя котей­ка тоже любит обни­мать­ся, но это же львы! (заго­ло­вок ново­сти: Финан­сист из Швей­ца­рии пере­ехал в Афри­ку. Посмот­ри­те, как он обни­ма­ет­ся со льва­ми) (11.03.2019);

5) полу­че­ние мате­ри­аль­ной выго­ды: В Бела­ру­си ищут побе­ди­те­ля лоте­реи, кото­рый выиг­рал почти 280 тысяч дол­ла­ров. Может быть, это вы? 🙂 Или ваш зна­ко­мый? Пока­жи­те ему эту замет­ку (заго­ло­вок ново­сти: В Бела­ру­си ищут побе­ди­те­ля лоте­реи, кото­рый выиг­рал почти 280 тысяч дол­ла­ров) (18.03.2019); О, это кру­то! Швед­ский Гете­борг пред­ла­га­ет 2000 евро за ниче­го­не­де­ла­ние (заго­ло­вок ново­сти: Швед­ский Гете­борг пред­ла­га­ет 2000 евро за ниче­го­не­де­ла­ние) (17.03.2019);

6) вни­ма­ние к попу­ляр­ной пер­соне: Пере­да­чу «Мака­ён­ка, 9» зна­е­те? Смот­ри­те, как веду­щий шоу отве­ча­ет на наши вопро­си­ки (заго­ло­вок ново­сти: «Я верю в то, что рас­ска­зы­ваю в ново­стях». Пер­лин про «Мака­ён­ка, 9», шут­ки про Лука­шен­ко и цен­зу­ру) (18.03.2019);

7) про­во­ка­ция чита­те­лей: Как у вас со сти­ха­ми? А с памя­тью? Смо­же­те вспом­нить, кому из поэтов при­над­ле­жат всем извест­ные строч­ки? (заго­ло­вок ново­сти: У вас девят­ка по лите­ра­ту­ре в атте­ста­те? Под­твер­ди­те ее в тесте по извест­ным строч­кам поэтов) (21.03.2019).

Спи­сок мож­но было бы про­дол­жить, одна­ко огра­ни­чим­ся заме­ча­ни­ем, что в ука­зан­ных над­за­го­лов­ках в ана­ли­зи­ру­е­мом сооб­ще­стве наме­рен­но исполь­зу­ют­ся пси­хо­ло­ги­че­ские при­е­мы и уста­нов­ки, кото­рые при­ме­ня­ют­ся в мар­ке­тин­го­вых ком­му­ни­ка­ци­ях при созда­нии про­да­ю­щих тек­стов с отри­ца­тель­ной моти­ва­ци­ей: при­влечь вни­ма­ние, рас­ска­зать о про­бле­мах, погру­зить в болез­нен­ные пере­жи­ва­ния, а потом пред­ло­жить реше­ние [Бер­над­ский 2013: 38]. Так или ина­че, мысль о том, что в «жур­на­лист­ских текстах сете­вых СМИ все под­чи­не­но тому, что­бы пора­зить, уди­вить, выде­лить­ся, стать во что бы то ни ста­ло замет­ным, в конеч­ном сче­те добить­ся, что­бы “тебя купи­ли”» [Дус­ка­е­ва, Кор­ни­ло­ва 2013], спра­вед­ли­ва и для тек­стов в сооб­ще­стве мес­сен­дже­ра Viber: о фак­те «покуп­ки» сви­де­тель­ству­ют пере­хо­ды на основ­ной сайт по ссыл­ке, фор­мой выра­же­ния заин­те­ре­со­ван­но­сти «поку­па­те­ля» высту­па­ют лай­ки участ­ни­ков и репо­сты сооб­ще­ний, а фати­че­ская речь адми­ни­стра­то­ра сооб­ще­ства обес­пе­чи­ва­ет заман­чи­вость пред­ло­же­ния.

Остав­ши­е­ся 15 % пуб­ли­ка­ций в сооб­ще­стве при­хо­дят­ся на фото­гра­фии, иллю­стри­ру­ю­щие собы­тие, инфо­гра­фи­ку, кото­рая пери­о­ди­че­ски появ­ля­ет­ся в лен­те сооб­ще­ства, допол­не­ния к ново­сти от адми­ни­стра­то­ров ресур­са, опро­сы, име­ю­щие непо­сред­ствен­ное отно­ше­ние к раз­ме­щен­ной ново­сти (бло­ку ново­стей).

Резуль­та­ты иссле­до­ва­ния. Исполь­зо­ва­ние редак­ци­я­ми инфор­ма­ци­он­ных интер­нет-ресур­сов мес­сен­дже­ров в каче­стве плат­фор­мы ком­му­ни­ка­ции поз­во­ля­ет успеш­но бороть­ся за «сло­ты вни­ма­ния» (А. Амзин) ауди­то­рии: тех­но­ло­гия push-уве­дом­ле­ний созда­ет иллю­зию при­ват­но­го обще­ния адми­ни­стра­то­ров сооб­ще­ства с его участ­ни­ка­ми. В ито­ге ста­тус­но ори­ен­ти­ро­ван­ная по сути ком­му­ни­ка­ция исполь­зу­ет обо­лоч­ку лич­ност­но ори­ен­ти­ро­ван­ной, кото­рая харак­тер­на для обще­ния хоро­шо зна­ю­щих друг дру­га ком­му­ни­кан­тов. Этот про­цесс нель­зя оце­нить одно­знач­но, так как ниве­ли­ро­ва­ние вер­ти­каль­ных свя­зей, с одной сто­ро­ны, спо­соб­ству­ет дове­ри­тель­ной ком­му­ни­ка­ции, с дру­гой — неиз­беж­но сни­жа­ет авто­ри­тет мас­сме­диа.

Про­ве­ден­ный ана­лиз поз­во­ля­ет сде­лать вывод, что в Viber-сооб­ще­стве интер­нет-ресур­са фор­ми­ру­ет­ся свой рече­вой эти­кет, кото­рый опре­де­ля­ет­ся в том чис­ле тех­ни­че­ски­ми харак­те­ри­сти­ка­ми интер­нет-сер­ви­са: раз­ли­ча­ет­ся вре­мя суток, исполь­зу­ют­ся эти­кет­ные фор­му­лы, харак­тер­ные для лич­ност­но ори­ен­ти­ро­ван­ной ком­му­ни­ка­ции, рас­ши­ря­ют­ся тема­ти­че­ские рам­ки мас­со­во-инфор­ма­ци­он­но­го дис­кур­са за счет обсуж­де­ния лич­ной жиз­ни участ­ни­ков ком­му­ни­ка­ции и др. В то же вре­мя отсут­ству­ют неко­то­рые тра­ди­ци­он­ные эти­кет­ные риту­а­лы, напри­мер в сооб­ще­стве инфор­ма­ци­он­но­го ресур­са в мес­сен­дже­ре нет риту­а­ла завя­зы­ва­ния и укреп­ле­ния зна­ком­ства, при­со­еди­нив­ший­ся к сооб­ще­ству участ­ник не име­ет ста­ту­са «нович­ка». Сле­ду­ет отме­тить так­же, что в сооб­ще­стве в мес­сен­дже­ре Viber ауди­то­рия огра­ни­че­на в обрат­ных реак­ци­ях. Ей доступ­ны лишь лай­ки, репо­сты и уча­стие в голо­со­ва­нии, что, на наш взгляд, созда­ет усло­вия для раз­ви­тия пас­сив­но­го вос­при­я­тия инфор­ма­ции ауди­то­ри­ей.

В сооб­ще­стве инфор­ма­ци­он­но­го ресур­са инфор­ма­ти­ка в виде заго­лов­ков пуб­ли­ка­ций с основ­но­го ресур­са посто­ян­но допол­ня­ет­ся фати­кой в виде эти­кет­ных (при­вет­ствие, про­ща­ние, прось­ба, совет и др.), игро­вых (сти­ке­ры, опро­сы, шут­ки), мета­тек­сто­вых (надзаголовки-«триггеры») жан­ров. Таким обра­зом, в Viber-сооб­ще­стве реа­ли­зу­ют­ся все виды фати­че­ско­го обще­ния, харак­тер­ные для раз­го­вор­но-быто­во­го дис­кур­са.

В ходе ана­ли­за выяв­ле­ны две клю­че­вые тональ­но­сти тек­стов: тональ­ность инти­ми­за­ции, харак­тер­ная для эти­кет­ных и игро­вых жан­ров, и тональ­ность эпа­таж­но­сти, кото­рая свой­ствен­на надзаголовкам-«триггерам». Над­за­го­лов­ки в пуб­ли­ка­ци­ях сооб­ще­ства стро­ят­ся по зако­нам «про­да­ю­щих тек­стов» в мар­ке­тин­го­вых ком­му­ни­ка­ци­ях и игра­ют роль пси­хо­ло­ги­че­ских крюч­ков, кото­рые «цеп­ля­ют» вни­ма­ние участ­ни­ков сооб­ще­ства: угро­за лич­ной без­опас­но­сти, подроб­но­сти част­ной жиз­ни, исклю­чи­тель­ность собы­тия, отча­ян­ные поступ­ки, финан­со­вые выго­ды и др.

Выво­ды. Итак, в совре­мен­ном мас­со­во-инфор­ма­ци­он­ном дис­кур­се под вли­я­ни­ем гло­баль­ной Сети про­ис­хо­дят серьез­ные изме­не­ния. В борь­бе за вни­ма­ние ауди­то­рии мас­сме­диа осва­и­ва­ют новые плат­фор­мы интер­нет-ком­му­ни­ка­ции: интер­нет-ресур­сы, соци­аль­ные сети, мес­сен­дже­ры. Про­грам­мы мгно­вен­ной достав­ки сооб­ще­ний исполь­зу­ют­ся в мас­со­во-инфор­ма­ци­он­ном дис­кур­се для под­дер­жа­ния кон­так­та с ауди­то­ри­ей и обес­пе­че­ния пере­хо­да чита­те­лей на сайт интер­нет-ресур­са.

Инте­гра­ция инфор­ма­ци­он­ных ресур­сов с соци­аль­ны­ми медиа в целом и с мес­сен­дже­ра­ми в част­но­сти сти­му­ли­ру­ет про­цесс про­ник­но­ве­ния фати­ки в мас­со­во-инфор­ма­ци­он­ный дис­курс. Изме­ня­ют­ся ста­тус­но-роле­вые отно­ше­ния участ­ни­ков ком­му­ни­ка­ции, фор­ми­ру­ет­ся осо­бый эти­кет сете­во­го сооб­ще­ства (нети­кет), кото­рый опре­де­ля­ет­ся в том чис­ле тех­ни­че­ски­ми воз­мож­но­стя­ми интер­нет-сер­ви­са (мгно­вен­ная достав­ка сооб­ще­ний, push-уве­дом­ле­ния, зву­ко­вые опо­ве­ще­ния, воз­мож­ность выра­зить свою заин­те­ре­со­ван­ность с помо­щью лай­ков, репо­стов, уча­стия в голо­со­ва­нии).

В сооб­ще­стве инфор­ма­ци­он­но­го ресур­са в мес­сен­дже­ре реа­ли­зу­ют­ся раз­лич­ные груп­пы жан­ров фати­че­ско­го обще­ния, кото­рые тра­ди­ци­он­но рас­смат­ри­ва­лись в рам­ках раз­го­вор­но-быто­во­го дис­кур­са. Эти­кет­ные и игро­вые жан­ры спо­соб­ству­ют реа­ли­за­ции тональ­но­сти инти­ми­за­ции, а в мета­тек­сто­вых жан­рах, в кото­рых выстра­и­ва­ют­ся стра­те­гии мар­ке­тин­го­вых ком­му­ни­ка­ций, осу­ществ­ля­ет­ся тональ­ность эпа­таж­но­сти. Таким обра­зом, сооб­ще­ство инфор­ма­ци­он­но­го ресур­са в мес­сен­дже­ре ста­но­вит­ся про­стран­ством, в кото­ром пере­се­ка­ют­ся раз­ные типы дис­кур­сов: мас­со­во-инфор­ма­ци­он­ный, раз­го­вор­но-быто­вой и мар­ке­тин­го­вый.

Андреева, С. В. (2006). Речевые единицы в устной русской речи: система, зоны употребления, функции. Москва: КомКнига.

Бернадский, С. Л. (2013). Продающие тексты. Как превратить читателя в покупателя. Москва: Манн, Иванов и Фербер.

Винокур, Т. Г. (1993). Говорящий и слушающий. Варианты речевого поведения. Москва: Наука.

Голошубина, О. К. (2015). Разговор в мессенджере как специфический жанр интернет-коммуникации. Вестник Омского гос. ун-та, 1, 208–212.

Дементьев, В. В. (1997). Жанры фатического общения. Дом бытия. Альманах по антропологической лингвистике. Вып. 2. Язык — мир — человек, 50–63.

Дементьев, В. В. (2010). Теория речевых жанров. Москва: Знак.

Дускаева, Л. Р. (2012). Интенциональность медиаречи: онтология и структура. В Медиатекст как полиинтенциональная структура (с. 10–16). Санкт-Петербург: Изд-во СПбГУ.

Дускаева, Л. Р. (2018). Медиажанры в мессенджере. В Медиалингвистика в терминах и понятиях: словарь-справочник (с. 396–399). Москва: Флинта.

Дускаева, Л. Р., Корнилова, Н. А. (2013). Речевой эпатаж как форма контактоустановления в современной медийной речи. Мир лингвистики и коммуникации. Электронный научный журнал, 1 (30). Электронный ресурс http://tverlingua.ru/archive/030/06_30.pdf.

Карасик, В. И. (2002). Языковой круг: личность, концепты, дискурс. Волгоград: Парадигма.

Китайгородская, М. В., Розанова, Н. Н. (2003). Современное городское общение: типы коммуникативных ситуаций и их жанровая реализация (на примере Москвы). В Л. П. Крысин (Ред.), Современный русский язык: социальная и функциональная дифференциация (с. 103–126). Москва: Языки славянской культуры.

Клюев, Е. В. (1996). Фатика как предмет дискуссии. В Поэтика. Стилистика. Язык и культура. Памяти Татьяны Григорьевны Винокур (с. 212–220). Москва: Наука.

Корнилова, Н. А. (2013). Фатическая речь в массмедиа: композиционно-стилистические формы. Автореф. дис. … канд. филол. наук. Санкт-Петербург.

Минчук, И. И. (2019). Стратегии дистрибуции новостного контента в мессенджерах Viber и Telegram. В Рэгіянальныя СМІ Рэспублікі Беларусь у лічбавую эпоху: стан, праблемы і перспектывы (с. 157–165). Мінск: БДУ.

Павлова, А. А., Пивоварчик, Т. А. (2019). Стратегии дистрибуции медиаконтента редакциями региональных печатных СМИ (на примере Гродненской области). В Рэгіянальныя СМІ Рэспублікі Беларусь у лічбавую эпоху: стан, праблемы і перспектывы (с. 178–185). Мінск: БДУ.

Прокофьева, Н. А. (2018). Фатика в журналистике. В Медиалингвистика в терминах и понятиях: словарь-справочник (с. 246–249). Москва: Флинта.

Соколова, Д. В. (2017). Дистрибуция новостного контента в мессенджере Telegram. Медиаскоп. Электронный научный журнал. Вып. 4. Электронный ресурс http://www.mediascope.ru/2380.

Степанов, В. А. (2018). Мессенджер Telegram в информационном пространстве Беларуси. В Мультимедийная журналистика (с. 240–245). Минск: БГУ.

Стернин, И. А (1996). Русский речевой этикет. Воронеж: Изд-во ВГУ.

Формановская, Н. И. (2002). Речевое общение: коммуникативно-прагматический подход. Москва: Русский язык.

Формановская, Н. И. (1984). Употребление русского речевого этикета. Москва: Русский язык.

Чернышова, Т. В. (2004). Фатическая речь как социальный символ коммуникации (на материале текстов печатных СМИ). Известия Алтайского государственного университета. Сер. История, филология, философия и педагогика, 4, 46–51.

Deloitte. [Web-страница]. (2018). Медиапотребление в России — 2018. Электронный ресурс https://www2.deloitte.com/content/dam/Deloitte/ru/Documents/research-center/media-consumption-in-russia-2018-ru.pdf.

Laver, J. (1975). Communicative functions of phatic communication. In Organization of behavior in face-to-face interaction (pp. 215–238). The Hague: Mouton.

Manovich, L. (2002). The Language of New Media. Cambridge, MA: MIT.

Miller, V. (2008). New Media, Networking, and Phatic Culture. Convergence: The International Journal of Research Into New Media Technologies, 14 (4), 387–400.

Andreeva, S. V. (2006). Speech units of the oral Russian speech: system, zone of use, functions. Moscow: KomKniga Publ. (In Russian)

Bernadskii, S. L. (2013). Selling texts. How to turn the reader into a buyer. Moscow: Mann, Ivanov i Ferber. (In Russian)

Chernyshova, T. V. (2004). Phatic interaction as a symbol of social communication (on the material of printing media). Izvestiia Altaiskogo gosudarstvennogo universiteta. Ser. Istorija, filologija, filosofija i pedagogika, 4, 46–51. (In Russian)

Deloitte. [Web-page]. (2018). Media consumption in Russia — 2018. Moscow. Retrieved from https://www2.deloitte.com/content/dam/Deloitte/ru/Documents/research-center/media-consumption-in-russia-2018-ru.pdf. (In Russian)

Dement’ev, V. V. (1997). Phatic speech genres. House of being. Almanac on anthropological linguistics. Iss. 2. Language — World — Man, 50–63. (In Russian)

Dement’ev, V. V. (2010). Speech Genres Theory. Moscow: Znak Publ. (In Russian)

Duskaeva, L. R. (2012). Intentionality of media speech: ontology and structure. In Mediatexts as poliintentsional system (pp. 10–16). St. Petersburg: St. Petersburg State University Publ. (In Russian)

Duskaeva, L. R. (2018). Media genres in messenger. In Medialinguistics in terms and concepts: a dictionary reference (pp. 396–399). Moscow: Flinta Publ. (In Russian)

Duskaeva, L. R., Kornilova, N. A. (2013). Shoking as a form of establishing of communication at modern mass media discourse. Mir lingvistiki i kommunikatsii. Electronyi nauchnyi zhurnal, 1 (30). Retrieved from http://tverlingua.ru/archive/030/06_30.pdf. (In Russian)

Formanovskaia, N. I. (2002). Speech communication: communicative and pragmatic approach. Moscow: Russkii iazyk Publ. (In Russian)

Formanovskaia, N. I. (1984). The use of Russian speech etiquette. Moscow: Russkii iazyk Publ. (In Russian)

Goloshubina, O. K. (2015). Conversation in the messenger as a specific genre of Internet-communication. Vestnik Omskogo gosudarstvennogo universiteta, 1, 208–212. (In Russian)

Karasik, V. I. (2002). Language circle: personality, concepts, discourse. Volgograd: Paradigma. (In Russian)

Kitaigorodskaia, M. V., Rozanova, N. N. (2003). Modern urban communication: types of communicative situations and their genre realization (on the example of Moscow). In L. P. Krysin (Ed.), Modern Russian: Social and functional differentiation (pp. 103–126). Moscow: Iazyki slavianskoi kul’tury. (In Russian)

Kluev E. V. (1996). Phatic as an object of discussion]. In Poetics. Stylistics. Language and culture. In memory of Tatyana Vinokur (pp. 212–220). Мoscow: Nauka Publ. (In Russian)

Kornilova, N. A. (2013). Phatic speech in mass media: compositional and stylistic forms. PhD thesis abstract. St. Petersburg. (In Russian)

Laver, J. (1975). Communicative functions of phatic communication. In Organization of behavior in face-to-face interaction (pp. 215–238). The Hague: Mouton.

Manovich, L. (2002). The Language of New Media. Cambridge, MA: MIT.

Miller, V. (2008). New Media, Networking, and Phatic Culture. Convergence: The International Journal of Research Into New Media Technologies, 14 (4), 387–400.

Minchuk, I. I. (2019). Distribution strategies for news content viaViber and Telegram messengers. In Regional media of the Republic of Belarus in the digital age: state, problems and prospects (pp. 157–165). Minsk: BGU Publ. (In Russian)

Pavlova, A. A., Pivovarchik, T. A. (2019). Distribution strategies of media content by editorial offices of regional print media (on the example of the Grodno region). In Regional media of the Republic of Belarus in the digital age: state, problems and prospects (pp. 178–185). Mіnsk: BGU Publ. (In Russian)

Prokof ’eva, N. A. (2018). Fatika in journalism. In Medialinguistics in terms and concepts: a dictionary reference (pp. 246–249). Moscow: Flinta Publ. (In Russian)

Sokolova, D. V. (2017). News Distribution via Telegram Messenger. Mediaskop. Electronyi nauchnyi zhurnal, iss. 4. Retrieved from http://www.mediascope.ru/2380. (In Russian)

Stepanov, V. A. (2018). Telegram messenger in the information space of Belarus. In Multimediinaia zhurnalistika (pp. 240–245). Minsk: BGU Publ. (In Russian)

Sternin, I. A. (1996). Russian speech etiquette. Voronezh: Voronezh State University Publ. (In Russian)

Vinokur, T. G. (1993). The Speaker and the Listener. Variants of verbal behavior. Moscow: Nauka Publ. (In Russian)

Ста­тья посту­пи­ла в редак­цию 5 мар­та 2019 г.;
реко­мен­до­ва­на в печать 20 апре­ля 2019 г.

© Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, 2019

Received: March 5, 2019
Accepted: April 20, 2019