Четверг, 30 маяИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ
Shadow

Этикетность женского сетевого дневника

Постановка проблемы

В насто­я­щее вре­мя в науч­ном поле широ­ко обсуж­да­ют­ся про­бле­мы, каса­ю­щи­е­ся линг­ви­сти­че­ско­го осмыс­ле­ния рече­вой прак­ти­ки соци­аль­ных медиа: рече­вой пара­мет­ри­за­ции ком­му­ни­ка­тив­ной прак­ти­ки [Duskaeva 2021], ста­тус­но-роле­вой репре­зен­та­ции язы­ко­вой лич­но­сти в сети [Болот­но­ва 2017; Malyshev 2018; Пиво­вар­чик 2019] и др. Циф­ро­вая лич­ность во всей сово­куп­но­сти ее рече­вых харак­те­ри­стик нахо­дит­ся в цен­тре при­сталь­но­го вни­ма­ния исследователей.

Дол­гое вре­мя быто­ва­ло мне­ние, что сете­вое обще­ние сти­ра­ет соци­аль­ные раз­ли­чия поль­зо­ва­те­лей, погру­жая их в некую уни­вер­саль­ную и ано­ним­ную сре­ду [Kramarea, Taylor 1993; Herring 1996]. Утвер­жда­лось так­же, что циф­ро­вая сре­да созда­ет осо­бое ком­му­ни­ка­тив­ное поле, попа­да­ние в кото­рое застав­ля­ет чело­ве­ка ина­че про­яв­лять себя, под­чи­нять­ся сило­вым лини­ям это­го поля: «В сете­вой сре­де нет ника­кой сво­бо­ды для фор­ми­ро­ва­ния пер­со­наль­ной иден­тич­но­сти, пра­вит циф­ро­вая дик­та­ту­ра» [Пиль­гун 2018: 15]. Оче­вид­но, что отча­сти это дей­стви­тель­но так. Тех­но­ло­ги­че­ская сто­ро­на не может не вой­ти в сово­куп­ность экс­тра­линг­ви­сти­че­ских фак­то­ров, опре­де­ля­ю­щих рече­вое пове­де­ние. Одна­ко оче­вид­но и дру­гое: жен­ское сете­вое обще­ние име­ет спе­ци­фи­ку, свя­зан­ную с осо­зна­ни­ем сво­ей ген­дер­ной иден­тич­но­сти, что часто свя­за­но с пред­став­ле­ни­ем о роли мате­ри. 

Как пока­зы­ва­ют пси­хо­ло­ги­че­ские и социо­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния, в ходе сете­вой ком­му­ни­ка­ции жен­щи­ны апро­би­ру­ют и выра­ба­ты­ва­ют сте­рео­тип­ные фор­мы жен­ско­го и роди­тель­ско­го пове­де­ния [de los Santos, Amaro, Joseph 2019]. Таким обра­зом, обы­ден­ные рече­вые прак­ти­ки пере­хо­дят в циф­ро­вую сре­ду, ста­но­вясь про­дол­же­ни­ем рече­вой повсе­днев­но­сти. Гра­ни­цы сете­во­го и офлайн-обще­ния не оста­ют­ся непро­ни­ца­е­мы­ми. Это пока­за­ло, в част­но­сти, иссле­до­ва­ние жен­ско­го сете­во­го эти­ке­та, харак­тер­но­го для сооб­ществ мам [Duskaeva 2021: 139–175]. Мате­ри, состо­я­щие в раз­лич­ных сете­вых сооб­ще­ствах, реша­ют в сети про­бле­мы, сто­я­щие перед ними в реаль­ной жиз­ни, при этом лег­ко воз­вра­ща­ют­ся к тра­ди­ци­он­ным фор­мам ком­му­ни­ка­ции для дости­же­ния сво­их целей и поис­ка реше­ний (неред­ко участ­ни­цы сооб­ществ зна­ют друг дру­га лич­но и обща­ют­ся не толь­ко внут­ри сете­вой груп­пы). 

Нет сомне­ний, что изу­че­ние транс­фор­ма­ции тра­ди­ци­он­ных рече­вых прак­тик в циф­ро­вой сре­де явля­ет­ся акту­аль­ной зада­чей. Одним из аспек­тов рас­смот­ре­ния этой про­бле­мы пред­став­ля­ет­ся изу­че­ние эти­ке­та в широ­ком пони­ма­нии тер­ми­на, пред­ло­жен­ном Л. Р. Дус­ка­е­вой и осно­ван­ном на линг­во­ком­по­зи­ци­он­ном под­хо­де к иссле­до­ва­нию эти­кет­ной линии в обще­нии той или иной соци­аль­ной груп­пы [Duskaeva 2020]. Такой под­ход дает воз­мож­ность выявить спе­ци­фи­ку рече­во­го пове­де­ния того или ино­го сете­во­го сооб­ще­ства. В дан­ном слу­чае в цен­тре наше­го вни­ма­ния нахо­дят­ся осо­бен­но­сти ген­дер­но­го пове­де­ния в циф­ро­вой среде.

История вопроса

Оче­вид­но, что вопрос об осо­бен­но­стях жен­ско­го сете­во­го пове­де­ния нераз­рыв­но свя­зан с более широ­кой про­бле­мой вли­я­ния ген­де­ра на язык. Суще­ство­ва­ние ген­дер­ной линг­ви­сти­ки как само­сто­я­тель­но­го направ­ле­ния науч­ных иссле­до­ва­ний в насто­я­щее вре­мя мало у кого вызы­ва­ет сомне­ние. Нача­ло осмыс­ле­нию ука­зан­ной про­бле­мы было поло­же­но в рабо­те Р. Лакофф [Lakoff 1975], где автор впер­вые выде­ли­ла спе­ци­фи­че­ские чер­ты жен­ско­го язы­ка: осо­бый состав лек­си­че­ских средств; аффек­тив­ные при­ла­га­тель­ные; сред­ства, помо­га­ю­щие смяг­чать кате­го­рич­ность суж­де­ний; осо­бен­но­сти цве­то­обо­зна­че­ния; супер­веж­ли­вость; гипер­кор­рект­ность и др.

В насто­я­щее вре­мя ген­дер­ная линг­ви­сти­ка име­ет два основ­ных век­то­ра раз­ви­тия. Пер­вый из них свя­зан с изу­че­ни­ем отдель­ных средств, в той или иной сте­пе­ни отра­жа­ю­щих спе­ци­фи­ку жен­ской речи. В таких рабо­тах пред­став­ле­ны груп­пы ресур­сов или спис­ки отдель­ных еди­ниц, по кото­рым мож­но опре­де­лить фемин­ность речи. Напри­мер, целый ряд иссле­до­ва­ний посвя­щен изу­че­нию дими­ну­ти­вов в жен­ской речи [Зем­ская, Китай­го­род­ская, Роза­но­ва 1989]. Такой под­ход, без­услов­но, име­ет цен­ность как спо­соб ката­ло­ги­за­ции ресур­сов отра­же­ния в язы­ке ген­дер­ной при­над­леж­но­сти, одна­ко более пер­спек­тив­ным пред­став­ля­ет­ся вто­рой век­тор. 

В рам­ках вто­ро­го направ­ле­ния выде­ля­ют­ся сте­рео­тип­ные фор­мы рече­во­го пове­де­ния и ком­му­ни­ка­тив­ные так­ти­ки раз­лич­ных полов. Таким обра­зом кон­ста­ти­ру­ет­ся воз­мож­ность выде­ле­ния осо­бо­го типа рече­по­рож­де­ния, опре­де­ля­е­мо­го таким соци­аль­ным фак­то­ром, как ген­дер [Кири­ли­на 1999; Кири­ли­на 2021]. В этом отно­ше­нии оче­вид­на невоз­мож­ность рас­смот­ре­ния ген­де­ра в отры­ве от дру­гих соци­аль­ных харак­те­ри­стик (напри­мер, ген­де­ра и соци­аль­ной роли мате­ри, ген­де­ра и про­фесс иональ­ной при­над­леж­но­сти и пр.). Так, П. Экерт гово­рил о необ­хо­ди­мо­сти не столь­ко делать гло­баль­ные обоб­ще­ния, сколь­ко изу­чать рече­вую прак­ти­ку отдель­ных групп с уче­том всей сово­куп­но­сти соци­аль­ных фак­то­ров [Eckert 1992]. Дж. Коатс под­чер­ки­вал, что нет незыб­ле­мо­сти ген­дер­ных пред­по­чте­ний рече­вых форм, поэто­му воз­мож­но иссле­до­вать толь­ко тен­ден­ции [Коатс 2005].

Оче­вид­но, что ген­дер, несо­мнен­но, вли­я­ет на харак­тер обще­ния в отдель­ных сооб­ще­ствах в соци­аль­ных сетях. Нуж­но отме­тить, что иссле­до­ва­тель­ское вни­ма­ние неод­но­крат­но обра­ща­лось на язык жен­ско­го интер­нет-обще­ния. Так, в извест­ной рабо­те Е. И. Горош­ко срав­ни­ва­ют­ся ста­ти­сти­че­ские дан­ные об исполь­зо­ва­нии рече­вых средств в лич­ной пере­пис­ке муж­чин и жен­щин [Горош­ко 2006]. Уста­нов­ле­на раз­ни­ца в длине пред­ло­же­ний, исполь­зо­ва­нии место­имен­ных замен, часто­те упо­треб­ле­ния гла­го­лов и пр. В этом отно­ше­нии речь сно­ва идет о поис­ке набо­ра неких типо­вых средств, выра­жа­ю­щих свое­об­ра­зие язы­ка, опре­де­ля­е­мое ген­де­ром. 

Кро­ме того, широ­кое осве­ще­ние в науч­ном и пуб­ли­ци­сти­че­ском дис­кур­сах полу­чи­ло такое явле­ние, как «мам­ский язык». Под послед­ним пони­ма­ет­ся ком­плекс рече­вых средств (в первую оче­редь лек­си­че­ских), кото­рые исполь­зу­ют­ся жен­щи­на­ми в обсуж­де­нии темы детей, их рож­де­ния и вос­пи­та­ния. Пока­за­тель­ны в этом отно­ше­нии пуб­ли­ка­ции, рас­про­стра­нив­ши­е­ся в момен­ты пика инте­ре­са к назван­но­му явле­нию в сети, в кото­рых при­во­дят­ся целые спис­ки лек­си­че­ских еди­ниц «мам­ско­го язы­ка» с их зна­че­ни­я­ми — свое­об­раз­ные сло­ва­ри. Напри­мер, в мате­ри­а­ле О. Сос­ниц­кой «Мам­ский язык: от пузо­жи­те­лей до кеса­рят»1 при­во­дят­ся подоб­ные ряды слов: 

Б — бере­мен­ная, бере­мен­ность.

Бере­ме­ню­шеч­ки — опло­до­тво­рен­ные ову­ля­шеч­ки. Сино­ним — бере­муш­ки, бере­муль­ки, беремчатые.

Запу­зя­чи­ва­ние — заня­тия сек­сом с целью зача­тия. Сино­ним — запу­зы­ри­ва­ние, актив­ное планирование.

ЗБ — замер­шая бере­мен­ность (не путать с «заБ»: забе­ре­ме­неть).

Иксить­ся — идти на про­це­ду­ру искус­ствен­но­го опло­до­тво­ре­ния яйце­клет­ки при про­блем­ной спер­мо­грам­ме.

Мон­стри­ки — мен­стру­а­ции. Сино­ним — месики.

Моч­ка­нуть­ся — сде­лать тест мочи. Сино­ним — замо­чить тест.

Ову­ля­шеч­ки — жен­щи­ны, при­ла­га­ю­щие актив­ные уси­лия для наступ­ле­ния бере­мен­но­сти. 

Инте­рес медиа­про­стран­ства к этой теме при­вел к тому, что науч­ное сооб­ще­ство так­же вклю­чи­лось в обсуж­де­ние про­бле­мы. Напри­мер, М. А. Крон­гауз обра­ща­ет­ся к осмыс­ле­нию этой груп­пы жар­гон­ной лек­си­ки [Крон­гауз 2013]. Одна­ко, на наш взгляд, речь идет все-таки о част­ной про­бле­ме отбо­ра рече­вых средств в жен­ском сете­вом обще­нии (ср. пер­вое направ­ле­ние ген­дер­ной линг­ви­сти­ки). Важ­но заме­тить при этом, что набор этот может изме­нять­ся с тече­ни­ем вре­ме­ни, под­чи­ня­ясь дик­та­ту язы­ко­вой моды. Так, по нашим наблю­де­ни­ям, акту­аль­ные ранее лек­си­че­ские еди­ни­цы «мам­ско­го язы­ка» прак­ти­че­ски утра­ти­ли свое зна­че­ние в насто­я­щее вре­мя в обще­нии жен­щин в соци­аль­ных груп­пах. Упо­треб­ле­ние же подоб­ных лек­сем ста­ло мар­ке­ром осо­бо­го типа пове­де­ния, опре­де­ля­е­мо­го через сло­во «яже­мать». 

Боль­шую пер­спек­ти­ву, как пред­став­ля­ет­ся, име­ют иссле­до­ва­ния жен­ско­го сете­во­го обще­ния, в кото­рых рас­смат­ри­ва­ют­ся типо­вые ком­му­ни­ка­тив­ные сце­на­рии, зако­ны дви­же­ния ком­му­ни­ка­ции внут­ри сооб­ще­ства. Мето­до­ло­ги­че­скую осно­ву тако­го рода иссле­до­ва­ния обес­пе­чи­ва­ет прак­сио­ло­ги­че­ский под­ход, раз­ра­бо­тан­ный Санкт-Петер­бург­ской шко­лой медиа­линг­ви­сти­ки. В насто­я­щее вре­мя созда­на тео­ре­ти­че­ская, мето­до­ло­ги­че­ская и эмпи­ри­че­ская база для изу­че­ния жен­ско­го рече­во­го пове­де­ния в сети. В рам­ках про­ек­та по иссле­до­ва­нию сете­во­го эти­ке­та сла­вян­ских стран [Duskaeva 2021] были рас­смот­ре­ны груп­пы, выде­ля­е­мые по раз­лич­ным при­зна­кам — в том чис­ле по ген­дер­но­му. В ста­тьях Е. А. Щег­ло­вой рас­смот­ре­на ком­по­зи­ци­он­ная роль вто­рых реплик в ком­му­ни­ка­ции на жен­ских фору­мах [Shcheglova 2019], выяв­ле­ны осо­бен­но­сти выбо­ра номи­на­ций для обра­ще­ния к участ­ни­кам обще­ния как часть само­ма­ни­фе­ста­ции и адре­са­ции в жен­ском рече­вом пове­де­нии [Коня­е­ва, Про­ко­фье­ва, Щег­ло­ва 2020]. Дан­ное иссле­до­ва­ние явля­ет­ся про­дол­же­ни­ем обо­зна­чен­но­го кру­га работ и посвя­ще­но изу­че­нию эти­кет­ной линии внут­ри тра­ди­ци­он­но­го жан­ра жен­ско­го днев­ни­ка, под­вер­га­е­мо­го транс­фор­ма­ции в циф­ро­вой среде.

Описание методики исследования

На наш взгляд, в жен­ском сете­вом днев­ни­ке сопря­же­ны два тра­ди­ци­он­ных рече­вых жан­ра — днев­ник в сво­ей тра­ди­ци­он­ной вне­се­те­вой фор­ме и тра­ди­ци­он­ный для рус­ской куль­ту­ры «раз­го­вор по душам» [Демен­тьев 2019]. Сход­ство сете­во­го и тра­ди­ци­он­но­го днев­ни­ков есте­ствен­но. М. Г. Чулю­ки­на ука­зы­ва­ет на такие при­зна­ки-мето­ды днев­ни­ка, как син­хрон­ность, субъ­ек­тив­ность, дис­крет­ность, дати­ру­е­мость, регу­ляр­ность [Чулю­ки­на 2009]. Все это, без сомне­ния, мож­но отне­сти и к интер­нет-днев­ни­ку. Одна­ко тра­ди­ци­он­ный днев­ник не пред­на­зна­чен для чужих глаз, пишет­ся для себя или для «отсро­чен­но­го адре­са­та» (напри­мер, в слу­чае исполь­зо­ва­ния фор­мы днев­ни­ко­вых запи­сей для мате­ри­а­ла, кото­рый невоз­мож­но опуб­ли­ко­вать здесь и сей­час). Отсю­да высо­чай­шая сте­пень инти­ми­за­ции. «Раз­го­вор по душам» пред­по­ла­га­ет нали­чие адре­са­та, но это тра­ди­ци­он­но весь­ма узкий круг лиц, поль­зу­ю­щих­ся мак­си­маль­ной сте­пе­нью дове­рия. Тако­го рода ком­му­ни­ка­ция не пред­по­ла­га­ет пуб­лич­ность, для нее харак­тер­ны интим­ность и испо­ве­даль­ность. Поме­ще­ние днев­ни­ко­вых запи­сей в циф­ро­вую сре­ду пол­но­стью меня­ет состав и свой­ства участ­ни­ков ком­му­ни­ка­ции. Ситу­а­ция с мак­си­маль­но узким кру­гом посвя­щен­ных пере­рож­да­ет­ся в ситу­а­цию «по сек­ре­ту все­му све­ту». Отсю­да пра­во­мер­ность исполь­зо­ва­ния систе­мы мето­дов и под­хо­дов, при­ме­ня­е­мых медиа­линг­ви­сти­кой: прак­сио­ло­ги­че­ский ана­лиз, кон­тент-ана­лиз, линг­во­сти­ли­сти­че­ский ана­лиз медиатекста.

В каче­стве эмпи­ри­че­ско­го мате­ри­а­ла мы пред­ла­га­ем жен­ские элек­трон­ные днев­ни­ки, кото­рые созда­ют­ся авто­ра­ми кана­лов ком­му­ни­ка­тив­ной плат­фор­мы «Яндекс.Дзен». Зада­ча каж­до­го авто­ра — мак­си­маль­но рас­ши­рить круг под­пис­чи­ков и чита­те­лей кана­ла для его моне­ти­за­ции, поэто­му основ­ные при­зна­ки днев­ни­ка в той или иной сте­пе­ни транс­фор­ми­ру­ют­ся в спо­со­бы при­влечь и удер­жать чита­те­лей на кана­ле. Отсю­да свое­об­ра­зие эти­кет­ной линии, выстра­и­ва­е­мой в обще­нии авто­ров и поль­зо­ва­те­лей. В ходе иссле­до­ва­ния мы сле­ди­ли за «сете­вой жиз­нью» око­ло 20 жен­ских бло­гов-днев­ни­ков (око­ло 1500 ини­ци­аль­ных постов). В дан­ной рабо­те для демон­стра­ции типич­ных тен­ден­ций жен­ско­го сете­во­го вза­и­мо­дей­ствия будут исполь­зо­ва­ны мате­ри­а­лы двух из них. Пред­став­ля­ет­ся важ­ным, что сами выбран­ные бло­ги во мно­гом кон­траст­ны друг дру­гу: в них исполь­зу­ют­ся раз­ные спо­со­бы ини­ци­а­ции обще­ния, про­во­ци­ро­ва­ния реак­ции, авто­ры по-раз­но­му выстра­и­ва­ют вза­и­мо­дей­ствие со сво­и­ми подписчиками.

Мы пред­по­ла­га­ем при­дер­жи­вать­ся сле­ду­ю­щей после­до­ва­тель­но­сти при выпол­не­нии анализа:

    1. выяв­ле­ние харак­те­ри­стик кон­крет­ных днев­ни­ков, выде­ля­е­мых на осно­ва­нии ана­ли­за автор­ско­го пред­став­ле­ния о сво­ем днев­ни­ке, опре­де­ле­ния им целей обще­ния, «хоро­ших» и «пло­хих» подписчиков/комментаторов и т. п.;
    2. ана­лиз ини­ци­аль­но­го поста, в каче­стве кото­ро­го высту­па­ет сама днев­ни­ко­вая запись, как репли­ки-сти­му­ла. В первую оче­редь нас инте­ре­су­ют кон­крет­ные чер­ты транс­фор­ма­ции днев­ни­ко­вой запи­си под воз­дей­стви­ем изме­не­ния ком­му­ни­ка­тив­ной ситу­а­ции в циф­ро­вой среде;
    3. выяв­ле­ние так­тик авто­ров днев­ни­ков для про­во­ци­ро­ва­ния реак­ции поль­зо­ва­те­лей (реше­ния подписаться/отписаться, ком­мен­ти­ро­ва­ния); 
    4. опре­де­ле­ние типов реплик-реак­ций в их вза­и­мо­свя­зи с рече­вы­ми пара­мет­ра­ми кон­крет­ных сете­вых дневников;
    5. ана­лиз эти­кет­ных и неэти­кет­ных прак­тик обще­ния меж­ду авто­ром и подписчиками/комментаторами в зави­си­мо­сти от про­воз­гла­ша­е­мых ими цен­ност­ных ориентиров.

Анализ материала

Интимизация как провокация

Типич­ным при­ме­ром пере­не­се­ния днев­ни­ко­вых запи­сей в интер­нет-сре­ду явля­ет­ся канал «Злая без­но­гая ГАЛА». Чита­те­лю пред­ла­га­ет­ся ряд еже­днев­ных запи­сей мему­ар­но­го харак­те­ра, в кото­рых автор рас­ска­зы­ва­ет об отдель­ных эпи­зо­дах сво­ей жиз­ни. Каж­дая запись име­ет заго­ло­вок, оформ­лен­ный в фор­ма­те «Гла­ва N. Назва­ние». Выход глав носит регу­ляр­ный харак­тер: они появ­ля­ют­ся раз в сут­ки в 3:00 по Москве. Канал запол­ня­ет­ся и пуб­ли­ка­ци­я­ми дру­го­го типа: впе­чат­ле­ния дня, обра­ще­ния к под­пис­чи­кам, раз­роз­нен­ные вос­по­ми­на­ния и исто­рии из жиз­ни, не отно­ся­щи­е­ся к цен­траль­ной мему­ар­ной линии, но жиз­не­опи­са­ние в гла­вах состав­ля­ет серд­це­ви­ну бло­га. Имен­но гла­вы мему­а­ров соби­ра­ют боль­ше все­го ком­мен­та­ри­ев, их ждут чита­те­ли и под­пис­чи­ки, создан­ная авто­ром нави­га­ция по кана­лу каса­ет­ся толь­ко этих глав.

Свой канал автор пред­став­ля­ет так (здесь и далее цити­ру­ет­ся в автор­ской редак­ции): Живу 40 лет без ноги. Ска­чу на про­те­зе. Люб­лю жизнь, люб­лю путе­ше­ствия, люб­лю авто­ту­ризм. Злая, рез­кая, реаль­ная. Слю­ни, соп­ли не про меня. Жалеть нико­го не буду, взял себя за уши, и вытя­нул из дерь­ма. Но ино­гда пла­чу, быва­ет2. Обра­ща­ет на себя вни­ма­ние изна­чаль­ная само­пре­зен­та­ция авто­ра как зло­го чело­ве­ка (и в назва­нии кана­ла, и в его пред­став­ле­нии). Оче­вид­но, что в этом слу­чае такое само­опре­де­ле­ние не явля­ет­ся оце­ноч­но отри­ца­тель­ным, ско­рее наобо­рот — при­зва­но демон­стри­ро­вать само­быт­ность и уни­каль­ность авто­ра. Это полу­ча­ет отра­же­ние в сти­ле обще­ния с под­пис­чи­ка­ми: Гала всту­па­ет в острую пики­ров­ку с чита­те­лем, не тер­пит воз­ра­же­ния и выска­зы­ва­ния мне­ния, отлич­но­го от ее соб­ствен­но­го. Не понра­вив­ших­ся сво­и­ми ком­мен­та­ри­я­ми поль­зо­ва­те­лей автор уда­ля­ет из под­пис­чи­ков (рас­ста­ет­ся — в ее соб­ствен­ной тер­ми­но­ло­гии). При­мер­но та же тональ­ность про­сле­жи­ва­ет­ся и в регу­ляр­ных обра­ще­ни­ях авто­ра к под­пис­чи­кам: Пер­вый раз в жиз­ни осо­зна­ла, сколь­ко гадо­сти при­но­сят в жизнь люди-какаш­ки. Черт зна­ет, чем я их спро­во­ци­ро­ва­ла! Думаю, что дона­та­ми. Хотя может про­сто посто­рон­ние на канал пошли из-за пока­зов. Сего­дня опять заба­ни­ла двух. Ну не могут люди оста­но­вить поток, кото­рый из них изли­ва­ет­ся!!!! А изли­ва­ет­ся из них не род­ни­ко­вая вода!; Что то слу­чи­лось в свя­зи с тем, что канал полу­чил боль­ше пока­зов. Такое ощу­ще­ние, что я в выгреб­ную яму попа­ла. Ужас какой то. Сего­дня утром даже пере­ду­ма­ла ста­тью пуб­ли­ко­вать, об алко­го­лиз­ме, страш­но. Опуб­ли­кую слу­чай из жиз­ни с хоро­шим завер­ше­ни­ем. А то опять наки­нут­ся эти приш­лые на меня, на моих под­пис­чи­ков. И опять нач­нет­ся срач в ком­мен­та­ри­ях. А мне он что то вооб­ще не понра­вил­ся, такое ощу­ще­ние, что тебя за руку в боло­то тянут. Кста­ти, вче­ра забло­ки­ро­ва­ла Бел­ку. Через пол­ча­са она уже вер­ну­лась, как Мыш­ка. 

Ауди­то­рию кана­ла, пред­по­ло­жи­тель­но, состав­ля­ют в основ­ном жен­щи­ны одно­го воз­рас­та с авто­ром (так они пози­ци­о­ни­ру­ют себя при ком­мен­ти­ро­ва­нии). Чте­ние постов поз­во­ля­ет им соот­не­сти свой жиз­нен­ный опыт с жиз­нен­ным опы­том авто­ра, свои цен­но­сти с цен­ност­ной систе­мой, пред­став­лен­ной в текстах и ком­мен­та­ри­ях. Сов­па­де­ние и несов­па­де­ние, при­я­тие или непри­я­тие пере­чис­лен­но­го состав­ля­ет тема­ти­че­скую осно­ву ком­мен­та­ри­ев к ини­ци­аль­но­му посту. Заве­до­мая про­во­ка­тив­ность кана­ла состав­ля­ет его при­вле­ка­тель­ность как для раз­де­ля­ю­щих или при­ни­ма­ю­щих цен­но­сти авто­ра, так и отвер­га­ю­щих их. В пер­вом слу­чае есть общ­ность инте­ре­сов, во вто­ром — воз­мож­ность демон­стра­ции себя как нрав­ствен­ной и высо­ко­мо­раль­ной личности.

Про­во­ка­тив­ность тек­ста опре­де­ля­ет­ся в первую оче­редь содер­жа­ни­ем постов: опи­сы­ва­ет­ся сек­су­аль­ная жизнь авто­ра, под­ни­ма­ют­ся темы домаш­не­го наси­лия и алко­голь­ной зави­си­мо­сти авто­ра и его окру­же­ния. Для рус­ско­го созна­ния глав­ной запо­ве­дью рече­во­го вза­и­мо­дей­ствия явля­ет­ся сфор­му­ли­ро­ван­ный в ста­рин­ной паре­мии запрет выно­сить сор из избы. В ана­ли­зи­ру­е­мом сете­вом днев­ни­ке эта реко­мен­да­ция игно­ри­ру­ет­ся, даже попи­ра­ет­ся: текст пред­став­ля­ет собой рас­сказ без купюр о сек­су­аль­ной жиз­ни авто­ра днев­ни­ка. Наме­рен­ная эпа­таж­ность ини­ци­аль­ных постов рас­счи­та­на на яркую реак­цию чита­те­лей. В первую оче­редь это реак­ция непри­я­тия, так как имен­но она спо­соб­на стать отправ­ной точ­кой дис­кус­сии­пе­ре­пал­ки, созда­ние кото­рой, как кажет­ся, и явля­ет­ся основ­ной зада­чей автора.

Ини­ци­аль­ные посты мему­ар­но­го харак­те­ра отли­ча­ют­ся осо­бо­го типа тональ­но­стью, обла­да­ю­щей заве­до­мой при­вле­ка­тель­но­стью для чита­те­лей. Тональ­ность вос­по­ми­на­ния о про­шлом созда­ет­ся сово­куп­но­стью средств. Преж­де все­го обра­ща­ет на себя вни­ма­ние харак­тер­ная систе­ма тем­по­ра­ти­вов и лока­ти­вов, отсы­ла­ю­щих к про­шло­му — дру­го­му вре­ме­ни и дру­гой стране: Он казал­ся мне в тот день самым несчаст­ным, и его изви­не­ния каза­лись мне искрен­ни­ми; Но в то вре­мя я еще мно­го­го не зна­ла об этом чело­ве­ке. А ско­рее все­го не хоте­ла знать. Ведь прав­да смот­ре­ла на меня из зер­ка­ла, что еще то надо было? И так же еще я мно­го­го не зна­ла о том, какие послед­ствия у алко­го­лиз­ма, как вли­я­ет алко­голь на моз­ги и пси­хи­ку. А самое страш­ное, навер­ное то, что я не пони­ма­ла, что мой граж­дан­ский муж, хро­ни­че­ский алкаш. Имен­но поэто­му он может выпить вед­ро вод­ки, и не пья­не­ет. У это­го все­го страш­ные послед­ствия. Но в той стране пили все, это было нор­маль­ным; Я малень­ко отвлек­лась от того вече­ра, от того, как меня били смерт­ным боем, о того, как я просну­лась утром и уви­де­ла себя в зер­ка­ло. И стоя перед этим зер­ка­лом рас­смат­ри­ва­ла послед­ствия моей семей­ной жиз­ни и огром­ной люб­ви. Чрез­вы­чай­но харак­тер­но для авто­ра исполь­зо­ва­ние место­име­ния тот для фик­са­ции чита­те­ля на кон­крет­ном момен­те сво­ей жизни.

Дру­гой осо­бен­но­стью созда­ния тональ­но­сти вос­по­ми­на­ния ста­но­вят­ся ретро­спек­тив­ные раз­мыш­ле­ния авто­ра сего­дняш­не­го о себе в про­шлом (соче­та­ние лич­но­го место­име­ния 1‑го лица и тем­по­ра­ти­ва): Инте­рес­но, я тогда осо­зна­ва­ла с кем я сплю и что от это­го может родит­ся? Вряд ли. Люди тогда были наив­ны­ми до без­об­ра­зия, и гене­ти­ку за нау­ку не счи­та­ли. А такие пого­вор­ки, как «у осин­ки не родят­ся апель­син­ки», «у сви­ньи не родят­ся боб­ры, те же поро­сен­ки», упо­треб­ля­ли, не как кон­ста­та­цию фак­та, а как шут­ку. Зря.

Ино­гда такая ретро­спек­тив­ная ана­ли­ти­ка сопро­вож­да­ет­ся сове­та­ми чита­те­лям на осно­ве ана­ли­за кон­крет­ной жиз­нен­ной ситу­а­ции: Вооб­ще, вспо­ми­ная о той жиз­ни с Толей, и нало­жив эти вос­по­ми­на­ния на жиз­нен­ный опыт, полу­чил­ся запоз­да­лый вывод. Все муж­чи­ны раз­ные, и у всех свои цен­но­сти. Так вот девоч­ки, надо искать мужич­ка с тара­ка­на­ми в голо­ве, у кото­рых род­ствен­ная вашим поро­да. Если поро­да не сов­па­дет, жизнь будет бес­тол­ко­вая и груст­ная. Харак­тер­но раз­де­ле­ние лич­но­сти рас­сказ­чи­ка — «сей­час» и «тогда», созда­ет­ся типич­ный мему­ар­ный хро­но­топ: субъ­ект мему­ар­ной собы­тий­ной линии отли­ча­ет­ся от авто­ра мему­а­ров отсут­стви­ем жиз­нен­но­го опы­та и вслед­ствие это­го неспо­соб­но­стью к ана­ли­ти­че­ско­му осмыс­ле­нию соб­ствен­ной жиз­ни. Соеди­не­ние двух этих автор­ских «я» внут­ри мему­ар­но­го изло­же­ния фор­ми­ру­ет соот­вет­ству­ю­щую побу­ди­тель­ную модаль­ность («надо искать»). Убе­ди­тель­ность пра­виль­но­сти сове­та дока­зы­ва­ет­ся с помо­щью пред­став­ле­ния адре­са­ту послед­ствий несо­блю­де­ния реко­мен­да­ций авто­ра («если… то…»). Интим­ность ком­му­ни­ка­ции под­дер­жи­ва­ет­ся типич­ным для жен­ско­го обще­ния обра­ще­ни­ем «девоч­ки», име­ю­щим фами­льяр­но-дру­же­ский харак­тер и исполь­зу­е­мым без каких-либо воз­раст­ных ограничений.

Такой тип ини­ци­аль­но­го поста порож­да­ет два основ­ных типа реак­ции: острое неприятие/осуждение и поддержка/сочувствие. В пер­вом слу­чае ком­мен­та­то­ры полу­ча­ют удо­воль­ствие от чте­ния и ком­мен­ти­ро­ва­ния, демон­стри­руя свое пре­вос­ход­ство над авто­ром кана­ла: Напи­ва­лась до поро­ся­чье­го виз­га, а потом опо­хме­ля­лась, одно­вре­мен­но име­ли во все щели. А теперь она пер­вое отвер­га­ет, так как не зна­ла в этом пер­вом насла­жде­ния хоро­ше­го вина и гра­ниц, а вто­рое пре­воз­но­сит, так как нату­ру испра­вит толь­ко одно. Во вто­ром слу­чае ком­му­ни­ка­ция укла­ды­ва­ет­ся в типич­ные рам­ки «раз­го­во­ра по душам», пере­не­сен­но­го в онлайн, удо­воль­ствие при­но­сит чув­ство еди­не­ния, полу­ча­е­мое от раз­го­во­ра о схо­жем жиз­нен­ном опы­те: А я жалею, что была скром­ной и зашу­га­ной, все­го и всех боя­лась. Да и не было рядом как-то ни Паш­ки, ни Ген­ки. Один веч­но пья­ный муж, кото­ро­му было не до сек­са, толь­ко до бутыл­ки. Непра­виль­но меня, навер­ное, мать вос­пи­та­ла. И вспом­нить нече­го и неко­го. Вот дура была!

На пер­вый взгляд кажет­ся, что раз­де­ле­ния на этикетное/неэтикетное рече­вое пове­де­ние устро­е­но в дан­ном слу­чае очень про­сто: пер­вый тип реплик рас­це­ни­ва­ет­ся как неэти­кет­ный, поэто­му неред­ко закан­чи­ва­ет­ся баном, вто­рой — как эти­кет­ный. Одна­ко эти­кет­ная линия устро­е­на в дан­ном слу­чае слож­нее. Имен­но пер­вый тип реплик ста­но­вит­ся дви­га­те­лем ком­му­ни­ка­ции на кана­ле: 

Поль­зо­ва­тель 1: При чем тут стра­на? Пили и пьют не в стране, а в соот­вет­ству­ю­щем окру­же­нии. В моей семье выпи­ва­ли по боль­шим празд­ни­кам — Новый год, День рож­де­ния. Поку­па­лась 1 бутыл­ка шам­пан­ско­го. На дет­ские дни рож­де­ния вооб­ще ника­ких взрос­лых поси­де­лок не было. Я вырос­ла в окру­же­нии непью­щих людей…

Автор: [Поль­зо­ва­тель 1], не надо мне про окру­же­ние. Детям спирт­ное про­да­ва­ли! Как смеш­но! Бутыл­ка шам­пан­ско­го! У нас не было шам­пан­ско­го в мага­зи­нах! Может вы жили у крем­ля? Вы отку­да, такая иде­аль­ная с иде­аль­ным окру­же­ни­ем? Это в той стране были вытрез­ви­те­ли и ЛТП! Для кого?

Поль­зо­ва­тель 2: Злая без­но­гая ГАЛА, несмот­ря на мое абсо­лют­но трез­вое окру­же­ние тогда, я тоже уве­ре­на, что сей­час пьют мень­ше, чем тогда. Рабо­та­ли, конеч­но, все, но про­из­во­ди­тель­ность тру­да в СССР была крайне низ­кой, а трав­ма­тизм высо­ким. В том чис­ле и из-за пьянства.

Поль­зо­ва­тель 3: [Поль­зо­ва­тель 1], неее, рань­ше пили, одно­знач­но, больше.

Поль­зо­ва­тель 1: Злая без­но­гая ГАЛА, я жила в обыч­ной семье. Шам­пан­ское поку­па­ли спе­ци­аль­но к празд­ни­кам. Совет­ское 5.50к. кажет­ся стоило…

Автор: [Поль­зо­ва­тель 1], когда я попа­ла под поезд, манев­ро­вый дис­пет­чер был пьян! Кому я долж­на верить? и т. д.

Ком­му­ни­ка­ция стро­ит­ся на обмене лич­ным жиз­нен­ным опы­том: «я — мы — в той стране — в то вре­мя». Само собой разу­ме­ет­ся, что вос­по­ми­на­ния не могут быть объ­ек­тив­ны, раз­ни­ца в вос­при­я­тии лич­но­го опы­та при иден­тич­но­сти воз­рас­та и локу­са лежит в осно­ве реак­тив­но­сти в дан­ном диа­ло­ге. Угро­зы авто­ра «заба­нить» того или ино­го поль­зо­ва­те­ля неред­ко закан­чи­ва­ют­ся реаль­ной бло­ки­ров­кой под­пис­чи­ка. Факт полу­че­ния удо­воль­ствия обе­и­ми сто­ро­на­ми от тако­го обще­ния дока­зы­ва­ет­ся воз­вра­ще­ни­я­ми поль­зо­ва­те­лей в груп­пу под дру­ги­ми ника­ми, име­ю­щи­ми реми­нис­цент­ные отсыл­ки к преды­ду­щим вари­ан­там, при­ме­ром слу­жит выбор ани­ма­ли­сти­че­ских номи­на­ций: Бел­ка, Мыш­ка, Зай­ка и т. п. (набор ников одно­го поль­зо­ва­те­ля, упор­но воз­вра­ща­ю­ще­го­ся «из бана»).

Экс­прес­сив­ный эмо­ци­о­наль­ный выплеск — истин­ная цель обще­ния, отсю­да и заве­до­мая демон­стра­тив­ная про­во­ка­тив­ность ини­ци­аль­но­го поста. С поль­зо­ва­те­ля­ми-хей­те­ра­ми (тип сете­вой лич­но­сти, ком­му­ни­ка­тив­ная цен­ность кото­рой состо­ит в отри­ца­тель­ной оцен­ке лич­но­сти, дей­ствий, обра­за жиз­ни и про­че­го собе­сед­ни­ка) автор всту­па­ет в актив­ную ком­му­ни­ка­цию, к кото­рой при­со­еди­ня­ют­ся дру­гие поль­зо­ва­те­ли, зани­мая ту или иную сто­ро­ну. Часто после осо­бен­но ост­рых кон­флик­тов автор пуб­ли­ку­ет отдель­ные посты, под­во­дя­щие ито­ги ком­му­ни­ка­ции тако­го рода: Дефф­чон­ки!!!! Давай­те жить друж­но!! Ну все, пере­жи­ли вче­раш­ний скан­даль­чик, идем даль­ше! Хоро­шее утро, хоро­ший день, зачем сидеть в куче сами зна­е­те чего! Женя име­ет пра­во под­пи­сы­вать­ся отпи­сы­вать­ся, ком­мен­ти­ро­вать, это ее выбор.

Интимизация повседневности

Иную так­ти­ку веде­ния элек­трон­но­го днев­ни­ка мож­но уви­деть на при­ме­ре кана­ла «8 раз мама». Это днев­ник мно­го­дет­ной мате­ри, кото­рая делит­ся со сво­и­ми чита­те­ля­ми впе­чат­ле­ни­я­ми дня, собы­ти­я­ми жиз­ни, наблю­де­ни­я­ми о вос­пи­та­нии детей. Маги­страль­ная тема­ти­че­ская линия опре­де­ле­на уже назва­ни­ем днев­ни­ка. Канал для сети «Яндекс.Дзен» обла­да­ет высо­кой попу­ляр­но­стью — 117 900 под­пис­чи­ков. 

Автор дает сле­ду­ю­щее опи­са­ние бло­га: GB. Мно­го­дет­ная жизнь в тай­ге. Что страш­нее мед­ве­ди в сосе­дях или 8 мужи­ков, кото­рые посто­ян­но хотят есть? 8 детей. 7 маль­чи­ков. 7 пого­док. Девя­тый будет? Пона­ро­жа­ла про­сто так. Это пред­став­ле­ние вряд ли мож­но назвать в тра­ди­ци­он­ном смыс­ле тек­стом, обла­да­ю­щим связ­но­стью и цель­но­стью. Оче­вид­но, что это отдель­ные репли­ки типо­вых сце­на­ри­ев диа­ло­га, кото­рые разыг­ры­ва­ют­ся с уча­сти­ем авто­ра. Если пер­вое пред­ло­же­ние — про­сто номи­на­тив­ное обо­зна­че­ние тема­ти­ки днев­ни­ка, его цен­траль­ной темы (мно­го­дет­ность), то далее чита­тель вовле­ка­ет­ся в диа­лог или, точ­нее, сте­рео­ско­пи­че­скую про­ек­цию мно­гих диа­ло­гов авто­ра с самим собой, миром, сво­и­ми под­пис­чи­ка­ми и про­сто посто­рон­ни­ми людь­ми. Вопрос, сфор­му­ли­ро­ван­ный во вто­ром пред­ло­же­нии, ско­рее все­го, обра­щен авто­ром к само­му себе и тема­ти­че­ски свя­зан с пер­вым номи­на­тив­ным пред­ло­же­ни­ем: «тай­га — мед­ве­ди», «мно­го­дет­ная жизнь — 8 мужи­ков». Далее сле­ду­ет чере­да номи­на­тив­ных пред­ло­же­ний, созда­ю­щих кан­ву жиз­ни хозяй­ки днев­ни­ка. И сно­ва вопрос — мож­но пред­по­ло­жить, что он или подоб­ный ему часто зада­ет­ся авто­ру как мно­го­дет­ной маме: мно­го­дет­ность не вос­при­ни­ма­ет­ся в Рос­сии как нор­ма [Бан­ных и др. 2019]. Жен­ское сете­вое сооб­ще­ство часто выска­зы­ва­ет осуж­де­ние в адрес таких мам. Послед­нее пред­ло­же­ние — типич­ный ответ-бло­ка­тор гипо­те­ти­че­ским хей­те­рам [Shcheglova 2019]: агрес­сия пред­по­ла­га­е­мо­го типо­во­го вопро­са ней­тра­ли­зу­ет­ся сар­ка­сти­че­ским поло­жи­тель­ным отве­том на обви­не­ние. Для днев­ни­ка в целом харак­тер­на мани­фе­ста­ция мно­го­дет­но­го мате­рин­ства: в запи­сях автор под­чер­ки­ва­ет свою соци­аль­ную роль, акцен­ти­ру­ет вни­ма­ние на слож­но­стях в вос­пи­та­нии детей, как само­но­ми­на­цию исполь­зу­ет соче­та­ние «8‑детная мама/мать». При этом само­ре­пре­зен­та­ция авто­ра демон­стри­ру­ет наме­ре­ние сохра­нить гра­ни­цы лич­но­го про­стран­ства, пре­ду­пре­жда­ет о неумест­но­сти выска­зы­ва­ний от поль­зо­ва­те­лей-хей­те­ров в ком­му­ни­ка­тив­ном про­стран­стве днев­ни­ка. 

Нуж­но отме­тить, что сами ини­ци­аль­ные посты крайне ред­ко носят сле­ды агрес­сив­но­го рече­во­го пове­де­ния и пред­став­ля­ют собой днев­ник мно­го­дет­ной мамы с осмыс­ле­ни­ем быто­вых ситу­а­ций и жиз­нен­ных обсто­я­тельств повсе­днев­но­сти. Что­бы убе­дить­ся в этом, доста­точ­но посмот­реть на заго­лов­ки иду­щих под­ряд запи­сей: Вклад в семью или отобрать у сына зара­бо­тан­ные день­ги и потра­тить на свое усмот­ре­ние; И при­шло сми­ре­ние; Скейт парк мини-вер­сия; Уже даже пови­сеть может; 70 тысяч на сбо­ры в лагерь. Гото­вим­ся к отъ­ез­ду; Поче­му нос­ков и тру­сов даю паца­нам мало, рас­ска­зы­ваю и т. д. Оче­вид­но, что содер­жа­ние ини­ци­аль­ных постов заклю­ча­ет­ся в рас­ска­зе о повсе­днев­ных собы­ти­ях и житей­ском опы­те авто­ра. Ино­гда выхо­дя­щим из ряда при­выч­ных собы­ти­ям посвя­ще­но несколь­ко под­ряд ини­ци­аль­ных постов. Напри­мер, кон­фликт одно­го из сыно­вей авто­ра с сотруд­ни­ком охра­ны в скве­ре спро­во­ци­ро­вал сра­зу несколь­ко запи­сей: Как мое­го сына вче­ра охран­ник в буд­ке запер, назвав пету­хом; Поедем в дежур­ную часть… Как нас к ребен­ку пус­кать не хоте­ли; Ребе­нок рас­ска­зал, за что его вче­ра удер­жи­вал охран­ник скве­ра; За что мое­го сына в поли­цию сда­ли. Офи­ци­аль­ная вер­сия ЧП; Про теле­фон и поче­му дети не позво­ни­ли; Геи мало­лет­ние или как охран­ник за моим сыном наблю­дал. По заго­лов­кам тако­го типа мож­но лег­ко вос­ста­но­вить хро­но­ло­гию собы­тий. Типич­на син­так­си­че­ская кон­струк­ция выстра­и­ва­ния повест­во­ва­тель­ной линии: «как… субъект/объект, предикат».

Под­пис­чи­ки кана­ла вовле­ка­ют­ся в чере­ду повсе­днев­ных собы­тий жиз­ни авто­ра: извест­ны име­на всех дей­ству­ю­щих лиц (авто­ра, ее детей, мужа), их чер­ты харак­те­ра, увле­че­ния и пр.; быст­рая сме­ня­е­мость собы­тий и ситу­а­ций обес­пе­чи­ва­ет­ся самим поло­же­ни­ем мно­го­дет­ной мамы с 8 детьми. Наблю­де­ние за жиз­нью авто­ра ста­но­вит­ся частью повсе­днев­но­сти посто­ян­ных чита­те­лей днев­ни­ка. Воз­мож­ность под­смот­реть за чужой жиз­нью, про­ком­мен­ти­ро­вать ее сама по себе явля­ет­ся мощ­ным сред­ством вовле­че­ния чита­тель­ской ауди­то­рии, бо́льшая часть кото­рой тоже жен­щи­ны и мамы. Такой состав ауди­то­рии обес­пе­чи­ва­ет общий круг инте­ре­сов авто­ра и чита­те­лей, созда­ет­ся, пусть и эфе­мер­ное, ощу­ще­ние род­ства, при­над­леж­но­сти к боль­шой семье: Ната­шень­ка, ваши дети, будут ску­чать еще боль­ше Вас! Харак­тер­но исполь­зо­ва­ние в ком­мен­та­ри­ях лич­но­го име­ни авто­ра в мно­го­об­раз­ных умень­ши­тель­но-лас­ка­тель­ных фор­мах, что демон­стри­ру­ет уста­нов­ку на инти­ми­за­цию обще­ния, посколь­ку тра­ди­ци­он­но такие обра­ще­ния исполь­зу­ют­ся в семье или в очень узком кру­гу обще­ния. При­ме­ча­тель­но, что автор, в отли­чие от мно­гих дру­гих сете­вых днев­ни­ков, исполь­зу­ет реаль­ные фото­гра­фии, то есть поль­зо­ва­те­ли в бук­валь­ном смыс­ле зна­ют сво­их геро­ев в лицо, что так­же спо­соб­ству­ет сокра­ще­нию дистанции.

Такой харак­тер ини­ци­аль­ных постов про­во­ци­ру­ет про­яв­ле­ние вовле­чен­но­сти осо­бо­го типа: демон­стра­ции при­част­но­сти и уча­стия, что обу­слов­ли­ва­ет спе­ци­фи­че­ские для жен­ско­го сете­во­го обще­ния типы реак­ции. Так, совет часто назы­ва­ют веду­щей жан­ро­вой фор­мой в онлайн-груп­пах мам, одна­ко, как пока­зы­ва­ет наше иссле­до­ва­ние, в зави­си­мо­сти от ком­му­ни­ка­тив­ной ситу­а­ции харак­те­ри­сти­ки этой фор­мы могут быть весь­ма измен­чи­вы [Амур­ская, Рах­ма­тул­ли­на 2013]. В слу­чае сете­во­го днев­ни­ка совет транс­фор­ми­ру­ет­ся, ско­рее, в обмен опы­том, пози­ции даю­ще­го совет и при­ни­ма­ю­ще­го его мак­си­маль­но сбли­жа­ют­ся. При этом диа­ло­ги­че­ский цикл может не огра­ни­чи­вать­ся пре­де­ла­ми одно­го поста и ком­плек­сом ком­мен­та­ри­ев к нему: ком­мен­та­рии к одной из запи­сей могут спро­во­ци­ро­вать новый пост на ту же тему, явля­ю­щий­ся реак­ци­ей на типич­ные ком­мен­та­рии. Напри­мер, тако­вым стал в днев­ни­ке диа­ло­ги­че­ский цикл, посвя­щен­ный сбо­рам детей в спор­тив­ный лагерь. На эту тему автор созда­ет несколь­ко днев­ни­ко­вых запи­сей, осве­щая раз­ные аспек­ты собы­тия. Часть из них ста­но­вит­ся отве­том на ком­мен­та­рии поль­зо­ва­те­лей, что отра­жа­ет­ся либо толь­ко в самом тек­сте поста: Недав­но в ком­мен­та­ри­ях меня про­си­ли подроб­но рас­ска­зать о сбо­рах пар­ней, что я им в чемо­да­ны укла­ды­ваю, в каком коли­че­стве и т. д. И в какую сум­му эти сбо­ры обхо­дят­ся; либо в заго­лов­ке, а затем уже в тек­сте: Поче­му нос­ков и тру­сов даю паца­нам мало, рас­ска­зы­ваю. В ком­мен­та­ри­ях поль­зо­ва­те­лей про­дол­жа­ет­ся обмен опы­том: В чума­дан все тоже. Толь­ко влаж­ную туа­лет­ную бума­гу еще (сал­фет­ки сал­фет­ка­ми))) Одеж­ды (фут­бол­ку, тру­сы, нос­ки) скру­чи­ваю такой бом­боч­кой. Они тогда не мнут­ся и места мень­ше зани­ма­ют. Поло­тен­ца 2 шту­ки. Тейп + пла­стырь + лип­кий бинт; При­мер­но так же, толь­ко поло­те­нец пару — боль­шое и сред­нее и сти­раль­ный поро­шок или мыло хозяй­ствен­ное для пости­ру­шек; трусов/носков хва­тит на такую сме­ну? Я когда на неде­лю уез­жаю, боль­ше с собой беру, хотя бы про­сто на вся­кий слу­чай… осо­бен­но нос­ки)) (послед­ний ком­мен­та­рий и подоб­ные ему и спро­во­ци­ро­ва­ли появ­ле­ние поста «Поче­му нос­ков и тру­сов даю паца­нам мало, рас­ска­зы­ваю»). Мож­но уви­деть, что обще­ние дви­жет­ся по типич­но­му для сете­вой ком­му­ни­ка­ции сце­на­рию «А я / мы / у меня / у нас» (по моде­ли сти­хо­тво­ре­ния С. В. Михал­ко­ва «А что у вас?»). Диа­лог в этом слу­чае рас­щеп­ля­ет­ся на несколь­ко парал­лель­ных пото­ков, объ­еди­нен­ных общей тема­ти­че­ской доми­нан­той. 

Сле­ду­ет отме­тить, что для жен­ско­го сете­во­го обще­ния харак­тер­на ком­му­ни­ка­тив­ная акку­рат­ность, кото­рая выра­жа­ет­ся в том чис­ле стро­гим соблю­де­ни­ем тема­ти­че­ско­го един­ства (так назы­ва­е­мый офтоп срав­ни­тель­но редок). Каж­дая из собе­сед­ниц рас­ска­зы­ва­ет о сво­ем опы­те в реше­нии сход­ных обо­зна­чен­ным авто­ром житей­ских задач, этот опыт потен­ци­аль­но может стать руко­вод­ством для дру­гих, как мож­но дей­ство­вать в той или иной ситу­а­ции. Опыт может быть вос­при­нят собе­сед­ни­ка­ми как в поло­жи­тель­ном, так и в отри­ца­тель­ном клю­че. В пер­вом слу­чае авто­ру или любо­му из ком­мен­та­то­ров будет выска­за­но одобрение/согласие: при­мер­но то же самое, при­мер­но так же, да это вер­но, все пра­виль­но, Ната­ша и т. п. Во вто­ром пред­ла­га­ет­ся аль­тер­на­тив­ный вари­ант дей­ствий, выска­зы­ва­ет­ся воз­ра­же­ние: Удив­ле­на, что нос­ков так мало поло­жи­те, они их сами сти­ра­ют? но у меня дети по млад­ше в том году в обч­ный лагерь отправ­ля­ла 7летнего и 8ми лет­не­го, каж­до­му ложи­ла по 15 пар нос­ков и по 12 тру­сов.

В ряде слу­ча­ев совет может стать спо­со­бом кон­так­то­уста­нов­ле­ния, демон­стра­ци­ей сбли­же­ния ком­мен­та­то­ра и авто­ра днев­ни­ка: Не забудь­те про­ве­рить крос­сов­ки!!!! А то Гри­го­рий может опять взять­ся за ста­рое))) Добр­ро­го пути!!!! В этом слу­чае поль­зо­ва­тель пока­зы­ва­ет, что он зна­ком с обсто­я­тель­ства­ми жиз­ни авто­ра, сле­дит за его днев­ни­ко­вы­ми запи­ся­ми, сопо­став­ля­ет инфор­ма­цию о преды­ду­щем опы­те с насто­я­щим момен­том (может опять взять­ся за ста­рое).

Еще одним важ­ным вари­ан­том раз­ви­тия диа­ло­га в подоб­ных сете­вых днев­ни­ках явля­ет­ся слу­чай, когда в ини­ци­аль­ном посте автор жалу­ет­ся на какие-то обсто­я­тель­ства жиз­ни, а типич­ной репли­кой-реак­ци­ей ста­но­вит­ся выра­же­ние сочув­ствия, уте­ше­ние. Напри­мер, одна из запи­сей авто­ра име­ет заго­ло­вок: Как я в запой ходи­ла, но не дошла, это, по сво­ей сути, жало­ба, «крик души», запрос на сочув­ствие: У меня был очень труд­ный год. Как нача­лась нездо­ро­вая кани­тель с про­шло­го авгу­ста и это­го сра­но­го лаге­ря, в кото­рый попа­ли мои дети, так и не закан­чи­ва­ет­ся до сих пор… Ком­мен­та­то­ры отве­ча­ют авто­ру в рам­ках при­ня­той эти­кет­ной нор­мы: Пусть этот отпуск ста­нет точ­кой отсче­та дру­гих собы­тий, поло­жи­тель­ных. Каких то еще баналь­но­стей гово­рить не хочет­ся… Вы и так их зна­е­те. Мораль­но с Вами; Хоро­ше­го вам отды­ха Ната­ша. От души желаю вам вос­ста­нов­ле­ния. Меня тоже ино­гда так накры­ва­ет от мно­го­дет­но­сти и бес­ко­неч­ных каких-то про­блем; Доб­рый день. Это жизнь, Ната­шень­ка, это жизнь. Толь­ко не под­да­вай­тесь уны­нию. Что то нала­дит­ся, а что то нет. Кто-то вер­нет­ся, а кто-то уже нет. Надо идти впе­ред… спо­ты­ка­ясь, при­хра­мы­вая, поша­ты­ва­ясь, а ино­гда и полз­ком. Но толь­ко впе­ред, и толь­ко с мыс­ля­ми что все будет хоро­шо и я справ­люсь. Вы не одна… и вам помо­гут… обя­за­тель­но помо­гут ваши близ­кие, род­ные и люби­мые. Реак­ция выра­жа­ет­ся через типи­зи­ро­ван­ные грам­ма­ти­че­ские и лек­си­че­ские сред­ства: поже­ла­ния бла­го­по­лу­чия — пусть + гла­гол буду­ще­го вре­ме­ни, суще­стви­тель­ное в роди­тель­ном паде­же; выра­же­ние сочув­ствия — лич­ные место­име­ния, отра­жа­ю­щие сопри­част­ность: я — вы (я с вами), лич­ные место­име­ния + тоже (меня тоже), уте­ше­ние — фра­зео­схе­ма (это + сущ.) + обра­ще­ние + лек­си­че­ский повтор: это жизнь, Ната­шень­ка, это жизнь; фор­муль­ные кон­струк­ции: дер­жи­тесь, мы с вами и т. п., а так­же эмо­ти­ко­ны соот­вет­ству­ю­ще­го типа (серд­це, руко­по­жа­тие, поце­луй и пр.).

На при­ме­ре подоб­ных диа­ло­ги­че­ских цик­лов очень хоро­шо мож­но уви­деть, какие репли­ки-реак­ции вос­при­ни­ма­ют­ся как неэти­кет­ные. Напри­мер, уточ­ня­ю­щие вопро­сы о при­чине смер­ти подру­ги авто­ра днев­ни­ка, о кото­рой гово­рит­ся в цити­ру­е­мом посте, рас­це­ни­ва­ют­ся как неумест­ные. Раз­ные поль­зо­ва­те­ли несколь­ко раз зада­ют этот вопрос и каж­дый раз полу­ча­ют отри­ца­тель­ную реак­цию, выра­жен­ную через вопрос-блокатор:

Поль­зо­ва­тель 1: А что слу­чи­лось с подру­гой? Поче­му такая вне­зап­ная смерть?

Автор: [Поль­зо­ва­тель 1], какая разница?

Поль­зо­ва­тель 2: А что с подру­гой слу­чи­лось, что так неожи­дан­но? 

Автор: В гар­мо­нии с собой и с дру­ги­ми, зачем вам эта инфор­ма­ция? Для чего? Вы ее даже не знаете.

Вопрос подоб­но­го рода вос­при­ни­ма­ет­ся авто­ром как втор­же­ние в лич­ное про­стран­ство. Любо­пыт­но, что, несмот­ря на раз­мы­тость гра­ниц лич­но­го обще­ния в интер­нет-ком­му­ни­ка­ции, о кото­рой так часто гово­рят, сами поль­зо­ва­те­ли чет­ко уста­нав­ли­ва­ют гра­ни­цы этич­но­го и неэтич­но­го, эти­кет­но­го и неэти­кет­но­го. Неумест­ные вопро­сы, сове­ты, репли­ки, содер­жа­щие оскорб­ле­ния и инвек­ти­вы, полу­ча­ют соот­вет­ству­ю­щую реак­цию, а ино­гда ста­но­вят­ся пово­дом для отдель­но­го поста (рису­нок).

Про­ти­во­дей­ствие кон­фликт­но­му пове­де­нию
(«Яндекс.Дзен». Элек­трон­ный ресурс: https://​dzen​.ru/​8​r​a​z​m​a​m​a​7​p​o​g​o​dok)

Полу­ча­ет­ся сво­е­го рода дос­ка позо­ра для про­ви­нив­ших­ся поль­зо­ва­те­лей. Подоб­ное сред­ство сана­ции (тер­мин Л. Р. Дус­ка­е­вой) при­ме­ня­ет­ся, по нашим наблю­де­ни­ям, во мно­гих кана­лах и явля­ет­ся типич­ным отве­том нару­ши­те­лям ком­му­ни­ка­тив­но­го спокойствия.

Результаты исследования

Преды­ду­щее иссле­до­ва­ние пока­за­ло, что эти­кет­ная линия в жен­ских интер­нет-сооб­ще­ствах име­ет свои спе­ци­фи­че­ские чер­ты [Duskaeva 2021: 139–175], наблюдаются:

— чет­кая выра­бот­ка пра­вил ком­му­ни­ка­тив­но­го пове­де­ния и неукос­ни­тель­ное их соблю­де­ние, отсю­да при­об­ре­та­ют важ­ность сред­ства сана­ции конфликтов;

— после­до­ва­тель­ное веде­ние тема­ти­че­ской линии;

— ком­му­ни­ка­тив­ная упо­ря­до­чен­ность, заклю­ча­ю­ща­я­ся в стрем­ле­нии предот­вра­тить кон­фликт­ные ситу­а­ции до их появ­ле­ния, соблю­де­ние прин­ци­па ком­фор­та общения;

— эмо­ци­о­наль­ная подвиж­ность, отсю­да лег­кая поте­ря кон­тро­ля в ситу­а­ции провокации;

— спе­ци­фи­че­ские фор­мы выра­же­ния рече­вой агрес­сии — пере­пал­ки, обсуж­де­ние подроб­но­стей лич­ной жиз­ни, пере­ход в лич­ную сфе­ру. 

Обра­ще­ние к мате­ри­а­лам сете­вых жен­ских днев­ни­ков пока­зы­ва­ет пра­во­мер­ность выво­дов о спе­ци­фи­ке жен­ско­го сете­во­го обще­ния. Одна­ко онлайн-днев­ник как осо­бый ком­му­ни­ка­тив­ный фор­мат сете­во­го обще­ния име­ет соб­ствен­ные осо­бен­но­сти вопло­ще­ния этих черт, сопря­жен­ные с чер­та­ми тра­ди­ци­он­но­го днев­ни­ка как жан­ра. Так, эти­кет­ные пра­ви­ла обще­ния и гра­ни­цы эти­кет­но­го и неэти­кет­но­го пове­де­ния опре­де­ля­ют­ся внут­ри само­го кана­ла, на кото­ром ведет­ся днев­ник, его авто­ром. Спе­ци­фи­ку эти­кет­ной линии мож­но выявить на осно­ве ана­ли­за само­ма­ни­фе­ста­ции авто­ра, вклю­ча­ю­щей назва­ние кана­ла, ава­тар­ку, само­но­ми­на­ции, опи­са­ние кана­ла. Содер­жа­тель­ный и линг­во­сти­ли­сти­че­ский ана­лиз постов и ком­мен­та­ри­ев к ним, вклю­ча­ю­щих неред­ко и отве­ты само­го авто­ра, поз­во­ля­ет окон­ча­тель­но опре­де­лить кон­ту­ры эти­кет­ной линии в отдель­но взя­том дневнике.

Одна­ко воз­мож­но опре­де­лить и неко­то­рые эти­кет­ные осо­бен­но­сти жен­ско­го сете­во­го днев­ни­ка в целом в их вза­и­мо­дей­ствии с харак­тер­ны­ми чер­та­ми днев­ни­ка тра­ди­ци­он­но­го. Так, субъ­ек­тив­ность объ­яс­ня­ет эти­кет­ность высо­кой сте­пе­ни инти­ми­за­ции запи­сей внут­ри днев­ни­ка-кана­ла. Сте­пень интим­но­сти повест­во­ва­ния опре­де­ля­ет­ся авто­ром и демон­стри­ру­ет­ся чита­те­лям в постах. Нару­ше­ние лич­ных гра­ниц рас­це­ни­ва­ет­ся как неэти­кет­ное дей­ствие («8 раз мама»). Ино­гда наро­чи­тая интим­ность повест­во­ва­ния ста­но­вит­ся сред­ством вовле­че­ния поль­зо­ва­те­лей, про­во­ци­ро­ва­ние их на реак­цию опре­де­лен­но­го типа (пере­пал­ки, обсуж­де­ние подроб­но­стей лич­ной жиз­ни и пр.).

При­зна­ки тра­ди­ци­он­ной фор­мы пере­рож­да­ют­ся в сред­ство при­влечь и удер­жать поль­зо­ва­те­лей («Злая без­но­гая ГАЛА»).

Дис­крет­ность днев­ни­ка полу­ча­ет тех­но­ло­ги­че­ское вопло­ще­ние на плат­фор­ме, где раз­ме­щен днев­ник: огра­ни­че­ние объ­е­ма поста, опре­де­ля­е­мое пра­ви­ла­ми плат­фор­мы и/или внут­рен­ним эти­ке­том. Неред­ко пря­мо ука­зы­ва­ют на суще­ство­ва­ние это­го пра­ви­ла, напри­мер, изви­ня­ясь за избы­точ­но длин­ный пост. Одно собы­тие жиз­ни часто раз­би­ва­ет­ся на кусоч­ки, вопло­ща­ясь в несколь­ких днев­ни­ко­вых запи­сях. Так, автор кана­ла «Злая без­но­гая ГАЛА» наме­рен­но оста­нав­ли­ва­ет повест­во­ва­ние на «самом инте­рес­ном месте», а автор «8 раз мама» в слу­чае осо­бен­но зна­чи­мых собы­тий и ситу­а­ций посвя­ща­ет им несколь­ко иду­щих сле­дом друг за дру­гом постов.

Дати­ру­е­мость про­яв­ля­ет­ся в при­вяз­ке поста к опре­де­лен­ной дате и т. п. Неред­ко авто­ры под­стра­и­ва­ют веде­ние кана­ла под свой рас­по­ря­док дня, тогда посты выхо­дят в опре­де­лен­ное вре­мя. Ино­гда авто­ры обо­зна­ча­ют это вре­мя для сво­их чита­те­лей. Напри­мер, запи­си «Злой без­но­гой ГАЛЫ» выхо­дят стро­го в 3:00 по Москве. Такая при­вяз­ка ко вре­ме­ни так­же ста­но­вит­ся сред­ством эти­ке­та, а так­же инстру­мен­том вовле­че­ния. Поль­зо­ва­те­ли, вклю­ча­ясь в игру, вслед за авто­ром при­спо­саб­ли­ва­ют свой режим дня к чте­нию оче­ред­но­го поста (за зав­тра­ком, в транс­пор­те и т. п.), что отме­ча­ет­ся в ком­мен­та­ри­ях. И это так­же ста­но­вит­ся про­яв­ле­ни­ем регу­ляр­но­сти днев­ни­ко­вой записи.

Выводы

Резуль­та­ты, полу­чен­ные в ходе иссле­до­ва­ния, пока­за­ли пер­спек­тив­ность изу­че­ния эти­кет­ной линии в ходе раз­вер­ты­ва­ния ком­му­ни­ка­тив­но­го сце­на­рия для выяв­ле­ния ген­дер­ных осо­бен­но­стей обще­ния. Такой под­ход поз­во­ля­ет не про­сто уста­но­вить набор рече­вых средств, в той или иной сте­пе­ни харак­тер­ных для жен­ско­го сете­во­го обще­ния, но опре­де­лить саму внут­рен­нюю спе­ци­фич­ность онлайнкоммуникации.

Так, для жен­ско­го обще­ния харак­тер­но преж­де все­го стро­гое соблю­де­ние ими же выра­бо­тан­но­го риту­а­ла. Это хоро­шо вид­но на мате­ри­а­ле, кото­рый был взят нами для ана­ли­за, — жен­ском сете­вом днев­ни­ке. В отли­чие от обще­ния в сете­вых сооб­ще­ствах в днев­ни­ке-кана­ле есть стро­гая иерар­хия ролей. Автор кана­ла опре­де­ля­ет гра­ни­цы эти­кет­ной и неэти­кет­ной ком­му­ни­ка­ции, кон­фи­гу­ра­цию эти­кет­ной линии обще­ния, а затем сле­ду­ет уста­нов­лен­ным пра­ви­лам сам и вынуж­да­ет под­чи­нять­ся им дру­гих участ­ни­ков ком­му­ни­ка­ции, реа­ги­руя на нару­ше­ния сло­вес­но или путем уда­ле­ния поль­зо­ва­те­ля из кана­ла. Тем самым сохра­ня­ет­ся пси­хо­ло­ги­че­ский ком­форт участ­ни­ков обще­ния, кото­рый явля­ет­ся основ­ной ком­му­ни­ка­тив­ной цен­но­стью для жен­ско­го сете­во­го общения.

1 Элек­трон­ный ресурс http://​medportal​.ru/​b​u​d​z​d​o​r​o​v​a​/​f​o​o​d​/​m​a​m​s​k​i​y​-​y​a​z​y​k​-​o​t​-​p​u​z​o​z​h​i​t​e​l​e​y​-​d​o​k​e​s​a​r​y​at/.

2 В цити­ру­е­мых мате­ри­а­лах сохра­не­на орфо­гра­фия и пунк­ту­а­ция источ­ни­ка.

Ста­тья посту­пи­ла в редак­цию 14 сен­тяб­ря 2022 г.;
реко­мен­до­ва­на к печа­ти 3 нояб­ря 2022 г.

© Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, 2023

Received: September 14, 2022
Accepted: November 3, 2022