Вторник, 6 декабряИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ
Shadow

Диалог в словацких социальных сетях

Рабо­та под­дер­жа­на Сло­вац­ким агент­ством иссле­до­ва­ний и раз­ра­бо­ток на осно­ва­нии дого­во­ра № APVV-18–0176.

This work was supported by the Slovak Research and Development Agency under the Contract no. APVV-18–0176.

Постановка проблемы

Совре­мен­ное ком­му­ни­ка­тив­ное про­стран­ство, как и совре­мен­ное обще­ство, фор­ми­ру­ет­ся и суще­ству­ет в усло­ви­ях интен­сив­но­го раз­ви­тия циф­ро­вых тех­но­ло­гий. Жизнь людей сопро­вож­да­ют тех­ни­че­ские откры­тия в таких обла­стях, как искус­ствен­ный интел­лект, робо­то­тех­ни­ка, дро­но­ин­ду­стрия, при­звод­ство авто­ном­ных транс­порт­ных средств, 3D-печать, нано­тех­но­ло­гии, смарт-тех­но­ло­гии [Floridi 2019]. Они зна­чи­тель­но облег­ча­ют чело­ве­че­ский труд, осво­бож­дая людей не толь­ко от тяже­лой физи­че­ской, но порой и умствен­ной рабо­ты, и созда­ют усло­вия для актив­но­го вклю­че­ния в новые типы деятельности. 

Спе­ци­фи­че­ская ситу­а­ция скла­ды­ва­ет­ся в соци­аль­ной сре­де: в либе­ра­ли­зо­ван­ном обще­стве бла­го­да­ря, в част­но­сти, изло­жен­ным выше тех­ни­че­ским воз­мож­но­стям созда­ет­ся откры­тое про­стран­ство для интерак­ции меж­ду широ­кой обще­ствен­но­стью и эли­та­ми, напри­мер посред­ством ком­мен­та­ри­ев в раз­лич­ных соци­аль­ных сетях, на интер­нет-стра­ни­цах меди­а­из­да­ний, ютуб-кана­лах и т. д. Это неиз­беж­но ведет к сим­мет­ри­за­ции акто­ров, когда непро­фес­си­о­наль­ные ком­му­ни­кан­ты эман­си­пи­ру­ют­ся, пре­вра­ща­ясь в актив­ных участ­ни­ков про­фес­си­о­наль­ной ком­му­ни­ка­ции и реа­ли­зуя свое пра­во на выра­же­ние субъ­ек­тив­но­го инди­ви­ду­аль­но­го мне­ния по самым раз­ным вопро­сам. Фор­ми­ру­ет­ся так назы­ва­е­мая народ­ная пуб­ли­ци­сти­ка — бло­ги с «народ­ны­ми» авто­ра­ми. Напри­мер, нелинг­ви­сты в дис­кус­си­ях в попу­ляр­ных соци­аль­ных сетях обсуж­да­ют вопро­сы норм лите­ра­тур­но­го язы­ка или отдель­ные аспек­ты пере­во­да1, созда­ют народ­ные «сло­ва­ри» окка­зи­о­на­лиз­мов2. Поми­мо тако­го «депро­фес­си­о­на­ли­зи­ру­ю­ще­го» урав­но­ве­ши­ва­ния пози­ций про­фес­си­о­на­лов с непро­фес­си­о­на­ла­ми, речь идет и о рас­ши­ре­нии «упро­щен­ной» ком­му­ни­ка­ции, в кото­рой доми­ни­ру­ет уста­нов­ка на раз­вле­че­ние, игру, «лег­кий» под­ход даже к серьез­ным вопро­сам [Dolník 2021: 93]3.

В ука­зан­ном соци­о­куль­тур­ном кон­тек­сте меня­ет­ся и спо­соб «функ­ци­о­ни­ро­ва­ния» его акто­ров. Отли­ча­ясь инди­ви­ду­аль­но­стью и куль­тур­ной иден­тич­но­стью, в сво­ем врож­ден­ном стрем­ле­нии удо­вле­тво­рить соб­ствен­ные потреб­но­сти они гене­ти­че­ски пред­рас­по­ло­же­ны к поис­ку кре­а­тив­ных спо­со­бов рече­вой и вне­ре­че­вой интерак­ции. К их базо­вым потреб­но­стям отно­сит­ся и необ­хо­ди­мость осмыс­ле­ния окру­жа­ю­ще­го мира, т. е. потреб­ность при­спо­со­бить­ся к нему и частич­но асси­ми­ли­ро­вать его во имя опти­маль­но­го суще­ство­ва­ния в акту­аль­ной реаль­но­сти [Dolník 2021]. Эти дис­по­зи­ции и потреб­но­сти в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни удо­вле­тво­ря­ют­ся в рече­вой коммуникации.

История вопроса

Осмыс­ле­ние вер­баль­ной ком­му­ни­ка­ции опи­ра­ет­ся на поня­тие диа­ло­га. Диа­лог — един­ствен­но воз­мож­ная фор­ма функ­ци­о­ни­ро­ва­ния речи как «дей­ствия» [Bachtin 1980]. Фор­ма­ли­сты одни­ми из пер­вых опре­де­ли­ли диа­лог как осно­ву язы­ко­вой ком­му­ни­ка­ции. Моно­лог по отно­ше­нию к нему вто­ри­чен, в том чис­ле с хро­но­ло­ги­че­ской точ­ки зре­ния [Kristeva 1999: 10]. В кон­тек­сте совре­мен­ной повсе­днев­ной ком­му­ни­ка­ции диа­лог рас­смат­ри­ва­ет­ся как часть аутен­тич­но­го рече­во­го взаимодействия.

Тео­ре­ти­че­ское пред­став­ле­ние о диа­ло­ге фор­ми­ро­ва­лось меж­дис­ци­пли­нар­но на фоне фило­со­фии фено­ме­но­ло­гии, праг­ма­тиз­ма, а так­же социо­ло­ги­че­ских тео­рий сим­во­ли­че­ско­го интерак­ци­о­низ­ма и куль­ту­ро­ло­гии. П. Линелл выде­ля­ет пять клю­че­вых аспек­тов диа­ло­га: 1) ког­ни­ция и ком­му­ни­ка­ция — это точ­ка пере­се­че­ния пер­спек­тив (мыс­лей, опы­та, взгля­дов, целей) акто­ров4; 2) с пози­ции праг­ма­тиз­ма смысл когни­тив­но­го и ком­му­ни­ка­тив­но­го актов не пред­опре­де­лен зара­нее, он фор­ми­ру­ет­ся в гра­ду­аль­но раз­ви­ва­ю­щей­ся вер­баль­ной коопе­ра­ции акто­ров; 3) ком­му­ни­ка­тив­ный акт не явля­ет­ся изо­ли­ро­ван­ным, он обу­слов­лен ком­му­ни­ка­тив­ны­ми акта­ми дру­гих акто­ров5; 4) куль­ту­ро­ло­гия внес­ла идею о том, что в диа­ло­ге мани­фе­сти­ру­ет­ся куль­тур­ная иден­тич­ность акто­ров, кото­рой обу­слов­ле­но их миро­воз­зре­ние; 5) линг­ви­сти­ка в эти исход­ные поло­же­ния вно­сит пред­став­ле­ние о том, что ког­ни­ция и ком­му­ни­ка­ция опо­сре­до­ва­ны язы­ком как соци­о­куль­тур­ным семи­о­ти­че­ским арте­фак­том [Linell 2001: 48].

Осо­бое вни­ма­ние в совре­мен­ной линг­ви­сти­ке уде­ля­ет­ся иссле­до­ва­нию рече­ком­му­ни­ка­тив­ных прак­тик в кибер­про­стран­стве соци­аль­ных сетей. Обра­ща­ет­ся вни­ма­ние на их неди­хо­то­мич­ность по отно­ше­нию к апри­ор­но­му язы­ко­во­му потен­ци­а­лу [Barton, Lee 2013: 178]. Циф­ро­вая речь отра­жа­ет соци­аль­ные прак­ти­ки (в том чис­ле рече­вые) офлайн-мира, поэто­му целе­со­об­раз­но гово­рить об их нераз­рыв­ном един­стве. Авто­ры цити­ру­е­мой рабо­ты опи­ра­ют­ся на выво­ды о том, что наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ной ком­му­ни­ка­тив­ной функ­ци­ей выска­зы­ва­ний в интер­фей­се Web 2.0 явля­ет­ся выра­же­ние раз­лич­ных точек зре­ния (мне­ний и оце­нок). В то же вре­мя они кон­кре­ти­зи­ру­ют набор праг­ма­ти­че­ских функ­ций в соци­аль­ной сети «Фейс­бук»*, кото­рая пред­по­ла­га­ет диа­ло­ги­че­ское вза­и­мо­дей­ствие меж­ду «дру­зья­ми» или зна­ко­мы­ми людь­ми: 1) выра­зить поло­жи­тель­ное отно­ше­ние (не посред­ством вер­баль­но­го ком­мен­та­рия, а при помо­щи лай­ка), 2) выра­зить инте­рес к содер­жа­нию поста, 3) выра­зить под­держ­ку, 4) выра­зить согла­сие с пози­ци­ей, 5) отве­тить «да» на постав­лен­ный в тек­сте вопрос, 6) про­де­мон­стри­ро­вать, что пост был про­чи­тан [Barton, Lee 2013: 89].

При иссле­до­ва­нии онлайн-ком­му­ни­ка­ции зако­но­мер­но вста­ет вопрос и о так назы­ва­е­мой вер­на­ку­ляр­ной гра­мот­но­сти. Речь идет об иссле­до­ва­нии повсе­днев­но­го обще­ния на обы­ден­ные темы. Обы­ден­ные ком­му­ни­ка­тив­ные темы (как про­то­ти­пи­че­ские ком­му­ни­ка­тив­ные сфе­ры в онлайн-ком­му­ни­ка­ции) в соци­аль­ных сетях не отли­ча­ют­ся от тем офлайн-обще­ния. Важ­ный атри­бут вер­на­ку­ляр­ной онлайн-ком­му­ни­ка­ции — доб­ро­воль­ность: в соци­аль­ных сетях акто­ры явля­ют­ся доб­ро­воль­ны­ми участ­ни­ка­ми ком­му­ни­ка­ции без дав­ле­ния со сто­ро­ны каких-либо соци­аль­ных инсти­ту­тов. При этом речь идет о раз­вле­че­нии, обще­ние не вос­при­ни­ма­ет­ся как «обя­зан­ность». Онлайн-текст, как пра­ви­ло, име­ет локаль­ный харак­тер и не пред­по­ла­га­ет дол­го­веч­но­сти. Пре­иму­ще­ством ста­но­вит­ся быст­рая обрат­ная связь, кото­рая предо­став­ля­ет авто­ру опе­ра­тив­ную реак­цию и оцен­ку на его пост: нра­вит­ся ли его пост под­пис­чи­кам, соглас­ны ли они с выска­зан­ны­ми мыс­ля­ми, под­дер­жи­ва­ют ли они автор­скую точ­ку зре­ния и т. д. Акто­ры в кибер­про­стран­стве склон­ны экс­пе­ри­мен­ти­ро­вать, ком­би­ни­ро­вать про­ве­рен­ные стан­дарт­ные язы­ко­вые (или муль­ти­ме­ди­аль­ные) сред­ства с игро­вы­ми, при­ме­нять так назы­ва­е­мый mashup (сме­ши­вать дивер­гент­ные типы дан­ных). При этом вдох­нов­ля­ют­ся они чаще друг дру­гом, чем профессионалами.

Гибри­ди­за­ции уст­но­го и пись­мен­но­го нача­ла (пись­мен­ная раз­го­вор­ная речь) в вир­ту­аль­ной ком­му­ни­ка­ции соот­вет­ству­ют и внеш­ние рече­вые атри­бу­ты: пре­ва­ли­ро­ва­ние корот­ких пред­ло­же­ний (если это не нар­ра­ция); экс­прес­сив­ный и дефект­ный син­так­сис; сво­бод­ный поря­док слов; небреж­ное про­из­но­ше­ние, пере­дан­ное в пись­мен­ной речи; нели­те­ра­тур­ная, сти­ли­сти­че­ски мар­ки­ро­ван­ная лек­си­ка; нали­чие боль­шо­го коли­че­ства частиц, дейк­ти­че­ских выра­же­ний; оши­боч­ная сти­ли­за­ция; частое повто­ре­ние слов. Язы­ко­вое несо­вер­шен­ство созда­ва­е­мых тек­стов свя­за­но с нехват­кой вре­ме­ни на гра­мот­ную сти­ли­за­цию. Акто­ры дви­жи­мы стрем­ле­ни­ем к само­вы­ра­же­нию, само­утвер­жде­нию, пред­по­чте­ние отда­ет­ся ско­ро­сти реак­ции, а не язы­ко­вой гра­мот­но­сти [Hoffmannová 2011–2017].

Сего­дня все чаще зву­чит мысль о пере­хо­де к новой пара­диг­ме ком­му­ни­ка­ции, кото­рая еще в кон­це ХХ в. была опре­де­ле­на как интер­ак­тив­ная. В каче­стве ее глав­ной харак­те­ри­сти­ки назы­ва­лась спо­соб­ность пере­да­вать инфор­ма­цию «от мно­гих ко мно­гим в режи­ме реаль­но­го вре­ме­ни» [Castells 1996: 55]. В совре­мен­ном мире вир­ту­аль­ное обще­ние пре­вра­ти­лось в неотъ­ем­ле­мую часть функ­ци­о­ни­ро­ва­ния инди­ви­да и обще­ства. Оно зача­стую явля­ет­ся не одной из воз­мож­ных, а глав­ной фор­мой ком­му­ни­ка­ции, как част­ной, так и институциональной.

Осо­бое место в интер­нет-ком­му­ни­ка­ции отво­дит­ся соци­аль­ным сетям, кото­рые во мно­гом повто­ря­ют прак­ти­ки есте­ствен­ной соци­аль­ной жиз­ни, но одно­вре­мен­но фор­ми­ру­ют и аль­тер­на­тив­ное сете­вое обще­ство [Dijk 2001; Castells 1996; Wellman 1996]. Децен­три­ро­ван­ное, неиерар­хи­че­ское и откры­тое сете­вое обще­ство преду­смат­ри­ва­ет свою систе­му цен­но­стей, норм и пра­вил рече­во­го пове­де­ния, спо­со­бов ком­му­ни­ка­ции, свои фор­ма­ты обще­ния, прин­ци­пы орга­ни­за­ции и функ­ци­о­ни­ро­ва­ния, т. е. свою куль­ту­ру, кото­рую мож­но опре­де­лить как сетевую.

Описание методики исследования

Совре­мен­ную ком­му­ни­ка­цию в соци­аль­ных сетях целе­со­об­раз­но рас­смат­ри­вать с мето­до­ло­ги­че­ской пер­спек­ти­вы, в осно­ве кото­рой лежат идеи Г. Хель­би­га, каса­ю­щи­е­ся ком­му­ни­ка­тив­но-праг­ма­ти­че­ско­го пово­ро­та в язы­ко­зна­нии. В рабо­те о раз­ви­тии язы­ко­зна­ния во вто­рой поло­вине ХХ в. Г. Хель­биг гово­рит о недо­пу­сти­мо­сти пони­ма­ния ком­му­ни­ка­тив­но-праг­ма­ти­че­ско­го пово­ро­та как про­сто­го ухо­да от систем­ной линг­ви­сти­ки, что озна­ча­ло бы лишь пере­ход к ино­му реду­ци­ро­ван­но­му спо­со­бу осмыс­ле­ния пред­ме­та линг­ви­сти­ки. Уче­ный ука­зы­ва­ет на необ­хо­ди­мость про­грес­са линг­ви­сти­че­ско­го зна­ния как пере­хо­да от одно­сто­рон­не­го взгля­да на язы­ко­вые фено­ме­ны к стрем­ле­нию изу­чать вза­и­мо­дей­ствие меж­ду язы­ком как систем­ным явле­ни­ем и речью как явле­ни­ем ком­му­ни­ка­тив­ным [Helbig 1991: 280–281]. 

При осмыс­ле­нии диа­ло­га как ком­му­ни­ка­тив­но­го про­цес­са осо­бое вни­ма­ние необ­хо­ди­мо уде­лить его кон­тек­сто­вой обу­слов­лен­но­сти. Кон­тек­сто­вая обу­слов­лен­ность при ана­ли­зе рече­вой и нере­че­вой дея­тель­но­сти акто­ров нераз­рыв­но свя­за­на с дис­кур­сив­ны­ми иссле­до­ва­ни­я­ми раз­лич­ных син­хрон­но (парал­лель­но) функ­ци­о­ни­ру­ю­щих дис­кур­сов совре­мен­но­сти. Имен­но такая интер­дис­кур­сив­ная интер­пре­та­ция речи в кон­тек­сте явля­ет­ся усло­ви­ем адек­ват­но­го и ком­плекс­но­го осмыс­ле­ния вне­язы­ко­вой дей­стви­тель­но­сти и суще­ство­ва­ния в ней людей. При интер­дис­кур­сив­ном под­хо­де пред­по­чте­ние отда­ет­ся «про­блем­но ори­ен­ти­ро­ван­но­му иссле­до­ва­нию», а не опре­де­лен­ной «избран­ной» мето­до­ло­гии. Опти­маль­ный образ аутен­тич­но­го вер­баль­но-невер­баль­но­го пове­де­ния людей про­фи­ли­ру­ет­ся на фоне иссле­до­ва­ния субъ­ек­тив­ных рече­вых актов в ком­би­на­ции с их вне­ре­че­вым дис­кур­сив­ным дей­стви­ем. Любое абстра­ги­ро­ва­ние от этих реаль­ных ситу­а­тив­ных обра­зов несет риск откло­не­ния от реаль­но­го к жела­е­мо­му, пре­об­ра­жен­но­му, улуч­шен­но­му про­ек­ти­ро­ва­нию реаль­но­сти. На это ука­зы­вал, напри­мер, Е. Барт­минь­ский в сво­их этно­линг­ви­сти­че­ских иссле­до­ва­ни­ях [Bartmiński 2012]. Обра­ща­ет на это вни­ма­ние и Ю. Доль­ник в рабо­те «Общее язы­ко­зна­ние» [Dolník 2013].

Одно­вре­мен­но в сво­их рас­суж­де­ни­ях мы опи­ра­ем­ся на базо­вые прин­ци­пы этно­ме­то­до­ло­гии6 и раз­ра­бо­тан­ные на ее осно­ва­нии мето­ды ква­ли­та­тив­но­го иссле­до­ва­ния эмпи­ри­че­ско­го мате­ри­а­ла [Hendl 2016; Silverman 2005]. Одна­ко речь идет не об обоб­ще­нии резуль­та­тов ана­ли­за аутен­тич­ных интер­ак­тив­ных актов (диа­ло­гов), а об осмыс­ле­нии пове­де­ния людей через интер­пре­та­цию (посред­ством адек­ват­но­го объ­яс­не­ния)7.

В мето­до­ло­ги­че­скую базу наше­го иссле­до­ва­ния вхо­дит и пред­став­ле­ние о вир­ту­аль­ной ком­му­ни­ка­ции как интер­дис­кур­сив­ном диа­ло­ге [Kraus 2004: 108–109]. Речь идет о моно­ло­ге, кото­рый в опре­де­лен­ной сте­пе­ни отра­жа­ет систе­му пред­ше­ству­ю­щих мне­ний, взгля­дов, дис­кус­сий и т. д. Это не обмен репли­ка­ми, как в слу­чае интер­ло­ку­ци­он­но­го диа­ло­га [Kraus 2004: 108–109], а раз­ви­тие опре­де­лен­ной мыс­ли ком­му­ни­кан­та, нахо­дя­ще­го­ся вне акту­аль­но созда­ва­е­мо­го тек­ста. В дан­ном слу­чае, одна­ко, необ­хо­ди­мо учи­ты­вать и воз­мож­ность пере­пле­те­ния раз­лич­ных дис­кур­сов, на кото­рое обра­ща­ет вни­ма­ние П. Линелл, опре­де­ляя такое явле­ние поня­ти­я­ми интер­кон­тек­сту­а­ли­за­ция или рекон­тек­сту­а­ли­за­ция [Linell 2001: 156–158]. Речь идет о рас­про­стра­нен­ном про­цес­се в соци­аль­ных сетях, когда вир­ту­аль­ная дис­кус­сия вклю­ча­ет ком­мен­та­рии диф­фе­рен­ци­ро­ван­ных соци­аль­ных сооб­ществ, напри­мер обыч­ных поль­зо­ва­те­лей, уче­ных, пред­ста­ви­те­лей раз­лич­ных суб­куль­тур или соци­аль­ных групп: поли­ти­ков, адми­ни­стра­тив­ных работ­ни­ков, пред­при­ни­ма­те­лей, медиа­ра­бот­ни­ков и т. д. В такой дис­кус­сии про­ис­хо­дит обмен не толь­ко сло­ва­ми, но и обра­за­ми мира, кото­рые фор­ми­ру­ют дис­курс [Linell 2001: 157–158]. Подоб­ная ком­му­ни­ка­ция харак­тер­на преж­де все­го для соци­аль­ных сетей с боль­шой ауди­то­ри­ей, состо­я­щей из незна­ко­мых меж­ду собой людей, — YouTube или Flickr [Burton, Lee 2013: 89].

В ста­тье в цен­тре вни­ма­ния будет дис­курс повсе­днев­но­сти в соци­аль­ных сетях, в кото­ром пре­об­ла­да­ет спон­тан­ный диа­лог секун­дар­но­го типа с ком­би­ни­ро­ва­ни­ем при­зна­ков уст­ной и пись­мен­ной речи. Осо­бое вни­ма­ние уде­ле­но харак­те­ри­сти­ке ком­му­ни­ка­тив­ных воз­мож­но­стей соци­аль­ных сетей как свое­об­раз­ных диа­ло­го­вых пло­ща­док, иден­ти­фи­ка­ции осо­бен­но­стей вир­ту­аль­но­го «Я» ком­му­ни­кан­тов и интер­пре­та­ции осо­бен­но­стей реа­ли­за­ции диа­ло­га в соци­аль­ных сетях (пост в соци­аль­ной сети как сти­мул к нача­лу диа­ло­га, ком­мен­та­рий — как фор­ма реа­ли­за­ции диалога).

Анализ материала

Фун­да­мен­таль­ный прин­цип сете­вой куль­ту­ры — ее наце­лен­ность на ком­му­ни­ка­цию, обще­ние. Каж­дый пост в соци­аль­ной сети (тек­сто­вый, гра­фи­че­ский, видео или аудио) явля­ет­ся ком­му­ни­ка­тив­ным сти­му­лом и пред­по­ла­га­ет реак­цию со сто­ро­ны адре­са­та. Отсут­ствие же экс­пли­цит­ной реак­ции на пост в соци­аль­ной сети трак­ту­ет­ся как ответ. Тема­ти­че­ски раз­но­об­раз­ный сете­вой инфор­ма­ци­он­ный кон­тент (раз­вле­ка­тель­ный, обра­зо­ва­тель­ный, новост­ной, про­фес­си­о­наль­ный, про­дви­га­ю­щий и т. д.) фор­ми­ру­ет­ся, рас­ши­ря­ет­ся, моди­фи­ци­ру­ет­ся, рас­про­стра­ня­ет­ся посред­ством обще­ния, т. е. диа­ло­га. При этом вир­ту­аль­ный диа­лог спе­ци­фи­чен во всех его аспек­тах: на уровне усло­вий ком­му­ни­ка­ции, ком­му­ни­кан­тов и их целе­вых уста­но­вок, язы­ко­вых и вне­язы­ко­вых спо­со­бов его реализации.

Каж­дая соци­аль­ная сеть пред­по­ла­га­ет и пред­ла­га­ет сво­им поль­зо­ва­те­лям опре­де­лен­ные «ком­му­ни­ка­тив­ные» воз­мож­но­сти, т. е. уста­нав­ли­ва­ет свои пра­ви­ла обще­ния. На сего­дняш­ний день вир­ту­аль­ное про­стран­ство насчи­ты­ва­ет более 250 соци­аль­ных сетей8, поль­зо­ва­те­ля­ми кото­рых по состо­я­нию на 2021 г. явля­лось 53,6 % миро­во­го насе­ле­ния9. В рам­ках ста­тьи рас­смот­рим осо­бен­но­сти постро­е­ния диа­ло­га в трех наи­бо­лее попу­ляр­ных в Сло­ва­кии соци­аль­ных сетях10: «Фейс­бук»*, «Инста­грам»* и «Ютуб». Посколь­ку в рам­ках каж­дой из этих соци­аль­ных сетей пред­став­ле­ны самые раз­ные про­фи­ли (инди­ви­ду­аль­ные и инсти­ту­ци­о­наль­ные, лич­ные стра­ни­цы и тема­ти­че­ские бло­ги) с раз­но­об­раз­ны­ми целе­вы­ми уста­нов­ка­ми (обще­ние, зна­ком­ство, обра­зо­ва­ние, рабо­та и т. д.), то целе­со­об­раз­но огра­ни­чить объ­ект ана­ли­за про­фи­лем одно­го и того же авто­ра, пред­став­лен­ным в раз­ных соци­аль­ных сетях, что поз­во­лит опре­де­лить спе­ци­фи­ку ком­му­ни­ка­ции в рам­ках каж­дой из них при сохра­не­нии иден­тич­но­сти исход­ных дан­ных (автор, тема­ти­ка, целе­вые уста­нов­ки). В цен­тре наше­го вни­ма­ния попу­ляр­ный сре­ди сло­вац­кой интер­нет-ауди­то­рии ютуб-канал Dejepis Inak11 («Исто­рия Ина­че»12), а так­же его фейс­бук-13 и инста­грам-стра­ни­ца14. Осо­бое вни­ма­ние уде­ле­но опре­де­ле­нию осо­бен­но­стей ком­му­ни­ка­тив­но­го про­стран­ства соци­аль­ной сети как диа­ло­го­вой пло­щад­ки, само­пре­зен­та­ции поль­зо­ва­те­ля сети как участ­ни­ка диа­ло­га, спо­со­бов реа­ли­за­ции вир­ту­аль­но­го диалога.

Социальная сеть как диалоговая площадка

Соци­аль­ная сеть «Ютуб» пред­став­ля­ет собой видео­хо­стинг, поз­во­ля­ю­щий загру­жать, хра­нить, про­смат­ри­вать видео­ма­те­ри­а­лы и остав­лять к ним ком­мен­та­рии. Про­смотр видео­кон­тен­та сети досту­пен для всех поль­зо­ва­те­лей, но остав­лять ком­мен­та­рии или раз­ме­щать видео могут лишь заре­ги­стри­ро­ван­ные поль­зо­ва­те­ли. Дан­ная соци­аль­ная сеть пред­по­ла­га­ет воз­мож­ность созда­ния кана­ла — автор­ско­го вло­га. Основ­ная фор­ма ком­му­ни­ка­ции авто­ра со сво­ей ауди­то­ри­ей (в первую оче­редь под­пис­чи­ка­ми кана­ла) — видео­пост, т. е. видео­ро­лик, под кото­рым все заре­ги­стри­ро­ван­ные поль­зо­ва­те­ли могут остав­лять ком­мен­та­рии. Ютуб-канал — это не столь­ко лич­ный про­филь авто­ра, сколь­ко его лич­ная плат­фор­ма для пре­зен­та­ции сво­е­го видео­ма­те­ри­а­ла. По сути, речь идет об инди­ви­ду­аль­ном телевидении.

Соци­аль­ная сеть «Инста­грам»* пред­по­ла­га­ет ком­му­ни­ка­цию посред­ством раз­ме­ще­ния фото­гра­фий или корот­ких видео, кото­рые могут сопро­вож­дать­ся крат­ким автор­ским ком­мен­та­ри­ем. Это соци­аль­ная сеть «зари­со­вок» из жиз­ни (лич­ной, про­фес­си­о­наль­ной, обще­ствен­ной и т. д.) вла­дель­ца соот­вет­ству­ю­ще­го акка­ун­та. Пер­во­сте­пен­ное зна­че­ние в «Инста­гра­ме»* име­ет визу­аль­ный мате­ри­ал, текст — это лишь его вер­баль­ное сопровождение.

Соци­аль­ная сеть «Фейс­бук»*, наобо­рот, пред­по­ла­га­ет раз­ме­ще­ние тек­сто­вых постов, визу­аль­ный мате­ри­ал здесь вто­ро­сте­пе­нен. Фейсбук*-страница — это лич­ный блог, кото­рый может быть тема­ти­че­ских очень раз­но­об­раз­ным: от лич­но­го днев­ни­ка до лич­но­го про­ек­та (сай­та).

Виртуальное «Я» как участник диалога

В усло­ви­ях вир­ту­аль­ной ком­му­ни­ка­ции, когда меж­ду участ­ни­ка­ми нет непо­сред­ствен­но­го визу­аль­но­го кон­так­та и ком­му­ни­кан­ты в сво­ем боль­шин­стве даже лич­но не зна­ко­мы, осо­бен­но важ­ную роль игра­ет про­филь авто­ра — его вир­ту­аль­ное «Я». Вир­ту­аль­ная само­пре­зен­та­ция не все­гда и не пол­но­стью сов­па­да­ет с реаль­ным обра­зом поль­зо­ва­те­ля соци­аль­ной сети. Более того, сете­вой мир пред­по­ла­га­ет нали­чие опре­де­лен­ной «мас­ки». Даже в слу­чае, когда поль­зо­ва­тель стре­мит­ся свой вир­ту­аль­ный образ мак­си­маль­но при­бли­зить к реаль­но­му, он все рав­но стал­ки­ва­ет­ся с необ­хо­ди­мо­стью отбо­ра и раз­ме­ще­ния в пуб­лич­ном досту­пе лишь тех фак­тов о себе, кото­рые на его (субъ­ек­тив­ный) взгляд наи­бо­лее реле­вант­ны. Поль­зо­ва­те­ли соци­аль­ной сети име­ют воз­мож­ность пред­ста­вить себя миру в жела­е­мом обра­зе, а сете­вое обще­ние — это ком­му­ни­ка­ция не меж­ду реаль­ны­ми людь­ми, а меж­ду их вир­ту­аль­ны­ми «Я». При­чем вир­ту­аль­ное «Я» одно­го и того же поль­зо­ва­те­ля может отли­чать­ся в раз­ных соци­аль­ных сетях. Напри­мер, в «Юту­бе» автор пре­зен­ту­ет себя через свой канал, т. е. через видео­ро­ли­ки. Эта соци­аль­ная сеть не пред­по­ла­га­ет созда­ния пол­но­цен­но­го поль­зо­ва­тель­ско­го про­фи­ля как набо­ра опре­де­лен­ных «анкет­ных» дан­ных. Поль­зо­ва­тель может заре­ги­стри­ро­вать­ся под вымыш­лен­ным име­нем — ник­ней­мом, не ука­зы­вая ника­ких дан­ных о себе, что авто­ма­ти­че­ски избав­ля­ет его от ответ­ствен­но­сти за озву­чен­ные в вир­ту­аль­ном обще­нии мыс­ли, оцен­ки, суждения.

В слу­чае созда­ния пол­но­цен­но­го ютуб-кана­ла поль­зо­ва­тель име­ет воз­мож­ность пред­ста­вить его крат­кую харак­те­ри­сти­ку в спе­ци­аль­ной руб­ри­ке «О кана­ле», т. е. в цен­тре вни­ма­ния нахо­дит­ся про­ект, а не сам автор. В слу­чае ана­ли­зи­ру­е­мо­го ютуб-кана­ла автор зна­ко­мит­ся со сво­ей ауди­то­ри­ей, пред­став­ля­ясь ей сле­ду­ю­щим обра­зом: Ahojte! Volám sa Sandra a vyštudovala som učiteľstvo filozofie a histórie. Vo voľnom čase tvorím vzdelávacie videá zo spoločenských vied. Ak ste prišli zabíjať svoj čas na Youtube pozeraním videí, tak ja Vás ešte k tomu aj niečo naučím! : )15 / При­вет! Меня зовут Санд­ра. Я окон­чи­ла уни­вер­си­тет по спе­ци­аль­но­сти «Учи­тель фило­со­фии и исто­рии». В сво­бод­ное вре­мя я зани­ма­юсь созда­ни­ем обра­зо­ва­тель­ных видео по тема­ти­ке обще­ствен­ных наук. Если Вы при­шли на Ютуб убить свое вре­мя про­смот­ром видео, то я Вас вдо­ба­вок еще чему-то и научу! Речь идет о нефор­маль­ном спо­со­бе зна­ком­ства, когда умест­но гово­рить «при­вет», назы­вать собе­сед­ни­ка по име­ни и обра­щать­ся к нему на «ты». Избран­ная диа­ло­ги­че­ская фор­ма пре­зен­та­ции кана­ла, ее рече­вое оформ­ле­ние, исполь­зо­ва­ние эмо­ти­ко­нов при­зва­ны сфор­ми­ро­вать пред­став­ле­ние о дру­же­ской атмо­сфе­ре и нефор­маль­ном харак­те­ре вло­га, что отра­жа­ет­ся и в после­ду­ю­щем сти­ле ком­му­ни­ка­ции меж­ду авто­ром и зри­те­ля­ми. Автор пре­зен­ту­ет себя как спе­ци­а­ли­ста в обла­сти исто­рии и фило­со­фии и опре­де­ля­ет харак­тер сво­е­го кана­ла как обра­зо­ва­тель­ный. Стра­те­гия «раз­вле­кая обу­чать» чет­ко про­сле­жи­ва­ет­ся во всех видео, раз­ме­щен­ных на канале.

В соци­аль­ной сети «Инста­грам»* акка­унт того же авто­ра под назва­ни­ем dejepisinak/историяиначе оформ­лен по-дру­го­му. Назва­ние инстаграм*-страницы, име­ю­щее фор­му хеш­те­га, ука­зы­ва­ет на ее про­дви­га­ю­щий харак­тер, когда на пер­вый план выхо­дит зада­ча попу­ля­ри­за­ция автор­ско­го брен­да, рабо­та с рекла­мо­да­те­ля­ми и поиск новых под­пис­чи­ков. Вир­ту­аль­ное «Я» авто­ра инди­ви­ду­аль­но и кон­крет­но. Инфор­ма­ция мак­си­маль­но струк­ту­ри­ро­ва­на, вер­баль­ные ком­по­нен­ты сопро­вож­да­ют­ся графическими:

Sandra z Dejepis Inak
👩 ▣ 🏫  Sandra Sviteková
🎬 29yo Youtuber 🏫 
🏛 PhilosophyHistory
🏆Laureate forbes30under30
Contact: dejepisinakspoluprace@gmail.com
👕 Merch
merch​.sk/​d​e​j​e​p​i​s​-​i​nak

Назва­ние стра­ни­цы и пре­зен­та­ция себя как Санд­ра с исто­ри­я­ина­че, без­услов­но, пря­мая отсыл­ка к соот­вет­ству­ю­ще­му автор­ско­му про­ек­ту. Одна­ко на пер­вый план выхо­дит инфор­ма­ция о вла­дель­це акка­ун­та: фами­лия и имя, воз­раст, сфе­ра заня­тий и инте­ре­сов, дости­же­ния, кон­такт, ссыл­ка на товар с лого­ти­пом брен­да. Вир­ту­аль­ное «Я» мак­си­маль­но кон­кре­ти­зи­ро­ва­но, что соот­вет­ству­ет пред­став­ле­нию о бизнес-профиле.

В соци­аль­ной сети «Фейс­бук»* автор отде­ля­ет лич­ную стра­ни­цу (стра­ни­ца Сан­д­ры Сви­те­ко­вой) от стра­ни­цы про­ек­та (Dejepis Inak). Если лич­ная стра­ни­ца созда­на ско­рее для при­сут­ствия в соци­аль­ной сети, то стра­ни­цу сво­е­го про­ек­та автор пред­став­ля­ет как web v oblasti vzdelávania / обра­зо­ва­тель­ный веб. Но при этом автор­ское «Я» чет­ко при­сут­ству­ет в опи­са­нии стра­ни­цы: V každom mojom videu a príspevku, sa snažím povzbudiť chuť a lásku k histórii a spoločenským vedám. Snažím sa dávať ľudskú a praktickú perspektívu všetkým témam a robiť všetko preto aby nikdy neboli suché a nudné / В каж­дом сво­ем видео и тек­сте я ста­ра­юсь при­вить вкус и любовь к исто­рии и обще­ствен­ным нау­кам. Стрем­люсь при­дать чело­ве­че­скую и прак­ти­че­скую пер­спек­ти­ву всем темам и сде­лать все для того, что­бы они нико­гда не были сухи­ми и нуд­ны­ми. Про­филь авто­ра импли­цит­но пред­став­лен через фор­му­ли­ров­ку его целе­вых уста­но­вок, кото­рые сво­дят­ся к изло­же­нию исто­ри­че­ских собы­тий и фак­тов в попу­ляр­ном клю­че. Но нуж­но отме­тить, что автор дале­ко не все­гда после­до­ва­те­лен в реа­ли­за­ции сво­ей цели. Зна­чи­тель­ная часть постов на стра­ни­це име­ет лич­ный харак­тер, не соот­вет­ству­ю­щий заяв­лен­но­му ста­ту­су сай­та, но при этом очень харак­тер­ный для дан­ной соци­аль­ной сети. Одна­ко пози­ци­о­ни­ру­ет себя поль­зо­ва­тель в первую оче­редь как созда­те­ля и авто­ра соб­ствен­но­го обра­зо­ва­тель­но­го проекта.

Пост в социальной сети как приглашение к диалогу

Пер­во­оче­ред­ная зада­ча соци­аль­ной сети — созда­ние и предо­став­ле­ние вир­ту­аль­ной ком­му­ни­ка­тив­ной пло­щад­ки для ее поль­зо­ва­те­лей. Обще­ние — это глав­ная цель суще­ство­ва­ния соци­аль­ной сети как тако­вой. Каж­дый пост здесь диа­ло­ги­чен по сво­ей при­ро­де. В нем все­гда импли­цит­но при­сут­ству­ет адре­сат, для кото­ро­го текст созда­ет­ся. И даже в слу­чае, когда поль­зо­ва­тель пози­ци­о­ни­ру­ет свою стра­ни­цу как лич­ный днев­ник, кото­рый пишет­ся «для себя», он нахо­дит­ся в диа­ло­ге с дру­ги­ми поль­зо­ва­те­ля­ми, име­ю­щи­ми воз­мож­ность дан­ный пост про­честь, про­слу­шать или про­смот­реть. Пост в соци­аль­ной сети — это свое­об­раз­ное при­гла­ше­ние к диа­ло­гу. Он пред­по­ла­га­ет ответ­ную реак­цию посред­ством ком­мен­та­ри­ев или оцен­ки на уровне «нра­вит­ся — не нра­вит­ся». От коли­че­ства ком­мен­та­ри­ев и оце­нок напря­мую зави­сит попу­ляр­ность, про­смат­ри­ва­е­мость стра­ни­цы и соот­вет­ствен­но коли­че­ство подписчиков.

Видео­пост в «Юту­бе» обыч­но сопро­вож­да­ет­ся крат­ким опи­са­ни­ем, зада­ча кото­ро­го при­влечь вни­ма­ние зри­те­лей, убе­дить их посмот­реть видео и оста­вить ком­мен­та­рий. В свя­зи с этим клик­бей­то­вость заго­лов­ка, опи­са­ние темы видео в мак­си­маль­но при­вле­ка­тель­ном клю­че ста­но­вят­ся пер­во­оче­ред­ной зада­чей авто­ра. Ср.: Čo bola španielska chrípka zač? Prečo bola taká smrteľná? V čom sa podobá a v čom sa odlišuje pandémia spred 100 rokov od tej súčasnej? A môže nám dať nejakú cennú lekciu do našich životov? / Что такое испан­ский грипп? Поче­му он был настоль­ко смер­те­лен? В чем сход­ство пан­де­мии 100-лет­ней дав­но­сти с совре­мен­ной и чем они отли­ча­ют­ся? Может ли она нам дать какой-то цен­ный урок сего­дня? (Španielska chrípka VS. Koronavírus / Lekcia z minulosti? / Испан­ский грипп — коро­на­ви­рус / Урок из про­шло­го?); Kto bola prvá láska Adolfa Hitlera? Aké filmy rád pozerával? Prečo sa stal vegetariánom? / Кто была пер­вая любовь Адоль­фа Гит­ле­ра? Какие филь­мы он любил смот­реть? Поче­му стал веге­та­ри­ан­цем? (Čo ste nevedeli o Hitlerovi / Что вы не зна­ли о Гит­ле­ре?). Кро­ме того, автор часто при­бе­га­ет к рече­вой стра­те­гии при­гла­ше­ния, при­зы­вая ауди­то­рию к про­смот­ру видео: Pozrime sa spoločne na to ako sa Vladimír Vladimirovič Putin stal zo špióna KGB ruským prezidentom / Давай­те вме­сте посмот­рим, как Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич Путин из шпи­о­на КГБ стал рус­ским пре­зи­ден­том (Zo špióna KGB ruským prezidentom / VLADIMIR PUTIN / Из шпи­о­на КГБ в рус­ско­го пре­зи­ден­та / Вла­ди­мир Путин); Poďte sa dnes so mnou pozrieť na históriu diétovania / Давай­те сего­дня вме­сте посмот­рим на исто­рию диет (PÁSOMNICOVÁ či AMFETAMÍNOVÁ / Aké DIÉTY sa držali V MINULOSTI? / Лен­точ­ные чер­ви или амфе­та­мин / Каких диет при­дер­жи­ва­лись в про­шлом?). Без­услов­но, автор ютуб-кана­ла заин­те­ре­со­ван в ответ­ной реак­ции сво­е­го зри­те­ля. При этом как нега­тив­ная, так и пози­тив­ная реак­ция ауди­то­рии (пози­тив­ные и нега­тив­ные ком­мен­та­рии, лай­ки и диз­лай­ки) поло­жи­тель­но вли­я­ют на попу­ля­ри­за­цию видео в интер­не­те, на коли­че­ство его просмотров.

В соци­аль­ной сети «Инста­грам»* визу­аль­ная состав­ля­ю­щая име­ет пер­во­оче­ред­ное зна­че­ние: пост может состо­ять лишь из фото­гра­фии без тек­сто­во­го сопро­вож­де­ния, но не наобо­рот. При этом не все­гда и необя­за­тель­но текст непо­сред­ствен­ным обра­зом свя­зан с заглав­ной фото­гра­фи­ей, т. е. явля­ет­ся ее про­дол­же­ни­ем. Одна­ко имен­но фото­гра­фия зача­стую глав­ный повод к раз­го­во­ру и основ­ной сти­мул к ответ­ной реак­ции ауди­то­рии посред­ством лай­ков или ком­мен­та­ри­ев (janicek_martin: půvabná, 😍 jako královna / оча­ро­ва­тель­ная, как коро­ле­ва; svetlankamoudra: Moc Vám to sluší 👏 / Вам это очень идет; veronika.barosova: chtěla jsem se zeptat odkud máš tu vestu ☺️ / хоте­ла спро­сить, отку­да у тебя эта жилет­ка). Автор неред­ко посред­ством вопро­сов или пря­мо­го при­зы­ва при­гла­ша­ет свою ауди­то­рию к диа­ло­гу: A čo vy? Aké knihy idete tento rok darovať? A o aké ste požiadali Ježiška? 😀 Píšte, som zvedavá a možno niekomu ešte na poslednú chvíľku pomôžeme s nápadom na darček ❤️ / А как у вас? Какие кни­ги пла­ни­ру­е­те пода­рить в этом году? А какие вы попро­си­ли у Деда Моро­за? Пиши­те, мне инте­рес­но, а кому-то, воз­мож­но, мы помо­жем с выбо­ром подар­ка в эти послед­ние мину­ты; Čo poviete? Aké symboly by ste v našom prípade zakomponovali do očkovacieho pufu? A prečo? Napíšte, som zvedavá / Что ска­же­те? Какие сим­во­лы вы бы в нашем слу­чае отнес­ли к «при­ви­воч­ной при­чес­ке»? Поче­му? Напи­ши­те, мне инте­рес­но

Если на ютуб-кана­ле или инстаграм*-странице глав­ным триг­ге­ром к нача­лу диа­ло­га явля­ет­ся видео­ро­лик или фото­ма­те­ри­ал, то в «Фейс­бу­ке»* это в первую оче­редь текст, в кото­ром автор обыч­но пред­став­ля­ет свое виде­ние како­го-либо собы­тия или явле­ния. Зача­стую автор обра­ща­ет­ся к сво­ей ауди­то­рии с вопро­са­ми, экс­пли­цит­но побуж­дая ее к диа­ло­гу: Stihli ste už dnes zapáliť prvú sviečku na adventnom venci? / Успе­ли вы уже сего­дня зажечь первую свеч­ку на рож­де­ствен­ском вен­ке?; Čo spôsobilo, že ľudia začali prichádzať do kontaktu s nadprirodzenými bytosťami akými sú čarodejnice? Spomínate si na moje video o pijaviciach a púšťaní krvi žilou? / Что при­ве­ло к тому, что люди нача­ли кон­так­ти­ро­вать с таки­ми сверхъ­есте­ствен­ны­ми суще­ства­ми, как кол­ду­ньи? Помни­те мои видео о пияв­ках и пус­ка­нии кро­ви? Таким обра­зом, пост в соци­аль­ной сети — это автор­ский посыл сво­ей ауди­то­рии, сти­мул, кото­рый при­зван вызвать ответ­ную реак­цию, при­зыв к нача­лу диалога.

Комментарий как форма реализации виртуального диалога

Обще­ние меж­ду поль­зо­ва­те­ля­ми соци­аль­ной сети осу­ществ­ля­ет­ся глав­ным обра­зом посред­ством ком­мен­та­ри­ев (вер­баль­ных, гра­фи­че­ских, ком­би­ни­ро­ван­ных). Ком­мен­та­рий явля­ет­ся обя­за­тель­ной состав­ля­ю­щей сете­вой куль­ту­ры ком­му­ни­ка­ции. Про­смотр поста пред­по­ла­га­ет реак­цию со сто­ро­ны читателя/зрителя если не в вер­баль­ной фор­ме, то хотя бы через оцен­ку с помо­щью лайков.

В соци­аль­ной сети «Инста­грам»*, кото­рая пред­по­ла­га­ет мак­си­маль­но быст­рую ком­му­ни­ка­цию посред­ством раз­ме­ще­ния фото­гра­фии с тек­сто­вым сопро­вож­де­ни­ем или без него, ком­мен­та­рии в сво­ем боль­шин­стве име­ют оце­ноч­ный харак­тер. Чет­ко про­сле­жи­ва­ет­ся уста­нов­ка на быст­рую и крат­кую реак­цию, когда вер­баль­ные сред­ства заме­ня­ют­ся раз­лич­ны­ми гра­фи­че­ски­ми зна­ка­ми. Коли­че­ство ком­мен­та­ри­ев и реак­ций гораз­до важ­нее, чем их содер­жа­ние, поэто­му в «Инста­гра­ме»* диа­лог обыч­но одно­ли­не­ен: раз­во­ра­чи­ва­ет­ся по прин­ци­пу «автор­ский пост — реак­ция аудитории».

Гораз­до более слож­ный, содер­жа­тель­но раз­но­об­раз­ный и мно­го­век­тор­ный диа­лог харак­те­рен для поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ных сетей «Ютуб» и «Фейс­бук»*. Видео­ро­лик или вер­баль­ный пост, в кото­ром автор выска­зы­ва­ет свою точ­ку зре­ния по про­бле­ме, собы­тию, явле­нию, явля­ет­ся сти­му­лом к нача­лу диа­ло­га меж­ду поль­зо­ва­те­ля­ми сети, кото­рые реа­ги­ру­ют не толь­ко на исход­ный текст, но и на ком­мен­та­рии друг дру­га. Интен­сив­ность диа­ло­га обу­слов­ле­на раз­ны­ми фак­то­ра­ми, но один из цен­траль­ных — акту­аль­ность, зна­чи­мость под­ня­той в автор­ском посте темы. При­ме­ром тому может быть видео­ро­лик и вер­баль­ный пост под назва­ни­ем Španielska chrípka VS. Koronavírus / Lekcia z minulosti? / Испан­ский грипп — коро­на­ви­рус / Урок из про­шло­го?, раз­ме­щен­ные соот­вет­ствен­но на ютуб-кана­ле и фейсбук*-странице Dejepis Inak. Автор в попу­ляр­ной фор­ме рас­ска­зы­ва­ет об исто­ри­че­ском фак­те — пан­де­мии испан­ско­го грип­па, про­во­дя неко­то­рые парал­ле­ли с акту­аль­ной ситу­а­ци­ей пан­де­мии коро­на­ви­ру­са. Глав­ная мысль, кото­рая зву­чит в автор­ском тек­сте, — это повто­ря­е­мость как само­го собы­тия для чело­ве­че­ства, так и реак­ции на него (страх, пани­ка, недо­ве­рие медицине).

Дис­кус­сия, раз­вер­нув­ша­я­ся под соот­вет­ству­ю­щи­ми поста­ми как в «Юту­бе», так и в «Фейс­бу­ке»*, демон­стри­ру­ет весь спектр воз­мож­ных реак­ций и спо­со­бов интерак­ции меж­ду поль­зо­ва­те­ля­ми соци­аль­ных сетей. Посред­ством ком­мен­та­ри­ев участ­ни­ки дис­кус­сии выра­жа­ют свое одоб­ре­ние (sola lupa: Tohle video by si zasloužilo anglické titulky a sdílení:) / Это видео заслу­жи­ва­ет англий­ских суб­тит­ров и рас­про­стра­не­ния; LuckyLuke1328: Úžasně zpracované video, historie, současnost a jejich porovnání / Пре­крас­но сде­лан­ное видео, исто­рия, совре­мен­ность и их срав­не­ние); несо­гла­сие (covid 19: opakovanie akademickych bludov a statom podporovanych a sirenych konsporacnych teorii nas nikam neposunie mila slecna / повто­ре­ние ака­де­ми­че­ских глу­по­стей, под­дер­жи­ва­е­мых и рас­про­стра­ня­е­мых госу­дар­ством кон­спи­ра­тив­ных тео­рий нику­да нас не при­ве­дет, доро­гая девуш­ка; B. M. K Grannd Tour: Neskutočné ako chcú niektorý ľudia za každú cenu robiť zo seba múdrych,tým že zozbierajú informácie,ktoré nazbieral niekto iný. Samá omáčka a nič prínosné / Уди­ви­тель­но, как неко­то­рые люди хотят любой ценой сде­лать из себя умных тем, что обоб­щат инфор­ма­цию, кото­рую собрал кто-то дру­гой. Толь­ко общие сло­ва и ниче­го полез­но­го), ука­зы­ва­ют на допу­щен­ные ошиб­ки и неточ­но­сти (Ladislav Angelovi.: Ahoj, video se mi líbí. Mám jen drobnost: “Přeplněné podmínky” zní trochu zvláštně. Buďte zdráva! / При­вет, видео мне нра­вит­ся. Лишь одна мелочь: «Пере­пол­нен­ные усло­вия» зву­чит немно­го стран­но. Будь здо­ро­ва!; Edit: Ospravedlňujem sa, na začiatku videa 0:48 má byť “z celkového počtu ľudí na celom svete priemerne zomreli 3%”. Čiže nie z nakazených / Про­сти, но в нача­ле видео 0:48 долж­но быть «из обще­го коли­че­ства людей во всем мире умер­ло 3 %». Т. е. не из зара­жен­ных), пред­ла­га­ют идеи для буду­щих видео­по­стов (Budulinek: Zdravím mám pro vás navrch na video. Atentát na Kennedyho by bylo výborné téma / При­вет­ствую, у меня есть для вас идея для видео. Убий­ство Кен­не­ди было бы отлич­ной темой; Martin M: Ahoj Sandra. Bolo by mzne vytvorit videjko na aktualnu temu, ktorou je konflikt o Nahorny Karabach? / При­вет, Санд­ра. Воз­мож­но ли сде­лать видео­ро­ли­чек на такую акту­аль­ную тему, как кон­фликт в Нагор­ном Кара­ба­хе?) и т. д.

Дис­кус­сия раз­ви­ва­ет­ся абсо­лют­но спон­тан­но, сти­рая гра­ни­цы меж­ду мне­ни­ем экс­пер­та и ком­мен­та­ри­ем непро­фес­си­о­на­ла, меж­ду веж­ли­во­стью и гру­бо­стью, меж­ду ком­мен­та­ри­я­ми по теме дис­кус­сии и выска­зы­ва­ни­я­ми, не свя­зан­ны­ми с ней. Диа­лог пере­хо­дит в поли­лог мне­ний, оце­нок, суж­де­ний, аргу­мен­тов. Такой нере­гу­ли­ру­е­мый диа­лог мно­го­го­ло­сен по сво­ей при­ро­де. Каж­дый поль­зо­ва­тель име­ет воз­мож­ность озву­чить свои мыс­ли или реа­ги­ро­вать на уже выска­зан­ные, поэто­му созда­ет­ся впе­чат­ле­ние, что обсуж­да­ет­ся все и сра­зу: 1) мето­ди­ка пре­по­да­ва­ния исто­рии в шко­ле (David Ch.: Spíš mi připadá, že dějepis (historie) by se měla vyučovat od nedávné součastnosti do minulosti. Vím, že by to bylo časově náročné pro učitele na přípravu a finančné pro školy vzhledem k pravidelným obnovám nových učebnic / Мне кажет­ся, что исто­рия долж­на изу­чать­ся от совре­мен­но­сти к про­шло­му. Знаю, что это было бы тяже­ло для учи­те­ля из-за коли­че­ства вре­ме­ни, потра­чен­но­го на под­го­тов­ку, и для школ, кото­рые долж­ны бы были регу­ляр­но обнов­лять учеб­ни­ки); 2) вак­ци­на­ция (HmmH QQ: Vakcíny značne oslabujú imunitu a deťom spôsobujú retardáciu, aby sme boli ustavične chorí a hlúpi, čiže duševne a intelektuálne slabí spoznať a pochopiť pravdu a ubrániť sa voči zlu / Вак­ци­ны силь­но ослаб­ля­ют иммун­ную систе­му и вызы­ва­ют у детей ретар­да­цию, что­бы мы все­гда были боль­ны и глу­пы, т. е. умствен­но и интел­лек­ту­аль­но сла­бы, что­бы познать и понять прав­ду и защи­тить­ся от зла; FeckArseIndustries: 🙂 aaa, mame tu klasiku: “kto necita konspiracne weby, ale posuva nam vedecke poznatky = je niekym navedeny, podplateny…” ze ? 🙂 / ааа, у нас здесь клас­си­ка: «кто не чита­ет кон­спи­ра­ци­он­ные сай­ты, но при этом рас­про­стра­ня­ет науч­ные тео­рии = кем-то управ­ля­ет­ся, про­пла­чи­ва­ет­ся», так?); 3) внеш­ний вид авто­ра (Košičan z Košíc: Na čo sa ti dobre pozerá? Na jej odporny ksicht? / На что тебе при­ят­но смот­реть? На ее отвра­ти­тель­ное лицо?; Taxxpy: však ma pravdu, nie je pekná vobec / Но ведь он прав, она вооб­ще не кра­си­ва); 4) эко­ло­ги­че­ские про­бле­мы (@Milan Prikryl: Umelá technika nekonzistentná s prírodou dokáže prírodu zničiť a to sa deje, ak sa vládnuci systém konečne nezmení, tak planéta Zem bude neobyvateľná / Искус­ствен­ная тех­ни­ка, несов­ме­сти­мая с при­ро­дой, спо­соб­на при­ро­ду уни­что­жить, и это про­ис­хо­дит; если систе­ма прав­ле­ния нако­нец не изме­нит­ся, пла­не­та Зем­ля будет необи­та­е­ма; Milan Prikryl: Planéta není chorá a ani sa nevie uzdraviť. Nevadi jej ani to, že sa rozprávajú ľadovce, to len nám / Пла­не­та не боль­на и не может выздо­ро­веть. Не меша­ет ей и то, что тают лед­ни­ки, меша­ет лишь нам); 5) вопро­сы поли­ти­че­ской про­па­ган­ды (David Ch.: Každý režim upřednosťoval ty informace, “svou pravdu”, podle svych potřeb / Каж­дый режим отда­вал пред­по­чте­ние той или иной инфор­ма­ции, «сво­ей прав­де», в соот­вет­ствии со сво­и­ми нуж­да­ми; Vladimir Velky: Veru svätá pravda peknú babu dali na také klamstvo. propaganda leti / Воис­ти­ну свя­тая прав­да: кра­си­вую жен­щи­ну отда­ли на такую ложь, про­па­ган­да летит) и т. д.

Вир­ту­аль­ная дис­кус­сия пре­вра­ща­ет­ся в моза­и­ку раз­лич­ных точек зре­ния. В ней нет места серьез­ной аргу­мен­та­ции, участ­ни­ки зача­стую не слы­шат друг дру­га, на пер­вый план выхо­дит инди­ви­ду­аль­ное мне­ние, кото­рое пре­под­но­сит­ся как авто­ри­тет­ное. Обы­ва­тель­ская точ­ка зре­ния пре­зен­ту­ет­ся как про­фес­си­о­наль­ная, что непо­сред­ствен­ным обра­зом вли­я­ет на рас­про­стра­не­ние деструк­тив­ных соци­аль­ных прак­тик. Исход­ный автор­ский текст посред­ством ком­мен­та­ри­ев погру­жа­ет­ся в более широ­кий сете­вой диа­ло­ги­че­ский кон­текст. Выска­зан­ные идеи при­об­ре­та­ют новое зву­ча­ние и тол­ко­ва­ние. По сути, посред­ством диа­ло­га в соци­аль­ной сети поль­зо­ва­те­ли созда­ют общий сете­вой гипертекст.

С точ­ки зре­ния язы­ко­вых и вне­язы­ко­вых спо­со­бов постро­е­ния ком­му­ни­ка­ции диа­лог в соци­аль­ной сети мож­но харак­те­ри­зо­вать как моза­ич­ную кон­струк­цию раз­ных мне­ний, когда интерак­ция меж­ду поль­зо­ва­те­ля­ми сужа­ет­ся до пред­став­ле­ния о необ­хо­ди­мо­сти выска­зать свою точ­ку зре­ния. Стрем­ле­ние мак­си­маль­но при­бли­зить вир­ту­аль­ный диа­лог к живо­му обще­нию ведет к кол­ло­кви­а­ли­за­ции сете­вой ком­му­ни­ка­ции. Раз­го­вор­ный язык при­об­ре­та­ет пись­мен­ное оформ­ле­ние, что дела­ет еще более оче­вид­ны­ми не толь­ко баналь­ные ошиб­ки, но и экс­прес­сив­ный, ино­гда вуль­гар­ный спо­соб ком­му­ни­ка­ции (Miki K.: Boh ochranuj take undividua ako si ty, lebo by sme sa nemali my normalni na kom smiat / Бог бере­жет таких инди­ви­дов как ты, ина­че у нас бы не было над кем сме­ять­ся; Domco Drobnak: vypni internet mas dobre rozslahany mozog z tych kkcin co citas / выклю­чи интер­нет, у тебя уже поряд­ком раз­бит мозг из-за тех дуро­стей, кото­рые чита­ешь; Martina Garajova: Ty si presne ten typ človeka… Sopeľ hlúpy 🤦🤣 / Ты имен­но такой тип чело­ве­ка… Глу­пая соп­ля; Ty si strašne mimo. 😅👍 Ako môžeš byť taký vypatlany, teba by mali študovať ako anomaliu. 🤣 / Ты абсо­лют­но не в теме. Как мож­но быть таким тупым, тебя надо бы иссле­до­вать как ано­ма­лию).

Сете­вой мир, поз­во­ля­ю­щий ком­му­ни­кан­там спря­тать­ся за мас­кой вир­ту­аль­но­го «Я», дает уто­пи­че­ское пред­став­ле­ние о сво­бод­ном ком­му­ни­ка­тив­ном про­стран­стве, где каж­дый может гово­рить то, что счи­та­ет нуж­ным, в при­ем­ле­мой для него фор­ме. Обще­ние как фун­да­мен­таль­ный прин­цип функ­ци­о­ни­ро­ва­ния соци­аль­ной сети при­об­ре­та­ет осо­бен­ные «вир­ту­аль­ные» фор­мы, когда сам про­цесс гово­ре­ния доми­ни­ру­ет над уста­нов­кой на успеш­ную интерак­цию меж­ду коммуникантами.

Результаты исследования

Ана­лиз усло­вий, спо­со­бов и форм реа­ли­за­ции ком­му­ни­ка­ции в соци­аль­ных сетях «Фейс­бук»*, «Инста­грам»* и «Ютуб» поз­во­ля­ет сде­лать вывод о неко­то­рых общих чер­тах вир­ту­аль­но­го диа­ло­га и его осо­бен­но­стях, обу­слов­лен­ных ком­му­ни­ка­тив­ны­ми воз­мож­но­стя­ми и ком­му­ни­ка­тив­ной куль­ту­рой соци­аль­ной сети как свое­об­раз­ной диа­ло­го­вой площадки.

Вир­ту­аль­ное про­стран­ство соци­аль­ных сетей созда­ет осо­бые ком­му­ни­ка­тив­ные усло­вия для реа­ли­за­ции диа­ло­га. Речь идет в первую оче­редь об опо­сре­до­ван­но­сти вир­ту­аль­но­го диа­ло­га, кото­рый осу­ществ­ля­ет­ся при помо­щи тех­ни­че­ских средств (ком­пью­те­ра, план­ше­та, теле­фо­на и т. д.) на опре­де­лен­ной интер­нет-плат­фор­ме, под­чи­ня­ясь ее пра­ви­лам и руко­вод­ству­ясь ее ком­му­ни­ка­тив­ны­ми воз­мож­но­стя­ми. С появ­ле­ни­ем элек­трон­ных сете­вых тех­но­ло­гий соци­аль­ное вза­и­мо­дей­ствие все боль­ше отде­ля­ет­ся от осо­бен­но­стей вре­ме­ни и про­стран­ства, так как опо­сре­до­ван­ный диа­лог пред­по­ла­га­ет воз­мож­ность асин­хрон­ной реа­ли­за­ции, когда его участ­ни­ки в раз­ное вре­мя всту­па­ют в ком­му­ни­ка­цию. И даже в слу­чае одно­мо­мент­но­го нахож­де­ния в сети поль­зо­ва­те­ли необя­за­тель­но мгно­вен­но реа­ги­ру­ют на сооб­ще­ние. Вир­ту­аль­ный диа­лог не име­ет про­стран­ствен­ных огра­ни­че­ний, он вне­про­стран­стве­нен: гео­гра­фи­че­ская лока­ли­за­ция ком­му­ни­кан­тов не вли­я­ет на воз­мож­ность реа­ли­за­ции вир­ту­аль­но­го диа­ло­га, основ­ное усло­вие — нали­чие под­клю­че­ния к интер­не­ту, а в слу­чае ком­му­ни­ка­ции в соци­аль­ной сети еще и реги­стра­ция в ней. Вир­ту­аль­ный диа­лог не огра­ни­чен не толь­ко про­стран­ством и вре­ме­нем, но и коли­че­ством участ­ни­ков — он поли­ком­му­ни­ка­ти­вен. Каж­дый интер­нет-поль­зо­ва­тель (или под­пис­чик опре­де­лен­ной соци­аль­ной сети) — потен­ци­аль­ный участ­ник диа­ло­га и име­ет воз­мож­ность в любой момент всту­пить в ком­му­ни­ка­цию. Если непо­сред­ствен­ный вер­баль­ный диа­лог мож­но харак­те­ри­зо­вать как вола­тиль­ный (сию­ми­нут­ный, неустой­чи­вый), то вир­ту­аль­ный диа­лог пер­си­стен­тен. Ком­му­ни­кан­ты име­ют воз­мож­ность вер­нуть­ся к напи­сан­но­му по про­ше­ствии вре­ме­ни, допол­нить и изме­нить исход­ный текст, всту­пить в уже завер­шен­ный диа­лог и т. д. Участ­ник диа­ло­га не обя­зан реа­ги­ро­вать в режи­ме «здесь и сей­час», он име­ет воз­мож­ность обду­мать, сфор­му­ли­ро­вать свои мыс­ли и при необ­хо­ди­мо­сти уда­лить уже написанное.

Соци­аль­ные сети пред­став­ля­ют собой интер­нет-плат­фор­мы с при­мар­ной уста­нов­кой на обще­ние. Диа­лог явля­ет­ся основ­ной фор­мой ком­му­ни­ка­ции в соци­аль­ных сетях. Фор­ма и спо­соб реа­ли­за­ции диа­ло­га обу­слов­ле­ны осо­бен­но­стя­ми сете­вой куль­ту­ры, кото­рая фор­ми­ру­ет­ся под вли­я­ни­ем пред­став­ле­ния об откры­то­сти, доступ­но­сти, сво­бо­де, неогра­ни­чен­но­сти (соци­аль­ны­ми и язы­ко­вы­ми нор­ма­ми) ком­му­ни­ка­ции. Диа­лог в соци­аль­ных сетях не регла­мен­ти­ро­ван. Его ход, раз­ви­тие пред­на­ме­рен­но не регу­ли­ру­ют­ся. Сти­му­лом к нача­лу диа­ло­га обыч­но высту­па­ет автор­ский пост (текст или визу­аль­ный мате­ри­ал — видео­ро­лик, фото­гра­фия). Основ­ная фор­ма реа­ли­за­ции диа­ло­га — ком­мен­та­рий. Предо­став­ле­ние сло­ва и его удер­жа­ние в тече­ние опре­де­лен­но­го вре­ме­ни не регла­мен­ти­ро­ва­ны и зави­сят лишь от ком­му­ни­ка­тив­ной ком­пе­тен­ции и актив­но­сти участ­ни­ка. Диа­лог в соци­аль­ной сети поли­фо­ни­чен — пред­став­ля­ет собой моза­ич­ную кар­ти­ну мне­ний, оце­нок, взгля­дов, суж­де­ний. Ему свой­ствен­на язы­ко­вая и тема­ти­че­ская спон­тан­ность, импро­ви­за­ция, нефор­маль­ность и неофи­ци­аль­ность. Речь идет, как пра­ви­ло, о непод­го­тов­лен­ных диа­ло­гах, порож­де­ние кото­рых обу­слов­ле­но лишь жела­ни­ем, стрем­ле­ни­ем поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ных сетей выска­зать свою точ­ку зре­ния. Участ­ни­ки диа­ло­га не обя­за­ны соблю­дать язы­ко­вые и соци­аль­ные нор­мы, содер­жа­ние доми­ни­ру­ет над фор­мой. Участ­ни­ки диа­ло­га скры­ты под вир­ту­аль­ным «Я», кото­рое может быть кон­кре­ти­зи­ро­ва­но в автор­ском про­фи­ле, а может состо­ять лишь из ник­ней­ма. Целью вир­ту­аль­но­го «Я» явля­ет­ся, с одной сто­ро­ны, само­пре­зен­та­ция, само­иден­ти­фи­ка­ция поль­зо­ва­те­ля соци­аль­ной сети, с дру­гой — опре­де­лен­ная «мас­ки­ров­ка», что в резуль­та­те созда­ет усло­вия для ано­ним­но­сти участ­ни­ков диа­ло­га. Такая ано­ним­ность зача­стую ведет к фор­ми­ро­ва­нию иска­жен­но­го пред­став­ле­ния о сво­бо­де в вир­ту­аль­ной ком­му­ни­ка­ции, когда мож­но оскорб­лять, оби­жать, высме­и­вать собе­сед­ни­ка. Диа­лог в соци­аль­ных сетях не огра­ни­чен соци­аль­ны­ми, ком­му­ни­ка­тив­ны­ми, язы­ко­вы­ми нор­ма­ми, что неиз­беж­но вли­я­ет на рас­про­стра­не­ние в сете­вой куль­ту­ре таких явле­ний, как трол­линг и хейт. Он стре­мит­ся при­бли­зить­ся к фор­ма­ту живо­го обще­ния, что про­яв­ля­ет­ся, напри­мер, в кол­ло­кви­а­ли­за­ции речи на всех уров­нях. Отсут­ствие же пря­мо­го кон­так­та в вир­ту­аль­ном диа­ло­ге заме­ня­ет­ся спе­ци­аль­ной гра­фи­кой: заглав­ны­ми бук­ва­ми под­чер­ки­ва­ет­ся важ­ность, сери­ей вос­кли­ца­тель­ных зна­ков — пер­во­оче­ред­ность, экс­трен­ность; раз­лич­но­го рода эма­ти­ко­на­ми и GIF-кар­тин­ка­ми пере­да­ет­ся эмо­ци­о­наль­ное состояние.

Выводы

В эпо­ху широ­кой инфор­ма­ти­за­ции ком­му­ни­ка­тив­но­го про­стран­ства вир­ту­аль­ное обще­ние при­об­ре­та­ет все боль­шое зна­че­ние как в част­ной, так и в обще­ствен­ной жиз­ни чело­ве­ка. Онлайн- и офлайн-фор­мы ком­му­ни­ка­ции все чаще вос­при­ни­ма­ют­ся как вза­и­мо­за­ме­ня­е­мые, что неиз­беж­но ведет к росту зна­чи­мо­сти вир­ту­аль­но­го обще­ния, кото­рое не име­ет вре­мен­ных, про­стран­ствен­ных, соци­аль­ных, ком­му­ни­ка­тив­ных, инфор­ма­ци­он­ных, язы­ко­вых барье­ров. Такое «без­ба­рьер­ное» обще­ние фор­ми­ру­ет осо­бое инклю­зив­ное ком­му­ни­ка­тив­ное про­стран­ство, в кото­ром нет чет­ких гра­ниц меж­ду про­фес­си­о­на­лом и непро­фес­си­о­на­лом, меж­ду мне­ни­ем экс­пер­та и обы­ва­тель­ской точ­кой зре­ния, меж­ду част­ным и пуб­лич­ным, меж­ду раз­вле­че­ни­ем и реше­ни­ем серьез­ных вопро­сов, меж­ду дру­гом и незна­ко­мым чело­ве­ком, меж­ду веж­ли­вым и гру­бым, меж­ду допу­сти­мым и абсо­лют­но непри­ем­ле­мым. По сути, фор­ми­ру­ет­ся уто­пи­че­ское сете­вое обще­ство со сво­ей осо­бен­ной куль­ту­рой, обу­слов­лен­ной пред­став­ле­ни­ем о без­гра­нич­ной сво­бо­де и пра­ве каж­до­го на выска­зы­ва­ние сво­ей точ­ки зрения.

Диа­лог в соци­аль­ных сетях, суще­ству­ю­щий в рам­ках ука­зан­ных выше (не) пра­вил и (не)норм вир­ту­аль­но­го про­стран­ства, мно­го­ме­рен во всех аспек­тах: на уровне ком­му­ни­ка­тив­ных усло­вий и спо­со­бов его реа­ли­за­ции, участ­ни­ков, целей, резуль­та­тов. Речь идет о секун­дар­ном типе спон­тан­но­го диа­ло­га, интер­дис­кур­сив­но­го, поли­фо­нич­но­го, вернакулярного. 

1 См., напри­мер: Jazyková poradňa ASAP. URL: https://​sk​-sk​.facebook​.com/​g​r​o​u​p​s​/​j​a​z​y​k​o​v​a​p​o​r​a​d​na/. Meta при­зна­на в РФ экс­тре­мист­ской орга­ни­за­ци­ей.

2 См., напри­мер, фейс­бук- и инста­грам-стра­ни­цы про­ек­та «Doslovníčka». URL: https://www. facebook​.com/​d​o​s​l​o​v​n​i​c​ka/; https://​www​.instagram​.com/​d​o​s​l​o​v​n​i​c​ka/. Meta при­зна­на в РФ экс­тре­мист­ской орга­ни­за­ци­ей.

3 Ю. Дол­ник ука­зы­ва­ет на деин­тел­лек­ту­а­ли­за­цию и сим­пли­фи­ка­цию язы­ко­вой ком­му­ни­ка­ции как сопут­ству­ю­щие атри­бу­ты потре­би­тель­ско­го обще­ства. 

4 На пер­спек­ти­ви­за­цию диа­ло­га обра­ща­ет вни­ма­ние и социо­лог А. Шутц, кото­рый исхо­дит из фено­ме­но­ло­ги­че­ско­го пред­по­ло­же­ния о том, что мир пред­ста­ет перед инди­ви­дом как одна из мно­гих воз­мож­ных реаль­но­стей. В сво­ей тео­рии иссле­до­ва­тель учи­ты­ва­ет так назы­ва­е­мую вза­им­ную пер­спек­ти­ву акто­ров. В плю­ра­ли­стич­но­сти взгля­дов на мир с пози­ции раз­ных людей, при­част­ных к одно­му и тому же собы­тию, необ­хо­ди­мо искать некую «ниве­ли­ров­ку» кар­тин мира, кото­рая вер­ба­ли­зи­ро­ва­на общим язы­ком, т. е. меж­ду «Я» и «Ты» созда­ет­ся воз­мож­ность пере­хо­да к «Мы». П. Ауэр интер­пре­та­цию идеи А. Шут­ца завер­ша­ет сле­ду­ю­щей цита­той: «Отно­ше­ние МЫ — это вто­рой шаг на пути от син­гу­ляр­но­го опы­та созна­ния к объ­ек­ти­ви­зи­ро­ван­ным обра­зам соци­аль­но­го мира, кото­рые, как нам кажет­ся, мы раз­де­ля­ем» [Auer 2014: 114].

5 Речь идет об идее сим­во­ли­че­ско­го интерак­ци­о­низ­ма, в соот­вет­ствии с кото­рой осмыс­ли­ва­ет­ся модель фор­ми­ро­ва­ния интер­субъ­ек­тив­ной интерак­ции. Такая интерак­ция пред­по­ла­га­ет чере­до­ва­ние сти­му­лов и реак­ций, в про­цес­се чего акто­ры дости­га­ют «обще­го зна­ния». Это про­ис­хо­дит в резуль­та­те посто­ян­ных анти­ци­па­ций (преду­га­ды­ва­ний), обрат­ной реак­ции или «вжи­ва­ния» акто­ров в раз­лич­ные роли. Итог — эмер­гент­ная вели­чи­на, кото­рая рож­да­ет­ся в про­цес­се вза­и­мо­дей­ствия всех участ­ни­ков ком­му­ни­ка­ции [Hoffmannová 2011–2017].

6 Пред­ме­том ее инте­ре­сов явля­ет­ся повсе­днев­ное пове­де­ние обыч­ных людей, их спо­соб мыш­ле­ния и позна­ния как явле­ния соци­аль­но «орга­ни­зо­ван­ных» собы­тий. Г. Гар­фин­кель, клас­сик этно­ме­то­до­ло­ги­че­ской тео­рии, рас­смат­ри­ва­ет изу­че­ние повсе­днев­но­сти как рав­но­цен­ный по отно­ше­нию к иссле­до­ва­нию пуб­лич­но­сти шаг к позна­нию пове­де­ния людей. Осо­бое зна­че­ние при­об­ре­та­ет «доку­мен­таль­ный метод» про­фес­си­о­наль­но­го и непро­фес­си­о­наль­но­го иссле­до­ва­ния, при кото­ром речь идет не об оцен­ке кор­рект­но­сти или некор­рект­но­сти (речи или пове­де­ния), а об интер­пре­та­ции того, что про­ис­хо­дит. 

7 Ю. Дол­ник опре­де­ля­ет цель сци­ен­тист­ских струк­ту­ра­ли­сти­че­ских ожи­да­ний, созвуч­ных мето­до­ло­гии есте­ствен­но-науч­ных дис­ци­плин, как дости­же­ние пони­ма­ния (явле­ний при­род­но­го мира). В слу­чае же антис­ци­ен­тист­ской интер­пре­та­ци­он­ной мето­до­ло­гии, типич­ной для иссле­до­ва­ний соци­о­куль­тур­но­го мира, целью явля­ет­ся пости­же­ние дис­кур­са. Автор под­чер­ки­ва­ет, что «пони­ма­ние свя­за­но с зако­на­ми, струк­ту­ра­ми и функ­ци­я­ми, в свою оче­редь, пости­же­ние ори­ен­ти­ро­ва­но на зна­че­ние, смысл, т. е. на интер­пре­та­цию <…> И для линг­ви­стов пер­во­оче­ред­ным ста­но­вит­ся пости­же­ние — стрем­ле­ние осмыс­лить то, что дела­ют люди при исполь­зо­ва­нии язы­ка, каким обра­зом посред­ством язы­ка они фор­ми­ру­ют­ся и раз­ви­ва­ют­ся как соци­о­куль­тур­ные лич­но­сти и как созда­ют и репро­ду­ци­ру­ют язык в дис­кур­сив­но-соци­аль­ной прак­ти­ке» [Dolník 2010: 61]. 

8 URL: https://​socialmedialist​.org/​s​o​c​i​a​l​-​m​e​d​i​a​-​a​p​p​s​.​h​tml (дата обра­ще­ния: 15.02.2022). 

9 Соглас­но дан­ным Global Digital 2021. 

10 По дан­ным агент­ства «Go4insight». URL: https://​www​.go4insight​.com/ (дата обра­ще­ния: 15.02.2022). 

11 URL: https://​www​.youtube​.com/​c​/​D​e​j​e​p​i​s​I​n​a​k​/​f​e​a​t​u​red (дата обра­ще­ния: 10.02.2022). 

12 Здесь и далее в тек­сте пере­вод со сло­вац­ко­го авто­ров ста­тьи.

13 URL: https://​www​.facebook​.com/​d​e​j​e​p​i​s​i​n​ak/ (дата обра­ще­ния: 10.02.2022). Meta при­зна­на в РФ экс­тре­мист­ской орга­ни­за­ци­ей.

14 URL: https://​www​.instagram​.com/​d​e​j​e​p​i​s​i​n​ak/ (дата обра­ще­ния: 10.02.2022). Meta при­зна­на в РФ экс­тре­мист­ской орга­ни­за­ци­ей. 

15 Здесь и далее все тек­сто­вые при­ме­ры при­во­дят­ся с сохра­не­ни­ем орфо­гра­фии и пунк­ту­а­ции первоисточника. 

* Meta при­зна­на в РФ экс­тре­мист­ской организацией. 

Ста­тья посту­пи­ла в редак­цию 20 фев­ра­ля 2022 г.;
реко­мен­до­ва­на к печа­ти 7 мая 2022 г.

© Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, 2022

Received: February 20, 2022
Accepted: May 7, 2022