Пятница, Май 25Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

ЧЕЛОВЕК В РЕЧЕВОМ ИЗМЕРЕНИИ

Рецензия на монографию: Карасик В. И. Языковое проявление личности. Волгоград: Парадигма, 2014. 450 с. 

Рецензия представляет читателю монографическое исследование, выполненное в русле антропологической лингвистики. Авторский подход к разработке проблем антропологический лингвистики представлен в книге в составе целостной концепции. В рецензируемой монографии предложена модель изучения человека в его языковом проявлении. В качестве элементов этой модели выступают: ситуации, порождающие ценностное отношение к действительности, ценность, концептуализируемая в речевой практике; дискурс как воплощение ценностей. Автор предлагает к обсуждению дискурсивные модусы личности и рассматривает типологические характеристики дискурсов. Особый интерес для исследователей языка массовой информации представляют типологические характеристики медиадискурса и медийного политического дискурса. В монографии представлено также поэтическое измерение личности, в рамках которого рассмотрены поэтическая рефлексия, поэтическое воздействие и поэтическая техника. 

PEOPLE IN SPEECH DIMENSION

Review of the monograph: Karasik V. I. Linguistic manifestation of personality. Volgograd: Paradigm, 2014. 450 p.

The review presents to the reader a monographic study, performed in the mainstream of anthropological linguistics. In a peer-reviewed monograph suggests a model for study of human rights in its linguistic manifestation: as elements of this model are the “axiological situation, conceptualization of the value and discourse as the embodiment of values”. The author of the monograph offers a discussion of the discursive modes of the individual and considers the typological characteristics of the discourses. Of particular interest are the typological characteristics of media discourse. The monograph also presents a poetic dimension of personality, in which considered poetic reflection, poetic effects, and poetic technique.

Виктория Владимировна Васильева, кандидат филологических наук, доцент кафедры речевой коммуникации Санкт-Петербургского государственного университета 

E-mail: v.v.vasilieva@spbu.ru

Viktoria Vladimirovna Vasilieva, Candidate of philological sciences, Associate Professor, Department of speech communication, Saint-Petersburg State University, School of Journalism and Mass Communications 

E-mail: v.v.vasilieva@spbu.ru

УДК 81-119
ББК 81.0
ГРНТИ 16.01.11
КОД ВАК 10.02.19

Новая книга профессора В. И. Карасика «Языковое проявление личности» (Волгоград: Парадигма, 2014) предлагает читателю особый взгляд на человека со стороны языка как социокультурного феномена и на язык с позиций человеческих ценностей. 

В метафоричности заглавия книги (что отмечено уже в авторском предисловии) заключен, на наш взгляд, двойной смысл: человек проявляет, выявляет себя в первую очередь в коммуникативных практиках, в то же время определенная личность создает определенный язык, а группы личностей — определенные дискурсы. Так язык выступает инструментом для человека, но и человек предстает инструментом для формирования сегодняшнего, здесь и сейчас бытующего языка. Завершив на этом краткий философский пассаж, спровоцированный рецензируемой книгой, обратимся к ее содержанию. 

В трех главах книги «человек говорящий» представлен как ценностно ориентированная (глава 1) языковая личность, реализующаяся в разнообразии дискурсивных модусов (глава 2) и имеющая потребность в поэтическом осмыслении мира (глава 3). Таким образом, авторский подход к разработке проблем антропологический лингвистики представлен в книге в составе целостной концепции, обобщающей и развивающей идеи автора, высказанные им в многочисленных публикациях последних лет. 

Приняв за основу языкового проявления личности ее ценностные ориентиры, автор строит первую главу («Ценностные ориентиры личности») в следующей логике. В начале главы водится и исчерпывающе определяется понятие аксиогенной ситуации как единицы референциальной базы ценностной картины мира (при этом ценностно сфокусированной интерпретации подвергается обширный текстовой материал: притчи, легенды, паремиологические жанры, анекдоты) (параграф 1.1). Далее рассматривается динамика и переформулирование традиционных ценностей (от библейского Декалога до критического переосмысления евангельских ценностей) (параграфы 1.2 и 1.3). Затем анализируется трансформация традиционных ценностей (обусловленная цивилизационным сдвигом в развитии России) и коммуникативные ориентиры, связанные с глобализационными процессами в массовой культуре (параграфы 1.4 и 1.5). Логическим продолжением обсуждаемых проблем является предложенная автором лингвоэкологическая диагностика «состояния здоровья языка» (параграф 1.6). Последний параграф главы (1.7) в качестве ценности, релевантной для языковой личности, выдвигает сам язык, что доказывается обиходной лингвистической рефлексией, «объектом которой являются языковые единицы, требующие истолкования, и коммуникативные поступки, допускающие неоднозначную оценку» (с. 143).

Вторая глава монографии («Дискурсивные модусы личности») представляет дискурсивную специфику личности, что является, по мнению В. И. Карасика, одним из измерений человека. Дискурсивная личность (параграф 2.1) описывается с помощью трехмерной модели. Во-первых, социолингвистически, поскольку каждому из социальных типажей (актеру, философу, политику, ученому, поэту) свойственны лексико-фразеологические идентификаторы, ментальные паттерны тематизации предмета речи и профессионально маркированная оценочность (все это демонстрируется автором на многочисленных ярких примерах). Во-вторых, человек узнаваем по манере поведения и, следовательно, личность может быть выделена на основании прагмалингвистического критерия коммуникативной тональности (шутники, насмешники, традиционалисты, фанаты и др.). В-третьих, в аспекте перформативности коммуникативный поступок может быть охарактеризован как «инсталляция (постановка), осуществляемая для оказания воздействия на других людей» (с. 290). В интерпретации дискурса важное значение, по мнению автора, имеет истолкование дискурсивных эмблем — таких языковых знаков, которые выступают знаками идентификации коммуникантов и обстоятельств общения (параграф 2.2). 

Особое влияние на коммуникативную практику современного человека оказывает медиадискурс (параграф 2.3), что проявляется «в обиходном диалоге, пронизывает все типы институционального общения» (с. 202). С позиций социолингвистики автор характеризует его системообразующие признаки и выделяет две важнейшие тенденции в развитии медиадискурса — его экспансию в другие дискурсивные формации и возрастание игровой составляющей. Описание типов коммуникативной тональности, реализующихся в медиадискурсе, выводит автора на обсуждение специфики массовой культуры, в которой «медиареальность (особенно в компьютерной сети) все более вытесняет другие виды реальности» (с. 228). Измеряя медиадискурс перформативно, автор характеризует его в координатах действия: «реальное — возможное», «прямое — непрямое», «простое — магическое», «открытое — манипулятивное», «естественное — манипуляционное». 

Рассматривая медиаполитический дискурс (параграф 2.4.), В. И. Карасик относит его к типу комбинированного дискурса (подобно научно-политическому, рекламно-политическому) и выделяет в нем две разновидности: политико-популярный и политико-аналитический (с. 230). Автор называет этот тип дискурса гибридным, поскольку в нем «фактуально-аналитический компонент общения неразрывно связан с агитационно-пропагандистским компонентом» (с. 291). Как специализированный тип общения обсуждается в книге развлекательный дискурс (параграф 2.5), направленный на эмпатическое взаимодействие коммуникантов. 

Дискурсивная личность сегодня имеет особое поле для самораскрытия. Этим полем является интернет-дискурс, предлагающий человеку множество способов построения собственного имиджа (параграф 2.6). Описывая интернет-статусы (как один из таких способов), автор рассматривает суперимпозицию — наслаивание смыслов — в качестве когнитивного механизма самопрезентации в интернет-дискурсе.

В заключение главы В. И. Карасик представляет филологическое мышление (параграф 2.7) как лежащее в основе особого вида коммуникативного поведения. Филолог мыслит не так, как математик и, следовательно, представляет собой тип дискурсогенной личности, которой свойственно научное освоение мира, гуманитарное осмысление реальности и собственно филологическая специфика организации и манифестации знания. Всё это продемонстрировано на материале эксперимента, в котором сравнивается аргументация у представителей различных областей знания и деятельности.

Третья глава монографии («Поэтические измерения личности») предлагает охарактеризовать языковую личность с позиций художественного осмысления мира. Поэтическая рефлексия (параграф 3.1) понимается автором как «один из способов познания действительности, вернее, — пишет автор, — познания себя как участника великого диалога с человечеством и мирозданием» (с. 292). Свойственная человеку потребность выразить переживание своего бытия реализуется в образной форме, заключающей в себе высокую концентрацию смысла. Это выраженное переживание превращается, по мысли Карасика, в символ в соответствии с традициями вербализации смысла в той или иной культуре. Вербализация такого концентрированного смысла осуществляется, в том числе, и в жанре афоризма (параграф 3.2).

Спецификой поэтического воздействия автор монографии считает поэтическую аргументацию (параграф 3.3), целью которой является убеждение адресата в подлинности и ценности каких-либо утверждений, для чего создаются образные доводы, оформленные в виде поэтического текста.

Феномен поэтической рефлексии переводчика (параграф 3.4) представлен в книге как «комментарий к комментариям»: Александр Городницкий, Маршак, Тредиаковский, Григорий Кружков, Набоков — вот неполный перечень авторов, чье поэтическое осмысление переводческого труда анализирует в своих комментариях В. И. Карасик. Яркая интерпретация поэтических шедевров предпринята автором и в связи с обсуждением приемов поэтической техники: поэтической символизации и поэтической делинеаризации текста (параграфы 3.5 и 3.6). 

Поэтическую картину мира, представленную в третьей главе, дополняют интерпретируемые Карасиком комические миниатюры (параграф 3.7), которые в своих жанровых границах «избирательно выражают разновидности смехового отношения к действительности» (с. 390). 

Завершая обзор монографии «Языковое проявление личности», обратим внимание на исключительно гармоничную композицию книги: каждая из трех ее глав включает в себя семь параграфов и заканчивается выводами, обобщенными в заключении к книге. Строгости общей композиции соответствует и четко выверенная структура содержания самих параграфов, где каждое обсуждаемое понятие или термин, вводимый автором, получает исчерпывающее толкование, связывается с широким научным контекстом, представляется в разнообразном речевом материале. Завершаются параграфы формулировкой основных итогов рассмотренного. 

Мы обращаем особое внимание читателя на композиционный стиль книги, чтобы подчеркнуть ее методическую ценность: на наш взгляд, эта монография может служить ярким учебным пособием для студентов таких специальностей, где главным рабочим инструментом профессии является речевая коммуникация. Внушительный библиографический отбор, сделанный автором и представленный в списке литературы (более 800 наименований!), дополняет значимость монографии как научного и методического источника для обучающихся на высших ступенях вузовского образования (магистрантов и аспирантов). В качестве своеобразного учебника книга будет полезна при изучении целого ряда дисциплин, в частности, образовательных программ «Журналистика»: «Стилистика массмедиа (профессиональные стили)», «Коммуникативная культура журналиста», «Эффективная коммуникация в массмедиа», «Психология массовых коммуникаций» и др. 

Но главное достоинство новой книги В. И. Карасика (как, впрочем, и предыдущих работ автора) — ее ментогенный характер.

© Васильева В. В., 2015