Понедельник, 25 октябряИнститут «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ

Автономия пользователей Сети и динамика грамматики: о выбранных синтаксических инновациях в современной польской интернет-коммуникации

Вве­де­ние. Сре­ди мно­гих медиа­линг­ви­сти­че­ских вопро­сов, в част­но­сти о том, «в какой сте­пе­ни медиа моде­ли­ру­ют ком­му­ни­ка­тив­ное пове­де­ние, как и с помо­щью каких вер­баль­ных средств они вли­я­ют на кон­цеп­ту­а­ли­за­цию дей­стви­тель­но­сти в обще­стве» [Skowronek 2013: 251], есть так­же вопро­сы о том, «что медиа “дела­ют” с язы­ком, в какой сте­пе­ни моде­ли­ру­ют грам­ма­ти­че­скую систе­му» [Skowronek 2013: 251]. Кажет­ся, что «доста­точ­но про­из­воль­но выбрать какой-то эле­мент под­си­сте­мы язы­ка, что­бы иметь воз­мож­ность дока­зать факт воз­дей­ствия на него опре­де­лен­ных медиа» [Skowronek 2013: 250], одна­ко посто­ян­но иссле­до­ва­те­ли обра­ща­ют вни­ма­ние на один и тот же (доста­точ­но оче­вид­ный) реестр систем­ных фак­тов, а осо­бен­но вне­си­стем­ных, кото­рые под­вер­га­ют­ся воз­дей­ствию новых медиа: пунк­ту­а­ция, орфо­гра­фия, про­ник­но­ве­ние син­так­си­че­ских осо­бен­но­стей раз­го­вор­но­го язы­ка в пись­мен­ную речь, стре­ми­тель­ное обо­га­ще­ние сло­вар­но­го соста­ва язы­ка. Слож­нее опре­де­лить кон­крет­ные изме­не­ния, кото­рые про­ис­хо­дят в язы­ке под вли­я­ни­ем посто­ян­ных соци­о­куль­тур­но-ком­му­ни­ка­тив­ных пре­об­ра­зо­ва­ний, с кото­ры­ми мы стал­ки­ва­ем­ся на про­тя­же­нии двух деся­ти­ле­тий. Если изме­не­ния лек­си­че­ско­го харак­те­ра чет­ко и хоро­шо опи­са­ны в линг­ви­сти­че­ской лите­ра­ту­ре, то изме­не­ния грам­ма­ти­ки под­вер­га­ют­ся ана­ли­зу намно­го реже, посколь­ку про­ис­хо­дят не так быст­ро и не с такой лег­ко­стью, с какой меня­ет­ся сло­вар­ный запас, что вле­чет за собой сдви­ги на уровне сло­во­об­ра­зо­ва­тель­ной под­си­сте­мы (см.: [Jadacka 2001; Kleszczowa 2012, Waszakowa 2017]).

Пред­став­лен­ные далее резуль­та­ты иссле­до­ва­ния, полу­чен­ные на осно­ве кор­пус­ных дан­ных, каса­ют­ся коли­че­ствен­но­го и каче­ствен­но­го ана­ли­за двух син­так­си­че­ских кон­струк­ций и их узу­аль­ных вари­ан­тов. Мы учи­ты­ва­ли как чис­ло­вое соот­но­ше­ние нор­ма­тив­ных и ненор­ма­тив­ных кон­струк­ций, так и срав­ни­тель­ные дан­ные, полу­чен­ные из раз­лич­ных типов дис­кур­сов и меди­а­тек­стов, в том чис­ле из поль­ской интер­нет-речи в ее интер­ак­тив­ном и неин­тер­ак­тив­ном вари­ан­те. Дан­ные, демон­стри­ру­ю­щие исполь­зо­ва­ние язы­ка в интер­не­те, пред­став­ля­ют собой наи­бо­лее важ­ную сре­ду для фор­ми­ро­ва­ния новых язы­ко­вых явле­ний [Kita 2016a: 120] и вари­а­тив­ных форм, что в даль­ней­шем может повлечь за собой изме­не­ние язы­ко­вой нормы.

Науч­ные кон­тек­сты. Изу­че­ние дина­ми­ки син­так­си­че­ских явле­ний нахо­дит­ся в пре­де­лах линг­ви­сти­че­ских суб­дис­ци­плин: опи­са­тель­ной грам­ма­ти­ки, нор­ма­тив­ной линг­ви­сти­ки, куль­ту­ры язы­ка и кор­пус­ной линг­ви­сти­ки. Важ­ным ори­ен­ти­ром ста­но­вит­ся меди­а­кон­текст, посколь­ку дина­ми­ка грам­ма­ти­ки опре­де­ля­ет­ся преж­де все­го осо­бен­но­стя­ми интер­нет-дис­кур­са и его участников.

К основ­ным харак­те­ри­сти­кам онлайн-меди­а­тек­стов иссле­до­ва­те­ли новых медиа чаще все­го отно­сят интер­ак­тив­ность, гипер­тек­сту­аль­ность, муль­ти­ме­дий­ность и муль­ти­мо­даль­ность (поли­се­ми­о­тич­ность, поли­ко­до­вость) (см.: [Grzenia 2006; Żydek-Bednarczuk 2013; Jarosz, Opiłowski, Staniewski 2015; Kita 2016b; Maćkiewicz 2016; Pędzisz 2017]). Одна­ко с точ­ки зре­ния про­ве­ден­ных иссле­до­ва­ний важ­ны­ми явля­ют­ся свой­ствa интер­нет-обще­ния, харак­те­ри­зу­ю­щие участ­ни­ков и отча­сти обу­слов­лен­ные интер­ак­тив­но­стью: инди­ви­ду­а­лизм и субъ­ект­ность, нахо­дя­щие выра­же­ние в само­сто­я­тель­но­сти, неза­ви­си­мо­сти и ком­му­ни­ка­тив­ном твор­че­стве отпра­ви­те­лей, сво­бо­де в выра­же­нии взгля­дов, выбо­ре темы, сти­ля, жан­ра и язы­ко­вых средств, а так­же спон­тан­но­сти, не суще­ство­вав­шей до сих пор нигде, кро­ме живой речи. Спон­тан­ное интер­нет-сооб­ще­ние фик­си­ру­ет­ся, сохра­ня­ет­ся, пуб­ли­ку­ет­ся, но «без необ­хо­ди­мо­сти запус­ка соот­вет­ству­ю­щих про­це­дур, свя­зан­ных с изда­ни­ем тек­стов» [Grzenia 2006: 105]. Пись­мен­ная речь (в тра­ди­ци­он­ной вер­сии — печат­ной фор­ме) объ­еди­ня­ет нор­мы, при­да­ет им меж­ре­ги­о­наль­ный диа­па­зон, вво­дит коди­фи­ка­цию, тор­мо­зя­щую бур­ное раз­ви­тие систе­мы [Wilkoń 2000: 36]. Меж­ду тем спон­тан­ные, но сохра­нен­ные интер­нет-тек­сты харак­те­ри­зу­ют, с одной сто­ро­ны, сти­хию раз­го­вор­но­го язы­ка и неста­биль­ность нор­мы, с дру­гой — сво­е­го рода фик­са­цию это­го неста­биль­но­го состояния.

В поль­ской нор­ма­тив­ной тра­ди­ции до 1990‑х гг. суще­ство­ва­ло поня­тие язы­ко­вой нор­мы, кото­рая не под­ле­жа­ла дивер­си­фи­ка­ции: выра­же­ние, фор­ма выра­же­ния, син­так­си­че­ская кон­струк­ция при­зна­ва­лись нор­ма­тив­ны­ми или ненор­ма­тив­ны­ми, соот­вет­ство­ва­ли нор­ме или нет (см., напри­мер: [Buttler, Kurkowska, Satkiewicz 1986]). После 1989 г., когда с раз­ви­ти­ем медиа про­изо­шла экс­пан­сия раз­го­вор­но­го язы­ка, укре­пи­лась кон­цеп­ция двух­уров­не­вой нор­мы: образ­цо­вой (эта­лон­ной) и ути­ли­тар­ной (раз­го­вор­ной) [Markowski 1999; 2005a; 2005b]. Анджей Мар­ков­ский при­знал допу­сти­мость в поль­ском язы­ке форм, низ­ших, чем эта­лон­ные, вред­ной для куль­ту­ры язы­ка и обще­ствен­ной ком­му­ни­ка­ции: «Раз­ви­тие обще­ствен­но­го поль­ско­го язы­ка идет по направ­ле­нию к откло­не­нию его от кано­нов эта­лон­ной нор­мы, и это долж­но насто­ра­жи­вать. Думаю, что сле­ду­ет чет­ко под­черк­нуть тот факт, что опре­де­лен­ные ком­му­ни­ка­тив­ные ситу­а­ции и опре­де­лен­ные виды речи тре­бу­ют исполь­зо­ва­ния в них исклю­чи­тель­но утвер­жден­ных в эта­лон­ной нор­ме язы­ко­вых средств. Созда­ние обла­сти хоро­ше­го поль­ско­го язы­ка, а зна­чит, поль­ско­го, осно­ван­но­го на эта­лон­ной нор­ме, поз­во­лит сохра­нить наше­му язы­ку иден­тич­ность в про­цес­се гло­ба­ли­за­ции и обес­пе­чить ему непре­рыв­ность раз­ви­тия, связь с про­шлы­ми эпо­ха­ми. Отдель­ный, но очень важ­ный вопрос — новая коди­фи­ка­ция эта­лон­ной нор­мы поль­ско­го язы­ка. Необ­хо­ди­мо выра­бо­тать такие инстру­мен­ты, кото­рые поз­во­лят объ­ек­тив­но уста­но­вить при­над­леж­ность отдель­ных слов, их форм, свя­зей и зна­че­ний к уров­ню эта­лон­ной нор­мы» [Markowski 2007].

Изме­не­ния в медиа­сфе­ре за послед­ние два деся­ти­ле­тия, свя­зан­ные с раз­ви­ти­ем СМИ и соци­аль­ных сетей, бло­го­сфе­ры, тех­но­ло­ги­че­ских воз­мож­но­стей пуб­ли­ко­вать пись­мен­ные ком­мен­та­рии прак­ти­че­ски под любым интер­нет-сооб­ще­ни­ем, не облег­ча­ют зада­чу ни линг­ви­стам, зани­ма­ю­щим­ся язы­ко­вой нор­мой, ни медиа­линг­ви­стам. Куль­ту­ра уча­стия [Jenkins 2006] и свя­зан­ная с ней ней­тра­ли­за­ция оппо­зи­ции меж­ду про­из­во­ди­те­лем и потре­би­те­лем (см.: [Toffler 1985; Wolny 2013; Baruk 2017]), про­из­во­ди­те­лем и поль­зо­ва­те­лем (англ. user), а в ком­му­ни­ка­ци­он­ном про­стран­стве — меж­ду отпра­ви­те­лем и полу­ча­те­лем [Kita 2016b] несет в себе суще­ствен­ные изме­не­ния в соци­о­куль­тур­ном ран­ге пас­сив­ных полу­ча­те­лей. Актив­ные поль­зо­ва­те­ли новых медиа — «про­дю­се­ры» и «про­сью­ме­ры» — не до кон­ца пони­ма­ют важ­ность роли, кото­рую они игра­ют в новой диги­та­ли­зи­ро­ван­ной ком­му­ни­ка­тив­ной реаль­но­сти, т. е. в про­цес­се опо­сре­до­ван­но­го меж­субъ­ект­но­го обще­ния, кото­рое про­ис­хо­дит в основ­ном в пуб­лич­ном про­стран­стве. В кон­це кон­цов «основ­ным изме­ре­ни­ем медиа явля­ет­ся транс­ля­ция цен­но­стей, кото­рая все­гда осу­ществ­ля­ет­ся в пер­спек­ти­ве опре­де­лен­ных, созна­тель­ных или бес­со­зна­тель­ных обя­зан­но­стей и целей. Медиа уже навсе­гда впи­са­ны в logos и ethos чело­ве­че­ской жиз­ни, поэто­му они так­же явля­ют­ся про­стран­ством цен­но­стей» [Drożdż 2009: 72]. В таком отно­ше­нии авто­но­мия актив­ных участ­ни­ков сете­во­го обще­ния под­ра­зу­ме­ва­ет не толь­ко воз­мож­ность выбо­ра, но и ответ­ствен­ность за содер­жа­ние и фор­му сооб­ще­ния как сред­ства соци­о­куль­тур­но­го воз­дей­ствия и как эле­мен­та, кон­сти­ту­и­ру­ю­ще­го совре­мен­ную куль­ту­ру, вклю­чая язык и его динамику.

Поэто­му при попыт­ках сего­дня понять про­бле­му язы­ко­вой нор­мы невоз­мож­но не обра­тить вни­ма­ние на то, что актив­ные поль­зо­ва­те­ли интер­не­та дела­ют с язы­ком. Появ­ля­ют­ся кон­цеп­ции нор­ма­тив­но­го инва­ри­ан­та, рядом с кото­рым функ­ци­о­ни­ру­ет мно­же­ство ком­му­ни­ка­тив­ных норм раз­лич­ных групп, и в каж­дой из них «не столь­ко дей­ству­ют дру­гие нор­мы, сколь­ко суще­ству­ет дру­гой спо­соб вос­при­я­тия мораль­но­го обя­за­тель­ства по отно­ше­нию к чле­нам груп­пы, резуль­та­том чего явля­ет­ся дру­гой диа­па­зон кри­те­ри­ев оце­нок пове­де­ния, в том чис­ле рече­во­го (напри­мер, в опре­де­лен­ных груп­пах, сосре­до­то­чен­ных в интер­не­те, авто­ном­ной цен­но­стью ста­но­вит­ся раз­вле­ка­тель­ность рече­во­го пове­де­ния, а такой кри­те­рий, как сов­ме­сти­мость еди­ни­цы с систе­мой, вооб­ще отсут­ству­ет). Аксио­ло­гии неопле­мен (сооб­ществ, создан­ных в интер­не­те1. — Э. Ш.-Щ.) отли­ча­ют­ся от систе­мы цен­но­стей обще­ства как тако­во­го» [Kłosińska 2017: 85].

Поня­тие нор­ма­тив­но­го инва­ри­ан­та соче­та­ет в себе ори­ги­наль­ную кон­цеп­цию неди­вер­си­ци­ро­ван­ной нор­мы (в пони­ма­нии А. Мар­ков­ско­го — нор­мы образ­цо­вой) с узу­аль­ным «состо­я­ни­ем хао­са», кото­рый отра­жа­ет обще­ние в Сети и в кото­ром сле­до­ва­ло бы рас­смат­ри­вать наи­бо­лее выра­зи­тель­ные (сохра­нен­ные, задо­ку­мен­ти­ро­ван­ные) про­яв­ле­ния дина­ми­ки язы­ка, кото­рая, в свою оче­редь, отно­сит­ся как к изме­не­ни­ям, наблю­да­е­мым в опре­де­лен­ный момент вре­ме­ни, так и к вари­а­тив­но­сти язы­ко­вых явле­ний [Dolník 2010: 67; Kleszczowa 2012].

Несмот­ря на то что дина­ми­ка язы­ка и ее резуль­та­ты чаще все­го рас­смат­ри­ва­ют­ся в аспек­те раз­ви­тия язы­ка, это не озна­ча­ет, что нель­зя изу­чать их син­хро­ни­че­ски. Резуль­тат и пря­мое выра­же­ние дина­ми­ки язы­ка в син­хро­ни­че­ском выра­же­нии — акту­аль­ная вари­а­тив­ность язы­ко­вых явле­ний [Sojda 2016: 166]. Одна­ко в диа­хро­ни­че­ском и син­хро­ни­че­ском аспек­тах раз­ные воз­мож­но­сти опи­са­ния язы­ка: «Когда в исто­ри­ко-линг­ви­сти­че­ских иссле­до­ва­ни­ях речь идет о линг­ви­сти­че­ских изме­не­ни­ях, мы обыч­но фоку­си­ру­ем вни­ма­ние на ходе выбран­но­го про­цес­са, стре­мясь добрать­ся до его исто­ков. А что каса­ет­ся кон­ца, а зна­чит, эффек­та от про­цес­са, то он у нас уже есть. Такой взгляд на совре­мен­ный нам язык невоз­мо­жен. Мож­но гово­рить о нача­ле, мож­но пока­зать ход, хотя бы в пер­спек­ти­ве деся­ти­ле­тий, а то и несколь­ких лет, но каков будет эффект того, что сей­час про­ис­хо­дит, мы не зна­ем. Мы можем в луч­шем слу­чае про­гно­зи­ро­вать, пред­ви­деть, одна­ко гипо­те­зы про­ве­рить невоз­мож­но» [Kleszczowa 2012: 173].

Основ­ной при­чи­ной язы­ко­вых изме­не­ний счи­та­ет­ся чрез­мер­ная раз­мы­тость пра­ви­ла язы­ка, кото­рая не при­во­дит к появ­ле­нию «сил, упо­ря­до­чи­ва­ю­щих состо­я­ние хао­са», в то вре­мя как кос­вен­ным сви­де­тель­ством нару­ше­ния пра­ви­ла явля­ют­ся ошиб­ки и сомне­ния в выбо­ре язы­ко­вых средств [Kleszszczowa 2012: 174]. Язы­ко­вая систе­ма, одна­ко, обла­да­ет спо­соб­но­стью при­спо­саб­ли­вать­ся: она изме­ня­ет­ся, но в то же вре­мя под­дер­жи­ва­ет состо­я­ние рав­но­ве­сия, не допус­ка­ет столь­ко вари­ан­тов, кото­рые мог­ли бы осла­бить ее функ­ци­о­наль­ность [Sojda 2016: 158]. К основ­ным общим меха­низ­мам, дина­ми­зи­ру­ю­щим язык и име­ю­щим фор­маль­ную, функ­ци­о­наль­ную или фор­маль­но-функ­ци­о­наль­ную при­ро­ду, отно­сят­ся: а) суб­стан­ция, т. е. меха­низм заме­ны пер­вич­ных форм экви­ва­лент­ны­ми новы­ми или суще­ству­ю­щи­ми в систе­ме фор­ма­ми или меха­низм изме­не­ния функ­ции язы­ко­во­го сред­ства при сохра­не­нии его фор­мы и рас­ши­ре­нии зна­че­ния; б) муль­ти­пли­ка­ция, т. е. уве­ли­че­ние фор­маль­ных и функ­ци­о­наль­ных эле­мен­тов в язы­ке; в) редук­ция, т. е. умень­ше­ние или утра­та язы­ко­вых эле­мен­тов, их функ­ции или фор­мы без заме­ны дру­ги­ми [Sojda 2016: 159–160; Kralčák 2010: 460–462].

Опи­са­ние про­це­ду­ры иссле­до­ва­ния. Для пер­вич­но­го ана­ли­за были выбра­ны две лек­се­мы, син­так­си­че­ские тре­бо­ва­ния кото­рых (одно­знач­но опре­де­лен­ные язы­ко­вой нор­мой) харак­те­ри­зу­ют­ся узу­аль­ной вари­а­тив­но­стью, выхо­дя­щей за нор­му: odnośnie do czego / *odnośnie czego2 (в отно­ше­нии чего); dedykowany komu, czemu / *dedykowany / *dedykowany dla kogo, czego / *dedykowany do czego (посвя­щен­ный кому, чему). Вос­про­из­ве­де­ние в соот­вет­ствии с пра­ви­ла­ми поль­ско­го язы­ка син­так­си­че­ских схем, в цен­тре кото­рых нахо­дят­ся глав­ные сло­ва, по мне­нию Хан­ны Ядац­кой [Jadacka 2005: 150], одна из самых слож­ных нор­ма­тив­ных про­блем. Син­так­си­че­ские кон­струк­ции тако­го типа тре­бу­ют от поль­зо­ва­те­лей запо­ми­на­ния пра­вил син­так­си­че­ской связ­но­сти, что свя­за­но с труд­но­стя­ми пра­виль­но­го усво­е­ния, а затем вос­про­из­ве­де­ния таких сло­во­со­че­та­ний [Jadacka 2005: 156]. Поль­зо­ва­те­ли язы­ка долж­ны решить вопро­сы, каса­ю­щи­е­ся, во-пер­вых, выбо­ра типа соеди­не­ния: син­те­ти­че­ское соеди­не­ние и мор­фо­ло­ги­че­ская акко­мо­да­ция (напри­мер, *odnośnie kogo, czego; dedykowany komu, czemu) [Grzegorczykowa 1998: 66], во-вто­рых — под­бо­ра опре­де­лен­но­го зави­си­мо­го сло­ва или опре­де­лен­но­го пред­ло­га, напри­мер do или dla.

Наше иссле­до­ва­ние, про­ве­ден­ное на фоне нор­ма­тив­ных реко­мен­да­ций, направ­ле­но на срав­не­ние син­так­си­че­ских вари­ан­тов, появ­ля­ю­щих­ся в онлайн-текстах (интер­ак­тив­ных и неин­тер­ак­тив­ных), с вари­ан­та­ми, выбран­ны­ми в дру­гих типах сооб­ще­ний (здесь: печат­ные книж­ные сооб­ще­ния). Наи­бо­лее суще­ствен­ной вели­чи­ной, кото­рая послу­жит для заклю­чи­тель­ных выво­дов, явля­ет­ся коли­че­ствен­ное соот­но­ше­ние вари­а­тив­ных кон­струк­ций в спе­ци­аль­но подо­бран­ных для иссле­до­ва­ния кор­пу­сах тек­стов. Поми­мо вза­им­но­го, гори­зон­таль­но­го сопо­став­ле­ния дан­ных, важ­ны так­же вер­ти­каль­ные, хро­но­ло­ги­че­ские раз­ли­чия. Вре­мен­ны­ми рам­ка­ми иссле­до­ва­ния ста­ли 2000 г. (быст­рое раз­ви­тие новых медиа) и 2010 г. (пре­дель­ная дата дан­ных, содер­жа­щих­ся в Наци­о­наль­ном кор­пу­се поль­ско­го язы­ка — далее НКПЯ).

Для иссле­до­ва­ния были исполь­зо­ва­ны онлайн-тек­сты, содержащиеся:

а) в Наци­о­наль­ном кор­пу­се поль­ско­го язы­ка3, с раз­де­ле­ни­ем на интер­ак­тив­ные интер­нет-тек­сты (фору­мы, чаты, спис­ки обсуж­де­ний и т. д.) и неин­тер­ак­тив­ные онлайн-тек­сты (веб-сай­ты);

б) кор­пу­се акту­аль­ных интер­нет-тек­стов Monco PL4;

в) кор­пу­се интер­нет-фору­мов Forumowisko PL5.

В каче­стве рефе­рент­ных кор­пу­сов выбра­ны НКПЯ, сти­ли­сти­че­ски сба­лан­си­ро­ван­ный НКПЯ и кни­ги, вклю­чен­ные в НКПЯ. Наи­бо­лее важ­ным срав­не­ни­ем, бла­го­да­ря кото­ро­му мож­но понять дина­ми­ку грам­ма­ти­ки, счи­та­ем не толь­ко временны`е отно­ше­ния, но и срав­не­ние дан­ных, извле­чен­ных из интер­нет-кор­пу­сов, с дан­ны­ми из «книж­но­го» кана­ла в НКПЯ.

Выбор диа­гно­сти­че­ских при­ме­ров в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни про­из­воль­ный, хотя каж­дый из набо­ров вари­а­тив­ных кон­струк­ций пред­став­ля­ет свой меха­низм, дина­ми­зи­ру­ю­щий язык: от про­стой фор­маль­ной суб­сти­ту­ции odnośnie do czego / *odnośnie czego через фор­маль­но-семан­ти­че­скую суб­сти­ту­цию dedykowany komu/czemu / dedykowany к рас­про­стра­не­нию ненор­ма­тив­ных кон­струк­ций: dedykowany komu/czemu (в зна­че­нии ‘пред­на­зна­чен­ный для чего-то, кого-то’) / *dedykowany dla kogo/czego / *dedykowany do czego, а ино­гда даже *dedykowany pod kogo, czego / *dedykowany od kogo, czego / *dedykowany na kogo, czego. Обе кон­струк­ции отра­жа­ют пред­по­чте­ния отпра­ви­те­лей пись­мен­ных сете­вых тек­стов: поль­зо­ва­те­ли интер­не­та выби­ра­ют опи­са­тель­ные, ана­ли­ти­че­ские кон­струк­ции, а не про­стые, соот­вет­ству­ю­щие уст­ной речи.

Коли­че­ствен­ные кор­пус­ные дан­ные пред­став­ле­ны в таб­ли­цах 1 и 2, кото­рые поз­во­лят срав­нить вари­а­тив­ность язы­ко­вых явле­ний как во вре­ме­ни, так и в опре­де­лен­ном типе тек­стов или дис­кур­сов. Одна­ко изу­че­ние вари­а­тив­ных кон­струк­ций не огра­ни­чи­ва­лось толь­ко сбо­ром ста­ти­сти­че­ских дан­ных, авто­ма­ти­че­ски гене­ри­ру­е­мых поис­ко­вы­ми систе­ма­ми. Не раз при­хо­ди­лось про­смат­ри­вать все резуль­та­ты поис­ка, что­бы выде­лить толь­ко те, кото­рые удо­вле­тво­ря­ют суще­ствен­ным семан­ти­ко-кон­текст­ным усло­ви­ям. В слу­чае семан­ти­че­ско­го ана­ли­за, если при­ме­ров было до 1000, про­сле­жи­ва­лись все кон­тек­сты, если боль­ше — коли­че­ство ана­ли­зи­ру­е­мых исполь­зо­ва­ний огра­ни­чи­ва­лось 1000. Опи­са­ние совре­мен­ных язы­ко­во-ком­му­ни­ка­тив­ных явле­ний не может осно­вы­вать­ся толь­ко на коли­че­ствен­ных дан­ных, сле­ду­ет так­же учи­ты­вать соци­аль­ные, инсти­ту­ци­о­наль­ные или меди­а­усло­вия [Galiński, Liberek, Wierzchoń 2018].

Анализ примеров и характеристика результатов поиска

1) odnośnie do czego / *odnośnie czego

Выра­же­ние odnośnie do — «1) каса­ет­ся (кого/чего); 2) что каса­ет­ся» [Żmigrodzki, sine data]. В пер­вом зна­че­нии кон­струк­ция пред­став­ля­ет собой сти­ли­сти­че­ски окра­шен­ный (отно­ся­щий­ся к офи­ци­аль­ной раз­но­вид­но­сти язы­ка) пока­за­тель свя­зи, во вто­ром зна­че­нии — пока­за­тель отно­ше­ния. Ква­зи­си­но­ни­ма­ми в пер­вом зна­че­нии явля­ют­ся выра­же­ния á propos, ad, co do, w odniesieniu do, w stosunku do, во вто­ром зна­че­нии — á propos, co do, co się tyczy, jeśli chodzi o, jeśli idzie o [Żmigrodzki, sine data]. Зна­че­ния выра­же­ния и его син­так­си­че­ская струк­ту­ра слу­жат ана­ло­га­ми гла­го­лов odnosić do ‘при­зна­вать что-то, о чем идет речь; каса­ет­ся чело­ве­ка, явле­ния или ситу­а­ции, назван­ной суще­стви­тель­ным, вхо­дя­щим в состав сле­ду­ю­ще­го пред­лож­но­го выра­же­ния’ и odnosić się do ‘иметь отно­ше­ния с кем-то или чем-то, о ком или о чем гово­рит­ся’ [Żmigrodzki, sine data]; ср.: odnosić do, odnosić się do, odniesienie do, odnośnie do. Обе кон­струк­ции — odnośnie do // *odnośnie kogo, czego — исполь­зу­ют­ся осо­бен­но часто в интер­нет-ком­му­ни­ка­ции как пока­за­тель отсыл­ки: в ком­мен­та­ри­ях, на фору­мах, в отве­тах на сооб­ще­ния дру­гих поль­зо­ва­те­лей Сети, тре­бу­ю­щих ссы­лать­ся на их выска­зы­ва­ния и ука­за­ние expressis verbis меж­тек­сто­вых свя­зей. Мета­тек­сто­вый харак­тер выра­же­ния отра­жа­ет основ­ную осо­бен­ность обще­ния в Сети — гипер­тек­сту­аль­ность, кото­рая на самом деле не име­ет здесь фор­мы ссы­лок или тегов, но явля­ет­ся про­стой, вер­баль­ной, не нуж­да­ю­щей­ся в инфор­ма­ци­он­но-тех­но­ло­ги­че­ских спо­соб­но­стях ссыл­кой на дру­гой текст.

Послед­ний поль­ский орфо­эпи­че­ский сло­варь реко­мен­ду­ет как исклю­чи­тель­ную, един­ствен­но пра­виль­ную кон­струк­цию odnośnie do, ср.: «odnośnie офиц. ‘отно­си­тель­но кого-то, чего-то; по делу кого-то, чего-то; в отно­ше­нии кого-то, чего-то’. Odnośnie do kogoś, do czegoś (не: kogoś, czegoś): Uwagi odnośnie do ostatniego punktu (не: odnośnie ostatniego punktu; луч­ше: co do ostatniego punktu)6» [Markowski 2005а]. Более либе­раль­ный в нор­ма­тив­ном отно­ше­нии Słownik wyrazów kłopotliwych7 [Bańko, Krajewska 1995] при­зна­ет кон­струк­цию odnośnie kogoś, czegoś при­ем­ле­мой в офи­ци­аль­ном обще­нии8: «Кон­струк­ция odnośnie kogoś, czegoś име­ет офи­ци­аль­ный харак­тер. В изда­ни­ях по грам­ма­ти­ке эта кон­струк­ция счи­та­ет­ся излиш­ним руси­циз­мом, кото­рый мож­но заме­нить выра­же­ни­я­ми odnośnie do czegoś, w odniesieniu do czegoś, w stosunku do czegoś, wobec czegoś или менее офи­ци­аль­ны­ми w sprawie czegoś i co do czegoś. Ино­гда, впро­чем, кри­ти­ку­е­мое выра­же­ние вооб­ще мож­но про­пу­стить» [Bańsko, Krajewska 1995: 217–218].

Вопрос о выра­же­нии odnośnie (do) czego три раза обсуж­дал­ся в Цен­тре линг­ви­сти­че­ско­го кон­суль­ти­ро­ва­ния PWN, что озна­ча­ет, что, во-пер­вых, поль­зо­ва­те­ли часто спра­ши­ва­ют про эту кон­струк­цию (кста­ти, нор­ма­тив­ную кон­струк­цию при­зна­ют часто непра­виль­ной) [Rosińska-Mamej 2018: 213]), во-вто­рых, сами линг­ви­сты при­зна­ют ее труд­ной, ср.: «О выра­же­нии odnośnie czegoś мож­но ска­зать, что оно соот­вет­ству­ет обще­при­ня­той нор­ме, но не соот­вет­ству­ет нор­ме уста­нов­лен­ной. Луч­шее, что может сде­лать сло­варь в такой ситу­а­ции, это сооб­щить о столк­но­ве­нии норм. От сло­ва­рей пра­виль­но­го поль­ско­го язы­ка поля­ки ожи­да­ют, одна­ко, что­бы они были немно­го кон­сер­ва­тив­ны, так что поня­тие мно­го­пункт­ной нор­мы (как мы пред­ла­га­ем назвать осве­ще­ние в сло­ва­ре раз­ных точек зре­ния) дол­го может быть непри­ня­тым. И поэто­му новый “Сло­варь пра­виль­но­го поль­ско­го язы­ка” более эла­сти­чен, чем его пред­ше­ствен­ни­ки, посколь­ку он реля­ти­ви­зи­ру­ет нор­ма­тив­ные оцен­ки ком­му­ни­ка­тив­ной ситу­а­ции, предъ­яв­ляя, напри­мер, мень­ше тре­бо­ва­ний к раз­го­вор­ной бесе­де, чем к офи­ци­аль­ной пере­пис­ке» [Bańko 2009].

Раз­ви­тие новых медиа, рас­про­стра­нен­ность сете­вых ком­му­ни­ка­ций, мно­гое изме­ни­ли в исполь­зо­ва­нии и мар­ки­ро­ва­нии кон­струк­ции, при­знан­ной в образ­цо­вой нор­ме некор­рект­ной (табл. 1). Выра­же­ние, согла­су­ю­ще­е­ся с уста­нов­лен­ной нор­мой (odnośnie do), име­ет пре­иму­ще­ство перед ненор­ма­тив­ной кон­струк­ци­ей (odnośnie kogo, czego) в трех рефе­рент­ных кор­пу­сах. Сто­ит под­черк­нуть, что ана­ли­ти­че­ская кон­струк­ция более рас­про­стра­не­на, чем син­те­ти­че­ская, в основ­ном в под­кор­пу­сах тек­стов до 2000 г. Суще­ству­ют так­же коли­че­ствен­ные раз­ли­чия во вре­мен­ной струк­ту­ре по все­му кор­пу­су (выра­же­ние odno.nie do пре­вос­хо­дит выра­же­ние *odnośnie kogo, czego в два с поло­ви­ной раза в текстах до 2000 г., а выра­же­ние *odnośnie kogo, czego — в текстах 2001–2010 гг. в пять раз). Соот­вет­ству­ю­щие онлайн-кор­пу­сы не остав­ля­ют сомне­ний отно­си­тель­но того, какое выра­же­ние доми­ни­ру­ет в поль­ском язы­ке. Нель­зя не заме­тить, что имен­но интер­нет-ком­му­ни­ка­ция явля­ет­ся основ­ным местом попу­ля­ри­за­ции син­те­ти­че­ской фор­мы (ср. пол­ное отсут­ствие нор­ма­тив­ной струк­ту­ры в кор­пу­се, пред­став­ля­ю­щем дис­кус­си­он­ные фору­мы). В интер­нет-ком­му­ни­ка­ции это чрез­вы­чай­но попу­ляр­ная кон­струк­ция — почти 65 % выра­же­ний во всем НКПЯ про­ис­хо­дит из под­кор­пу­са интернет-текстов.

Таб­ли­ца 1. Кор­пус­ные дан­ные, каса­ю­щи­е­ся кон­струк­ций odnośnie do czego / *odnośnie czego

Тип корпусаЧисловые данные, касающиеся конструкции
odnośnie do czego*odnośnie czegoчисловое соотношение
odnośnie do czego / *odnośnie czego
Референтные корпусы
НКПЯ целый982623 4631:2
дo 2000 г.501020602,5:1
2001–2010 гг.437821 0651:5
НКПЯ сбалансированный214523991:1
дo 2000 г.9733243:1
2001–2010 гг.98020021:2
НКПЯ — «книжный» канал6494681,5:1
дo 2000 г.1291901:1,5
2001–2010 гг.5202762:1
Профилированные (интернет-) корпусы
НКПЯ — интернет-канал56015 1471:30
Неинтерактивный8930431:34
Интерактивный46311 9051:26
Monco19 651126 4301:6
Forum02000:200

И с т о ч н и к: составлена автором.

Труд­но пред­ска­зать, как будет раз­ви­вать­ся язы­ко­вая судь­ба выра­же­ния odnośnie kogo, czego, но очень веро­ят­но, что син­те­ти­че­ская кон­струк­ция вытес­нит суще­ству­ю­щую ана­ли­ти­че­скую нор­ма­тив­ную кон­струк­цию odnośnie do, несмот­ря на опо­ру в соста­ве гла­го­ла, от кото­ро­го она про­ис­хо­дит (odnosić do, odnosić się do). В поль­зу это­го сви­де­тель­ству­ет как коли­че­ство упо­треб­ле­ний син­те­ти­че­ских струк­тур, осо­бен­но в сете­вом обще­нии, так и посто­ян­ное уве­ли­че­ние важ­но­сти интер­нет-обще­ния и его вли­я­ния на дина­ми­ку язы­ка. Попу­ляр­ность кон­струк­ции в Сети, несмот­ря на ее пер­во­на­чаль­ное офи­ци­аль­ное назна­че­ние, соче­та­ет­ся с интер­ак­тив­но­стью и гипер­тек­сту­аль­но­стью сете­вых сооб­ще­ний. С одной сто­ро­ны, поль­зо­ва­те­ли упро­ща­ют струк­ту­ру, с дру­гой — охот­но исполь­зу­ют ее, хотя чаще все­го она быва­ет излиш­ней и может быть заме­не­на про­стым выра­же­ни­ем co do или свой­ствен­ным живо­му обще­нию jeśli chodzi o. Интер­нет-поль­зо­ва­те­ли выби­ра­ют офи­ци­аль­ный и немно­го искус­ствен­ный вариант.

2) dedykowany komu/czemu / *dedykowany dla kogo/czego / *dedykowany do czego

Фор­ма dedykowany — это стра­да­тель­ное при­ча­стие, создан­ное от пере­ход­но­го гла­го­ла dedykować ‘сим­во­ли­че­ски жерт­во­вать кому-то свое тво­ре­ние или дости­же­ние как выра­же­ние люб­ви, ува­же­ния или бла­го­дар­но­сти’ [Żmigrodzki, sine data] и вхо­дя­щее в состав трех обя­за­тель­ных аргу­мент­ных выра­же­ний: ktoś dedykuje coś komuś, czemuś, в пас­сив­ном исполь­зо­ва­нии — coś jest dedykowane komuś, czemuś przez kogoś. Под вли­я­ни­ем зна­че­ний англий­ско­го гла­го­ла dedicate и адъ­ек­тив­ной фор­мы dedicated (толь­ко перед суще­стви­тель­ным) ‘1. believing that an activity or idea is important and giving a lot of energy and time to it; 2. used only for one particular purpose or job’ [Cambridge Dictionary, sine data] в поль­ском язы­ке сре­ди поль­зо­ва­те­лей, свя­зан­ных с новы­ми тех­но­ло­ги­я­ми, про­изо­шло рас­ши­ре­ние зна­че­ния сло­ва. Dedykować исполь­зу­ет­ся уже не толь­ко в зна­че­нии ‘пред­ло­жить кому-то свое тво­ре­ние или дости­же­ние’, но и в зна­че­нии ‘пожерт­во­вать, посвя­тить’, а dedykowany — это ‘тот, кото­рый име­ет кон­крет­ное пред­на­зна­че­ние, раз­ра­бо­тан или исполь­зу­ет­ся для одной кон­крет­ной цели’. Изме­не­ние смыс­ла повлек­ло за собой изме­не­ние син­так­си­че­ско­го уровня.

Син­те­ти­че­ская кон­струк­ция без пред­ло­гов, кото­рая воз­ни­ка­ет гораз­до чаще, чем пред­лож­ные кон­струк­ции (табл. 2), име­ет три вари­ан­та: dedykowany komu czemu — нор­ма­тив­ный вари­ант с исполь­зо­ва­ни­ем аргу­мен­та в датель­ном паде­же (напри­мер, prace dedykowane ojcu), *dedykowany komu czemu в зна­че­нии ‘пред­на­зна­чен для чего-то или для кого-то’ — вари­ант не соот­вет­ству­ет образ­цо­вой нор­ме с семан­ти­че­ской точ­ки зре­ния (напри­мер, *program komputerowy dedykowany użytkownikom urządzeń mobilnych9); *dedykowany — фор­маль­но и семан­ти­че­ски ненор­ма­тив­ный вари­ант в функ­ции без­ар­гу­мент­но­го опре­де­ле­ния суще­стви­тель­но­го (напри­мер, *dedykowany serwer10).

Исполь­зо­ва­ние в каче­стве при­ла­га­тель­но­го без аргу­мен­та харак­те­ри­зу­ет­ся пре­по­зи­ци­ей в отно­ше­нии опре­де­ля­е­мо­го суще­стви­тель­но­го или имен­ной фра­зы, так же как англ. dedicated, напри­мер dedykowana łączność, dedykowana sieć bezprzewodowa, dedykowana linia komunikacyjna, dedykowana lampa, dedykowana soczewka, dedykowana ładowarka, dedykowana platforma trackingowa, dedykowana drukarka11. На весь НКПЯ при­хо­дит­ся один слу­чай тако­го упо­треб­ле­ния лек­се­мы dedykowany на 100 при­ме­ров. Намно­го чаще встре­ча­ет­ся нор­ма­тив­ная с фор­маль­ной точ­ки зре­ния (coś dedykowane czemuś12), но ненор­ма­тив­ная с точ­ки зре­ния зна­че­ния и семан­ти­че­ской связ­но­сти кон­струк­ция, явля­ю­ща­я­ся кон­та­ми­на­ци­ей выра­же­ний przeznaczony do czegoś или dla kogoś и kierowany do kogoś, напри­мер nowa wersja Google Maps for Mobile dedykowana użytkownikom urządzeń mobilnych; Cyborg — mysz dedykowana graczom; wyszukiwarka dedykowana dzieciom; drukarka laserowa A4 dedykowana małym i średnim przedsiębiorstwom; system operacyjny dedykowany netbookom; nawigacja dedykowana kierowcom; witryna internetowa dedykowana usłudze Simpuls13. Мно­гие из этих кон­струк­ций — совер­шен­но ненуж­ные ана­ли­тиз­мы, заме­ня­ю­щие корот­кие, про­стые и, что самое глав­ное, не вызы­ва­ю­щие ника­ких нор­ма­тив­ных сомне­ний сло­во­со­че­та­ния: system operacyjny do netbooków; nawigacja dla kierowców; mysz dla graczy; Google Maps dla użytkowników; wyszukiwarka dla dzieci14 и т. д. Син­так­си­че­ски­ми вари­ан­та­ми ненор­ма­тив­но­го в семан­ти­че­ском плане выра­же­ния, в свою оче­редь, явля­ют­ся новые син­так­си­че­ские соеди­не­ния: *dedykowany dla и *dedykowany do в зна­че­нии ‘пред­на­зна­чен­ный для чего-то или для кого-то’. Оба фор­маль­но-семан­ти­че­ских вари­ан­та мно­жат ненор­ма­тив­ное упо­треб­ле­нии кон­струк­ции coś dedykowane komuś, czemuś в зна­че­нии ‘пред­на­зна­чен­ный для чего-то или для кого-то’. Чис­ло­вое сопо­став­ле­ние про­фи­ли­ро­ван­ных (интер­нет-) и рефе­рент­ных кор­пу­сов (см. табл. 2) не остав­ля­ет сомне­ний в том, что новые син­так­си­че­ские свя­зи харак­тер­ны для интер­нет-ком­му­ни­ка­ции, а кон­тек­сты исполь­зо­ва­ния ука­зы­ва­ют преж­де все­го на их тема­ти­че­скую связь с новы­ми тех­но­ло­ги­я­ми. При этом сто­ит обра­тить вни­ма­ние на рас­про­стра­нен­ность исполь­зо­ва­ния ненор­ма­тив­ных пред­лож­ных кон­струк­ций на интер­нет-фору­мах. Кро­ме dedykowany dla / *dedykowany do исполь­зу­ют­ся так­же (прав­да, ред­ко, хотя это не еди­нич­ные экзем­пля­ры) соче­та­ния *dedykowany pod (*dedykowane pod program Photoshop; *serwery dedykowane pod gry typu Tibia), *dedykowany od (*pakiety hostingu dedykowanego od Statnet​.pl), *dedykowany na (*oprogramowanie dedykowane na systemy Linux/Windows). Таким обра­зом, мы име­ем задо­ку­мен­ти­ро­ван­ное состо­я­ние «узу­аль­но­го хао­са», кото­рое сопро­вож­да­ет­ся появ­ле­ни­ем новых язы­ко­вых единиц.

Таб­ли­ца 2. Кор­пус­ные дан­ные, каса­ю­щи­е­ся кон­струк­ций dedykowany komu, czemu / dedykowany dla kogo, czego / dedykowany do kogo, czego

Тип корпусаЧисловые данные, касающиеся конструкции
dedykowany komu, czemu*dedykowany dla kogo, czego*dedykowany do kogo, czegoчисловое соотношение dedykowany dla: dedykowany do
Референтные корпусы
НКПЯ целый71452794081:1,5
дo 2000 г. 15311:2
2001–2010 гг. 2573741:1,5
НКПЯ сбалансированный1285103392,5:1
дo 2000 г. 561:1
2001–2010 гг. 98333:1
НКПЯ — «книжный» канал339751,5:1
дo 2000 г. 121:2
2001–2010 гг. 632:1
Профилированные (интернет-) корпусы
НКПЯ — интернет-канал36922163761:2
неинтерактивный118033261:1,5
интерактивный25071243341:3
Monco88 2049756881,5:1
Forum44736261,5:1

И с т о ч н и к: составлена автором.

Выво­ды. Пред­став­лен­ные резуль­та­ты поис­ка и их харак­те­ри­сти­ка могут послу­жить осно­вой для состав­ле­ния пред­ва­ри­тель­ных выво­дов об ана­ли­зи­ру­е­мых кон­струк­ци­ях и свя­зан­ной с ними дина­ми­ке язы­ка. Иссле­до­ва­ние так­же пока­зы­ва­ет опре­де­лен­ные тен­ден­ции, с кото­ры­ми мы име­ем дело на уровне систе­мы и на праг­ма­ти­че­ском уровне, в язы­ко­вых при­выч­ках поль­зо­ва­те­лей поль­ско­го язы­ка, в том чис­ле поль­зо­ва­те­лей Сети, и вли­я­нии их рече­во­го пове­де­ния на вари­а­тив­ность язы­ко­вых явле­ний и язы­ко­вую нор­му. Они так­же могут вери­фи­ци­ро­вать опи­са­ние осо­бен­но­стей поль­ской интернет-речи.

Кор­пус­ные дан­ные, отра­жа­ю­щие охват и часто­ту встре­ча­е­мо­сти опре­де­лен­ной кон­струк­ции, пред­став­ля­ют аргу­мен­ты в поль­зу того, что образ­цо­вая фор­ма odnośnie do kogo, czego явля­ет­ся сего­дня (в основ­ном под вли­я­ни­ем интер­не­та) струк­ту­рой рецес­сив­ной, охот­но заме­ня­е­мой поль­зо­ва­те­ля­ми фор­мой *odnośnie kogo, czego. В свою оче­редь, новое ненор­ма­тив­ное с семан­ти­че­ской точ­ки зре­ния выра­же­ние *dedykowany komu, czemu в зна­че­нии ‘пред­на­зна­чен для чего-то, или для кого-то’ ста­но­вит­ся кон­струк­ци­ей экс­пан­сив­ной, мод­ной, име­ю­щей рас­ша­тан­ную, неуве­рен­ную, раз­мно­жен­ную фор­му: *dedykowany, *dedykowany do, *dedykowany pod, *dedykowany od, *dedykowany na.

Коли­че­ствен­ные срав­ни­тель­ные иссле­до­ва­ния раз­лич­ных типов кор­пу­сов при­но­сят кон­крет­ные дан­ные о вли­я­нии интер­нет-ком­му­ни­ка­ции на язы­ко­вые обы­чаи и в даль­ней­шем на язы­ко­вую нор­му. Это вли­я­ние, как пока­зы­ва­ют срав­не­ния, зна­чи­тель­но в основ­ном из-за доку­мен­ти­ро­ван­но­го харак­те­ра тако­го типа коммуникации.

Одна­ко наи­бо­лее инте­рес­ны­ми кажут­ся выво­ды, кото­рые мож­но отне­сти к осо­бен­но­стям сете­во­го обще­ния. Обе про­ана­ли­зи­ро­ван­ные кон­струк­ции и их узу­аль­ные вари­ан­ты — это ана­ли­ти­че­ские выра­же­ния, заме­ня­ю­щие более про­стые син­так­си­че­ские струк­ту­ры (здесь: co do, jeśli chodzi o или do/dla) и как тако­вые нега­тив­но оце­ни­ва­е­мые линг­ви­ста­ми, зани­ма­ю­щи­ми­ся язы­ко­вой нор­мой, хотя уже для прес­сы 1960‑х гг. пока­за­тель­но: «Если есть на выбор две фор­мы: ана­ли­ти­че­ская и син­те­ти­че­ская, выби­ра­ет­ся [в прес­се. — Э. Ш.-Щ.] пер­вая, а если такой не суще­ству­ет в язы­ке, созда­ет­ся искус­ствен­ная, сти­ли­сти­че­ски неудоб­ная, так как она рас­тя­ну­тая, тяже­лая и часто не выра­жа­ет доста­точ­но ясно мысль» ([Kniagininowa 1963: 149]; цит. по: [Burska 2016: 15]). Ана­ло­гич­но обсто­ит дело и в совре­мен­ных текстах поль­зо­ва­те­лей Сети: вме­сто про­стой и пра­виль­ной син­так­си­че­ской струк­ту­ры исполь­зу­ют­ся ана­ли­ти­че­ские кон­струк­ции — избы­точ­ные и ненор­ма­тив­ные, харак­тер­ные для офи­ци­аль­ной раз­но­вид­но­сти язы­ка, для газет­ных тек­стов или (более широ­ко) для пись­мен­ной речи (ср.: [Burska 2016: 15]). В исполь­зо­ва­нии пред­лож­ных ана­ли­тиз­мов, укреп­ле­нии их вари­а­тив­ных форм, раз­мно­же­нии ана­ли­ти­че­ских форм и их суще­ство­ва­нии в интер­нет-ком­му­ни­ка­ции сле­до­ва­ло бы рас­смат­ри­вать вли­я­ние офи­ци­аль­но­го поль­ско­го язы­ка на пись­мен­ную интер­нет-речь. Несо­мнен­но, суще­ству­ет мно­го осо­бен­но­стей раз­го­вор­но­го язы­ка, кото­рые име­ют свое отра­же­ние в интер­нет-ком­му­ни­ка­ции, одна­ко нель­зя не заме­чать вли­я­ния не все­гда луч­ших образ­цов пись­мен­но­го поль­ско­го язы­ка и закреп­ле­ния их в сохра­нен­ной сете­вой ком­му­ни­ка­ции (см. иссле­до­ва­ние о часто­те ана­ли­ти­че­ских кон­струк­ций на поль­ском теле­ви­де­нии, кото­рые сто­ят в оппо­зи­ции к доволь­но рас­про­стра­нен­но­му мне­нию об экс­пан­сии раз­го­вор­но­сти в СМИ как совре­мен­ной доми­ни­ру­ю­щей осо­бен­но­сти: [Loewe 2010]).

Совре­мен­ные инстру­мен­ты и мето­ды иссле­до­ва­ний, кото­рые предо­став­ля­ет кор­пус­ная линг­ви­сти­ка, не толь­ко не могут быть пере­оце­не­ны в систем­ных иссле­до­ва­ни­ях и иссле­до­ва­ни­ях дис­кур­са, но и долж­ны быть вклю­че­ны в медиа­линг­ви­сти­че­ские иссле­до­ва­ния. Бла­го­да­ря им и спе­ци­аль­но подо­бран­ным кор­пу­сам мож­но опре­де­лить вли­я­ние интер­нет-ком­му­ни­ка­ции на язы­ко­вые изме­не­ния и опи­сать реаль­ные язы­ко­вые осо­бен­но­сти сете­во­го обще­ния в его раз­лич­ных вариантах.

1 Ср.: «Совре­мен­ные сооб­ще­ства, кото­рые созда­ют­ся в интер­не­те, име­ют харак­тер неопле­мен [Maffesoli 2008] (соб­ствен­но веб-пле­мен [Pigla 2012]), глав­ная цель кото­рых — быть “вме­сте без цели” [Maffesoli 2008: 126]. Они реа­ли­зу­ют эмо­ци­о­наль­ные и аксио­ло­ги­че­ские потреб­но­сти инди­ви­дов и созда­ют соб­ствен­ные нор­мы — послед­нее необ­хо­ди­мо для регу­ли­ро­ва­ния функ­ци­о­ни­ро­ва­ния групп и преж­де все­го их авто­но­ми­за­ции. Язы­ки неопле­мен мож­но было бы счи­тать социо­лек­та­ми, если бы не два серьез­ных пре­пят­ствия. Во-пер­вых, социо­лек­ты — это язы­ки сред, сосре­до­то­чен­ных вокруг какой-то идеи, заня­тия или обще­го опы­та, а неопле­ме­на — это… груп­пы, создан­ные для того, что­бы быть “вме­сте без цели”. Во-вто­рых, что для наших сооб­ра­же­ний о язы­ко­вой нор­ме намно­го важ­нее — …это язы­ки, суще­ству­ю­щие в пуб­лич­ном про­стран­стве, но создан­ные груп­па­ми. Отно­ше­ние общих линг­ви­сти­че­ских образ­цов к язы­ко­во­му пове­де­нию чле­нов этих групп кажет­ся бес­смыс­лен­ным, посколь­ку это пове­де­ние санк­ци­о­ни­ро­ва­но толь­ко груп­пой, а ино­гда про­ти­во­ре­чит общим нор­мам. В таком плане сле­до­ва­ло бы гово­рить не об отсут­ствии ста­биль­но­сти одной нор­мы, а о суще­ство­ва­нии мно­же­ства раз­лич­ных норм, функ­ци­о­ни­ру­ю­щих рядом с общей нор­мой, на кото­рую они вли­я­ют» [Kłosińska 2017: 85]. 

2 Непра­виль­ные кон­струк­ции поме­че­ны зна­ком [*].

3 Общее чис­ло слов состав­ля­ет 1,5 млрд сег­мен­тов [Przepiórkowski i in. 2012].

4 Monco PL — поис­ко­вая систе­ма, кото­рая содер­жит интер­нет-тек­сты. Индекс поис­ко­ви­ка вклю­ча­ет око­ло 5 млрд слов и посто­ян­но акту­а­ли­зи­ру­ет­ся [Pęzik 2019; 2020].

5 Forumowisko PL [forumowisko​.pl] — один из мно­же­ства интер­нет-сер­ви­сов со встро­ен­ной поис­ко­вой систе­мой, кото­рый объ­еди­ня­ет око­ло 60 фору­мов в рам­ках 13 тема­ти­че­ских бло­ков.

6 «Заме­ча­ния отно­си­тель­но послед­не­го пунк­та».

7 «Сло­варь труд­ных слов».

8 Необ­хо­ди­мо обра­тить вни­ма­ние на дату выхо­да сло­ва­ря: 1995 г. Таким обра­зом, не воз­ни­ка­ет вопро­са о вли­я­нии поль­ско­го интер­не­та на измен­чи­вость кон­струк­ции в то вре­мя.  

9 «Ком­пью­тер­ная про­грам­ма посвя­ще­на поль­зо­ва­те­лям мобиль­ных устройств».

10 «Выде­лен­ный сер­вер».

11 «Спе­ци­аль­ная связь», «выде­лен­ная бес­про­вод­ная сеть», «выде­лен­ная линия свя­зи», «спе­ци­аль­ная лам­па», «спе­ци­аль­ная лин­за», «выде­лен­ное заряд­ное устрой­ство», «спе­ци­аль­ная плат­фор­ма отсле­жи­ва­ния», «выде­лен­ный прин­тер».

12 «Что-то, посвя­щен­ное чему-то».

13 «Пред­на­зна­чен для чего-то или для кого-то» и «направ­лен­ный кому-то», напри­мер «новая вер­сия Google Maps for Mobile пред­на­зна­че­на для поль­зо­ва­те­лей мобиль­ных устройств»; «Cyborg — мышь, пред­на­зна­чен­ная для игро­ков»; «поис­ко­вая систе­ма, пред­на­зна­чен­ная для детей»; «лазер­ный прин­тер A4, пред­на­зна­чен­ный для малых и сред­них пред­при­я­тий»; «опе­ра­ци­он­ная систе­ма, пред­на­зна­чен­ная для нет­бу­ков»; «нави­га­ция, пред­на­зна­чен­ная для води­те­лей»; «сайт, пред­на­зна­чен­ный для услу­ги Simpuls».

14 «Опе­ра­ци­он­ная систе­ма для нет­бу­ков»; «нави­га­ция для води­те­лей»; «мышь для гей­ме­ров»; «Google Maps для поль­зо­ва­те­лей»; «поис­ко­вая систе­ма для детей».

Ста­тья посту­пи­ла в редак­цию 21 авгу­ста 2020 г.;
реко­мен­до­ва­на в печать 23 октяб­ря 2020 г.

© Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, 2021

Received: August 12, 2020
Accepted: October 23, 2020